Гефсиманское время Гефсиманское время Свои очерки и эссе Олег Павлов начал публиковать во время, когда в литературе отказывались даже от серьёзности реализма, шумно и празднично отдаваясь игре с реальностью. Первые очерки — о бездомных — были опубликованы в 1996 году. Они стали продолжением самого символичного рассказа писателя «Конец века», переведённого впоследствии на все мировые языки, написанного о тех, кто в современном мире «обречён только на смерть». Основой рассказа послужил реальный случай: работая в обыкновенной больнице, Павлов видел своими глазами, как погибали на санобработке бездомные, которых свозили с московских улиц со следами милицейских побоев. То, о чём писал Павлов, и до этого вызывало немало споров, хотя молодой автор был далёк от какой бы то ни было идеологии, призывая только к состраданию. Однако христианский пафос его прозы и публицистики, обнажавших до предела мир страданий человеческих, звучал как протест, в котором одни видели правдивое свидетельство о жизни, а другие «чернушный пасквиль». После Солженицына, опубликовавшего «Россию в обвале», в своих первых же остросоциальных очерках Павлов не побоялся поставить перед собой ту же задачу: «запечатлеть, что мы видели, видим и переживаем». Александр Исаевич Солженицын доверил Павлову публикацию и комментарии к части писем, адресованных в его фонд в начале 90-х годов — а он увидел и показал эту трагическую панораму народной жизни в своей работе «РУССКИЕ ПИСЬМА». Главную для писателя тему продолжили эссе, в которых как единое целое он осмысливает русскую литературу, историю, жизнь… Так, если Павлов пишет о лагерях, то в его очерках «лагерной России», соединяются исследование литературы ГУЛАГа, исторические факты и личный жизненный опыт человека, служившего лагерным охранником уже в конце 80-х годов. Достоверно, по Павлову, лишь то, что выстрадано как документ — и если мы хотим знать правду о человеке, то должны узнать её всю, какой бы ни была она неудобной или мучительной. Проникнутая этой правдой, резкостью и болью своего высказывания, изданная в 2003 году книга «Русский человек в XX веке» вызвала искренние отклики и не менее резкую критику. Так или иначе, каждый русский писатель неизбежно создаёт свой миф о России. Этот миф — его героев, пространство, время — Павлов делает предметом своего нового исследования в работе «Русская литература и крестьянский вопрос». Это не филологические очерки или интеллектуальная игра в »поиски смыслов». Такая поза и такое отношение писателю чужды. Его герой — ищущий правду. Его книги — поиск правды. Но вольно или невольно, Павлов, по сути, говорит о предоставленном каждому его свободой выборе: «Поиск правды — это поиск пути, то есть взгляд обращённый в будущее. Пути и для себя и для всех, иное — искать собственную выгоду. Стремятся к правде из чувства справедливости, осознавая, что нет спасения для тебя одного, если нет его для всех, и счастья, если нет его для всех, иное — осознавать лишь свою выгоду. «Гефсиманское время» — время выбора и страданий. По мысли автора, это время, в котором существует Россия и её история, а путь к спасению через обновление — через историческую смерть и новое рождение — снова и снова приводит на Голгофу. Но это время, соединяя и богатых и бедных, и умных, и глупых — всех, кто пережил личное горе или разделил общее — как никакое другое выражает то, что можно назвать «личностью народа». Русский писатель обращается к этому времени в поисках правды, потребность в которой становится неизбежной для каждого, когда душа требует предельной, исповедальной честности во взгляде на себя и свою жизнь. Время 978-5-9691-0651-2
346 руб.
Russian
Каталог товаров

Гефсиманское время

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Свои очерки и эссе Олег Павлов начал публиковать во время, когда в литературе отказывались даже от серьёзности реализма, шумно и празднично отдаваясь игре с реальностью. Первые очерки — о бездомных — были опубликованы в 1996 году. Они стали продолжением самого символичного рассказа писателя «Конец века», переведённого впоследствии на все мировые языки, написанного о тех, кто в современном мире «обречён только на смерть». Основой рассказа послужил реальный случай: работая в обыкновенной больнице, Павлов видел своими глазами, как погибали на санобработке бездомные, которых свозили с московских улиц со следами милицейских побоев. То, о чём писал Павлов, и до этого вызывало немало споров, хотя молодой автор был далёк от какой бы то ни было идеологии, призывая только к состраданию. Однако христианский пафос его прозы и публицистики, обнажавших до предела мир страданий человеческих, звучал как протест, в котором одни видели правдивое свидетельство о жизни, а другие «чернушный пасквиль». После Солженицына, опубликовавшего «Россию в обвале», в своих первых же остросоциальных очерках Павлов не побоялся поставить перед собой ту же задачу: «запечатлеть, что мы видели, видим и переживаем». Александр Исаевич Солженицын доверил Павлову публикацию и комментарии к части писем, адресованных в его фонд в начале 90-х годов — а он увидел и показал эту трагическую панораму народной жизни в своей работе «РУССКИЕ ПИСЬМА». Главную для писателя тему продолжили эссе, в которых как единое целое он осмысливает русскую литературу, историю, жизнь… Так, если Павлов пишет о лагерях, то в его очерках «лагерной России», соединяются исследование литературы ГУЛАГа, исторические факты и личный жизненный опыт человека, служившего лагерным охранником уже в конце 80-х годов. Достоверно, по Павлову, лишь то, что выстрадано как документ — и если мы хотим знать правду о человеке, то должны узнать её всю, какой бы ни была она неудобной или мучительной. Проникнутая этой правдой, резкостью и болью своего высказывания, изданная в 2003 году книга «Русский человек в XX веке» вызвала искренние отклики и не менее резкую критику. Так или иначе, каждый русский писатель неизбежно создаёт свой миф о России. Этот миф — его героев, пространство, время — Павлов делает предметом своего нового исследования в работе «Русская литература и крестьянский вопрос». Это не филологические очерки или интеллектуальная игра в »поиски смыслов». Такая поза и такое отношение писателю чужды. Его герой — ищущий правду. Его книги — поиск правды. Но вольно или невольно, Павлов, по сути, говорит о предоставленном каждому его свободой выборе: «Поиск правды — это поиск пути, то есть взгляд обращённый в будущее. Пути и для себя и для всех, иное — искать собственную выгоду. Стремятся к правде из чувства справедливости, осознавая, что нет спасения для тебя одного, если нет его для всех, и счастья, если нет его для всех, иное — осознавать лишь свою выгоду. «Гефсиманское время» — время выбора и страданий. По мысли автора, это время, в котором существует Россия и её история, а путь к спасению через обновление — через историческую смерть и новое рождение — снова и снова приводит на Голгофу. Но это время, соединяя и богатых и бедных, и умных, и глупых — всех, кто пережил личное горе или разделил общее — как никакое другое выражает то, что можно назвать «личностью народа». Русский писатель обращается к этому времени в поисках правды, потребность в которой становится неизбежной для каждого, когда душа требует предельной, исповедальной честности во взгляде на себя и свою жизнь.

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9785969106512
Масса:   260 г
Тираж:   1 500
Литературная форма:   Эссе
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить