Первая экспедиция Первая экспедиция Апрель 2026 года. Зона не та, что прежде. Транснациональные корпорации развернули бурную деятельность, стремясь превратить ее в комбинат по производству ценных артефактов. Свалка - самый лакомый \"кусок\", и поэтому давно взята под контроль. Но именно там пропадает без вести хорошо оснащенная научная экспедиция Физического института. Почему-то никто не спешит искать физиков, и тогда в Зону отправляется сталкер-ветеран по прозвищу Плюмбум. Он рассчитывает на обычный поход по хорошо знакомым местам, но вместо этого ввязывается в череду головокружительных и опасных приключений. Плюмбуму и его друзьям-ученым казалось, что они знают о Зоне все, но аномальная территория подбросила им новые загадки. Чтобы разгадать их, придется заглянуть за \"изнанку\" Зоны, принять участие в ожесточенной войне группировок и проникнуть туда, где еще никто не бывал... АСТ 978-5-17-065456-7
275 руб.
Russian
Каталог товаров

Первая экспедиция

  • Автор: Антон Первушин
  • Твердый переплет. Целлофанированная или лакированная
  • Издательство: АСТ
  • Серия: STALKER (АСТ)
  • Год выпуска: 2011
  • Кол. страниц: 378
  • ISBN: 978-5-17-065456-7
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (1)
  • Отзывы ReadRate
Апрель 2026 года. Зона не та, что прежде. Транснациональные корпорации развернули бурную деятельность, стремясь превратить ее в комбинат по производству ценных артефактов. Свалка - самый лакомый "кусок", и поэтому давно взята под контроль. Но именно там пропадает без вести хорошо оснащенная научная экспедиция Физического института. Почему-то никто не спешит искать физиков, и тогда в Зону отправляется сталкер-ветеран по прозвищу Плюмбум. Он рассчитывает на обычный поход по хорошо знакомым местам, но вместо этого ввязывается в череду головокружительных и опасных приключений. Плюмбуму и его друзьям-ученым казалось, что они знают о Зоне все, но аномальная территория подбросила им новые загадки. Чтобы разгадать их, придется заглянуть за "изнанку" Зоны, принять участие в ожесточенной войне группировок и проникнуть туда, где еще никто не бывал...
Отрывок из книги «Первая экспедиция»
ПРОЛОГ

У дорожного знака «Лелiв» Привалов сел на грязный потрескавшийся асфальт и раздельно произнес:

— Я. Дальше. Не пойду.

Все остановились.

— Что значит «не пойду»? — спросил Плюмбум. — Сдохнуть хочешь?

Привалов не ответил, тупо глядя перед собой.

— Урод! Тряпка! — Плюмбум резко повысил голос. — Встал и пошёл! Лариса идет, и ты пойдешь!

Привалов поднял глаза и мрачно ухмыльнулся — словно мертвец скалился.

— Ты на меня посмотри, — предложил он. — И на Ларису. Я больше не могу.

— Да, — согласился Плюмбум. — Нехрен было гамбургеры жрать. А сожрал — изволь пробежаться или отжаться. Но ты у меня пойдешь. Сейчас прямо встанешь и пойдешь, скотина жирная.

Он приблизился к Привалову с явным намерением ударить пару раз по обрюзгшей физиономии, поднять и погнать, но тут из подлеска справа от шоссе вдруг послышалось отчетливое потявкивание. А потом завыли три глотки.

— Блин, — сказал Плюмбум и вытащил пистолет из кобуры. — Откуда они берутся?

Из всей честной компании второй ПМ он доверил Ларе — после пяти километров по шоссе Плюмбум увидел, что она держится тверже любого из этой убогой и хлюповатой компании интеллигентов. Болек и Лёлек, на которых Плюмбум поначалу возлагал большие надежды, заистерили после нападения собак и шли боясь всю дорогу. Даром что отслужили в свое время на Кавказе. Если им оружие доверить, перестреляют всех на хрен. Шурик-С-Цитатой самоустранился — и без того немногословный, он окончательно замкнулся, хорошо хоть выполнял всё, что ему приказывали. И на том спасибо. Сплошной балласт, короче. Но сбросить нельзя — всё-таки живые люди. Хоть и интеллигенты.

Лара тоже извлекла пистолет, сняла с предохранителя и кивком головы показала, что готова открыть огонь. Стояла она эффектно: стройная фигура в спортивном костюме, подсвеченная закатом, в правой отставленной руке — пистолет, левая рука перехватывает запястье правой, прям рекламная дива с плаката очередного американского блокбастера, залюбоваться можно, однако ситуация не располагала к любованиям. Увы.

Плюмбум, напрягая зрение, всмотрелся в подлесок. Показалось, что различил подвижные тени в кустах рябины, но скорее всего это была иллюзия, порожденная нервным ожиданием. На двоих с Ларой оставалось семь патронов. Если собак всего три, если подпустить их поближе и стрелять наверняка, то должно хватить. Если собак будет больше…

В ту же минуту качнулась земля — зону отчуждения затрясло, как трясло её каждый час третьи сутки подряд, но на этот раз толчок оказался сильнее, в пять-шесть баллов по шкале МШК. И был он столь внезапен, что Плюмбум пошатнулся, потерял равновесие и упал на согнутое колено, зашипев от боли.

Собак оказалось больше — намного больше, чем надеялся Плюмбум. Стая из двенадцати особей под предводительством матерого альфа-самца вышла из подлеска и неторопливо двинулась в сторону шоссе, рассыпаясь в цепь. Собаки поскуливали и потявкивали, припадали к земле, но продолжали идти, словно их гнала неодолимая сила.

— Твою мать! — только и смог ругнуться Плюмбум.

Он не стал подниматься с колена, а вместо этого по примеру Лары перехватил правую руку в запястье, чтобы не дрогнула, чтобы пуля ушла точно в цель.

В такие моменты лучше вообще не думать, волевым усилием очистить голову от посторонних мыслей, забыть о прошлом и не планировать будущее, однако Плюмбум не сумел справиться с собой — он никак не мог понять, почему одичавшие чернобыльские псы, эти гибриды из бульдога с носорогом, которые, начиная с третьего поколения, старательно избегали встреч с человеком, вдруг вышли на большую дорогу и принялись нападать — яростно и в то же время слепо, пренебрегая элементарными правилами охоты стаей. Собаки как будто взбесились, но ни пены на клыках, ни поджатых хвостов не видно. Что творится в этой чертовой зоне?!

Разумеется, стаю заметили и другие. Болек тихо запричитал. Лёлек принялся бормотать молитвы — он недавно уверовал и воцерковился. Шурик-С-Цитатой просто сел рядом с Приваловым и закрылся руками.

— Сашка, встать! — крикнул Плюмбум, оглянувшись на спутников и увидев картину полной дезорганизации. — Достань нож.

Шурик-С-Цитатой вяло отмахнулся и снова спрятал голову.

— Твою мать, — сказал Плюмбум безнадёжно.

Собаки приближались. Уже были видны их блестящие глаза.

Плюмбум прицелился в большого серого пса, которого определил как альфу. Надеялся, что если с первого выстрела уложит вожака, то остальные не смогут слаженно атаковать или вообще разбегутся. Надежда была слабенькая: чтобы остановить первую стаю, встреченную ещё у пруда-охладителя, пришлось перестрелять её всю, до последнего щенка.

— Лара, — сказал Плюмбум, — видишь суку слева от матерого? Она твоя. Потом берёшь на себя весь левый сектор. Я стреляю в тех, кто справа.

— Поняла, — отозвалась девушка, голос её чуть дрогнул. — Мой сектор левый.

— Держись, Лapa. — Плюмбум через силу постарался изобразить уверенность, однако получалось плохо. — Мы уберём их на раз.

Фраза из старой песни, которую часто исполнял на вечерних посиделках Шурик-С-Цитатой, помогла: Лара фыркнула, и, может быть, ей стало хоть на чуточку легче жить…

— Стреляй только по моей команде, — предупредил Плюмбум и зачем-то повторил: — Только по моей команде.

Собаки приближались. Десять метров… девять метров… восемь… семь… Интервалы между отдельными особями заметно увеличивались, крайние твари ускорились, цепь начала изгибаться, охватывая людей с флангов, и тогда Плюмбум негромко приказал:

— Огонь, — и сам нажал на спусковой крючок.

Он уложил альфа-самца с первого выстрела. Пуля точно вошла в покатый, покрытый серой короткой шерстью лоб. Голова самца мотнулась, и он свалился на бок, судорожно перебирая лапами.

Лapa выстрелила с секундной задержкой и — промахнулась. Твою мать! Выстрелила снова, но намеченная в качестве цели сука явно не желала оставаться пассивной мишенью — она резко изменила направление, после чего бросилась на женщину, оскалив пасть. И только третья пуля, выпущенная в упор, остановила её, отбросив назад.

Плюмбум краем глаза успевал наблюдать за происходящим слева, хотя и ему приходилось поворачиваться. Он высадил два оставшихся в обойме патрона, свалил пару собак, отбросил бесполезный ПМ, выпрямился во весь рост и вытащил нож. Оказалось, что очень вовремя — на него напали сразу два пса: совсем ещё мелкие и пушистые, почти щенки. В другое время и в другом месте они, наверное, смотрелись бы умильно, вызывая безотчетное желание почесать их за ухом и потрепать, но только не сейчас, когда на мордах читалась темная ярость. Один, припав к земле, попытался вцепиться Плюмбуму в голень, но тот резко ударил пса носком сапога по ребрам, заставив взвизгнуть и откатиться. Второй подпрыгнул, силясь сбить человека ударом передних лап и, возможно, дотянуться до горла, — Плюмбум отступил, повернулся всем корпусом и отмахнулся ножом, глубоко и длинно пропоров мохнатый бок.

Слева закричала Лара — одна из псин всё-таки добралась до неё, вцепилась клыками в бедро, разрывая штанину и мышцу. Плюмбум дернулся было к женщине, собираясь прийти на помощь, на мгновение утратил контроль над своим сектором и тут же поплатился за это: отброшенный ударом ноги щенок успел оправиться и добрался-таки до вожделенной голени, с хрустом сомкнув челюсти. Боль была дикой. Плюмбум приостановился, извернулся и вонзил щенку нож в загривок, понимая, что всё это бесполезно, потому что челюсти, сведенные смертной судорогой, просто так не разомкнуть, потому что наперерез бежала очередная ощерившаяся сука, потому что Лара уже падала навзничь, потому что потекла кровь, потому что научная интеллигенция оказалась полным дерьмом, мать её…

Вдруг произошло нечто невероятное. Привалов с бледным перекошенным лицом вскочил на ноги, подхватил с обочины булыжник и треснул им псину, грызущую Лару, по голове. Удар получился слабым и скользящим, но псина выпустила жертву и отбежала, припадая на заднюю лапу и подвывая. Крича что-то невнятное, Привалов развернулся и с размаху опустил свое «оружие пролетариата» на хребет подкрадывающейся суки.

Плюмбум, неистово кромсающий ножом висящего на голени щенка, успел оценить поступок и находчивость Привалова. Вот только большого выигрыша это не давало — остальные учёные продолжали сидеть и ждать, когда ими закусят, Лара выбыла из драки, а нож и камень — плохие помощники против озверевшей своры, которая не хочет отступать.

И тут что-то изменилось. По слуху ударил громкий тонкий звук — словно гигантская струна лопнула. Псы затявкали вполне по-собачьи, поджали хвосты и трусцой потянулись к обочине. Плюмбум, хрипло дыша от боли, огляделся и не поверил своим глазам. Ему даже подумалось, что вот его и настиг самый настоящий сдвиг по фазе. Пространство вокруг будто бы смялось, очертания ландшафта поплыли, низкое пылающее небо подернулось рябью, старое шоссе взбугрилось. Что за чертовщина?!

Но и это было ещё не всё. Прямо из воздуха, в десяти метрах от сидящих на асфальте учёных, выскочили раз-два-три-четыре фигуры, затянутые в необычные чёрные костюмы с глухими светоотражающими шлемами на головах. Все четверо были вооружены автоматами Калашникова — какой-то причудливой модификацией, которую Плюмбум при всем своем опыте не сумел с первого взгляда опознать. Принадлежность странных пришельцев к армии, силовой структуре или организации тоже оставалась загадкой: ни погон, ни нашивок с эмблемами на костюмах он не увидел.

— Так! Здесь люди! — лязгом прозвучал сильный голос. — Твари справа. Огонь!

Четыре автомата ударили в унисон, за пару секунд разметав в кровавые ошметки жмущуюся к обочине стаю.

Завершив стремительную расправу, пришельцы опустили стволы автоматов. Раздалась новая команда:

— Оказать помощь раненым!

Пришельцы разделились. Один направился к Ларе, которая уже перестала кричать и лишь слабо постанывала, лежа на асфальте и зажимая кровоточащую рану на бедре, — она явно находилась в посттравматическом шоке. Второй пошёл к Привалову; тот стоял столбом, молча разевая рот, словно вытащенная на берег рыба. Третий приблизился к Плюмбуму, присел рядом так, что Плюмбум сумел увидеть искаженное отражение собственного лица в зеркале шлема. Затем пришелец отточенным движением закинул автомат за спину, извлек нож и разжал челюсти мертвого, но ещё трепыхающегося щенка.

— Это было больно, — сказал пришелец скорее утвердительно, чем вопросительно.

Спрятав нож, он раскрыл висящий на поясе продолговатый контейнер и вытащил из хитроумной укладки одноразовый шприц с разноцветными полосками маркировки. Не медля, сбросил колпачок и вонзил иглу в мышцу Плюмбума сквозь штанину чуть выше раны. Плюмбум глазом моргнуть не успел, как бесцветная жидкость перекочевала ему под кожу, после чего пришелец в фантастическом костюме выбросил шприц, открыл другой контейнер и достал из него голубовато светящийся шар размером с кулак.

— Держи здесь, — посоветовал необычный лекарь своему пациенту, жестом предлагая придержать шар у раны.

Плюмбум принял странный предмет, и тут его ждало новое потрясение. Сначала за спиной пришельца появилась высокая и широкая тень, затем пространство снова зарябило и потекло, и тень в одно мгновение обрела зримые контуры, уплотнилась и превратилась в тупорылый вездеход на шести высоких колесах. Подобной машины Плюмбум никогда раньше не видел и даже не подозревал, что такие существуют: «дутые» шины-оболочки, неестественно большой клиренс, почти сплошное бронирование, длинный крытый кузов, соединенный с кабиной в единое целое, узкие щели бойниц, камуфляжная раскраска и надпись по борту: «ФИАН». Урча двигателем, вездеход остановился, открылась небольшая дверца в боковой стенке кузова, и в образовавшийся проем высунулась женщина — она была одета в такой же чёрный костюм, что и другие пришельцы, но без шлема, а её пол Плюмбум определил по растрепанной копне длинных и светлых волос.

— Боже! — крикнула женщина. — Виктор, это же… — Она неожиданно осеклась, глядя вокруг широко раскрытыми глазами.

Пришелец, оказывавший помощь Плюмбуму, повернулся к вездеходу.

— Я вижу, — сказал он громко. — Плюс проблема, минус проблема. Круг замыкается.

С огромным изумлением Плюмбум вдруг понял, что знает эту женщину. И когда он понял, кто она, то шок от осознания невероятного факта был столь силён, что даже боль отступила.

— Вы… вы… — произнес он срывающимся голосом. — Вы… Кто вы?

Плюмбум не ждал ответа, но получил его почти сразу.

— Мы сталкеры, — ответил пришелец в шлеме. — И мы пришли, чтобы спасти вас. Потому что кто-то должен был вас спасти…
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ТЕОРЕТИКИ
Глава 1 Зов Зоны

Плюмбум добрался до дачи Болека под Рузой с небольшим опозданием. Саша-С-Цитатой уже колдовал над мангалом, добиваясь особого жара от тлеющих в коробе углей, а Лёлек откупорил первую бутылку сухого красного и, как последний пошляк, закусывал благородное вино нарезанным сервелатом.

Болек и Привалов, чинно покуривая на веранде, беседовали о Зоне. О чем же им ещё беседовать в очередную годовщину Первого Выброса? Не о бабах же или футболе… Плюмбум, подходя, уловил обрывок разговора:

— …В сущности, — вещал Болек, — если бы Зоны не было, её стоило бы придумать! Посуди сам…

Он остановился, чтобы обменяться рукопожатием с Плюмбумом и широким взмахом пригласить его присоединяться к компании, после чего продолжил:

— Ситуация была аховая. Во всех смыслах. Наука деградировала. Промышленность на грани развала. Экономика всё глубже садилась на нефтегазовую иглу. Советское наследие проели. И главное и самое ужасное — мы просто не знали, как из всего этого бардака выбираться. Ведь ни цели не было, ничего. На Украине ситуация была ещё хуже. У нас хотя бы ресурсы и территории, а у них и того нет. Славянский мир оказался неконкурентоспособен в глобальной экономике. Не могли мы дать ни высоких технологий, ни цивилизационного проекта. Всё, что предлагалось, Запад имел и без нас. Наоборот, мы на фоне других выглядели вечно отстающими, вечно догоняющими. Медведи в лаптях и фуфайках, с водкой и балалайками. И тут в одночасье всё поменялось!

— То есть ты видишь сплошной позитив? — уточнил Привалов.

Несмотря на атмосферу пикника, был он сосредоточен и невесел, но Плюмбум в очередной раз поразился, насколько всё же изменился бывший сисадмин и программист Биологической станции: теперь с учетом врожденной ширококостности он выглядел подтянутым, ни одной лишней капли жира, обветренное гладко выбритое лицо, короткий рыжеватый ежик, твердый осмысленный взгляд — ничего общего с тем обрюзгшим, слабохарактерным и почти невменяемым существом, каким был Александр Пыхало по прозвищу Привалов двадцать лет назад. По мнению Плюмбума, если уж в чьей-то жизни Первый Выброс, превративший Чернобыльскую зону отчуждения в аномальную территорию, и сыграл позитивную роль, так это в жизни Привалова — кто-то из-за Выброса стал мутантом, а Привалов, наоборот, из мутанта сделался человеком.

— Не во всем, конечно, имеется позитив, — не стал отрицать Болек. — Но тут, как говорится, свинья грязи найдет. Зато как наука двинула! Зато какие инвестиции потекли! Сколько учёных в страну вернулись — на кафедре не протолкнуться, и все востребованы, все при деле. Украинский государственный бюджет уже на восемьдесят процентов с разработки Зоны наполняется. А бюджет нашей Академии, почитай, на все сто! Это вам не газ с нефтью качать, это реальное вложение в будущее. Физик — снова престижная профессия. Молодежь рвется в сталкеры, жаждет исследовать Зону…

— Как по мне, так лучше бы она рвалась в космонавты, — высказался Плюмбум. — Ладно, пойду поручкаюсь.

Он направился к деревянной беседке, установленной на отгороженном дачном участке. Лёлек приветствовал Плюмбума поднятием наполненного бокала. Шурик-С-Цитатой был занят углями, а потому поздоровался рассеянно.

Плюмбум постоял рядом с мангалом и некоторое время с интересом наблюдал за работой Шурика-С-Цитатой. Старый приятель любил и умел готовить мясо. Если компания была небольшая, на троих, он мог сотворить настоящее чудо — что-нибудь из тайской или малазийской кухни (где только брал необходимые соусы и специи?). Но на пикники обычно выбирал два вида мяса и использовал не более трех рецептов собственного сочинения. Сегодня приятелей ожидали куриные бедра в кисло-сладком маринаде и свиная вырезка в легком майонезе. Последняя была фирменным блюдом Шурика-С-Цитатой и неизменно шла на ура — за особый вкус и сытность. Он покупал вырезку на рынке, аккуратно очищал от животной пленки, делил на длинные бруски, затем на сутки ставил в майонез со специями, а нанизывал всегда вдоль по шампуру. Уверял, что главный секрет не в мясе и не в специях — а именно в майонезе, который выгорает при жарке над углями, придавая постной свинине особый привкус.

— Давай-ка выпьем, Витя! — предложил Лёлек.

Плюмбум зашел в беседку и присел на скамью внутри.

— Не рановато?

— В самый раз. Закусь тут имеется, а куру со свиньей Шурик сейчас сверстает, хе-хе. Как поживаешь-то, Витя? Год ведь не виделись!

— Как обычно. Зона кормит, Зона поит, Зона одевает.

— Всё промышляешь, что ли? Сталкеришь?

— Ты каждый раз меня об этом спрашиваешь, — заметил Плюмбум с подначкой. — И каждый раз напиваешься и забываешь ответ.

— Ха, имею право! Ты ж знаешь, Витя, — Лёлек понизил голос, — мне пить вообще нельзя. Врачи говорят: ни-ни. Почки там, печень, простата. Сплошные, блин, болячки. Я же врачей, знаешь, слушаюсь. В другое время — капли в рот не беру. Да! Так целый год и не беру! Но тут же такой повод. Не просто повод, а по-во-ди-ще! Второй день рождения, можно сказать. И тем лучше первого, что произошел в осознанном возрасте. В здравом уме и твердой памяти, хе-хе. Ну так сталкеришь или завязал?

Плюмбум вздохнул, потянулся к расставленным перед ним тарелкам, пощелкал пальцами, выбрал печенюшку, но сразу надкусывать на стал, повертел её, разглядывая.

— В Зону я не хожу, — признался он наконец. — Три года уже. Стар я для таких приключений. Пусть молодежь судьбу испытывает. Мне и на потоках хорошо.

— Ха, правильно, — одобрил Лёлек, отхлебывая из бокала. — Респектабельно.

— А ты так и сидишь в своем фонде? — поинтересовался Плюмбум. — Штаны протираешь?

— Не, разогнали фонд, — без всякого сожаления сообщил Лёлек. — Я сейчас консультант, хе-хе. Занимаюсь консультациями.

— Правильно, — подразнил Плюмбум. — Респектабельно. А если напрямоту, Денис, то я никогда не понимал смысла вашего фонда. Что это такое в самом деле — Фонд поддержки альтернативных наук? Как тебя только Болек за это не сожрал с потрохами? Нам обычной науки не хватает, что ли? Плодите фриков и прочих мошенников — можно подумать, они без вас не проживут…

— Ты пропускаешь очень важный момент! — Лёлек отставил бокал, и даже речь у него изменилась, потекла величаво и гладко. — Наука сама по себе не является единственным способом познания мира. Абсолютного знания вообще не бывает. Только Бог знает всё и понимает всё, а мы не боги и никогда ими не станем, как бы ни пыжились. Прежде всего мы ведь записываем свое знание в виде букв и символов, а без нас эти закорючки на бумаге ровным счётом ничего не значат. Кто их прочтет, кроме нас? Но ведь люди говорят на разных языках, в каждой стране своя научная школа. О системах национальных мер и весов можно в этой связи вообще не упоминать, и так всё ясно. Есть физика Ньютона, есть физика Эйнштейна, есть квантовая физика, есть пси-физика, есть теория струн и теория суперструн. Какая из них вернее описывает Вселенную?… То-то… Почему в таком случае не предположить, что среди теорий, которые наука сегодня отвергает, нет таких, которые описывают Вселенную точнее общепринятых? Да и кем они общеприняты? На планете найдется очень немного людей, которые могут похвастаться знанием, что такое бозон Хиггса и с чем его едят.

— Всё это демагогия, — заявил Плюмбум, терпеливо дождавшись, когда Лёлек закончит свою тираду. — Рассчитана на дилетантов. Ты прекрасно знаешь критерии, по которым наука отличается от лженауки. Среди них принцип Оккама. А ваши альтернативно одаренные физики его постоянно нарушают.

— Так в том-то и дело, Витя, что есть на Земле одна вещь, которая этот принцип нарушает одним своим существованием. И ты с неё кормишься!

С победным видом он откинулся на спинку скамьи, а Шурик-С-Цитатой, прислушивавшийся к разговору, одобрительно крякнул и по привычке одарил общество цитатой:

— Как писали классики. Зона — это именно Зона, а не лоно, не два газона и не три, скажем… э… бизона.

— Три бозона! — не удержался от легковесной остроты Плюмбум, но интерес к продолжению разговора у него угас.

Он, конечно, нашёл бы, чем ответить Лёлеку, однако ведь и сам порой не гнушался прибегать к консультациям «альтернативно одаренных» и даже — страшно подумать! — отстегивал за эти консультации приличные суммы. Потому что тот, кто хоть раз имел дело с Зоной, начинал придавать значение самым странным вещам и черпать информацию из самых необычных источников.

Тут к беседке подошли Привалов и Болек.

— …Ты слишком легкомысленно относишься к этим вещам, — говорил Привалов на ходу. — А ведь всё серьёзно, знаешь ли. Если бы мы были точно уверены, что Зона — это благо, но ведь нет! Наоборот, чем дальше, тем больше мы убеждаемся, что она несет зло. Увечные, искалеченные. Молодежь там гробится пачками. Мало им аномалий и мутантов, так ещё и палят друг в друга почем зря. На Диком Западе было куда спокойнее, чем даже на Кордоне. И души себе калечат. Нормальных среди сталкеров вообще не бывает, все с вывихом.

— То есть ты калека? — спросил Болек с подначкой.

— Я не сталкер, — отвечал Привалов, резко повысив голос. — Никогда не крался, никогда не воровал, не мародерствовал. Не торговал на чёрном рынке. Но да, ты прав, я тоже с вывихом. Все мы Зоной отмечены, все уроды. Потому и опасна эта мерзость, что отмечает на веки вечные любого, кто прикоснулся к ней. Хуже чумы. Не боитесь, если когда-нибудь она весь мир пожрет?

— Ты прямо как «долговец» рассуждаешь. — Болек неодобрительно покачал головой. — Пафоса много, а толку кот наплакал. Возможно, это прозвучит цинично, но факт остается фактом: отсев молодняка идет всегда, во все времена, и до Зоны он тоже шёл, но без смысла и видимой цели. Вспомни, сколько их гробилось в горах, куда они перли без снаряжения и грамотных инструкторов. Вспомни, сколько тонуло во время дайвинга. Я уж молчу про гонки по ночным улицам. Молодая энергия ищет выхода, а о смерти они в этом возрасте не думают. Теперь пассионарность молодежи нацелена на Зону. И способствует прогрессу, а не растрачивается впустую…

— Во-во, — поддержал Шурик-С-Цитатой. — Как пел классик, так лучше, чем от водки или простуд.

— Не так примитивно, конечно, но в целом верно, соглашусь.

— Куда-то вас не туда понесло, — заявил Плюмбум, который слышал эти разговоры и подобные доводы не один и даже не два раза. — Давайте выпьем, что ли? А то Денис уже страдает алкоголизмом, а мы ещё нет.

— Я не страдаю, — тут же заявил Лёлек гордо, — я наслаждаюсь!

Тем не менее он споро открыл штопором новую бутылку, разлил вино по бокалам.

— Ларису хорошо бы дождаться, — сказал Болек, с сомнением глядя в свой бокал. — Обидится, что без неё начали.

— Она когда-то обижалась? — уточнил Плюмбум.

— Нет.

— Зачем тогда попусту языком трепать?

— В самом деле, — сказал Лёлек. — Она женщина. Ей, блин, положено опаздывать. Это такой стереотип, тендерный, хе-хе. Мы общий тост и после поднять можем. А сейчас предлагаю выпить за… э-э-э… стереотипы!

— Прекрасный тост, — поддержал Болек.

Впрочем, выпить в мужской компании у них в тот день не получилось. Послышался шум подъезжающей машины, потом автомобиль остановился, и за калиткой появилась долгожданная Лара.

— Хм-м, — сказал Лёлек без видимого огорчения, — не успели.

Лара открыла калитку и, цокая каблуками, направилась прямо к расположившимся в беседке друзьям. На ней был поношенный джинсовый костюм. Светлые волосы по-молодежному забраны в хвостик. Так она всегда и выглядела: хоть на отдыхе, хоть на работе, — однако сегодня по её лицу мужчины поняли, что произошло какое-то экстраординарное событие. Лара шла, неестественно выпрямившись и глядя в одну точку перед собой, нежные черты лица заострились, нижняя губа прикушена, в уголках рта собрались морщинки.

Плюмбум сразу подобрался. Похоже, предстояло выслушать очень неприятную новость.

Не обращая ни на кого внимания, Лара вошла в беседку и села на скамью. И замерла, всё так же глядя в одну точку.

— Кхе-кхе, — кашлянул беспардонный Лёлек, но Плюмбум тайком показал ему кулак.

Воцарилась тишина, нарушаемая только шелестом листьев да чириканьем вездесущих воробьев. Продолжалось это с минуту, потом взгляд Лары сделался осмысленным и сфокусировался на бокале с вином. Она взяла его и, не мешкая, опустошила в два глотка. Нетерпеливый Лёлек снова попытался издать какой-то звук, и Плюмбуму снова пришлось сделать предостерегающий жест.

Лицо Лары чуть порозовело, и она перестала кусать губы. Подняла глаза, осмотрелась. Потом сказала с придыханием, которое выдало болезненно сдерживаемые чувства:

— Мальчики, мне нужна ваша помощь.

— Что случилось? — быстро и громко спросил Плюмбум, подавляя намечающийся галдеж.

Казалось, сейчас Лара разрыдается, но она справилась с собой и только ругнулась зло:

— Дрянь! Дрянь мелкая! Пакостница!

— Кто? — спросил Лёлек, глупо таращась на Лару.

— Алинка! Кто ж ещё? — в яростном голосе зазвучали сварливые нотки. — Дрянь! Никогда мать не слушалась! В Зону сорвалась — дура молодая. В Зону, слышите?!

Все, конечно, услышали. И вновь наступила тишина. Даже наглые воробьи притихли, почувствовав, видимо, серьезность момента.

Плюмбум быстрым движением ладонью отер лицо и задал первый необходимый вопрос:

— Когда и с кем?

Лара посмотрела на него сначала отстраненно и непонимающе, а потом в глазах у неё зажегся огонек надежды.

— Пять суток, — доложила точно, словно на полигоне или в поле. — Экспедиция Физического института.

— Цель экспедиции? Задачи? Глубина проникновения?

Губы у Лары задрожали.

— Не знаю, Витя, не знаю. По электронке пыталась её шефу писать, Аркадий Семенович такой, старый крендель. Так он, сволочь, не отвечает. Звонила по всем каналам — молчат, как партизаны, или прячутся. Тот вышел на пять минут, этот в отпуске, этот на больничном…

— Тогда откуда знаешь, что Алина в экспедиции?

— Письмо она оставила, стервь! В духе Островского. «Или тебе радоваться, мама, или ищи меня в Волге».

— От Зоны до Волги далеко, — глубокомысленно изрек Лёлек.

Лара обдала его испепеляющим взглядом. Лёлек тут же притих — даже дышать перестал.

— Думаешь, очень умно? — поинтересовалась у него Лара, голос её опасно зазвенел. — Думаешь, пошутил удачно? Типа остроумным себе показался? Думаешь, можно плюнуть в душу, и всё утрутся? Думаешь…

Плюмбум понял, что она специально себя заводит, чтобы через истерику выплеснуть на несчастного Лёлека накопившиеся гнев и страх, и поспешил перехватить инициативу.

— Письмо! — требовательно сказал он. — Ты привезла письмо? Дай!

Лара остановилась. Было видно, как она борется с собой. Передышала, перемогла. Достала из нагрудного кармана ультратонкий ПДА, сунула его под нос Плюмбуму. Тот принял мини-компьютер с осторожностью, быстро прочитал сообщение.

Любимая мама!

Я уезжаю с научной экспедицией в Зону. Извини, что не предупредила заранее. До последнего момента говорили, что не возьмут. Но взяли!

За меня не бойся — экспедиция продумана до мелочей. Мы только туда и сразу — обратно. Планируем уложиться в пять дней.

Знаешь, мама, это не просто приключение. Это не просто первая моя экспедиция в Зону. Если наша гипотеза подтвердится, мы откроем новую эру в физике аномальных структур. Не побоюсь даже сказать, что мы откроем новую эру в истории человечества. Сбудутся наконец твои мечты! И это, заметь, сделает не кто-нибудь посторонний, а твоя родная дочь!

Ты будешь гордиться своей дочерью, мама! Я убеждена в этом.

Целую.

Твоя Алина.

— «Сбудутся наконец твои мечты», — процитировал Плюмбум вслух. — Что за мечты?

— Да не знаю я, — попыталась отмахнуться Лара. — Чушь это! Бред взбалмошной девчонки. Вот ведь выросла — безотцовщина!

— А ты подумай, — надавил Плюмбум. — О чем вы с ней постоянно говорили? Зону ведь по-разному можно склонять. Какой аспект чаще затрагивался? Как это могло быть связано с её дипломной работой? Кстати, какая у неё тема?

— Трансмутации первого порядка. Что-то там с артефактами игрек-класса… Я не вникала. Да и сама она мне каждый раз истерику закатывала, когда я пыталась выяснить. Дескать, всё сама. Дескать, не лезь в мою жизнь. Дрянь мелкая!

— Я, кажется, знаю, о чем идет речь, — сказал вдруг Болек.

Все, притихнув, посмотрели на него. Болеку ничего не оставалось, как продолжать.

— Я встречаюсь с Алиной, — признался он смущенно. — Обычно по пятницам. В футурополисе на ВДНХ…

Лару даже в краску бросило от возмущения.

— Ты?! С Алиной?! — Её голос опять зазвучал с надрывом. — Ах ты, сволочь! Я ж тебе запретила! Раз и навсегда! Не твоя это дочь, запомни! Не твоя!

— Лариса! — На этот раз Плюмбуму пришлось одернуть женщину. — Дай ему сказать! Теряем время!

— Мы говорили с Алиной о разном. — Болек потупился. — Учеба, кино, музыка, о жизни вообще… Ну и говорили, конечно, о проектах Физического института. Алина всегда небрежно отзывалась о своем дипломе. Мол, всё это вторично, малоинтересно, кабинетный проект. Но всегда с восторгом отзывалась о Лаборатории трансформации континуума. Вроде бы там передний край науки о Зоне. Якобы там будет создана технология, которая откроет новую эру в истории человечества. И тому подобное. Вот я и думаю, что речь идет именно об этом.

— А подробности она излагала?

— Да, были какие-то подробности… Но я ж в мутантах специалист, а не в физике аномальных структур. Понял только, что речь идет о каких-то пространственных карманах. Помню, она говорила, что если теоретические соображения найдут подтверждение, то это позволит создать принципиально новую транспортную систему для космоса. Ведь ты, Лара, всегда мечтала слетать в космос?

— Мечтала — размечтала, — зло отозвалась Лара. — Дурость сплошная!

— Об экспедиции она что-нибудь говорила? — спросил Плюмбум.

— Нет, ничего внятного. — Болек развел руками. — Но это можно выяснить в Лаборатории, я думаю.

— Хорошая идея, — согласился Плюмбум. — Составишь мне компанию?

— Конечно.

— Итак, — Плюмбум деловито оглядел друзей, — вечер воспоминаний отменяется. Будем прокачивать дело Алины. Кто участвует?

— Я, — раньше остальных сказал Привалов; он даже поднял руку, как школьник.

— Вот тебя мне только не хватало! — сказал Плюмбум. — Ты-то тут при чем, математик?

Это была очень старая и очень злая шутка, но Привалов снёс оскорбление не моргнув глазом. Что очень понравилось Плюмбуму. Значит, Саша настроен серьёзно.

— Я могу Сеть «Холмсом» прочесать, — предложил Привалов. — Если экспедиция большая, должны были изрядно наследить.

— Это хорошая идея, — сказал Плюмбум. — Это нужно сделать в обязательном порядке. Но, возможно, придётся идти в Зону. Сколько у тебя зарниц, Саша? Две? Три? Значит, балласт, уж извини.

— Я настаиваю!

— Имеешь право. Но учти, в Зоне с тобой никто возиться не будет. Самому придётся шевелиться.

— А нам придётся идти в Зону? — удивился Болек. — Не слишком ли круто, Виктор?

Плюмбум смерил его холодным взглядом.

— Сейчас я рассматриваю крайний вариант. Возможно, нам придётся отправиться в Зону. Возможно, не придётся. Но все, кто будет участвовать в деле, должны быть готовы отправиться туда немедленно. Ты не готов?

— Э-э-э… — Болек замялся, но потом всё-таки сказал: — Я готов. Но если мы отправляемся, то мне нужно будет завершить кое-какие дела.

— Разумно. — Плюмбум кивнул. — Кто ещё участвует?

— Я, — сказал Шурик-С-Цитатой. — Куда ж вам без механика?

Оставался Лёлек. Плюмбум выжидающе посмотрел на него. Лёлек вздохнул, налил себе вина из бутылки, одним махом выпил, поставил бокал на стол.

— Ну, если вам нужен престарелый специалист по инвестициям, — сказал он, — то я к вашим услугам.

— Что ж, тогда приступаем, — подытожив, Плюмбум взглянул на часы: — Время ещё детское. Этот день мы не потеряем. Разделяемся на группы. Ты, Шура, поезжай на базу, начинай готовить снаряжение. Денис, ты с ним. Проспись по дороге. Дам вам двоих способных мальчиков из моей техподдержки. К утру должно быть всё готово. Ты, Лара, забирай Сашу — пробейте Сеть по утечкам об экспедиции ФИАН, сделайте анализ. Любая информация пригодится, даже мелочи. А мы с Михаилом займемся Лабораторией трансформации континуума. Всё! Вперёд! Как пели классики, удача за нас!
Содержание
ПРОЛОГ
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ . ТЕОРЕТИКИ
Глава 1 . Зов Зоны
Глава 2 . До Зоны ещё далеко
Глава 3 . Зона начинается в Зоне
Глава 4 . Зона особого внимания
Глава 5 . Обыкновенная Зона
ИНТЕРМЕДИЯ . СУДЬБА СТАЛКЕРА
ЧАСТЬ ВТОРАЯ . ПРАКТИКИ
Глава 6 . Не будите спящую Зону
Глава 7 . Критическая Зона
Глава 8 . Зона просит огня
Глава 9 . Берегись Зоны!
Глава 10 . В Зоне брода нет
ЭПИЛОГ
Штрихкод:   9785170654567
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Газетная
Масса:   315 г
Размеры:   203x 130x 25 мм
Оформление:   Тиснение серебром
Тираж:   20 000
Литературная форма:   Роман
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Отзывы Рид.ру — Первая экспедиция
4.67 - на основе 3 оценок Написать отзыв
1 покупатель оставил отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
4
03.09.2011 13:40
В своих «спасибах» автор выражает благодарность авторам некоторых книг в серии «S.T.A.L.K.E.R.», а именно: В.Орехову, А.Зоричу, С.Слюсаренко, А.Левицкому, что сразу настроило меня на критический лад, так как именно эти авторы мне в серии не нравиться. Но все же книга не настолько плоха, как могло показаться.
2026 год. Зона представляет собой дойную корову для мегакорпораций, в ходу лазерные винтовки и спутниковое слежение. Герои не сказать что выписаны в фас и профиль, у каждого имеется свои скелеты в шкафу и не всегда всему дано объяснение, даже в эпилоге. В книге четко чувствуешь откуда растут ноги того или иного: «Пузыри» Левицекого, артефакт Зведа Полынь Зорича, сверка всего и всех по приборам как у Орехова. Все как-то так…сумбурно что ли. Вроде бы есть и «экшн», и детективная составляющая, но баланса не хватает. Двоякое чувство после прочтения; ругать вроде ьы особо не за что, но и хвалить так же не нашлось причины. С серединки на половинку. Возможно кто-то будет в восторге.
С учетом всего вышеизложенного поставлю 4 балла.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 1
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Первая экспедиция» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить