Сменный Кен для Барби Сменный Кен для Барби Марина - гримерша известной актрисы Джульетты Ахлоповой, трагически погибает под колесами автомобиля. В ходе следствия выясняется, что Марина накануне своей гибели обращалась в детективное агентство. Девушка жила замкнуто и одиноко, о ее личной жизни было мало что известно. Джульетта вместе с частным сыщиком Мирославом решают тайно проникнуть в квартиру погибшей, но там их ожидает настоящее потрясение. Таинственные злоумышленники буквально перевернули квартиру гримерши вверх дном! Джульетта начинает собственное расследование и ночью отправляется за город. Если бы она только знала, как ее встретит старый знакомый!.. АСТ 978-5-17-070148-3
69 руб.
Russian
Каталог товаров

Сменный Кен для Барби

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Марина - гримерша известной актрисы Джульетты Ахлоповой, трагически погибает под колесами автомобиля. В ходе следствия выясняется, что Марина накануне своей гибели обращалась в детективное агентство. Девушка жила замкнуто и одиноко, о ее личной жизни было мало что известно. Джульетта вместе с частным сыщиком Мирославом решают тайно проникнуть в квартиру погибшей, но там их ожидает настоящее потрясение. Таинственные злоумышленники буквально перевернули квартиру гримерши вверх дном! Джульетта начинает собственное расследование и ночью отправляется за город. Если бы она только знала, как ее встретит старый знакомый!..
Отрывок из книги «Сменный Кен для Барби»
Татьяна Луганцева Сменный Кен для Барби
Глава 1

– Ну что, Сонька? Или как там тебя? Роза Львовна? Любовь Орлова? Сколько у тебя еще кличек? – энергично напирал мужчина на ярко накрашенную женщину.

Та подняла на него синие глаза с густыми черными ресницами и ухмыльнулась пухлыми губами:

– Какая вам разница, гражданин начальник, как меня зовут? Я и сама уже не помню свое имя! – Женщина, демонстрируя подчеркнуто вульгарные манеры, закинула одну ногу на другую, явив миру кружевные подвязки. – Главное, что я ничего не делала из того, что вы мне тут шьете!

– А подельник твой был более сговорчивый, – поддел ее мужчина.

– На понт берешь, начальник! – затрясла она светлыми кудрями, капризно скривив кроваво-красный рот.

– Да сдал он тебя со всеми потрохами! Так что вторая ходка, и ты – рецидивистка! А поможешь следствию – отделаешься по-легкому. Так что подумай как следует, Клава или Алиса. Твой любовник выйдет через пару лет и заведет себе таких, как ты, целый гарем. А ты окажешься в тюрьме на долгие годы. Личико твое увянет, волосы поседеют, погрузнеет фигура, огрубеют руки – без салонов-то красоты… И кормить тебя тут будут не креветками в кляре и ананасами в шампанском, а жидкой и безвкусной баландой! Ну, как, Джульетта, нравится тебе такая картина? А если учесть, что тебе и так не двадцать лет, то…

И тут «подследственная» от всей души влепила «следователю» оплеуху. Тот от неожиданности крякнул и визгливо воскликнул:

– Ну что она делает?! Я так не могу!

– Стоп, камера! – раздался громкий голос режиссера. – Джулия, ну в чем дело? Почему ты несешь отсебятину? Где ты видела в сценарии, что эта девка избивает следователя? Как мы теперь продолжим сцену?! – разорялся Андрей Арнольдович.

Свет в павильоне стал меркнуть. Женщина спокойно достала из сумочки сигарету и закурила.

Данила Иванов, актер, играющий следователя, которому она закатила затрещину, зашмыгал носом:

– Дайте мне салфеток! У меня кровь течет!

Режиссер, полноватый лысеющий мужчина, все никак не мог успокоиться:

– Ну, вот как мы теперь будем снимать? У нас главный герой – с опухшей и разбитой рожей!

– А давайте снимем эпизод, где его жестоко избивают, – предложила «подследственная». – Пошел он, допустим, в булочную, а на него напали…

– Хватит! На сегодня съемки закончены! – вздохнул Андрей Арнольдович, поднимая руки.

– Это все – личное! – Красивый брюнет-следователь в очередной раз приложил окровавленную салфетку к носу.

– Я, между прочим, просила не называть меня моим настоящим именем при перечислении кличек этой мошенницы! Нет, Джульетту ему подавай! Да еще упомянул о моем возрасте!

Помощница наклонилась к уху режиссера:

– Я же вам говорила, что собрать их на одной съемочной площадке – очень плохая идея!

Все знали, что конфликтующие герои были женаты три года, потом она его бросила, и у них сохранились не лучшие отношения.

Режиссер вытер рот бумажной салфеткой.

– Ты не понимаешь, Оля, какой рейтинг у этого сериала, несмотря на то, что он еще не вышел! И только потому, что я пригласил этих двух идиотов на одну площадку!

– За идиота ответишь, – спокойно выпустила в их сторону струю дыма Джульетта Игоревна. Именно так звали эту актрису, давно уже заслуженную и всеми любимую звезду советского, так как она начала сниматься с детского садика, и российского кино.

– Ну и слух у тебя! – удивился режиссер.

– А у тебя, Даня, корни седые уже отросли, бликуют в кадре, – обратилась она к своему партнеру секс-символу. – Конечно, работа следователя трудна и опасна, и тебе седина придает солидности…

– Где?! – схватился за голову Данила, размазывая кровь по лицу. – Где гример?! Убью!

– Да она же издевается над тобой! – не выдержала и засмеялась помощница режиссера Ольга.

Главный герой побагровел и тихо застонал.

– Соберись, Даня! Ты же мужчина! Следователь! Войди в образ, у тебя же тяжелые будни! – продолжала его напрягать, храня мрачное спокойствие, Джульетта.

– Будешь со мной так разговаривать, я сообщу желтой прессе все твои интимные подробности! – выпалил он зло.

– Ну, хватит! – хлопнул в ладоши Андрей Арнольдович. – Как в боксе! Разошлись по разным сторонам ринга! За ночь соберитесь, вы ведь оба нужны в этом сериале. Тебе нужно возродиться из пепла, – обратился режиссер к Джульетте. – И на сегодняшний день лучшего партнера для тебя в российском кино нет! Нравится он тебе или не нравится! Ты была звездой и осталась ею, но пять лет вне съемок и вне театра – это гибель для актрисы. А тебе… – обратился он к Даниле, – необходимо поднять свой пошатнувшийся рейтинг. И сделать ты это сможешь только с ней, появления которой на экране ждут миллионы, а не с одной из этих молоденьких дурочек! Вы как дети, честное слово! Одна вообще решила порвать с кинематографом, другой, наоборот, примелькался там до тошноты! А сейчас все совпало! Поэтому все личное за борт! Иначе мы окажемся…

– Где? – спросил Данила.

– Не прикидывайся, тут особых пояснений не требуется! И еще… Тебя, Джулия, попрошу не распускать руки и не портить мой инвентарь, то есть лицо Дани.

– Оно, кстати, застраховано!

– Мне, Данила, от этого не легче. И я бы тебя попросил не провоцировать актрису… Как ты так можешь? Она же женщина, к тому же когда-то вы были близки. Ты прекрасно знаешь, что означает для актрисы появиться на экране через пять лет! Ты все знаешь! Мы, режиссеры, проклятые люди, мы фиксируем время на пленку, и это время остается в памяти людей! Конечно, Джульетта за пять лет практически не изменилась. Но мы видели ее в этот промежуток, а зрители нет! И они будут разглядывать ее особо пристально. А ты ей в кадре про возраст! Это непорядочно! Индейцы не дают себя даже фотографировать, считая, что пленка забирает часть души. Эх!.. – махнул рукой Андрей Арнольдович.

В прошлом он был известным актером, но потом захотел снимать свое кино, и у него это получилось. Он очень удачно вписался в новый рынок киноиндустрии, приносящий доход. Его коньком стали коммерческие сериалы очень хорошего качества, что отмечалось даже критиками, уж обычно разносившими такую продукцию в пух и прах.

– Браво! – прокомментировала Ольга речь своего босса.

Данила подошел к Джульетте и присел рядом с ней.

– Ну, ладно… Ты это… прости. Ты что, серьезно обиделась? Я же так… не со зла. Вернее, со зла, что ты бросила меня… Столько лет прошло, а я все простить не могу. Ну вот – эгоист я такой! Что делать? Ты же единственная, кто бросила меня, остальных я бросал сам. Вот и обиделся на тебя на всю жизнь. О каком возрасте речь, Джо? О чем ты? Ты посмотри на себя! Ты самая красивая и привлекательная женщина на свете! Андрей Арнольдович подтвердит.

– Она сексуальна и невероятно притягательна в кадре… как и ее мать, – кивнул режиссер.

Джульетта с благодарностью посмотрела на него. Ей ли не знать, что этот человек всю жизнь любил ее мать, с которой когда-то и учился в театральном на одном курсе. Но она была особа ветреная и обращала внимание только на статных красавцев. Невысокий и неуклюжий однокурсник остался без внимания звезды всего потока.

– Вот! Видишь, что говорит режиссер? У тебя идеальная фигура двадцатипятилетней девушки.

– Это потому, что я так и не родила! – вздохнула она.

– Родишь! Куда ты денешься? Встретишь подходящего парня и родишь! У тебя же и талия, и грудь – все на месте. Сразу видно, что в тебе течет голубая кровь. Ведь твоя прабабушка была дворянкой?

– Да, только она вышла замуж за обычного пастуха и ее с позором выгнали из Смольного института благородных девиц.

– Вот видишь! У тебя брак со мной был наследственно обусловленной ошибкой.

– Балабол ты, Даня! Но говори, мне нравится! – улыбнулась она.

– Еще бы! Я знаю, что говорить женщинам. Тем более, ты всегда чувствуешь, когда я лгу… Сейчас не лгу, и ты это знаешь. Но самое притягательное в тебе – это…

– Лицо, – подал голос оператор.

– Вот! Слышишь, что говорит профессионал? Отмечена богом! Потрясающе фотогенична. И все почему? Андрей, скажи!

– Фантастика – синие глаза, белая кожа и алые губы! И с возрастом ты становишься еще красивее! Если бы спрашивали мое мнение, то в свои тридцать пять ты прекраснее, чем была в двадцать лет.

– Вот! И он тоже говорит правду! – погладил ее по руке Даня. – С годами в женщине появляется особый шарм и сексуальность.

– То-то ты все по двадцатилетним скачешь, – недоверчиво посмотрела на него Джульетта.

– А на кого легче произвести впечатление стареющему плейбою? Не на умную, красивую, я бы сказал – шикарную женщину, а на начинающую старлетку, знающую тебя как супергероя боевиков. Молодое тело… Да у тебя тело, между нами, молодым и не снилось! – Данила вытер пот с лица.

– Как тебе сложно даются такие признания… Или уж очень хочешь сняться в этом сериале, – улыбнулась Джульетта.

– Вот все в тебе хорошо… И глаза, и грудь, и талант. Но вот одна проблема… Характер – чума! Говорят, бывают творческие люди, с которыми трудно ужиться, вот ты – высший предел! Жить с тобой вообще невозможно! – вздохнул Данила.

– Ладно… – сменила гнев на милость Джульетта, – прощен…

– Будем работать? – с надеждой в глазах спросил Данила.

– Будем… Пока нос заживает, и про мой возраст больше ни слова… А то…

– Ладно, заметано! До завтра! – Данила отошел в сторону, на ходу набирая чей-то сотовый номер.


Сколько его Джульетта знала, он всегда был таким же легкомысленным. Словно боясь стать солидным, взрослым и надежным. Продолжал соответствовать имиджу своих экранных персонажей. «Рубаха-парень», смелый, активный, герой в постели… А геройство в жизни у Данилы в основном заключалось в трате денег налево и направо, а также в пьяных дебошах, оргиях с проститутками и прочими «радостями» светской жизни.

Джульетта посмотрела ему вслед и потушила сигарету.


Она родилась в студенческой, театральной семье, у начинающей актрисы Степаниды Громовой и дипломата Игоря Марковича. Мама ее была необычайно талантлива и фотогенична, но жизнь ее оказалась короткой и яркой, как комета, пронесшаяся по ночному небу.

Уже с первого курса режиссеры драли ее на части. Преподавателей обычно раздражала слава студентов, которую, по их мнению, те еще не заслужили, но они закрывали глаза на постоянное отсутствие Степаниды на занятиях из-за съемок. Поначалу преподаватели жаждали наказать ее, поставить «неуд» за неуспеваемость. Но вот она появлялась, легкая, яркая, с огромной энергетикой, способная захватить, увлечь любого зрителя и скептика, и профессора сразу забывали о своих претензиях.

Степанида сразу же затмевала всех прилежных «отличниц» и становилась центром Вселенной. Все вопросы отпадали, и преподаватели лишь переглядывались.

«Это – талант! Это – от бога! Этого человека можно сразу выпускать на сцену, даже если она вообще учиться не будет! Такая актриса – удача для курса, для института и для театрального мира в целом», – понимал любой, кто соприкасался с ней. Степанида не умела себя беречь и жила как бы с обнаженной душой. Играла, гуляла, крутила романы… Жила, сжигала себя репетициями, съемками, встречами…

На одном из дипломатических приемов она познакомилась с очень интересным мужчиной, поразившим ее не только красотой, но и глубиной суждений. Но в роли жены Степанида себя не мыслила, решив полностью посвятить свою жизнь избранной профессии. И все же Игорю Марковичу удалось как-то изловчиться и отвести свою любимую в загс.

Степанида, казалось, до конца так и не поняла, что произошло. Она словно сыграла очередную роль. В ее поведении ничего не изменилось.

Волна разочарованных вздохов ее поклонников в институте долго не проходила.

– Зачем? Зачем так рано она вышла замуж? Перед ней был открыт весь мир! Стеша беременная, что ли? Так вот прервать карьеру! Как же он ее охмурил? Да она могла бы найти кого-нибудь и покруче!

Друзья же защищали ее скоропалительный брак.

– Оставьте их в покое, у людей искреннее чувство! Они любят друг друга! Они очень подходят друг другу! Они счастливы! И Игорь – очень подходящая партия для Степаниды. Он сдержан, умен и красив. Он молод и уже достиг многого в своей профессии. С ним она увидит мир другими глазами! Он сможет защитить ее!

– Она и без него увидела бы мир! – не унимались разочарованные поклонники. – А актрисе лучше выходить замуж за режиссера, для которого она станет музой.

Молодожены жили счастливо. Как ни странно, но интерес режиссеров к замужней актрисе абсолютно не угас. Это был как раз тот случай, когда талант оказался столь велик, что ее брали на роль ради искусства, а не ради постели.

Забеременела Степанида быстро и еще раз удивила всех безапелляционным решением – рожать, несмотря на блестящую карьеру, которая находилась теперь под угрозой. Диплом она защищала с двухлетней Джульеттой на руках и кучей предложений от театров и кинорежиссеров.

Но жизнь не всегда была безоблачной. Семейная жизнь не сложилась из-за того, что Степанида все время была на съемках, на гастролях. Работа мужа тоже предполагала длительные отъезды из дома. Его коллег обычно сопровождали жены, а Игорь Маркович все время оказывался один. Прервать карьеру Степаниды было равносильно тому, как отрезать птице крылья. И Игорь это понимал и не настаивал. Он вообще являлся очень спокойным и выдержанным человеком. Он – лед, а Степанида – пламень. Через пять лет они расстались. Игорь продолжал ее любить, а она – творить.

Джульетта жила с мамой, что называется в «свободном плавании», в творческой атмосфере. Ввод в кадр уже в три года… Но судьба ее оказалась решена даже не из-за этого… Произошел уникальный случай – она унаследовала внешность и талант матери полностью, без единой потери. Единственно, Джульетта была более сдержанна, унаследовав спокойный темперамент отца.

Она снималась, сколько себя помнила, сбившись со счета. В перерывах между съемками она учила уроки и писала письма отцу, после развода все время живущего за границей и словно не желавшего возвращаться на родину, где с каждой афиши на него смотрела его бывшая жена.

Степанида любила дочь и сильно переживала, что у той испортится психика из-за такой бешеной популярности и звездного детства. Но ничего подобного у Джульетты не наблюдалось… Звездная болезнь обошла ее стороной – у нее совершенно не было времени на всякие глупости – сплошная работа. Да и привыкла она к подобной жизни, как говориться, с пеленок.

Джульетта настолько органично жила в кадре, в игре, в какой-то чужой судьбе, что это казалось невероятным. Говорили о детской непосредственности, но непосредственность вместе с детством уходила, а колоссальный талант оставался.

Степанида высказывала опасения, что колоссальная востребованность симпатичной, ангелоподобной дочки сменится в период гадкого утенка забвением и разочарованием, как происходило со многими детьми. Но с Джульеттой этого не случилось. Кинематограф полюбил ее сразу и навсегда. Да и гадким утенком она не была, сразу превратившись в прекрасного лебедя.


После развода с мужем Степанида вела крайне свободный образ жизни, встречалась со многими мужчинами, но замуж больше не выходила. В возрасте тридцати трех лет она разбилась со своим любовником на машине, оставив четырнадцатилетнюю Джульетту в полном одиночестве.

Были и шок, и обида, и слезы, и страх, и ужас… Но жизнь продолжалась… Джульетта оказалась мужественной девочкой. Удивительным было то, что она отказалась от помощи отца, который сразу же пригласил ее к себе. В четырнадцать лет она решила жить самостоятельно.

Она не пропала без матери и продолжила сниматься и учиться. В театральный институт Джульетта поступила с первого раза и вне конкурса. Она уже была профессионалом, и, что характерно, никто даже и не заикнулся, что ее приняли по блату или благодаря авторитету матери – звезде советского кино.

Джульетта была настолько талантлива, что языки у злопыхателей прилипали к нёбу. Когда она выходила на сцену, все замолкали. Сказать было нечего.

А в личной жизни благодаря внутренней собранности и колоссальной ответственности Джулия была очень разборчива. В ее фигуру, лицо и женское обаяние влюблялись тысячи. И чем больше мужчин тянулись к ней, тем больше она замыкалась в себе. Но все-таки двое мужчин оставили отметину в ее жизни. В красавца Данилу Иванова были влюблены все девушки, и Джулии это не могло не льстить.

Страсть, взаимное притяжение, совместная игра, где он – герой, она – героиня. Ей показалось, что она нашла принца. А мамы рядом уже нет… И вот брак в восемнадцать лет, продержавшийся ровно три года.

Душевных отношений у них не сложилось из-за того, что они с Данилой оказались очень разными. И это была не та разность характеров, которая притягивает друг к другу, а та, которая отталкивает.

Джульетта – очень серьезная девушка, но с весьма непростым характером. Данила же был как раз компанейским парнем, но абсолютным шалопаем по жизни.

Что осталось после этого брака в душе Джульетты? Она решила, что никогда в жизни больше не выйдет замуж за актера. Решила, что надо сторониться красивых, самовлюбленных мужчин. И что глупо выскакивать замуж в восемнадцать лет ради секса и ощущения «взрослости».

Вскоре у Джульетты случился роман с мужчиной много старше ее, очень мудрым, все понимающим и… женатым. Два года любви, большой жизненной школы и сердечных мучений. Он был режиссером, но она принципиально не снялась ни в одном из его фильмов. Да и нехватки в предложениях ролей у Джулии не было. И разорвала она с ним тоже сама, запечатлев в памяти фотографию его семьи – жена, двое детей, трое внуков… Прямо так и ушла, на пике их отношений, поблагодарив за науку.

Режиссер этот после их разрыва слег в больницу с инфарктом, а она не пришла даже его навестить, обливаясь слезами и воя в подушку.

– Ты жестока… – говорил он ей на автоответчик.

– Я слишком в тебя влюбилась, – шептала она куда-то в потолок и понимая, что не стоит продлевать любовную агонию.

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9785170701483
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Газетная
Масса:   290 г
Размеры:   206x 135x 18 мм
Оформление:   Частичная лакировка
Тираж:   5 000
Литературная форма:   Роман
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить