Европа. Под парусом вокруг Старого Света Европа. Под парусом вокруг Старого Света Известный сценарист, актер и режиссер Аркадий Тигай (фильмы «Окно в Париж», «Поцелуй бабочки», «Лох — победитель воды», «Качели», «Любовь без правил» и многие другие) рассказывает о реальных событиях — морском путешествии вокруг Европы, предпринятом им несколько лет назад. Можно ли стать опытным мореходом, не бороздя всю жизнь просторы океана? Оказывается, да! Для этого нужны: страстное желание, нахальство (в хорошем смысле) любопытство, доля авантюризма, некоторые знания, верный соратник, яхта «Дафния» и... любовь к свободе. Несколько тысяч миль прошел автор под парусом через восемнадцать стран, пять морей и атлантический океан. Вместе с героями повествования вы будете восторгаться некоторыми особенностями характера жителей страны Суоми; удивляться деловой хитрости немцев и бескорыстности голландцев; испытывать шок разочарования от некоторых испанских идальго; любоваться сицилийской красоткой... в общем, будет не скучно! Амфора 978-5-367-01912-4
420 руб.
Russian
Каталог товаров

Европа. Под парусом вокруг Старого Света

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (1)
  • Отзывы ReadRate
Известный сценарист, актер и режиссер Аркадий Тигай (фильмы «Окно в Париж», «Поцелуй бабочки», «Лох — победитель воды», «Качели», «Любовь без правил» и многие другие) рассказывает о реальных событиях — морском путешествии вокруг Европы, предпринятом им несколько лет назад.
Можно ли стать опытным мореходом, не бороздя всю жизнь просторы океана? Оказывается, да! Для этого нужны: страстное желание, нахальство (в хорошем смысле) любопытство, доля авантюризма, некоторые знания, верный соратник, яхта «Дафния» и... любовь к свободе.
Несколько тысяч миль прошел автор под парусом через восемнадцать стран, пять морей и атлантический океан.
Вместе с героями повествования вы будете восторгаться некоторыми особенностями характера жителей страны Суоми; удивляться деловой хитрости немцев и бескорыстности голландцев; испытывать шок разочарования от некоторых испанских идальго; любоваться сицилийской красоткой... в общем, будет не скучно!
Отрывок из книги «Европа. Под парусом вокруг Старого Света»
Любовь

Попроси восторженного влюбленного описать предмет любви — в ответ услышишь много невнятных восклицаний и пышных эпитетов — сильные чувства плохо переводятся на слова, но я попробую.
Во-первых, она шведка. Во-вторых, она прекрасна — многовековой опыт шведских корабелов в строительстве маленьких парусников воплощен в моей «Дафнии». Как породистая красавица, она слишком совершенна, чтобы привлекать внимание многих — все в ней неброско и немодно. Ничего для тщеславия. Даже среди яхтсменов по-настоящему оценить ее могут лишь те, кто мечтает о путешествиях, а не о прогулках по воде, или гонках под парусом. Таких ценителей немного, и для них следующий рассказ.


Для тех, кто понимает

Первый раз я увидел ее на зимней стоянке в Хельсинки. Она стояла на берегу в кильблоке, утопая в снегу. Из-под тента выглядывала только корма, но какая — транцевая, широкая!.. Опускаясь к ватерлинии, она сужалась в форме сердечка, как у старинных пакетботов. А главное — иллюминаторы. Два на транце и два по борту в корме.
«Стало быть, ахтерпик обитаемый», — сразу понял я.
Между иллюминаторами стальной трапик. Продавец, мистер Карлсон, откинул его, и мы полезли на борт.
Что это было! В центре огромный кокпит наполовину закрытый стационарным, остекленным козырьком. Под козырьком слева камбуз, справа штурвал и штурманский стол с приборами. Из кокпита вход в кормовую каюту на двух человек. И в нос имеется полноценная дверь, в которую можно входить не сгибаясь. Дверь ведет в кают-компанию, мимо гальюна слева и зашторенной выгородки справа. Отодвигаю штору — двухместный диван, бра, окошко, вытяжной вентилятор, вешалка — в сущности, крошечная каюта на двоих. В сухом остатке получилось, что на двадцати шести футах в трех отдельных каютах разместилось шесть полноценных спальных мест, и вся эта красота, от пайолов до подволока, обшита тиковым массивом. Под сиденьем рулевого находился неработающий холодильник, под кокпитом — двадцатипятисильный «вольво-пента», по восемь сил на тонну водоизмещения. А в самом кокпите, на зависть врагам, — мягкие диваны! Да, господа, немного видел я семиметровых парусников с мягкими диванами в кокпите! А мачта! А паруса! А дельные вещи! И в каком все это состоянии?! От волнения на морозе из меня пошел пар, как из кипящего чайника.
Потом, по пояс в снегу я долго ползал вокруг корпуса, зачем-то заглядывал в шпигаты, стучал по чугунному килю, пробовал двинуть перо руля — руль повернулся. Господин Карлсон с нордической невозмутимостью наблюдал за моей бессмысленной возней.
— Ну что ж, — сказал я. — Будем думать.
Группа поддержки — два товарища, приехавшие со мной на смотрины, — дипломатично промолчала.


Тот самый богатый, чьи удовольствия самые дешевые,
— сказал мудрец, не знавший любви к морю.

Денег хватало лишь на половину «Дафнии», но меня уже несло. Бессонными ночами я придумывал планы стремительного обогащения один фантастичней другого. Перебирал варианты, считал и пересчитывал наличность и думал, думал... Жена с тревогой смотрела на меня, ничего хорошего от такой задумчивости не ожидая.
Однажды я проснулся в холодном поту, мне приснилось, что «Дафнию» уже продали. С трудом дотянув до утра, я начал бомбить Хельсинки звонками. В офисе сказали, что мистера Карлсона нет на месте, будет через три дня. Что это были за три дня! Меня трясло, ломало и корежило, как алкаша на похмелье. Позже я узнал, что по-научному это называется «неврозом навязчивых состояний» — иначе говоря, «психическим расстройством, спровоцированным страстной, навязчивой идеей», в народе называемым любовной лихорадкой.
Соглашаюсь без оговорок — да, страсть, непреодолимое, безрассудное желание. Кому удается совмещать страсть и разум — посмеется, а я слабоват, видимо… либо страсти великоваты.
Через три дня я узнал, что «Дафния» на месте, но у меня появился счастливый соперник… до окончательного решения оставалось несколько дней. Я собрался с мыслями, пошел к богатому товарищу Саше, выложил фотографии «Дафнии» и начал врать про то, как мы с ним будем путешествовать на нашей шикарной яхте, какие страны посещать и как все это будет круто.
Неправда заключалась в том, что ни опыта, необходимого для подобных мероприятий, ни капитанского диплома, ни соответствующего здоровья у меня не было. Ничего, кроме страсти…
Как всякий богач, Саша ежедневно выслушивает нескольких сумасшедших просителей с «грандиозными идеями». Не думаю, что я выглядел убедительней других, но мне он почему-то поверил.

Оставить заявку на описание
?
Содержание
Любовь

Попроси восторженного влюбленного описать предмет любви — в ответ услышишь много невнятных восклицаний и пышных эпитетов — сильные чувства плохо переводятся на слова, но я попробую.
Во-первых, она шведка. Во-вторых, она прекрасна — многовековой опыт шведских корабелов в строительстве маленьких парусников воплощен в моей «Дафнии». Как породистая красавица, она слишком совершенна, чтобы привлекать внимание многих — все в ней неброско и немодно. Ничего для тщеславия. Даже среди яхтсменов по-настоящему оценить ее могут лишь те, кто мечтает о путешествиях, а не о прогулках по воде, или гонках под парусом. Таких ценителей немного, и для них следующий рассказ.


Для тех, кто понимает

Первый раз я увидел ее на зимней стоянке в Хельсинки. Она стояла на берегу в кильблоке, утопая в снегу. Из-под тента выглядывала только корма, но какая — транцевая, широкая!.. Опускаясь к ватерлинии, она сужалась в форме сердечка, как у старинных пакетботов. А главное — иллюминаторы. Два на транце и два по борту в корме.
«Стало быть, ахтерпик обитаемый», — сразу понял я.
Между иллюминаторами стальной трапик. Продавец, мистер Карлсон, откинул его, и мы полезли на борт.
Что это было! В центре огромный кокпит наполовину закрытый стационарным, остекленным козырьком. Под козырьком слева камбуз, справа штурвал и штурманский стол с приборами. Из кокпита вход в кормовую каюту на двух человек. И в нос имеется полноценная дверь, в которую можно входить не сгибаясь. Дверь ведет в кают-компанию, мимо гальюна слева и зашторенной выгородки справа. Отодвигаю штору — двухместный диван, бра, окошко, вытяжной вентилятор, вешалка — в сущности, крошечная каюта на двоих. В сухом остатке получилось, что на двадцати шести футах в трех отдельных каютах разместилось шесть полноценных спальных мест, и вся эта красота, от пайолов до подволока, обшита тиковым массивом. Под сиденьем рулевого находился неработающий холодильник, под кокпитом — двадцатипятисильный «вольво-пента», по восемь сил на тонну водоизмещения. А в самом кокпите, на зависть врагам, — мягкие диваны! Да, господа, немного видел я семиметровых парусников с мягкими диванами в кокпите! А мачта! А паруса! А дельные вещи! И в каком все это состоянии?! От волнения на морозе из меня пошел пар, как из кипящего чайника.
Потом, по пояс в снегу я долго ползал вокруг корпуса, зачем-то заглядывал в шпигаты, стучал по чугунному килю, пробовал двинуть перо руля — руль повернулся. Господин Карлсон с нордической невозмутимостью наблюдал за моей бессмысленной возней.
— Ну что ж, — сказал я. — Будем думать.
Группа поддержки — два товарища, приехавшие со мной на смотрины, — дипломатично промолчала.


Тот самый богатый, чьи удовольствия самые дешевые,
— сказал мудрец, не знавший любви к морю.

Денег хватало лишь на половину «Дафнии», но меня уже несло. Бессонными ночами я придумывал планы стремительного обогащения один фантастичней другого. Перебирал варианты, считал и пересчитывал наличность и думал, думал... Жена с тревогой смотрела на меня, ничего хорошего от такой задумчивости не ожидая.
Однажды я проснулся в холодном поту, мне приснилось, что «Дафнию» уже продали. С трудом дотянув до утра, я начал бомбить Хельсинки звонками. В офисе сказали, что мистера Карлсона нет на месте, будет через три дня. Что это были за три дня! Меня трясло, ломало и корежило, как алкаша на похмелье. Позже я узнал, что по-научному это называется «неврозом навязчивых состояний» — иначе говоря, «психическим расстройством, спровоцированным страстной, навязчивой идеей», в народе называемым любовной лихорадкой.
Соглашаюсь без оговорок — да, страсть, непреодолимое, безрассудное желание. Кому удается совмещать страсть и разум — посмеется, а я слабоват, видимо… либо страсти великоваты.
Через три дня я узнал, что «Дафния» на месте, но у меня появился счастливый соперник… до окончательного решения оставалось несколько дней. Я собрался с мыслями, пошел к богатому товарищу Саше, выложил фотографии «Дафнии» и начал врать про то, как мы с ним будем путешествовать на нашей шикарной яхте, какие страны посещать и как все это будет круто.
Неправда заключалась в том, что ни опыта, необходимого для подобных мероприятий, ни капитанского диплома, ни соответствующего здоровья у меня не было. Ничего, кроме страсти…
Как всякий богач, Саша ежедневно выслушивает нескольких сумасшедших просителей с «грандиозными идеями». Не думаю, что я выглядел убедительней других, но мне он почему-то поверил.
Штрихкод:   9785367019124
Литературная форма:   Роман
Отзывы Рид.ру — Европа. Под парусом вокруг Старого Света
4 - на основе 2 оценок Написать отзыв
1 покупатель оставил отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
Свершилось! Бурные аплодисменты, переходящие в овацию. В серии "Амфора Travel" наконец-то книга именно о путешествии. Не гастрономически-кулинарная одиссея, не переселение на ПМЖ в чужую страну, а настоящее путешествие вокруг Европы на яхте. Яхту зовут "Дафния", она красавица, вальяжная и медлительная, как красавице и подобает: крейсерский ход пять узлов.

"Счастье - это предвкушение завтрашнего дня. А когда он пришёл, этот вожделенный завтрашний день, оказалось, что он холоден и дождлив".

Однако спешу разочаровать любителей морской прозы: собственно европейских впечатлений в книге не так уж и много. Ну, что можно разглядеть в порту, где не всегда-то и на берег успеешь сойти! Так, наброски, зарисовки. Испания запомнится бомжами с аристократической выправкой, Бретань - инфарктом (к счастью, мнимым) и знатным уровнем медицинского обслуживания... А знаете, какой главный закон моряка?

"Не нахальничай!
...Если пошёл и благополучно вернулся, то не воображай, что победил стихию благодаря своей силе и мужеству. На самом деле ты всего лишь удачно проскочил, птому что ты везучий".

Вот правильно говорят: кто в море не бывал, тот Богу не молился. Большая вода учит сочетанию, казалось бы несочетаемого: инициативности, самостоятельности мышления плюс безграничному смирению. Не нахальничай! Почти как у Хемингуэя в "The Old Man and the Sea".
Вторая назойливая, не отпускавшая во время чтения мысль: до чего же наш человек неизбалован! Вменяемый расторопный чиновник вызывает благоговение, верный прогноз погоды - священный ужас. А как объяснить гостеприимство двух незнакомых людей? Наверное, они гомосексуалисты, и нас принимают за своих... Даже то, что после кутежа молодёжной компании набережная осталась чистой, - это факт, достойный не только упоминания, но и всяческого прославления. Ещё пару десятков лет назад рецензент не отказал бы себе в удовольствии съязвить: вот как проявляются неистребимые комплексы хомо советикуса. Но... Советского Союза со всеми его достоинствами уж нет, а недостатки цветут пышным цветом. И конечно, А. Тигай, автор прекрасных остросоциальных драм, иронизирует и на эти темы. Лакейское низкопоклонство перед Европой и лакейское же презрение по отношению к "тупым иностранцам". Напыщенное "Я не подам руки" несчастному запутавшемуся другу и тут же - готовность на всё, что угодно, чтобы сохранить тёплое место. Нет, Тигай не критикует окружающих, все эти недостатки он видит у себя. Вот такую борьбу за нравственность я признаю и уважаю: когда борьбу начинают с себя.

"После снятия цензуры первым с воспоминаниями о Тарковском выступил Ермаш, министр кинематографии. То есть, натурально, Иуда написал мемуары "Мои встречи с Христом" - с этого началась наша новая жизнь".

Для автора этой книги вояж под парусом - особого рода средство... нет, не выдавить из себя раба, а научиться быть свободным. Так же, по капле принять в себя образ мышления, которому российская действительность, увы, не способствует. Хочется пожелать всем читателям найти для себя аналог морского путешествия, окно в мир. И пусть оно придёт, наше долгожданное завтра. Пусть холодное, пусть дождливое, но - утро нового дня.
Нет 0
Да 5
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 1
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Европа. Под парусом вокруг Старого Света» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить