Грусть не для тебя Грусть не для тебя Женщина должна быть красивой, глупой и эгоистичной, и тогда она получит все, о чем мечтает, - правило, которое Дарси Рон постигла с самого детства. И раньше это правило неизменно срабатывало... Но почему же теперь до неприличия умная «серая мышка» Рейчел увела у красавицы подруги жениха? Почему в Англии, куда Дарси приехала лечить разбитое сердце, мужчин вовсе не прельщают ее чары? Может, европейские холостяки - просто не знают, чего хотят? А может, прав Итон, друг детства Дарси, который собирается стать Пигмалионом и сделать из «пустой куколки» настоящую леди? Время покажет! АСТ 978-5-17-068233-1
69 руб.
Russian
Каталог товаров

Грусть не для тебя

Грусть не для тебя
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (1)
  • Отзывы ReadRate
Женщина должна быть красивой, глупой и эгоистичной, и тогда она получит все, о чем мечтает, - правило, которое Дарси Рон постигла с самого детства. И раньше это правило неизменно срабатывало... Но почему же теперь до неприличия умная «серая мышка» Рейчел увела у красавицы подруги жениха?

Почему в Англии, куда Дарси приехала лечить разбитое сердце, мужчин вовсе не прельщают ее чары? Может, европейские холостяки - просто не знают, чего хотят? А может, прав Итон, друг детства Дарси, который собирается стать Пигмалионом и сделать из «пустой куколки» настоящую леди? Время покажет!
Отрывок из книги «Грусть не для тебя»
Пролог.

Я родилась красавицей. Маме сделали кесарево сечение, и я появилась на свет, счастливо избежав тех деформаций и боевых шрамов, которые случаются после прохождения через родовой канал. У меня был точеный носик, полные губки и уже заметные брови. Мою голову покрывал пушок - там, где нужно, и столько, сколько нужно, - что обещало в будущем роскошную гриву и идеальную линию волос.


И, разумеется, волосы у меня выросли густые и шелковистые, цвета кофейных зерен. Каждое утро я терпеливо сидела, пока мама довивала их горячими щипцами или заплетала в замысловатые косички. Когда я пошла в детский сад, все девчонки - в большинстве своем уродливо стриженные «под горшок» - шумно спорили за право лечь спать рядом со мной во время тихого часа, чтобы трогать мой «конский хвост». Со мной делились игрушками и пропускали на горку без очереди. Делали все, чтобы заслужить мою дружбу. Именно тогда я поняла, что таков негласный закон жизни - внешность играет далеко не последнюю роль. Другими словами, уже в нежном трехлетнем возрасте мне стало ясно, что красота - это привилегии и власть.



Я окончательно уверовала в это, пока росла, по-прежнему оставаясь самой красивой девочкой среди своего все расширяющегося крута поклонников. Первой красавицей я была в средней и затем в старшей школе. Но в отличие от героинь фильмов красота и популярность не сделали меня врединой. Я правила сурово, но справедливо и вовремя приструнивала других, чуть менее популярных девчонок, если они пытались злоупотреблять своей властью. Никогда не испытывала желания замкнуться в узком кругу и неизменно оставалась верна своей лучшей подружке Рейчел. Я была достаточно красива для того, чтобы играть по собственным правилам.


Хотя, конечно, так было не всегда. Помню, в шестом классе, когда мы с Рейчел играли в «психолога», одну из наших любимых игр, я обычно исполняла роль пациентки, которая жаловалась, что страшно боится пауков и потому все лето не выходит из дома.


- Ну что ж, - говорила Рейчел, поправляя очки на переносице, и что-то царапала на листочке. - Рекомендую вам посмотреть фильм «Паутина»... Или переехать туда, где нет пауков. И принимайте вот это... - Она давала мне две витаминки и ободряюще кивала.


Так оно обычно и шло. Но однажды вечером Рейчел намекнула, что вместо вымышленной пациентки я могла бы сыграть саму себя и рассказать ей о своих настоящих проблемах. Я вспомнила о том, как мой младший братец Джереми не умолкая треплется каждый вечер за ужином, рассказывает идиотские анекдоты и всякие подробности из жизни животных. И я пожаловалась, что мои родители, очевидно, больше любят его - или, по крайней мере, просто выслушивают внимательнее, чем меня.


Рейчел откашлялась, подумала и сказала, что маленьким мальчикам нравится всех смешить и выглядеть забавными, в то время как девочки предпочитают казаться серьезнее и умнее, чем на самом деле. Она назвала это настоящей ловушкой для девочек и предупредила, что из таких обычно вырастают «пустышки».


- Где ты это услышала? - спросила я, гадая, что она подразумевает под «пустышками».


- Нигде. Просто я так думаю, - сказала Рейчел, как бы подтверждая тот факт, что ей самой это не грозит. В общем, ее теория отражала действительность. Я была красивой по общепринятым меркам, а Рейчел - хорошенькой. Тут я почувствовала легкий укол зависти - мне захотелось тоже изобретать теории и говорить умные слова.


Но потом я заметила, как Рейчел встряхивает своими жиденькими каштановыми волосами, и поняла, что у меня все в порядке. Конечно, я не могу найти на географической карте Пакистан или перевести дроби в проценты, но зато красота проложит мне дорогу в мир дорогих авто, роскошных дворцов и столового серебра. Все, что мне нужно, - это удачно выйти замуж, точь-в-точь как мама. Она не блистала умом и лишь три семестра проучилась в местном колледже, но зато на ее хорошенькое личико, миниатюрную фигурку и безупречный вкус клюнул мой замечательный папа-дантист, и с тех пор, она ни в чем нужды не знала. Мне казалось, что ее жизнь - это замечательный образец для подражания.


Я превратилась из подростка в девушку и пошла учиться в Университет Индианы - просто потому, что так было надо. Вступила в наиболее престижные женские клубы, встречалась с потрясающими парнями и четыре года подряд красовалась на обложке студенческого ежегодника «Самые классные девчонки». Особенно себя не утруждая, я получила диплом и разыскала в Нью-Йорке Рейчел, которая закончила юридический факультет и по-прежнему оставалась моей лучшей подругой. Пока она корпела над книжками в библиотеке и работала, я продолжала развлекаться, потому что быстро поняла - на Манхэттене жизнь прекраснее, чем где бы то ни было. Там были стильные клубы, дорогие рестораны и мужчины что надо. И, как и раньше, у меня была самая роскошная шевелюра во всем Нью-Йорке.


В течение примерно десяти лет, пока мы с Рейчел прокладывали себе дорогу в жизнь каждая по- своему, она не раз спрашивала меня: «Неужели тебя не заботит карма?» Кстати, впервые она заговорила о карме в средней школе, когда я списала контрольную по математике. Помню, как пыталась понять значение этого слова, вспоминая песню «Карма хамелеона», и, разумеется, так и не смогла. Позже я догадалась: она имеет в виду, что тяжкий труд, честность и воздержание всегда в конце концов окупаются, в то время как привычка получать все за красивые глаза - это что-то вроде преступления. И, как в тот день, когда мы играли в «психолога», я вдруг с тревогой подумала, что она права.


Но я сказала себе, что вовсе не обязательно превращаться в образцовую домохозяйку, чтобы не бояться загробного воздаяния за грехи. Я ведь по праву получила свою звездную работу, целую толпу друзей и потрясающего жениха - Декса Тэлера. Я заслужила квартиру с видом на Центральный парк и обручальное кольцо с бриллиантом чистой воды.


Это было тогда, когда я думала, что обрела смысл жизни. Мне непонятно было, почему люди, особенно Рейчел, все усложняют. Она может сколько угодно следовать правилам, но каков результат? Она одинока в свои тридцать лет и до ночи засиживается на работе, которую ненавидит. А мне везет так же, как и во времена нашего детства. Помню, я пыталась наставить подругу на путь истинный, советовала добавить хоть капельку радости в ее тусклую, упорядоченную жизнь. Советовала, например: «Брось эти скучные туфли в ящик для пожертвований и купи себе новые. Ты почувствуешь себя гораздо лучше, я уверена».


Конечно, это говорит о том, что я чересчур заботилась о внешнем. Но в то же время я, честное слово, и не думала, что кому-нибудь этим наврежу, в том числе и себе самой. Да, я эффектная, удачливая в любви женщина, но искренне считаю себя порядочным человеком, который заслуживает счастья. Так почему же остаток моей жизни должен быть менее блестящим, чем первые тридцать лет?!


А потом случилась катастрофа, которая заставила меня усомниться в истинности выбранного кредо. Рейчел, моя непритязательная, скромная подружка с волнистыми волосами цвета пшеницы, вдруг ворвалась в мою личную жизнь - и украла моего жениха...







1




«Прямо под дых». Это было одно из любимых выражений моего братца Джереми, когда мы были детьми. Становясь свидетелем драки на автобусной остановке или в школьном коридоре, он пронзительно, брызгая слюной от волнения, орал: «Дай ему! Дай! Прямо под дых, парень!» При этом Джереми сжимал кулаки, размахивал руками и, видимо, был очень доволен собой. Все это было много лет назад. Теперь мой брат зубной врач, работает вместе с отцом, и я уверена, что уже лет десять ему не приходилось бывать ни свидетелем, ни участником, ни тем-более инициатором потасовки.


Я давно уже не слышала этих слов - до того памятного возвращения к себе на Ист-Сайд. Я только что ушла от Рейчел и теперь рассказывала таксисту о своем ужасном открытии.


- Ого! - сказал он с грубоватым акцентом, выдававшим уроженца Куинса. - А твоя подружка, можно сказать, просто врезала тебе под дых, а?


- Да! - рыдала я, растравляя себе раны. - Именно так.



Верная, преданная Рейчел, моя лучшая подруга в течение двадцати пяти лет, которая неизменно блюла только мои интересы (или хотя бы, по крайней мере, не ставила себя на первое место!), вдруг дала мне под дых. Ударила по больному. Случилось то, чего я просто не могла предвидеть. Это все равно как если бы собака-поводырь умышленно вывела своего слепого доверчивого хозяина на проезжую часть.


Сказать по правде, все было далеко не так просто, как я рассказала таксисту. Мне только хотелось не упустить из виду основную мысль - предательство Рейчел. Да, я тоже кое в чем ошиблась, но не предала нашей дружбы.


За неделю до свадьбы я пришла к ней, чтобы сказать, что бракосочетания не будет. Мой жених Декс первым сказал мне эти ужасные слова (мол, возможно, нам не стоит жениться), но я легко с ним согласилась, потому что у меня был роман с Маркусом, одним из его друзей. В одну из душных ночей я от него забеременела. Это было так некстати. Тем более что Рейчел в начале лета слегка увлеклась Маркусом. Они ходили на свидания, но этот роман увял, когда втайне от нее я вступила с ним в связь. Я чувствовала себя просто ужасно - потому, что изменяла Дексу, а особенно потому, что лгала Рейчел. И вот я решила повиниться. Была уверена, что она поймет. Она всегда меня понимала.


Итак, я мужественно приехала в квартиру на Ист-Сайд.


- Что случилось? - спросила она, открывая дверь.


Я почувствовала себя лучше, услышав ее голос - такой знакомый и умиротворяющий. Рейчел - заботливая подруга, еще более заботливая, чем моя родная мать. Я вспомнила, сколько раз она задавала мне этот самый вопрос в течение многих лет - когда однажды в дождь я оставила открытым люк в крыше папиной машины, когда испачкала свои лучшие белые джинсы во время месячных. Она всегда спрашивала: «Что случилось?» - и неизменно своим ровным голосом, который вселял в меня надежду, говорила, что все обязательно будет хорошо. Рейчел могла уладить любую неприятность. Она успокаивала меня, когда никому вокруг это не удавалось. Я была уверена - даже обидевшись, что Маркус предпочел меня, Рейчел переживет это и скажет, мол: ничего страшного, на все Божья воля, ты не преступница - просто поддалась своим чувствам, я тебя понимаю, и Декс, конечно, тоже поймет...


Я глубоко вздохнула и вошла в ее чистенькую квартирку, а Рейчел принялась болтать о свадьбе - говорила, что она к моим услугам, готова помочь, потому что в последнюю минуту всегда возникают непредвиденные обстоятельства...


- Свадьбы не будет, - выдохнула я.


- Что? - спросила она. Губы у нее побледнели так, что стали почти неразличимы на лице. Я взглянула на нее и села на кровать. Она спросила, кто из нас решился отменить свадьбу.


Я вспомнила старшую школу. После разрыва с парнем (а в школе это очень часто случается) друзья всегда спрашивают: «Кто кого бросил? » Все хотят знать, кто был преступником, а кто жертвой, чтобы не ошибиться с сочувствием и порицанием.


Я сказала то, чего никогда не говорила в школе, потому что, если честно, парней всегда бросала я:


- Мы оба так решили... Ну, чисто формально первым был Декс. Он сказал мне сегодня утром, что не хочет свадьбы. Он сомневается, что любит меня.


Я закатила глаза. Все еще не верила, что это возможно. Думала, что единственная причина, по которой Декс хочет разрыва, - это то, что он ощущает мое равнодушие. Так всегда бывает, когда влюбляешься в другого.


-Ты шутишь? С ума сойти. И как ты себя чувствуешь?


Я рассматривала свои декорированные блестками розовые босоножки. Потом сделала глубокий вдох и, чтобы избавиться от чувства вины, призналась, что у меня роман с Маркусом. Конечно, Рейчел им слегка увлеклась летом, но ведь она с ним не спала и прошло уже несколько недель с того дня, как они поцеловались. Она просто не может обидеться.


- А ты спала? - переспросила Рейчел громким, странным голосом. Щеки у нее порозовели - верный признак гнева, но я продолжала: рассказала все в подробностях, поведала о том, как начался наш роман, как мы пытались остановиться но не смогли преодолеть безумной страсти, которая влекла нас друг к другу. Потом снова вздохнула и призналась, что беременна от Маркуса и что мы собираемся пожениться. Я готовилась к тому, что она заплачет, но Рейчел по-прежнему оставалась невозмутимой. Задала мне несколько вопросов, на которые я честно ответила. Я поблагодарила ее за то, что она не сердится, и почувствовала потрясающее облегчение оттого, что, несмотря на все это, у меня остался мой якорь надежды - лучшая подруга.


- Нет. Я не сержусь, - сказала Рейчел, убирая прядку волос за ухо.


- Надеюсь, что Декс тоже. Так же, как и Маркус. Конечно, Декс будет злиться какое-то время, но ведь он не глуп. Никто не хотел нарочно ему навредить. Просто так случилось.


А потом, едва я собралась спросить ее, согласится ли она по-прежнему оставаться подружкой невесты, если я выйду замуж за Маркуса, мир покачнулся. Я поняла, что до сих пор все шло не так, как мне казалось, и ничего уже не изменишь - я увидела часы Декстера на ночном столике моей лучшей подруги! Это, несомненно, был его «Ролекс».


- Почему у тебя на столике часы Декстера? - спросила я, в душе надеясь, что она найдет какое-нибудь логичное и приемлемое объяснение.


Но вместо этого она пожала плечами и пробормотала, что не знает. Потом сказала, что это ее часы - у нее, видите ли, есть точно такие же. Это было невозможно, особенно если учесть, что я потратила несколько месяцев на их поиски и вдобавок купила к ним ремешок из крокодиловой кожи, так что они стали выглядеть просто роскошно. И помимо того, что это были хорошо знакомые мне часы, у Рейчел дрожал голос, а лицо стало еще бледнее, чем обычно. Она многое умеет, но лгать у нее не получается. Я все поняла. Поняла, что моя лучшая подруга совершила невероятное предательство.


Все остальное было похоже на замедленное кино. Не хватало только звуковых эффектов из «Настоящей женщины» - одного из моих любимых телешоу. Одного из наших любимых - я всегда смотрела его с Рейчел. Я встала, взяла часы со столика, перевернула их и вслух прочла надпись: «С любовью, Дарси». Слова комом встали у меня в горле, стоило мне вспомнить тот день, когда я заказала эту гравировку. Тогда я позвонила Рейчел и спросила, что она думает насчет надписи. Это она предложила написать: «С любовью».


Я смотрела на нее и ждала объяснений, но она молчала. Смотрела на меня в упор своими большими карими глазами, нахмурив брови.


- Какого черта? - спокойно спросила я. А потом выкрикнула то же самое, как только поняла, что Декс, судя по всему, прячется где-то в квартире. Побежала в ванную и откинула занавеску. Никого. Потом бросилась к шкафу.


- Дарси, не надо, - сказала она, встав спиной к дверце.


- Отойди! - закричала я. - Я знаю, что он здесь!


Она отошла, и я распахнула дверцу. Разумеется, он был там - сидел, скорчившись в углу, в своих полосатых семейных трусах. Еще один мой подарок.


- Ты меня обманул! - Заорала я, чувствуя, что у меня перехватывает дыхание. Я привыкла к драмам. Я любила драмы. Но только не такие. Не такие, которые начинаются помимо твоей воли.


Декс спокойно одевался, просовывал ноги в брюки, демонстративно застегнул молнию. На лице его не было и следа раскаяния. Как будто он всего-навсего попался на том, что съел мое любимое вишневое мороженое.


- Ты мне солгал! - крикнула я, на этот раз еще громче.


- Ты сама меня обманула, - негромко сказал он. - Пошла ты, Дарси!


За все годы, прожитые с Дексом, я никогда от него такого не слышала. Эти слова обычно были моим последним доводом. Но не его.


Я предприняла еще одну попытку и завопила, не зная, кого из них атаковать первым, ошеломленная двойным предательством:


-Ты говорил, что у тебя никого нет, а на самом деле спал с моей лучшей подругой!


Я ждала, что он станет оправдываться: да, выглядит хреново, но на самом деле никакой измены не было. Но он и не собирался ничего отрицать. Декс просто сказал:


- Да ладно, Дарси. Как насчет вас с Маркусом, а? У тебя будет ребенок? Поздравляю.


Мне было нечего сказать, так что я просто ответила ударом на удар:


- Я давно все знала.


Это была ложь. Я ни за что на свете не смогла бы такое предвидеть. Потрясение было слишком сильным. В этом все дело, когда бьют под дых: удар в слабое место всегда сильнее, чем просто удар. Они мне здорово врезали, но и я не останусь в долгу, это уж точно.


- Я вас обоих ненавижу. И всегда буду ненавидеть, - сказала я, понимая, что эти слова звучат неубедительно и по-детски - точно так же много лет назад я, пятилетняя, сказала отцу, что не люблю его, как черта. Хотела испугать, ужаснуть, а он только рассмеялся над этим изощренным оскорблением.


Декса, казалось, тоже позабавило мое заявление, и я чуть не разревелась. Потом взяла себя в руки - сначала нужно уйти отсюда, а потом уже рыдать. В дверях услышала, как Декс окликает меня:


- Дарси!


Я обернулась к нему.


- Что? - выдавила я, молясь, чтобы все это оказалось просто шуткой, дурацким розыгрышем. Может, сейчас они рассмеются и спросят, как я могла подумать такое? Может, сейчас мы все дружески обнимемся?


Он сказал только:


- Можно мне забрать часы?


Я проглотила комок в горле и швырнула их ему, целясь в лицо. Они ударились об стену, пролетели по полу и замерли возле его босых ног. Я перевела взгляд с часов на лицо Рейчел.


- Ты!.. Видеть тебя не желаю. Ты для меня больше не существуешь.




2




Не помня себя, я спустилась вниз и, поделившись отвратительной новостью с консьержем, на такси, поведав эту историю таксисту, отправилась к Маркусу. Влетела в его неприбранную квартиру, когда он сидел по-турецки на полу и наигрывал на гитаре какую-то мелодию, которая отдаленно напоминала музыкальную тему фильма «Огонь и дождь».


Он посмотрел на меня с досадой и недоумением и спросил: - И что на этот раз?


Я пропустила мимо ушей «на этот раз»: он явно намекал, что со мной всегда что-то случается. С тем, что произошло сейчас, я просто ничего не могла поделать. Рассказала ему все от начала до конца, во всех подробностях. Хотела, чтобы мой новый возлюбленный возмутился. Или по крайней мере удивился. Но как я ни пыталась заразить его своим негодованием, он твердил в ответ одно и то же: «Как ты можешь на них злиться, если мы сделали то же самое? Разве мы не хотим, чтобы наши друзья тоже были счастливы?»


Я сказала, что у нас совсем другое дело и что, черт возьми, мы не хотим, чтобы они были счастливы!



Маркус продолжал бренчать на гитаре и ухмыляться.


- Что смешного? - в ярости закричала я. - Ровным счетом ничего!


- Да, может быть, хохотать не стоит, но доля иронии в этом есть.


- Нет, Маркус! И оставь в покое гитару!


Он напоследок провел по струнам большим пальцем, убрал инструмент в футляр и сказал, по-прежнему сидя с поджатыми ногами и взявшись за мыски своих грязных кед:


- Я просто не понимаю, отчего ты злишься, если мы сделали абсолютно то же самое?


- Вовсе не то же самое! - ответила я, опускаясь на холодный пол. - Хорошо, может, я изменила Дексу с тобой. Но ей-то я ничего не сделала!


- Мы же с ней встречались, - сказал он. - И пока ты не вмешалась, у нас все шло неплохо.


- У вас было несколько каких-то несчастных свиданий, а мы с Дексом помолвлены! Какой надо быть тварью, чтобы отбить у подруги жениха?


Он скрестил руки на груди и взглянул на меня:


- Дарси!


- Что?


- Ты видишь только одну сторону. Вспомни. Я - шафер Декса. Доходит?


Я фыркнула. Ну да, Маркус и Декс дружили со времен колледжа, давным-давно. Но все равно сравнивать нельзя!


- Это не то же самое. Женская дружба - святое дело; мы с Рейчел вместе уже много лет, она всегда оставалась моей самой лучшей подругой, а ты был, извини, последний номер среди шаферов. Возможно, что Декс вообще бы тебя не выбрал, если бы ему не было нужно ровно пять человек - по числу подружек невесты.


- Спасибо. Я тронут.


Я сделала вид, что не заметила сарказма, и сказала:


- И, кроме того, ты никогда не строил из себя святого, как она.


- Насчет этого ты права. Я не святой.


- Вывод таков: ты не будешь общаться с женихом своей возлюбленной, - продолжала я. - Даже с бывшим женихом. Ни сейчас, ни потом. Пусть пройдет миллион лет, но ты не будешь с ним раз­говаривать. И уж точно не на следующий день после отмены свадьбы.


Потом я засыпала его вопросами. Как он думает - у них это ненадолго? Или же это начало настоящего романа? Может, они действительно полюбили друг друга? Они когда-нибудь расстанутся?


Маркус пожимал плечами и говорил, что не знает. Или что ему все равно. А я вопила, чтобы он прекратил на все плевать и успокоил меня.


Наконец он сдался, похлопал меня по плечу и принялся отвечать на мои вопросы. Вполне приемлемо. Признал, что у Рейчел и Декса скорее всего кратковременная интрижка. Что Декс отправился к ней потому, что был расстроен. Рейчел ему вроде как напоминает меня. А она со своей стороны всего лишь его пожалела.


- И что, по-твоему, мне теперь делать? - спросила я.


- Ничего, - сказал он, дотягиваясь до коробки с пиццей, которая лежала неподалеку от футляра с гитарой. - Холодная, но все равно угощайся.


- Как будто я сейчас могу есть! - драматически воскликнула я и растянулась на полу, раскинув руки. - У меня есть только два выхода: самоубийство или убийство... Ведь это же нетрудно - прикончить их... правда?


Я ждала, что у Маркуса челюсть отвалится от такого предложения, но он, кажется, вообще ни капли не испугался. Я была разочарована. Он просто вынул из коробки кусок пиццы, свернул его пополам и сунул в рот. С минуту жевал, а потом с полным ртом заметил, что в таком случае я буду первым и единственным подозреваемым.


-Тебя отправят в женскую исправительную тюрьму штата Нью-Йорк. Оденут в полосатый балахон. Представь, ты выносишь парашу, а ветерок в тюремном дворе треплет твою робу...


Я тоже об этом подумала и решила, что предпочту смерть полосатому балахону. И снова вернулась к версии суицида.


- Отлично. Значит, убийство отпадает. Вместо этого я убью себя. Они очень сильно пожалеют, если я покончу с собой, как ты думаешь? - спросила я, больше для того, чтобы его напугать, а не потому, что мне действительно хотелось свести счеты с жизнью.


Я думала, Маркус бросится ко мне со словами, что не сможет жить без меня. Но он и не думал мне подыгрывать, как это делала Рейчел, когда мы учились в школе. Она, например, обещала, что выкинет все мамины диски с классической музыкой и проследит за тем, чтобы на моих похоронах звучали «Пинк Флойд».


- Они раскаются, когда я умру, - сказала я. - Как думаешь, они придут на похороны? Попросят прощения у моих родителей?


- Да. Наверное. А впрочем, люди быстро обо всем забывают. На самом деле они, скорее всего, забудут даже о том, кого хоронят, и сосредоточатся на фуршете.


- А как же чувство вины? - спросила я. - Как они будут с ним жить?


Он уверил меня, что от этого чувства их избавит хороший психолог. Проведя несколько часов на кожаной кушетке в кабинете, человек, которому прежде не давали покоя разнообразные «а если», начинает понимать, что только ненормальная сведет счеты с жизнью и что, несмотря даже на предательство, психически здоровые люди не прыгают под поезд.


Я поняла, что Маркус прав, и вспомнила, как в старшей школе один из наших одноклассников, Эрик Мюррей, выстрелил себе в голову из отцовского револьвера в спальне, в то время как его родители смотрели внизу телевизор. Версии были разные, но, как бы то ни было, все знали, что он поссорился со своей девушкой, Эмбер Люцетти: она бросила его ради студента колледжа, которого встретила, когда гостила у сестры в Иллинойсе. Заместитель директора вызвал Эмбер из лингафонного кабинета и сообщил ей ужасную новость. Ее страшный вопль разлетелся по всем коридорам.


Никто не сомневался, что она лишилась рассудка и окончит свою жизнь в лечебнице.


Однако несколько дней спустя Эмбер вернулась в школу и даже подготовила доклад относительно недавнего финансового кризиса. Перед ней я зачитывала свой - по поводу качества продукции в бакалейном магазине (когда говорят, что получили новые поставки, и поднимают цены, а на самом деле сбывают старые запасы). Меня удивило то, что Эмбер способна говорить внятно и спокойно, почти не заглядывая в шпаргалку, в то время как ее бывший парень покоится в земле. А еще хлеще был спектакль, который мы наблюдали, когда на Весенний бал ее пригласил Алан Хьюсак - меньше чем через три месяца после похорон Эрика.


И потому, если я хочу рассчитаться с Рейчел и Дексом, самоубийство - это тоже не метод. А значит, остается лишь одно - жить как жила, красиво и счастливо. Разве не говорят, что счастье - лучшая месть? Я выйду за Маркуса, рожу ребенка и буду наслаждаться жизнью, не оглядываясь назад.


- Эй, дай и мне пиццу, - сказала я. - Я теперь ем за двоих.


Вечером я позвонила родителям и сообщила им новости. Трубку взял отец, и я попросила, чтобы мама подошла к параллельному телефону.


- Мама и папа, свадьбы не будет. Мне очень жаль, - мужественно сказала я (может быть, даже слишком мужественно, потому что они тут же решили, что разрыв произошел исключительно по моей вине - милый добрый Декс ни за что не решится отменить свадьбу за неделю до назначенного дня).


Мама немедленно начала плакать и говорить, как она любит Декса, а отец, перекрикивая ее, просил меня не торопиться. И тут я выложила им всю эту грязную историю. Они оба замолкли разом. И молчали так долго, что я сначала подумала, будто связь прервалась. Наконец папа сказал, что это, должно быть, какая-нибудь ошибка, потому что Рейчел такого никогда не сделает. Я сказала, что сама бы не поверила, если бы собственными глазами не видела Декса, который сидел в ее шкафу в одних трусах. Разумеется, я не стала рассказывать о Маркусе и о ребенке. Мне нужна была их безоговорочная поддержка - как эмоциональная, так и финансовая. Я хотела, чтобы они считали виноватой Рейчел - соседскую девочку, которая надула их точно так же, как и меня. Верная, добрая, отзывчивая, преданная, безотказная, такая предсказуемая Рейчел...


- И что же нам делать, Хью? - срывающимся голосом спросила мама.


- Я обо всем позабочусь, - спокойно сказал отец. - Все будет в порядке. Дарси, ни о чем не беспокойся. У нас есть список гостей. Мы всех обзвоним. Свяжемся с фотографом. Ну и так далее. Просто жди. Ты хочешь, чтобы мы с мамой прилетели к тебе, как и должны были, в четверг, или купить билет тебе? Решай, милая.


Папа, что называется, работал на полном ходу, как всегда в кризисной ситуации, - например, если на улице был ураган или снежная буря или случалась еще какая-нибудь неприятность. В таких случаях кошка обычно спасалась бегством через заднюю дверь, а мы с мамой сидели и втайне восхищались им.


- Не знаю, папа. Даже не могу сейчас как следует сосредоточиться.


Папа вздохнул и сказал:


- Хочешь, чтобы я позвонил Дексу и вправил ему мозги?


- Нет, папа. Ничего хорошего из этого не выйдет. Все кончено. Пожалуйста, не звони. У меня, наконец, есть гордость.


- Этот негодяй, - вмешалась мама, - и Рейчел... Просто поверить не могу, что эта потаскушка...


- Словами тут не поможешь, - сказал папа.


- Знаю. Но не могу поверить, что Рейчел оказалась на это способна. Господи, неужели Декс действительно променял тебя на нее?!


- Сомневаюсь, - сказала я. - Мне кажется, нет никаких шансов, что они действительно будут вместе. Ведь не мог же он, в самом деле, в нее влюбиться?


- Конечно, нет, - ответила мама.


- Я уверен, что Рейчел очень сожалеет, - сказал отец. - Это был просто непорядочный поступок.


- «Непорядочный» - не то слово!


Папа исправился:


- Вероломный? Предательский?


С таким определением мама, кажется, согласилась.


- Она, наверное, всегда хотела его заполучить. Все время, что вы с ним были вместе.


- Знаю, - сказала я, чувствуя легкое сожаление оттого, что позволила Дексу уйти. Любая бы начала за ним охотиться. Я взглянула на Маркуса, ожидая, что он меня разуверит и скажет: «Ты все сделала правильно», но он уткнулся в компьютер.


- Рейчел звонила? Объяснялась? Просила прощения? - спросил отец.


- Еще нет, - ответила я.


- Она позвонит, - сказала мама. - А до тех пор держись, дорогая. Все образуется. Ты красавица. Ты обязательно найдешь себе другого. Даже еще лучше. Скажи ей, Хью.


- Ты самая красивая в мире, - подтвердил отец. - Все будет в порядке. Я тебе обещаю.

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9785170682331
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Офсет
Масса:   340 г
Размеры:   206x 134x 21 мм
Тираж:   3 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Сергеева В.
Отзывы Рид.ру — Грусть не для тебя
Оцените первым!
Написать отзыв
1 покупатель оставил отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
3
16.06.2011 14:24
Это продолжение книги Эмили Гиффин "Жених на прокат".
Интересный сюжет,уже полюбившиеся герои.Сюжет слегка наивен и предсказуем,но это не делает его не интересным.Все равно хочется дочитать до конца.
Книга интересна тем что ситуация рассматривается глазами другого героя и возникают новые подробности.
Книга для тех кто любит истории в духе "Дневник Бриджит Джонс" и другие кино романы.Много описаний переживаний,эмоций,минимальное количество брендов,что не дает ощущение глянцевого журнала,а остается книгой.
Книга понравилась.Легкая и ненавязчивая.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 1
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Грусть не для тебя» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить