Алмазный мой венец Алмазный мой венец Валентин Петрович Катаев - один из лучших русских прозаиков XX века, великолепный мастер художественной прозы, литературный язык которого свеж и выразителен. Необычный прием, созданный Катаевым, - тонкая, изящная \"зашифрованность\" действующих лиц - способствовал появлению нового своеобразного жанра мемуарной литературы. В книгу, помимо широко известного романа \"Алмазный мой венец\", вошли повести \"Святой колодец\", \"Трава забвенья\", \"Кубик\". Эксмо 978-5-699-33262-5
184 руб.
Russian
Каталог товаров

Алмазный мой венец

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Валентин Петрович Катаев - один из лучших русских прозаиков XX века, великолепный мастер художественной прозы, литературный язык которого свеж и выразителен. Необычный прием, созданный Катаевым, - тонкая, изящная "зашифрованность" действующих лиц - способствовал появлению нового своеобразного жанра мемуарной литературы.
В книгу, помимо широко известного романа "Алмазный мой венец", вошли повести "Святой колодец", "Трава забвенья", "Кубик".
Отрывок из книги «Алмазный мой венец»
Его студия, вернее довольно запущенный сарай в глубине небольшого садика, усеянного разбитыми или недоконченными скульптурами, всегда была переполнена посетителями, главным образом приезжими англичанами, голландцами, американцами, падкими на знакомства с парижскими знаменитостями. Они были самыми лучшими покупателями модной живописи и скульптуры. У Брунсвика (или как его там?) не было отбоя от покупателей и заказчиков. Он сразу же разбогател и стал капризничать: отказываться от заказов, разбивать свои творения.

У него в студии всегда топилась чугунная печурка и коленчатой трубой. На круглой конфорке кипел чайник. Он угощал своих посетителей скупо заваренным чаем я солеными английскими бисквитами. При этом он сварливым голосом произносил отрывистые, малопонятные афоризмы об искусстве ваяния. Он поносил Родена и Бурделя, объяснял упадок современной скульптуры тем, что нет достойных сюжетов, а главное, что нет достойного материала. Его не устраивали ни медь, ни бронза, ни чугун, ни тем более банальный мрамор, ни гранит, ни бетон, ни дерево, ни стекло. Может быть, легированная сталь? – да и то вряд ли. Он всегда был недоволен своими шедеврами и разбивал их на куски молотком или распиливал пилой. Обломки их валялись под ногами среди соломенных деревенских стульев. Это еще более возвышало его в глазах ценителей. «Фигаро» отвела ему две страницы. На него взирали с обожанием, как на пророка.
Содержание
АЛМАЗНЫЙ МОЙ ВЕНЕЦ. Роман
СВЯТОЙ КОЛОДЕЦ. Повесть
ТРАВА ЗАБВЕНЬЯ. Повесть
КУБИК. Повесть
Штрихкод:   9785699332625
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Газетная
Масса:   460 г
Размеры:   205x 135x 40 мм
Оформление:   Тиснение золотом, Частичная лакировка
Тираж:   3 000
Литературная форма:   Роман, Повесть
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить