Киллера заказывали? Киллера заказывали? \"Киллера заказывали? Заказ принят...\" Кто-то снова и снова звонит с этими словами на мобильные телефоны новых русских, чьи интересы схлестнулись в деле, сулящем в случае успеха гигантские барыши. И гибнут конкуренты, враги, бывшие жены и мужья, а также ставшие ненужными подельники... А потом приходит счет за проделанную работу. Расследование по делу об убийствах начинается. И главный вопрос - как таинственный киллер выходит на потенциальных клиентов? АСТ 978-5-17-061541-4
69 руб.
Russian
Каталог товаров

Киллера заказывали?

  • Автор: Борис Бабкин
  • Мягкий переплет. Крепление скрепкой или клеем
  • Издательство: АСТ
  • Год выпуска: 2009
  • Кол. страниц: 320
  • ISBN: 978-5-17-061541-4
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
"Киллера заказывали? Заказ принят..." Кто-то снова и снова звонит с этими словами на мобильные телефоны новых русских, чьи интересы схлестнулись в деле, сулящем в случае успеха гигантские барыши. И гибнут конкуренты, враги, бывшие жены и мужья, а также ставшие ненужными подельники... А потом приходит счет за проделанную работу. Расследование по делу об убийствах начинается. И главный вопрос - как таинственный киллер выходит на потенциальных клиентов?
Отрывок из книги «Киллера заказывали?»
Борис Бабкин Киллера заказывали?

– Ну вот, – подмигнул водителю молодой крепкий бородач, – теперь посмотрим, кто хозяином будет. А то разворовывают все, карманы себе набивают, а на работяг хрен забили. И государству ничего. Я считаю, что все природное – нефть, газ и электричество – должно быть государственным. И лес тоже. А у нас все уходит в карманы разных там банкиров и олигархов. Сейчас вон этого прижали, Ходорковского, нефтяного магната, он налоги не заплатил. На миллионы тянет. А все шум подняли: бизнес душат!.. Да какой, к черту, бизнес…

– А ты чего радуешься? – покосился на него водитель. – Думаешь, что-то изменится? Да черта с два, – вздохнул он. – Так и будем лес финнам да шведам отгружать.

– Хренушки! – весело возразил бородач. – Вот они, видишь, – он вытащил из потертой хозяйственной сумки картонную папку, – документики. Договоры и счета, сколько они леса отправили, куда и на какую сумму. Сейчас в прокуратуру, и пусть с ними разбираются, а мы посмотрим, чем все это кончится…

– Да сунут тому же прокурору в карман, и все по-прежнему останется. А документы эти…

– От этих не отвертятся. Тут документально все подтверждено. Мне прислали их. Так что теперь…

Неожиданно вздрогнув, бородач завалился на водителя.

– В чем дело? – дернулся тот.

«Нива», вильнув, остановилась у обочины.

– Ты чего? – Водитель попытался оттолкнуть бородача и почувствовал на руках кровь. Замер. Его голова дернулась влево. На правом виске было видно входное отверстие пули. К машине бежал человек в камуфляже с закрытым маской лицом, со снайперской винтовкой. Подбежав, открыл дверцу со стороны водителя и выдернул его. Откинув сиденье, без видимых усилий положил труп водителя назад. Затем сел за руль. Винтовку положил на труп водителя. Завел машину.


– Уехал Лапин. – Один из троих обрубавших ветви лесорубов положил топор. – В Вологду поехал. А вам-то он на кой хрен сдался?

– У него брат умер, – ответил мужчина в джинсах и синей рубашке.

– Так в курсе мы, – кивнул лесоруб. – Лапин на похороны не поехал, потому как болел. И бумаги какие-то ему от брата пришли. А зачем все-таки он вам понадобился?

– Значит, бумаги были? – быстро спросил молодой мужчина в темных очках.

– Ага, – кивнул лесоруб. – Вам, видать, бумаги нужны, а не Лапин. А братана его хлопнули или как? – криво улыбаясь, поинтересовался он. – Видать, что-то не поделили бизнесмены хреновы. – Он взглянул на своих товарищей.

Те засмеялись.

– Да уж чего смешного, – сказал, подходя, седобородый мужчина, – когда убивают. Время сейчас, видно, такое звериное настало… – Он осуждающе посмотрел на лесорубов. – Людей хороших убивают, а остальные посмеиваются.

– Да уж не больно он и хорош был, – проговорил лесоруб с шестом-толкачом. – Тоже больше о себе думал, чем…

– Славка все-таки и нам прилично отстегивал, – не согласился первый лесоруб. – Видать, за это его и кончили. Помнишь, сколько раз Славка на своих компаньонов с кулаками кидался? Они же норовили себе побольше…

– Хватит, мужики, – остановил их седобородый. – Видите, как уши навострили, – кивнул он на мужчину в темных очках и сидевшего за мускулистым водителем худого старика. – Отсутствует Лапин, – сказал он им. – Чего вы тут стоите-то?

– Вот что, мужички, – усмехнулся мужчина в очках. – Дело, конечно, ваше, но мой вам совет: попридержите языки, а то ведь и укоротить могут.

– Ты никак пугать нас удумал? – качнул головой седобородый.

Один из лесорубов коротко свистнул. К ним со всех сторон стали быстро подходить люди. У некоторых в руках были топоры, у троих – багры, двое шли с двустволками. Распахнувший дверь водитель хотел выйти из машины, но, увидев окружавших джип рабочих, замер.

– Поехали! – коротко бросил пожилой.


Рука в кожаной перчатке сунула папку в сумку и поставила сумку на переднее сиденье «уазика». Убийца открыл дверцу «Нивы», вдавил педаль тормоза, положил на нее большой плоский камень и снял машину с ручного тормоза. Захлопнув дверцу, через открытое окно палкой столкнул камень с педали. «Нива» медленно двинулась по пологому склону. Набирая скорость, доехала до обрыва и плюхнулась в болотную жижу. Минут через пятнадцать машина затонула.


– Надо мужиков этих на место ставить, – зло сказал сидевшему рядом пожилому мужчина в темных очках.

– Не тебе решать, – осадил его тот. – Знай свое место. А вот то, что бумаги у Лапина, усложняет дело. Неясно, что это за бумаги, но они есть, и их следует найти. Позвонил бы Илья раньше, все бы давно было решено.


– Обещал приехать, – посмотрев на часы, сказал невысокий плотный капитан милиции. – Я не знаю, что у него там за документы, но он говорил – что-то важное.

– И где же он? – недовольно спросил сидевший за столом мужчина в прокурорском мундире. – Ждать дольше у меня времени нет. Если твой Лапин приедет, посмотри, что у него за документы. Если что-то действительно стоящее, позвони. А мне пора. – Прокурор встал.

Капитан витиевато выругался и покачал головой:

– Не мог Толик не приехать. Что-то случилось. У него брата убили, зарезали в подъезде десять дней назад. Он с одной фирмой работал. Те и лес продают, и мебель сами изготовляют по шведской технологии. А Толик говорит, что брата убили из-за того, что он махинации компаньонов знал. Милиция утверждает, что это была пьяная драка. Тех, кто убил Лапина, взяли. А Толик уверен, что брата убрали компаньоны. И обещал привезти какие-то документы.

– И где же он? В общем, вот что, Сысоев, если приедет…

– Понял, – кивнул милиционер и посмотрел на часы. – Что-то произошло, – пробормотал он. – Я ведь предлагал заехать за ним. А он свое твердил: договорись с каким-нибудь честным следователем из прокуратуры, а бумаги будут. Надо позвонить, узнать, что случилось.


– Профукали мы, – недовольно говорил в сотовый пожилой. – Какого хрена ты раньше не звонил? Как у него оказались все эти ксивы? Как ты это прозевал?

– Он мне звонил вчера, – быстро отозвался нервный мужской голос, – и сказал, что теперь мы все сядем на скамью подсудимых и будем лес пилить сами. И добавил, что мы не откупимся, поскольку у него на руках документы и счета. А этого мы как раз и опасались. Налоговая полиция начнет, а кончится дело…

– Ясненько. В общем, Анатолия на делянке нет. Укатил, говорят. И скорее всего в город. У меня среди работяг стукачок имеется, он и шепнул мне, что к Анатолию участковый частенько заныривает. А ментяра этот, Сысой, та еще псина. Он много братвы попрятал и не боится ни хрена. Но его подставили со взяткой. Думали, вышибут Сысоя, но хрен. Участковым поставили, вроде как временно. Он, пес поганый, начал шерстить по-черному. Много наших погорело. И убрать его пытались. Но он как заговоренный, пес легавый. А тут бабки клевые маем и вроде не пачкаемся ни в чем. В общем, скорее всего Толька к Сысою и покатил. Раньше бы звякнул ты, и все было бы путем. Да и сейчас не вечер, сделаем что-нибудь.

– Очень на это надеемся, – отозвался абонент. – Вы, Леонид Игнатьевич…

– Хорош тебе, – недовольно остановил его пожилой, – кончили базар. – Он отключил телефон. – Если в натуре Пашка к Сысою нырнет, то будем маять неприятности. Но тогда Сысоем придется заняться всерьез. Вызовем профессионального киллера, а то наши бакланы не могут грамотно в этом направлении работать.

– Я же предлагал нанять, – покачал головой мужчина в темных очках. – И…

– Закрой пасть, Шустрый, – недовольно перебил его Леонид Игнатьевич. – Звякни Каштану, пусть соберет наших. Надо перетереть, что делать.

Шустрый пошел к стоявшему на столике телефону.

– И вот еще что, – проговорил Леонид Игнатьевич, – надо выяснить насчет Сысоя. Если Толька нырял к нему, придется делать мусора по-быстрому и у него дома прошмонать хорошенько и бумаги взять.


«Наверняка что-то случилось, – думал Сысоев. – Он бы давно приехал. Скорее всего убили и бумаги забрали. – Он вздохнул. – Поехал он с Горюновым на „Ниве“. Надо проверить по постам ГИБДД».


– Понятно, – кивнул полный мужчина в халате, вытирая полотенцем мокрые волосы. – И когда я могу получить?… – слушая абонента, усмехнулся. – Это несерьезно. В общем, давай так – ты привозишь товар мне, а я сразу отдаю тебе всю сумму. Годится? – Выслушав ответ, поморщился. – До чего же ты недоверчив! – Он снова стал слушать. – Ладно, согласен. Но все же предупреждаю – никаких попыток шантажа. Больше потеряешь, чем приобретешь.

Отключив сотовый, довольно улыбнулся.

– Ну вот, – прошептал он. – Теперь, надеюсь, все у меня получится.

– Гриша, – в комнату заглянула блондинка, – я купила все, что ты просил.

– Отлично! – улыбнулся он. – Вовремя. Я как раз получил приятную новость. Так что давай, Инна, неси все сюда. Это стоит отметить, – подмигнул он ей. – Я все-таки возьму за горло этих гиен. Теперь-то они никуда не денутся и отдадут мое. Точнее, наше, – улыбаясь, поправил он себя. – Анютка пришла?

– У нее занятия до пяти, – ответила Инна.

– Вот что… с Анюткой будут ходить двое моих. И не спорь, – увидев, что жена хочет возразить, добавил он. – Надеюсь, ты понимаешь, с кем мы имеем дело?

– А может, не надо? – Инна печально вздохнула.

– Я не намерен дарить то, что принадлежит мне. А сейчас у меня есть реальный шанс получить если не все, то большую часть того, с чего когда-то начал твой отец. Помнишь, он перед смертью вызвал меня к себе, и мы с ним долго говорили… Петр Сергеевич умолял меня все вернуть. И я сделаю это. Просто долго искал стопроцентную возможность. Воевать с ними мне было никак нельзя, меня уничтожили бы. Мне Петр Сергеевич тогда и подсказал: «Ты, зятек, наблюдай за ними. Они обязательно где-то промашку дадут, тогда и прижимай их и спуску не давай. Конечно, могут попытаться и убрать тебя, но уж будь внимателен…» Сейчас у меня есть шанс, и я воспользуюсь им. Другого уже не будет. Я и так потратил немало денег, так что теперь своего не упущу. А Анютке объясни, что сейчас время такое, мы будем чувствовать себя гораздо спокойнее, если она будет не одна. Ведь бьют по самому дорогому. А ребенок – что может быть дороже?…

– Но ты ведь понимаешь, – сдержанно заговорила Инна, – что если они что-то задумают, то твои двое громил ничего не смогут поделать. И я не прощу тебе, если…

– Все будет нормально! – Муж поцеловал ее. – Мои парни не так уж просты.

– Я тебя предупредила, Ировский, – вздохнула Инна. – И если с Анютой что-то случится из-за твоих дел, я тебя сама пристрелю.

– Молодец ты у меня! – Григорий улыбнулся.


– Ну вот, – молодая шатенка облегченно вздохнула, – начало положено. Теперь-то я их всех буду на поводке держать.

Налив в фужер вина, она сделала несколько маленьких глотков. Закурила. Посмотрела на лежавший перед ней на столе сотовый.

– Надо будет обратиться к Лео, – сказала она. – У него есть бандюки. А то что-то страшно мне, уж больно неожиданно все началось. Телефонный звонок и вопрос: киллера заказывали? Я даже растерялась и отключила телефон. Он позвонил снова, сказал: беру недорого, аванс сразу. И отключился. Я потом вспомнила, что говорила про киллера в кафе. Там сидели трое. Я стала им звонить и осторожно говорить о моем желании нанять киллера. Спустя некоторое время мне позвонила женщина. Она сказала, что киллер имеется. Я рискнула и согласилась, даже не зная, от кого исходит это предложение. Правда, до сих пор боюсь.

– Зато, похоже, уже все получилось, – усмехнулась сидевшая на диване крепкая женщина. – Ты, видно, неверно поняла. Кто-то наверняка знал о твоем стремлении убить бывшего мужа и сделал это, а тебя поставил перед фактом. Ведь было известно, что ты ненавидишь Славку. Но я почему-то была уверена, что в первую очередь ты разделаешься с…

– Нет, – перебила шатенка, – она должна жить. Сейчас она стала нищей, – усмехнувшись, торжествующе проговорила она. – И это настоящая месть. Ты бы, Ангелина, видела ее лицо, когда она узнала, что у нас со Славкой есть дочь и что все отписано ей. Ради этого я все и делала. А теперь…

– Но ты, Милка, получила деньги только с двух счетов, – перебила ее Ангелина. – Все остальное…

– Уйдет его компаньонам, – подытожила Мила. – А у меня пятнадцать процентов акций в мебельном производстве. И лес – около пяти. Конечно, Славка имел гораздо больше, но я решила не ссориться с его компаньонами.

– Они догадываются, кто убрал Славку?

– А мне все равно, пусть думают что хотят. Главное, я свое получила и оставила эту сучку нищей.


– И что теперь? – недовольно посмотрел на стоявшего около двери молодого мужчину полный лысый человек. – Все было у Лапина, он вел все дела. А теперь мы остались, мягко говоря…

– Все останется так же, – негромко заверил тот. – Только доля ваша будет несколько больше.

– Сколько получила его бывшая?

– Пятнадцать процентов от производства и от лесопромысла около пяти.

– На кой хрен ей дали это? Обошлась бы. А бабе нынешней?

– Ничего. Все было завещано дочери от первого брака.

– Значит, все получила Милка, – пробормотал лысый. – Да ладно, не убудет у нас. Но кто мог убить Славку? Наверняка подозревают в первую очередь нас. И знаешь, у меня по этому поводу тоже имеется подозрение. Нужно все хорошенько проверить, а то как бы мне не оказаться следующим. Хотя, может, эти хреновы уголовнички Славку и шлепнули. Зачем они понадобились? Тоже мне крыша, мать их в печенку.

– Знаете, Константин Федорович, – вздохнул молодой, – в этом промысле воры в законе…

– Да брось ты, Эдик! – отмахнулся тот. – Сейчас самая надежная крыша – милиция или ФСБ. А договориться с ними нетрудно. Конечно, если дело не отдает чистой уголовщиной или, не дай Бог, спонсорством террористов. А ведь многие в Чечню немалые деньги вкладывали. Вот и Березовский яркий тому пример, да и…

– Не нужно о политике, Константин Федорович, – осмелился остановить его Эдуард. – Насчет убийства Лапина вы правы. Я тоже думал об этом. Его убивать вроде не за что, но я вспомнил его младшего брата Анатолия. Он ведь сразу был против вывоза леса и постоянно поднимал тему оплаты труда лесорубов.

– Дело-то как раз в этом, – проворчал Константин Федорович. – Вроде Славик какие-то бумаги против нас держал. Говорил – скоро вас за горло возьму, никуда вы не денетесь. Конечно, может, это пустой разговор был. Однако кто его знает, вполне вероятно, он кое-что припрятал. Но если договоры и счета заинтересуют налоговиков, тогда наши дела будут интересны и прокуратуре. А этого очень не хотелось бы допустить. В общем, я надеюсь, что Вячеслав только говорил, а на самом деле ничего подобного не собирался предпринимать.

Прозвучал вызов сотового.

– Слушаю! – Константин Федорович взял сотовый.

– Киллера заказывали? – услышал он.

– Что? – нахмурился Константин Федорович. – Какого черта? Что за шутки, черт бы вас подрал!

Раздались короткие гудки.

– Чертовщина какая-то, – удивленно пробормотал он. – Ну и шуточки!..

– Что такое? – спросил Эдуард.

– Да ерунда. Спросили – киллера заказывали?

– Какого киллера? – не понял Эдуард.

– Да я ж говорю, чертовщина какая-то.

И снова раздался вызов сотового.

– Ну! – схватив трубку, закричал Константин Федорович. – Я тебя…

– Ты чего, Повар, – услышал он насмешливый голос, – не доел, что ли?

– Макарыч, – нахмурился он, – это ты?

– А ты еще какого-то звонка ждешь?

– Да тут только что звонил какой-то юморист, спросил: киллера заказывали? Вот я и подумал…

– Так мне минут десять назад тоже звонили, так же спросили. Это что же за шутник?

– Да и мне хотелось бы знать. Странно… Мне такие предложения не нравятся. Уж не милиция ли нас провоцирует?

– Да перестань ты, на такое они еще не способны. А вот этого шутника найти следовало бы. Значит, и ты получил вопросик?… Ну ладно, мои ребята проверят, откуда был звонок. Сам знаешь, сейчас с этим делом легко. Ну а если…

– Если выйдут на этого шутника, – не дал договорить ему Повар, – сразу мне сообщи. Да и у остальных надо бы узнать.

– А тебя-то почему вдруг за остальных волнение обуяло? Каждый сам по себе. К тому же ты уверен, что это не их шуточки? Как тебе такой вариант?

– Вообще-то ты верно говоришь, – подумав, согласился Повар. – Но если что-то узнаешь, сразу мне сообщи. Уж больно мне хочется этого шутника за язык подергать.


– Да. – Плотная женщина с короткой стрижкой поднесла к уху сотовый телефон.

– Киллера заказывали? – спросили ее.

– Это не ко мне, – спокойно ответила она. – Мужа нет дома. Перезвоните через час или полтора. – Послышались гудки отбоя. – Идиот! – отключив телефон, недовольно проговорила она. – А если нас в связи с убийством Лапина прослушивают?

– Елизавета Юрьевна, – в комнату вошла молодая женщина в ажурном белом передничке, – что готовить на ужин?

– Вечером нас не будет. Так что, Даша, можете отдыхать. Но в шесть утра вы должны встретить Анну, мою сестру. Когда она отдохнет, пусть едет на дачу.

– Ильи Степановича тоже не будет?

– Не знаю и знать не желаю. Зачем ты спрашиваешь? Ведь знаешь, что мы разводимся!

– Извините, – испуганно пробормотала Дарья.

– Никогда больше не вспоминай при мне о нем, – резко заявила Елизавета Юрьевна. В глазах Дарьи мелькнула усмешка. – И вот еще что… передай Степанову, чтобы больше сюда по его делам не звонили. Не забудешь?

– Конечно, нет.
* * *

– Погоди-ка, – непонимающе посмотрел на лысого молодого мужчину коренастый пожилой человек. – Прямо так и спросил – киллера заказывали?

– Да, – кивнул тот. – Звонок по сотовому. Я, признаться, обалдел и не знал, что ответить. А он телефон отключил. Голос совершенно незнакомый, да и не шутят так.

– Во дела! Ты, случаем, дорогу никому не перешел?

– Да я вообще никуда не суюсь, поэтому и пришел к вам. Неспроста это…

– Понятное дело. Здесь намек какой-то… Киллера заказывали? – повторил он. – То есть, получается, кого-то убирать надо, а может, тебе предупреждение. Но тогда, выходит, это всех нас касается. Надо найти этого типа. Надеюсь, ты номер, с которого звонили, узнал?

– Как-то растерялся я и, откровенно говоря, испугался.

– Без страха только в дурдоме живут. А найти этого шутника надобно. И я найду.


– Из уличного автомата, – сказал невысокий длинноволосый парень. – Да я сразу был уверен, что никто не будет звонить с домашнего телефона.

– Успокоил, – недовольно проговорил Повар. – Как же вычислить этого юмориста?

– Хрен его знает, – пожал плечами длинноволосый. – Может, еще раз звякнет с мобильного?

– Вот что, Огурец, – Повар посмотрел на стоявшего у двери крепкого парня, – усиль охрану. И чтобы все точки, откуда можно выстрелить, были под контролем. Ясно?

– Ладно, – пережевывая жевательную резинку, кивнул тот.

– Да не чавкай, как верблюд! – закричал Повар.

– Ладно!.. – выходя, усмехнулся Огурец.


Крестик снайперского прицела скользнул по двум дверям подъезда многоэтажного здания, потом стал медленно спускаться по широким ступеням.

– Двенадцать, – прошептал снайпер. Так же медленно стал опускать винтовку ниже. – До машин восемь метров. Охрана идет по бокам. Впереди может быть только старший. Успею. Но придется для верности в хозяина две всаживать. А если подфартит, и двумя на обоих обойдусь. Пора, господа, платить по счетам.


– Что? – спросил рослый молодой мужчина. – Чтоб по моим делам не звонили? Но…

– Я вам, Михаил Васильевич, сказала только то, – ответила Даша, – что просила передать Елизавета Юрьевна.

– Понятно, – кивнул тот. – Хотя, если честно, вообще-то я ничего не понял. Ей что, звонил кто-то по моим делам?

– Не знаю. Когда она уезжала, то велела сказать вам…

– Ладно. Сейчас я кое-что положу в сейф и поеду к ней. Илья здесь еще появляется?

– Был позавчера. Я сегодня спросила…

– Можешь не продолжать, – рассмеялся Михаил. – Она спустила на тебя свору собак. Точнее, спустила бы, если бы у нее эта самая свора была.

– Знаете, – горничная вздохнула, – лучше бы у нее была эта самая свора.

– Прими добрый совет – никогда и никому не говори об этом, иначе можешь пожалеть. Это серьезно. Я сделаю вид, что от тебя ничего не слышал. Есть вещи, о которых даже говорить с кем-то уже опасно. Надеюсь, ты меня поняла?

– Спасибо. Вы такой… – Даша помолчала мгновение. – Не понимаю, что вы можете иметь общего…

– Перестань, Дашка! – рассмеялся Михаил. – Не драматизируй! Если я тебе нравлюсь или ты просто решила поправить свои финансовые дела за мой счет, я готов. Конечно, при условии, что о нашем романе не прознает твоя хозяйка. А то…

– Да как вы смеете? – возмущенно перебила его Даша и вышла.

«Или умна, – мысленно отметил Михаил, – или действительно честна. Потому что не продолжила. Обычно в таких случаях набивающие себе цену шлюхи продолжают негодовать. А она хорошенькая… Приодеть ее, и вполне можно на прием к королевской чете. Надо будет заняться ею поплотнее. Конечно, сначала придется решить проблему с ее хозяйкой. – Михаил взглянул на часы. – Пора ехать. Но сначала бумаги… – Взяв дипломат, он вошел в комнату, сунул в сейф два ключа, набрал код. Потом вывел три буквы и открыл дверцу. Через узкую щель ведущей в соседнюю комнату двери на него внимательно смотрела Даша.


Ствол винтовки медленно высунулся из-за шторы приоткрытого окна. Замер. Раздался короткий щелчок.


– Наконец-то явился! Где ты был? – отступив, проговорила Елизавета.

– Лиза, – недовольно сказал вошедший Михаил, – я же просил не зацикливаться на моих делах. Мое – это мое. Если же ты будешь по-прежнему лезть в мои дела, то ничего у нас с тобой не получится. И кстати, что за странная просьба, переданная мне…

– А ты не считаешь странным, что мне позвонил киллер, которого ты…

– Постой, какой киллер? О чем ты?

– Я поднимаю трубку и слышу мужской голос: киллера заказывали? А ты…

– Ты это серьезно? – изумленно перебил он.

– А ты думаешь, я шучу?

– Что-то не пойму я, о чем ты?… – пристально глядя ей в глаза, процедил Михаил.

– Я повторяю: меня спросили – киллера заказывали?

– Вот это новость! – хмыкнул Михаил, недоверчиво глядя на нее.

– Я тебе серьезно говорю!

– Погоди… А почему ты решила, что это для меня?

– А для кого же? Ведь ты говорил как-то…

– Вот что! – Михаил схватил ее за плечи и встряхнул. – Ты это серьезно или…

Она сильно оттолкнула его обеими руками. Он сделал два шага назад.

– Уходи! – Елизавета махнула рукой на дверь.

– Прости, – вздохнул он. – Но я ничего не понимаю. Или это чья-то глупая шутка, или сообщение для Ильи. Я ничего про это не знаю. Чертовщина какая-то! Может, это тебе предупреждение от Ильи? Ведь ты у него запросто можешь отхватить весьма приличный кусок. Кстати, адвокат говорит, что, вполне возможно, тебе отойдет вся жилплощадь, то есть и дача, и загородный…

– Да это он и сам отдает, – вздохнула Елизавета. – Я хотела бы мебельный салон получить и часть акций лесодобычи. А он говорит, что сначала мне гроб закажет.

– Вот видишь! – обрадовался Михаил. – Значит, это от него тебе предупреждение.

– Он ничего мне не сделает, не посмеет. Он уверен, что я не смогу заставить его отдать мне часть акций.

– Хрен чего он тебе отдаст! Скорее всего он и сделал это предупреждение. Мне кажется, не стоит испытывать судьбу, а то ведь шикарный гроб не признак благополучия.

– Звонок был не от него. Я думала, что ты…

– Перестань! Я к этому не имею ни малейшего отношения. И вообще подобные звонки не в моем стиле. Все думают, что я хотел бы убрать Илью, как и он меня. Хотя у меня для этого причин больше. В случае моей смерти он не получит материальной выгоды. Ну, может быть, моральное удовлетворение: хлопнул любовника бывшей жены. Однако мне кажется, Илья не настолько глуп, чтобы совершить подобное. Тогда как я в случае его смерти урву порядочный кусок, который достанется его бывшей жене и чаду.

– Кстати, – вздохнула Елизавета, – мы как-то не говорили об этом… Но у меня есть сын. Надеюсь…

– Погоди, ты к чему это?

– Как к чему? Ведь ты сказал, что мы с тобой распишемся. А Саша – мой сын, поэтому, разумеется…

– Конечно, – не дослушав, кивнул он. – И что дальше-то?

– Надеюсь, ты будешь ему хорошим отцом…

– Что касается этого, то тут есть проблема. Ему уже двенадцать, он знает настоящего отца и наверняка будет с ним встречаться. Но я постараюсь быть ему другом, – пообещал Михаил.


– Где Илья Степанович? – раздраженно спросил вошедшего длинноволосого парня коренастый пожилой мужчина. – Какого черта он…

– Уехал в Вологду, – не дал закончить ему тот, – вместе с адвокатами. Как я слышал, хочет прибрать все себе. Акции Лапина сейчас ничьи, а у Ильи Степановича вроде как имеются какие-то бумаги, которые подтверждают, что он имеет право на эти акции.

– Хитер бобер! – усмехнулся пожилой. – Неужели думает, что умнее всех? Вот что, как только вернется, я должен знать, где он находится и что делает. Ясно?

– Понял, – кивнул парень. – Мне Рыжик говорил, что они завтра вернутся.

– Значит, Илюша решил воспользоваться ситуацией, – пробормотал пожилой. – Ну что ж, не думаю, что это понравится остальным. Лапина убрали, а сейчас начнут убирать друг друга. Я давно этого ждал, поэтому и не ввязывался в дележку. Как только возникло совместное мебельное производство и продукция начала пользоваться спросом, я понял, что надо ждать раздела. И знал, что скоро кто-то погибнет. Вот оно и началось… Я должен знать об Илье все, – повторил он.

– Я помню, – кивнул парень.


– Настя, – вздохнула седоволосая пожилая женщина, – где ты постоянно пропадаешь? Уже час ночи. А ты…

– Извини, мама, – тихо ответила та, – меня попросили задержаться, я и осталась. Сейчас с деньгами у нас очень плохо. А Толику нужно одежду купить, да и игрушки тоже.

– Но ты угробишь себя, – покачала головой мать. – А…

– Нам нужны деньги, – перебила ее дочь. – Ты же знаешь, что у нас забрали все.

– Господи, – прошептала мать, – неужели ничего нельзя сделать? Ведь есть суд, есть…

– Ничего нет! – воскликнула Настя. – Разве ты не поняла?! Ты живешь еще тем временем, когда такое было бы невозможно. А сейчас… – Не договорив, она всхлипнула.

– Да… Вот не послушала ты меня, вышла замуж за Вячеслава, и смотри, что теперь выходит. Почему он не сказал, что у него дочь имеется?

– Мама, ведь я на четвертом месяце была, когда мы свадьбу сыграли. А о дочери он и не говорил. Узнала я об этом от его сестры Гальки. Стала Славку упрекать, а он хохочет: детей у меня по России знаешь сколько? А жена одна – ты, самая любимая.

– Так что же он, супостат этакий, ничего не оставил самой любимой и собственному сыну? Вот ты и оказалась у разбитого корыта. Как еще квартиру-то не забрали?… Хотя это что-то вроде общежития по обстановке – две кровати и стол. Ну, комод старый, который мы тебе с отцом привезли…

– Папа как? – спросила Настя.

– Да как, – махнула рукой мать, – злится. Поезжай, говорит, к нашей бизнес-леди. Мы когда прознали, что муженек твой из новых русских, ну отец тебя и стал так называть…

– А сама бы ты не поехала? – Настя поцеловала мать.

– Ну как не поехала бы… Ведь мы с отцом волнуемся, как ты сейчас тут одна с Толей, вот и решили, что надо побыть с тобой. Ведь домой ты ехать не хочешь…

– Что я в деревне делать буду? Никакой работы там сейчас нет. Ну пойду я учительницей. Да и то навряд ли. Учителей сейчас хватает. Конечно, не те, какие нужны, но все-таки деньги… А Толю я вытяну.

– Отец так и говорил – не поедет Настена назад. Из-за сына не поедет. В общем, мы тебе каждый месяц будем высылать по тысяче рублей. Ну и мясо, картошку, остальные овощи. А почему ты в учительницы не идешь? Ведь закончила институт.

– Сначала Слава не дал работать. А теперь не берут. Я пробовала. Правда, к сентябрю вроде обещали место, но кто знает… Хорошо еще, в ларьке работа нашлась.

– Отец все боялся – Настена, наверное, и работать отучилась.

– Не отучилась. – Горькая улыбка скользнула по Настиным губам. – И слава тебе Господи, – перекрестилась она.

„Видать, тяжело тебе, доченька, – мысленно обратилась к ней мать, – раз креститься начала. В Бога верят, когда уже совсем худо“. А вслух спросила:

– Толик, наверное, отца-то часто поминает?

– Да я бы не сказала… Славка ведь не очень-то сына вниманием баловал. Игрушки, бывало, дарил. И то нечасто. Только деньги давал.

– А в милиции что говорят? Найдут этих извергов или нет?

– Не знаю. Хотя их и искать не надо. Они как жили, так и живут по-прежнему. На похороны явились, и все. Денег, правда, дали – две тысячи евро. И на том спасибо. Убили, но денег дали! – со злостью сказала Настя.

– Перестань, дочка, – заволновалась мать. – Ты откуда знаешь, что…

– Славка говорил, – перебила дочь, – что прекратит все их дела, связанные с криминалом. Ну, с уголовщиной, – увидев непонимающий взгляд матери, пояснила она. – Вот и убили его.

– Ты наверняка не знаешь и не говори, а то накликаешь беду. Пожалей хоть сына. Мы с отцом, ежели с тобой что случится, долго не протянем. И кому он нужен будет?

– Поэтому и молчу. И давай, мама, об этом больше не говорить.

– Найди себе мужика хорошего, путного. Ведь ты молодая, красивая… да и сын твой для нормального мужика не помеха. А Славка твой, прости Господи, – мать перекрестилась, – непутевым мужиком был. Ведь даже не обмолвился, что у него дитё имеется. И чего бы не сказать?

– Не знаю, – чуть слышно отозвалась дочь.

– А уж баба эта, его бывшая, ох и стервоза, чуть не кинулась на тебя. А точно…

– Точно! – видимо, догадавшись, какой последует вопрос, сердито воскликнула Настя. – Мама, давай не будем об этом. Я устала и хочу спать.

– Помоги тебе Господь, – перекрестившись, вздохнула мать.


– Хрен его знает, – недоуменно проговорил Сысоев, – куда Толька подевался. Нет нигде ни водителя, ни машины. Чертовщина какая-то…

– А еще мент! – усмехнулся худощавый майор милиции. – В нашем деле на чертей не валят. Заявление у тебя есть?

– Да кто будет заявлять-то? – отмахнулся капитан. – Он обещал приехать и какие-то документы привезти. Из-за них, говорил, можно на убийц брата выйти. Я с Суровцевым договорился. Ждали-ждали, а его нет и нет. Я всех обзвонил. С лесоповала ответили, что водитель с Лапиным уехали. Какие-то трое приезжали и встревожились, когда о документах кто-то из лесорубов проговорился. Но там еще и деньги пропали. Лесорубы, конечно, не валят это на Лапина, но совпадение настораживает.

– Тогда ищи в болотах, – сказал майор. – Сколько там душ загубленных, один Бог ведает. Конечно, дело тут не заведешь. Но, насколько я помню, Толик Лапин твой товарищ. Значит, ты и должен выяснить, что с ним случилось.

– Да понимаю я, что должен, – поморщился капитан. – Я же и уговорил его эти бумаги Суровцеву привезти. Наверное, кто-то узнал об этом…

– Верно мыслишь, – одобрительно проговорил майор. – В этих делах лесных много всего наворочено. Да и люди за этим стоят серьезные. И знаешь, никто на себя за какие-то две-три тысячи баксов груз брать не станет, чтоб лес через границу пропускать. Так что найти ты Лапина, конечно, обязан. Но прикинь сначала свои возможности. Материала у тебя, чтобы уголовное дело завести, пока ноль. А разговоры о бумагах, то есть о компромате на компаньонов братьев Лапиных, всего лишь слова. Конечно, если ты найдешь труп Анатолия, тогда дело другое. Но видишь ли, капитан, в таких делах трупы обычно прячут для того, чтобы их не находили. Ведь после преступления, как правило, заводится дело и очерчивается круг подозреваемых. А раз тела нет, то и чертить нечего. Так что найдешь тело – начнется дело, – невольно срифмовал он. – Но в этом случае у тебя есть шанс тоже трупом стать. Начнешь искать – наверняка станешь мишенью. Одного Лапина убили – ну, как говорят, он убит в пьяной драке… – Майор усмехнулся. – Тех, кто его убил, взяли. Но их хозяева обещали, что даже до суда дело не дойдет. Через пару месяцев в дурдоме будут, а через год станут в кабаках бабки просаживать. Все так и получится. В дурдомах нашпигуют их лекарствами, и до свидания. Сразу, может, и не помрут, но умом точно тронутся. И даже если они еще до того, как начнут дуреть, попытаются явку с повинной сделать, то кто дуракам поверит?… Забили старшего Лапина, конечно, не те, кого взяли. И московские коллеги наши это понимают.

– Но если они сами признались, – удивился Сысоев, – то зачем их?…

– Так надежнее, – улыбнулся майор. – Кому-то рассказать могут.

– А вы, Андрей Валентинович, опытный…

– Так я уж восемнадцать лет в органах. Меня пару раз чуть было не уволили. Первый раз – по делу. Я чуть выпивши был, ну и одному мужику – он жене своей голову бутылкой разбил – прилично здоровье попортил. А жена оказалась стервозой. В общем, тогда виноватым себя чувствовал. А второй – гниду одного брали. Он мальчишек маленьких насиловал, я ему и попытался из яиц яичницу сделать. Тогда меня тоже пожалели, но звание задерживали два раза. Да мне плевать на это! На пенсию уж пора, а что-то не хочется! – Майор засмеялся. – Нинка, жена моя, все бурчит – когда же ты дома-то будешь? Но не получается никак. Знаешь, – он понизил голос, – буду до конца тянуть лямку, пока уж на дверь не укажут. Тогда и уйду.

– Ну и где же мне Лапина искать? – думая о своем, пробормотал Сысоев.

– Спроси всех по всем дорогам, кто находился там в это время. Примерное время узнать несложно. Кто-то наверняка видел „Ниву“. Узнаешь, по какой дороге они ехали, а там уже легче будет. Ты инспекторов ГИБДД спрашивал?

– Да, – кивнул капитан. – Никто не видел машину Лапина. Скорее всего он поехал по пробитым лесовозами дорогам вдоль реки Илезки, до дороги Терехово – Брусенец. Он меня так возил. Там и искать надо.

– Только действуй потихоньку, – предупредил майор, – а то уберут. Съезди туда вроде как на рыбалку или на пикничок. Возьми с собой кого-нибудь, кому доверяешь. Жену в это не впутывай. И вообще никого из тех, кто тебе дорог, не бери. И еще, – вздохнул он, – если уж хочешь что-то узнать, то начальству ни полслова. Даже если объявят Лапина в розыск как пропавшего без вести, ничего это не даст. Годами ищут, но редко кого находят. Тут сработает только твоя личная инициатива. А вообще-то давненько я на рыбалке не бывал. И на Илезке вроде клюет неплохо… Так что в выходные поедем и порыбачим. Ты как к рыбалке относишься?

– Да я вообще-то не рыбак, – вздохнул Сысоев.

– Придется им стать, – улыбнулся Андрей Валентинович. – Видишь ли, в чем дело, Саша, дважды там, где твой Лапин работал, пытались копаться налоговики и прокуратура. Но ничего не нашли. А ведь лес уходит в Финляндию и даже в Швецию, это не секрет. Да и через таможню проходит. Документы в порядке, и все дела. Когда же Россия научится свое добро беречь? Здесь даже японцы были! – Майор засмеялся. – Понятное дело, незаконно лес приобрели, а что делать? – Он выругался.

– Вот, наверное, Анатолий и нашел какие-то бумаги, – сказал Сысоев. – Скорее всего из-за них Славку и убили. Но тот хищник был: все, что плохо лежит, но стоит денег, не упускал. И плевал он на законы. Толик не такой, он просто работяга. И…

– Все они работяги, – насмешливо перебил его майор, – но капиталисты. Может, Анатолий хотел этими документами компаньонов поубирать? Не верю я в порядочность таких деятелей. Но ты говорил, что у Лапина имелись какие-то документы, и хотя бы поэтому его необходимо найти. Ну а если он мертв, то все очень серьезно.
Штрихкод:   9785170615414
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Газетная
Масса:   140 г
Размеры:   165x 110x 14 мм
Тираж:   4 000
Литературная форма:   Роман
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Художник-иллюстратор:   Федичкин Ю.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить