Как ни крути - помрешь Как ни крути - помрешь Криминальный мир нежити славного своей преступностью города Цинциннати. Вампиры, чьей территорией считаются стильные клубы... Оборотни, подстерегающие своих жертв на тропинках ночных парков... Демоны, с наслаждением выпивающие души зазевавшихся колдунов-любителей... Полиция явно не способна справиться с подобным \"контингентом\". Значит, здесь начинается работа для стрелка Рэйчел Морган - охотницы за наградами в лучших традициях вестерна и достойной наследницы Аниты Блейк и Гарри Дрездена! Но на сей раз Рэйчел предстоит предотвратить войну, которая вот-вот разгорится между вампирскими кланами, - войну, которую фактически она же и вызвала... Поклонники Лорел Гамильтон, Шарлин Харрис и Джима Батчера! Не пропустите! АСТ 978-5-17-061311-3
265 руб.
Russian
Каталог товаров

Как ни крути - помрешь

  • Автор: Ким Харрисон
  • Твердый переплет. Плотная бумага или картон
  • Издательство: АСТ
  • Год выпуска: 2011
  • Кол. страниц: 480
  • ISBN: 978-5-17-061311-3
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Криминальный мир нежити славного своей преступностью города Цинциннати. Вампиры, чьей территорией считаются стильные клубы... Оборотни, подстерегающие своих жертв на тропинках ночных парков... Демоны, с наслаждением выпивающие души зазевавшихся колдунов-любителей...
Полиция явно не способна справиться с подобным "контингентом". Значит, здесь начинается работа для стрелка Рэйчел Морган - охотницы за наградами в лучших традициях вестерна и достойной наследницы Аниты Блейк и Гарри Дрездена! Но на сей раз Рэйчел предстоит предотвратить войну, которая вот-вот разгорится между вампирскими кланами, - войну, которую фактически она же и вызвала...
Поклонники Лорел Гамильтон, Шарлин Харрис и Джима Батчера!
Не пропустите!
Отрывок из книги «Как ни крути - помрешь»
Я фыркнула от отвращения.
– Еще не хватало, чтобы ты меня обнюхивала! Здесь все вели себя очень прилично. И все было классно, кроме пяти дурацких минут.
Я сердито глянула на Кистена, сообразив, почему он дал мне поговорить с Айви. Сволочной манипулятор ухмыльнулся. Как я могу на него злиться, когда мне же приходится его защищать?
– Ты за пять минут отключилась?! – с ужасом спросила Айви.
– Да, – сухо сказала я. – Может, стоит и тебе попробовать. Посиди у Пискари и пропитайся феромонами. Впрочем, тебя могут не пустить. Ты им всем кайф поломаешь.
У нее дыхание пресеклось, и мне тут же захотелось забрать слова обратно. Черт.
– Айви… Прости, – быстро добавила я. – Нельзя было такое говорить.
– Дай трубку Кистену, пожалуйста, – тихо сказала она. Я облизала губы, чувствуя себя сволочью.
– Конечно.
Похолодевшими пальцами я отдала ему трубку. На секунду его непроницаемые глаза встретились с моими. Он немного послушал, пробормотал что-то непонятное и нажал отбой, потом исунул серебристую трубку в карман пальто, а я смотрела на него п пыталась угадать его настроение.
– Приход от крови? – переспросила я, решив точно выяснить, что случилось. – Ты не расскажешь мне, что же это такое?
Он передвинул руки на руле и сел поудобней. Мелькающие фонари бросали на его лицо странные тени.
– Дело в мягком релаксанте, – сказал он. – Вампиры его выделяют, когда сыты и довольны. Что-то вроде последействия. Когда «Пицца Пискари» перешла на исключительно вампирскую клиентуру, кто-то из недавно умерших поймал кайф в зале, и вот так это обнаружилось. Всем это жутко понравилось, так что мы убрали столы с верхнего этажа, поставили цветомузыку и посадили диджея. Танцклуб организовали. После этого кайф стали ловить все.
Он сделал паузу, резко поворачивая на громадную стоянку на набережной. Вокруг нее сугробы были навалены футов шесть высотой.
– Это естественный наркотик, – продолжил он, снижая скорость и подруливая к группке машин, припаркованных у причала напротив ярко освещенного катера. – И легальный к тому же. Всем понравилось, и теперь клиенты сами следят за порядком, выкидывают всех, кто заходит в поисках быстрой крови, и защищают тех, кому плохо и нужна разрядка – вот как тебе. И это правда помогает. Спроси у этого своего фэвэбэшного капитана.
Насильственных преступлений, совершаемых молодыми одинокими вампирами, стало заметно меньше.
– Ты серьезно? – спросила я. Неформальная вампирская группа поддержки. Наверное, Айви стоит туда походить… нет, она всем все испортит.
– Ты бы не так быстро среагировала, если бы тебе не настолько это было нужно, – сказал он, паркуясь с краю.
– А, так это я во всем виновата, – холодно заметила я.
– Не надо, – резко ответил он, рывком ставя машину на ручной тормоз. – Один раз ты на меня уже наорала, а я выслушал. Не взваливай вину на меня. Чем больше тебе нужно расслабиться, тем сильнее воздействие, вот и все. Вот почему никто не станет хуже о тебе думать. Может, будут думать немного лучше.
Получив отпор, я состроила виноватую гримасу:
– Прости.
Мне скорее нравилось, что он не поддается на мою злость – слишком умен, чтобы поддаваться. Так мне интересней становилось. Он понемногу расслабился, выключил печку и музыку.
– У тебя душевная рана, – сказал он, вынимая диск с григорианскими песнопениями и убирая его на место. – Это все Ник. Я тебя такой вижу с тех пор, как ты протянула через него энергию, и он напугался. А всем там жутко польстило, что ты дала себе волю. – Он улыбнулся с отстраненным видом. – Им понравилось, что страшная злая ведьма, расправившаяся с Пискари, так нам доверяет. Нам не часто доверяют, Рэйчел. Живые вампиры ценят доверие почти как кровь. Вот почему Айви готова любого убить, кто поставит под угрозу вашу дружбу.
Я ничего не сказала, уставившись ему в глаза. До меня наконец начало доходить.
– Ты не понимала, да? – спросил он, и я покачала головой, чувствуя неловкость от погружения в наши с Айви загадочные отношения.
В машине становилось холодно, я вздрогнула.
– Показать свою уязвимость – тоже скорее поднимет твою репутацию, – добавил он. – То, что ты не побоялась при них заснуть.
Я посмотрела на мигающий праздничными огнями катер.
– У меня не было выбора.
Кистен поправил воротник своего кожаного плаща у меня на плечах.
– Был.
Он убрал руки, и я с трудом улыбнулась. Он меня не убедил, но я хотя бы не чувствовала себя такой дурой. Я перебрала все в памяти, свое медленное соскальзывание от удовольствия в сон и реакцию окружающих. Никто надо мной не смеялся. Меня убаюкивали, обо мне заботились. Понимали. И никто даже не подумал насчет укусить. Не знала, что вампиры могут так себя вести.
– Так, значит, кордебалет возглавляем, Кистен? – Губы у меня сами сложились в хитрую ухмылку.
Он нервно хихикнул и опустил голову.
– Э-э… Ты не могла бы об этом никому не говорить? – спросил он. У него кончики ушей загорелись. – Что у Пискари происходит, там и остается. Неписаное правило.
Я, как дура, потянулась и провела пальцем по изгибу его покрасневшего уха. Он просиял, перехватил мою руку и поцеловал пальцы.
– Разве что ты хочешь, чтобы тебя туда не пускали, – добавил он.
Я вздрогнула, кожей ощутив его дыхание, и отдернула руку. Испытующий взгляд дошел до самой моей сердцевины, и в груди комком залегло предвкушение.
– Ты классно смотрелся, – сказала я, не думая, делаю я глупость или нет. – У вас там караоке бывает?
– М-мм, – мурлыкнул он, съезжая на сиденье и приваливаясь спиной к дверце в развязной позе малолетнего бандита. – Караоке – это идея. По вторникам у нас завал. Никогда не бывает достаточно народу для хорошего кайфа. Может, это как раз то, что нужно.
Я повернулась в сторону катера, скрывая улыбку. В голове мелькнула картинка Айви, поющей в микрофон «Около полуночи»[5]. Кистен поглядел туда же. Это был перестроенный речной катер, с двумя палубами, почти везде закрытыми.
– Я тебя отвезу домой, если хочешь, – предложил он.
Покачав головой, я завязала потуже пояс плаща, снова ощутив запах кожи.
– Ну нет. Я хочу посмотреть, как ты заплатишь за ужин во время прогулки на катере по замерзшей реке своими шестьюдесятью баксами.
– А это не ужин. Так… развлечение. – Он потянулся артистично откинуть волосы назад и остановился посреди жеста.
В голове у меня просветлело.
– Это лодка-казино, – догадалась я. – Так нечестно! Они все принадлежат Пискари, тебе ни цента не придется платить.
– Этот катер не принадлежит Пискари.
Кистен вышел из машины и подошел к моей дверце. Элегантный в своем пальто, он открыл мне дверь и подождал, пока я выйду.
– А, – сказала я, в голове еще посветлело. – Проверяем конкурентов?
– Что-то в этом роде. – Он наклонился ко мне. – Выходишь? Или уезжаем?
Ну, если он не собирался получать пиво бесплатно, то наш договор оставался в силе. А я никогда не бывала в казино. Может, будет интересно. Я взяла его руку и вышла из машины.
Он быстро провел меня к огороженному перилами трапу. Человек в парке и перчатках ждал у трапа внизу; пока Кистен с ним говорил, я глянула на ватерлинию катера. От вмерзания в лед судно предохраняли ряды надутых резиновых пузырей. Наверное, это дороже, чем просто вытащить его на зиму на берег, но городское законодательство разрешало азартные игры только на реке. Атак, хоть судно и причалено, оно все равно на воде.
Поговорив о чем-то по рации, тип у входа разрешил нам пройти. Кистен обнял меня за талию и чуть подтолкнул вперед.
– Спасибо за плащ, – сказала я, простучав каблуками по трапу и оказавшись в крытом проходе. Нападавший днем снег намерз на перилах, и я сбивала его по пути – он шлепался вниз и оставался неясными пятнами на воде.
– Не за что, – ответил он и показал на застекленную дверь: на стекле переплетались две заглавные буквы «С».
Кистен открыл дверь, и я вздрогнула, переступая порог – меня пронзило импульсом лей-линейной силы. Наверное, это были охранные чары казино. По мне побежали мурашки и воздух словно сделался маслянистым.
Еще один громила, на этот раз в смокинге, ждал нас у двери – колдун, судя по знакомому запаху красного дерева. Он примял у нас пальто. Кистен расписался в гостевой книге, отметив меня как «гостя». От досады я написала свое имя с длиннющим затейливым росчерком, заняв сразу три строчки. От ручки у меня закололо пальцы, и я внимательно вгляделась в металлический цилиндрик, прежде чем вернуть его на место. Все мои инстинкты завопили, и пока Кистен тратил чуть не все отпущенные на свидание средства на одну-единственную фишку, я аккуратно перечеркнула обе наши подписи, чтобы никто не воспользовался ими как фокусирующими объектами для лей-линейной магии.
– Ты это зачем?… – спросил Кистен, беря меня под руку.
– Так лучше. – Я улыбнулась колдуну в смокинге, с каменным лицом взявшему гостевую книгу.
Существуют и не такие грубые способы предотвратить кражу объектов для фокусировки, но я ими не владела. А что я только что оскорбила хозяев, мне было плевать. Возвращаться я сюда буду, что ли?
Кистен держал меня под руку, так что мне оставалось только кивать, если кому-то захочется оторваться от игры и взглянуть на меня. Я была рада, что Кист так меня одел – я бы выглядела потаскушкой, приди я сюда в том платье и сапогах. Дубовые и тиковые панели дышали солидностью, ноги даже сквозь ботинки чувствовали роскошь зеленого ковра. Немногочисленные окна задрапированы темно-вишневой и черной тканью, шторы отдернуты в стороны, чтобы виднелись огни Цинциннати. Воздух согрет дыханием разгоряченных людей. Пульс у меня забился чаще от стука фишек и взрывов шума.
Низкий потолок мог бы вызвать клаустрофобию, но не вызывал. Я разглядела два стола для блек-джека, один для игры в крепе, рулетку и целую армию «одноруких бандитов». В углу поместился небольшой бар. Штат почти весь состоял из колдунов или ворлоков, если мой нюх не ошибался. Мне стало интересно, где у них стол для покера. Наверху, может? Больше я ни в одну игру играть не умела. Ну, в блек-джек еще, конечно, но это уж для совсем трусливых. – Блек-джек? – предложил Кистен, аккуратно направляя меня к столу.
– Разумеется, – улыбаясь, сказала я.
– Что-нибудь выпить?
Я посмотрела по сторонам. Почти у всех коктейли, только у одного пиво. Он пил его прямо из бутылки, портя весь вид – зачем тогда смокинг?
– «Мертвецкий айсберг»? – спросила я, пока Кистен подвигал мне табурет. – С двойной порцией мороженого.
Поджидающая официантка – пожилая колдунья – кивнула, получила заказ от Кистена и исчезла.
– Кистен? – Я глянула вверх, на огромный диск серого металла, вмонтированный в потолок. От него лучами разбегались блестящие металлические ленты, доходя до стен. Выглядело просто украшением, но я готова была поспорить, что металл проходил и за деревянными панелями, и даже под полом. – Что это, Кистен? – прошептала я, толкая его под локоть.
Он посмотрел на диск.
– Охранная система, видимо. – Он встретился взглядом со мной и улыбнулся. – Веснушки, – сказал он. – Даже без твоих чар, ты здесь все равно самая красивая женщина.
Я покраснела от комплимента, уверенная теперь, что громадный диск – не просто украшение интерьера, но когда Кистен отвернулся к крупье, нервно взглянула в огромное зеркало у лестницы и несколько поникла, увидев себя в своем изысканном наряде – но с веснушками и закурчавившимися волосами. Чары не действовали на всем катере, надо полагать – по крайней мере земная магия, использовавшая амулеты, – но я подозревала, что этот огромный лиловый диск как-то давил и магию лей-линий.
Уже то, что катер стоял на воде, давало некоторую защиту от мошенничества при помощи лей-линий, потому что с воды дотянуться до линии нельзя, если не использовать фамилиара. И по всему видать, охранная система глушила уже активированные линейные чары и замечала, если кто-то прикасался к лей-линии через фамилиара, чтобы создать новые. У меня в давно утраченных служебных наручниках было встроено что-то подобное.
Пока Кистен любезничал с крупье над нашей несчастной пятидесятидолларовой фишкой, я разглядывала публику. Десятка три, все хорошо одеты и, как правило, старше меня и Кистена. Я нахмурилась, отметив, что Кистен здесь единственный вампир: колдуны, оборотни, несколько заспанных нормалов с покрасневшими глазами, но не вампиры.
Мне это показалось очень странно, так что за пару раундов, в которых Кистен удвоил деньги, я рассредоточила зрение, чтобы глянуть вокруг мысленным взором. Второе зрение я использовать не люблю, особенно ночью, когда видны перекрывающие слои безвременья, но лучше я вытерплю тяжелый случай дезориентации, чем не буду знать, что происходит. На миг я задумалась, узнает ли Алгалиарепт, что я делаю, но решила, что не узнает – пока я не прикоснусь к линии. А этого я делать не буду.
Сев поудобней, я закрыла глаза, чтобы не слишком привычному для меня второму зрению не приходилось бороться с обычным, и мысленным толчком открыла внутренний глаз. Волосы мгновенно растрепало ветром, вечно дующим в безвременье. Образ катера растворился в воздухе, и на его месте возник ломаный ландшафт демонского города.
Невольно хмыкнув от омерзения, я припомнила, почему никогда не смотрю внутренним зрением так близко от центра Цинциннати. Демонский город уродлив, весь в развалинах. Убывающая луна, наверное, стояла сейчас высоко, и облака отливали красным, заревом клубясь над остовами зданий и булыжной мостовой в пятнах зелени; все покрыто какой-то дымкой, отчего у меня возникало ощущение чего-то липкого. Говорили, что демоны живут под землей, и глядя на то, что они сотворили с собственным городом – построенным на тех же лей-линиях, что и Цинциннати, – я этому не удивлялась. Я уже видела этот ландшафт днем – лучше он не был.
В само безвременье я не заходила, просто на него смотрела, и все же чувствовала дискомфорт, особенно понимая, что вижу сейчас лучше, чем обычно, потому что одета черной Алгалиареп-товой аурой. Вспомнив о недавней сделке с демоном, я открыла глаза, молясь в душе, чтобы Алгалиарепт не придумал способа использовать меня через линии, как грозился. Катер-казино остался таким же, как был; звуки, сохранявшие мою ментальную связь с реальностью, снова приобрели смысл. Я смотрела сейчас и мысленным, и обычным взором, и пока второе зрение не переполнилось впечатлениями и не ушло, торопливо огляделась по сторонам.
Взгляд мгновенно притянуло к диску на потолке – и я брезгливо скривила рот. Диск исходил густой лиловой дрянью, лившейся на все вокруг. Наверняка именно это я почувствовала, переступая порог.
Но меня особенно интересовали ауры собравшихся. Свою я видеть не могла, даже глядя в зеркало. Ник сказал мне когда-то, что она золотисто-желтая – впрочем, теперь ее вряд ли разглядишь под аурой Ала. У Кистена аура оказалась здорового, теплого оранжевого цвета с секторами желтого, сосредоточенными у головы, и губы у меня изогнулись в улыбке. Он принимал решения головой, не сердцем – что меня не удивило. У него в ауре совсем не было черного, в то время как практически у всех остальных в этом зале чернота имелась – как я увидела, обведя их взглядом.
Штрихкод:   9785170613175, 9785170613113
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Офсет
Масса:   470 г
Размеры:   208x 133x 25 мм
Оформление:   Частичная лакировка
Тираж:   3 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Маликова Е.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить