Борис Пастернак Борис Пастернак Эта книга - о жизни, творчестве - и чудотворстве - одного из крупнейших русских поэтов XX века Бориса Пастернака; объяснение в любви к герою и миру его поэзии. Автор не прослеживает скрупулезно изо дня в день путь своего героя, он пытается восстановить для себя и читателя внутреннюю жизнь Бориса Пастернака, столь насыщенную и трагедиями и счастьем. Читатель оказывается сопричастным главным событиям жизни Пастернака, социально-историческим катастрофам, которые сопровождали его на всем пути, тем творческим связям и влияниям, явным и сокровенным, без которых немыслимо бытование всякого талантливого человека. В книге дается новая трактовка легендарного романа \"Доктор Живаго\" сыгравшего столь роковую роль в жизни его создателя. Молодая гвардия 978-5-235-03446-4
639 руб.
Russian
Каталог товаров

Борис Пастернак

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Эта книга - о жизни, творчестве - и чудотворстве - одного из крупнейших русских поэтов XX века Бориса Пастернака; объяснение в любви к герою и миру его поэзии. Автор не прослеживает скрупулезно изо дня в день путь своего героя, он пытается восстановить для себя и читателя внутреннюю жизнь Бориса Пастернака, столь насыщенную и трагедиями и счастьем.
Читатель оказывается сопричастным главным событиям жизни Пастернака, социально-историческим катастрофам, которые сопровождали его на всем пути, тем творческим связям и влияниям, явным и сокровенным, без которых немыслимо бытование всякого талантливого человека. В книге дается новая трактовка легендарного романа "Доктор Живаго" сыгравшего столь роковую роль в жизни его создателя.
Отрывок из книги «Борис Пастернак»
Имя Пастернака — мгновенный укол счастья. В этом признавались люди разных биографий и убеждений, розоволицые комсомольцы и заслуженные диссиденты, неисправимые оптимисты и гордые приверженцы трагического мировоззрения. Судьба Пастернака, особенно на фоне русской поэзии XX века, кажется триумфальной — и, уж конечно, не потому, что он умер в своей постели, а в 1989 году был восстановлен в Союзе советских писателей столь же единогласно, как за 31 год до того из него исключен. Дело не в торжестве справедливости. Русской литературе не привыкать к посмертным реабилитациям. Таким же чудом гармонии, как и сочинения Пастернака, была его биография, личным неучастием в которой он так гордился. Покорность участи, сознание более высокого авторства, чем его собственное,— основа пастернаковского мировоззрения: «Ты держишь меня, как изделье, и прячешь, как перстень, в футляр». Изделье удалось — Пастернак не мешал Мастеру.

«Жизнь была хорошая» — его слова, сказанные во время одной из многочисленных предсмертных болезней, когда он лежал в Переделкине и неоткуда было ждать помощи: «скорая» не выезжала за пределы Москвы, а в правительственные и писательские больницы его больше не брали. «Я все сделал, что хотел». «Если умирают так, то это совсем не страшно»,— говорил он за три дня до смерти, после того, как очередное переливание крови ненадолго придало ему сил. И даже после трагических признаний последних дней — о том, что его победила всемирная пошлость,— за несколько секунд до смерти он сказал жене: «Рад». С этим словом и ушел, в полном сознании.

«Какие прекрасные похороны!» — сказала Ахматова, выслушав рассказ о проводах Пастернака в последний путь. Сама она не могла проститься с ним — лежала в больнице после инфаркта. В этой фразе, записанной Лидией Гинзбург, мемуаристка справедливо увидела «зависть к последней удаче удачника». Ахматова, человек глубоко религиозный, не могла не оценить гармонии замысла — Пастернака хоронили сияющим днем раннего лета, в пору цветения яблонь, сирени, его любимых полевых цветов; восемь пастернаковских «мальчиков» — друзей и собеседников его последних лет — несли гроб, и он плыл над толпой, в которой случайных людей не было. Потом многие бравировали участием в том шествии, в котором было нечто не только от тризны, но и от митинга протеста — но тогда проститься с Пастернаком шли с самыми чистыми побуждениями, не ради фронды, а ради него. Люди чувствовали, что участвуют в последнем акте мистерии, в которую превратилась жизнь поэта; 2 июня 1960 года в Переделкине можно было прикоснуться к чему-то бесконечно большему, чем биография даже самого одаренного литератора. Ничего не скажешь — последняя удача удачника.

Эта удачливость сопровождала его всю жизнь — впрочем, почти любую жизнь, если речь не идет о безнадежно больном или с рождения заклепанном во узы, можно пересказать под этим углом зрения; вопрос — на что обращать внимание. Самой Ахматовой не раз выпадали фантастические взлеты и ослепительные удачи,— но изначальная установка на трагедию больше соответствовала ее темпераменту: при всякой новой неудаче она произносила сакраментальное: «У меня только так и бывает». Жизнь Пастернака выглядит не менее трагической — разлука с родителями, болезнь и ранняя смерть пасынка, арест возлюбленной, каторжный поденный труд, травля,— но его установка была иной: он весь был нацелен на счастье, на праздник, расцветал в атмосфере общей любви, а несчастье умел переносить стоически. Оттого и трагические неурядицы своей личной биографии — будь то семнадцатый год, тридцатый или сорок седьмой,— он воспринимал как неизбежные «случайные черты», которые призывал стереть и Блок. Однако если у Блока такое настроение было редкостью — подчас неорганичной на фоне его всегдашней меланхолии (какое уж там «Дитя добра и света!»),— то Пастернак тает от счастья, растворяется в нем:

Мне радостно в свете неярком,
Чуть падающем на кровать,
Себя и свой жребий — подарком
Бесценным твоим сознавать!
Содержание
Пролог
Глава 1. Счастливец
Часть первая. ИЮНЬ. СЕСТРА
Глава 2. Детство
Глава 3. Влюбленность
Глава 4. В зеркалах: Ольга Фрейденберг
Глава 5. "Сердарда"
Глава 6. Занятья философией
Глава 7. Очерк пути
Глава 8. "Центрифуга". "Поверх барьеров". Урал
Глава 9. "Сестра моя жизнь"
Глава 10. 1918-1921. "Детство Люверс". "Темы и
вариации"
Глава 11. 1921-1923. Евгения Лурье
Глава 12. 1923-1928. "Высокая болезнь". Хроника
мутного времени
Глава 13. "Воздушные пути"
Глава 14. 1923-1925
Глава 15. 1926-1927. "Лейтенант Шмидт". Ширь
весны и каторги
Глава 16. В зеркалах: Маяковский
Глава 17. В зеркалах: Цветаева
Глава 18. "Спекторский". "Повесть"
Глава 19. В зеркалах: Блок
Глава 20. "Спекторский". "Повесть". Окончание
Глава 21. "Охранная грамота". Последний год поэта
Часть вторая. ИЮЛЬ. СОБЛАЗН
Глава 22. Зинаида Николаевна
Глава 23. "Второе рождение"
Глава 24. В тон времени
Глава 25. "Вакансия поэта"
Глава 26. В зеркалах: Мандельштам
Глава 27. Первый съезд. "Грузинские лирики"
Глава 28. В зеркалах: Сталин
Глава 29. 1935. Нетворческий кризис
Глава 30. Переделкино
Глава 31. "Записки Живульта"
Глава 32. "Гамлет". Театр террора
Глава 33. Вальс с чертовщиной
Часть третья. АВГУСТ. ПРЕОБРАЖЕНИЕ
Глава 34. Война
Глава 35. В это время
Глава 36. Чистополь
Глава 37. "Зарево". Победа
Глава 38. Глухая пора
Глава 39. Ольга Ивинская
Глава 40. "Фауст"
Глава 41. Шестое рождение
Глава 42. "Доктор Живаго"
Глава 43. Оттепель
Глава 44. 1956. Отказ от выбора
Глава 45. Расправа
Глава 46. В зеркалах: Ахматова
Глава 47. В зеркалах: Вознесенский
Глава 48. "Когда разгуляется"
Глава 49. "Слепая красавица"
Глава 50. Прощание
Эпилог. Жизнь после смерти
Основные даты жизни и творчества Бориса
Пастернака
Библиография
Штрихкод:   9785235034464
Аудитория:   12 лет и старше
Бумага:   Офсет
Масса:   834 г
Размеры:   206x 137x 41 мм
Тираж:   5 000
Литературная форма:   Биография
Сведения об издании:   11-е издание
Тип иллюстраций:   Фотографии черно-белые
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить