На берегу Рио-Пьедра села я и заплакала На берегу Рио-Пьедра села я и заплакала \"На берегу Рио-Пьедра...\" - первый роман трилогии \"В день седьмой\", куда входят также \"Вероника решает умереть\" и \"Дьявол и сеньорита Прим\". Это роман о любви, о том, что она - главное в нашей жизни, и через нее можно точно так же прийти к Богу, как и через служение Ему в роли монаха-чудотворца. А еще о том, что рано или поздно каждому из нас приходится преодолевать свои страхи и делать Выбор. Перевод с португальского А. Богдановского АСТ 978-5-17-050856-3
271 руб.
Russian
Каталог товаров

На берегу Рио-Пьедра села я и заплакала

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (2)
  • Отзывы ReadRate
"На берегу Рио-Пьедра..." - первый роман трилогии "В день седьмой", куда входят также "Вероника решает умереть" и "Дьявол и сеньорита Прим".
Это роман о любви, о том, что она - главное в нашей жизни, и через нее можно точно так же прийти к Богу, как и через служение Ему в роли монаха-чудотворца. А еще о том, что рано или поздно каждому из нас приходится преодолевать свои страхи и делать Выбор.
Перевод с португальского А. Богдановского
Отрывок из книги «На берегу Рио-Пьедра села я и заплакала»
На берегу Рио-Пьедра…

…села я и заплакала.

Если верить преданию, все, что попадает в воды этой реки – листья, насекомые, птичьи перья, – со временем превращается в камни, устилающие ее русло.

Ах, если бы я могла вырвать сердце у себя из груди, вырвать и бросить его на стремнину, чтобы не было больше ни муки, ни тоски, ни воспоминаний.
* * *

На берегу Рио-Пьедра села я и заплакала. Зимний холод заставил меня ощутить слезы на щеках, и слезы эти перемешивались с ледяными водами, катившимися передо мной. Где-то эта река соединяется с другой, потом с третьей, и так до тех пор – но уже вдалеке от глаз моих и сердца, – пока все эти воды не перемешаются с морской водой.

Пусть же воды ее унесут прочь смешавшиеся с ними слезы, чтобы любовь моя не знала, что однажды я оплакивала ее. Пусть воды ее унесут прочь смешавшиеся с ними слезы, чтобы я смогла забыть Рио-Пьедра, монастырь, церковь на отрогах Пиренеев, туман и дороги, по которым шли мы вместе.

Я позабуду дороги, горы и поля, которые видела во сне, – и сны эти снились мне, только я об этом не знала.

Но я помню тот чудесный миг, когда простое «да» или «нет» могло изменить все наше бытие. Кажется, что это было так давно, а между тем всего неделю назад я снова встретила его – и снова потеряла.

На берегах Рио-Пьедра я написала эту историю. Руки мои заледенели, ноги онемели от неудобной позы, и я все время порывалась бросить, остановиться.

– Постарайся просто жить. Оставь воспоминания старикам, – говорил он.

Быть может, это любовь старит нас прежде времени, и она же возвращает давно ушедшую юность. Но как же не вспоминать эти мгновения? Я и пишу затем, чтобы глухую тоску переплавить в светлую печаль, одиночество – в воспоминания. Чтобы, дорассказав самой себе эту историю, швырнуть ее в реку – так говорила мне женщина, у которой я нашла приют. И тогда – вспомним слова святой – вода погасит написанное огнем.


Все истории о любви похожи одна на другую.

Мы вместе росли, вместе выросли. Потом он уехал из отчего края, ибо все юноши рано или поздно покидают родное захолустье. Сказал, что хочет посмотреть мир и что мечты его простираются дальше полей Сории.

Несколько лет я ничего о нем не знала. Лишь изредка приходило от него письмецо – и все на этом, ибо в рощи и на улочки нашего детства он не вернулся никогда.

А я, окончив школу, уехала в Сарагосу – и там поняла: он был прав. Сория – маленький городок, а единственный знаменитый поэт, которого подарил он миру, говорил, что дорога создана, чтобы идти по ней[1]. Я поступила в университет, у меня появился жених. Стала готовиться к открытому конкурсу, победить на котором мне так и не пришлось. Работала продавщицей, чтобы платить за ученье, провалилась на конкурсе, отказала жениху.


А между тем письма от него теперь приходили чаще, и, глядя на чужестранные марки, я испытывала зависть. Вот, думала я, друг мой стал старше, он все познал, он объездил весь мир, он отрастил себе крылья, я же все пытаюсь пустить корни.

Пришло время, когда в письмах своих, отправленных из одного и того же французского городка, он все чаще стал упоминать о Боге. Как-то раз он сообщил, что хочет поступить в семинарию, посвятить себя молитве и проповеди. В ответном письме я попросила его подождать с этим и еще хоть немного насладиться свободой, а уж потом совершить столь серьезный шаг.

Перечла и решила порвать письмо – кто я такая, чтобы рассуждать о свободе или о пострижении? То и другое ведомо ему, а не мне.

А спустя еще какое-то время я услышала, что он читает лекции, и удивилась – он ведь слишком молод, чтобы учить других. Но через две недели он написал мне, что будет читать лекцию в Мадриде и очень просит меня приехать.

Четыре часа ехала я из Сарагосы в Мадрид, потому что хотела вновь увидеть его. Хотела слышать его голос. Хотела посидеть с ним в кафе, вспомнить те времена, когда мы играли вместе, когда нам казалось: мир так велик, что его не объездишь, не постигнешь.
2
Суббота, 4 декабря 1993 г.

А на лекцию собралось гораздо больше народу, чем я предполагала, да и обстановка была куда торжественней и строже. И я не понимала, как же это так получилось.

«Быть может, он успел прославиться», – подумала я. Он ничего не говорил об этом в своих письмах. Мне захотелось поговорить с теми, кто сидел в зале, спросить, что привело их сюда, – но я не отважилась.

Я удивилась, увидев его. Он был совсем не похож на паренька, которого я знавала когда-то, да и немудрено: одиннадцать лет – срок изрядный, было время перемениться. Он стал красивей, глаза его сияли.

– Он возвращает нам наше, – произнесла женщина, сидевшая слева от меня.

Странные слова.

– Что возвращает? – спросила я.

– То, что было у нас украдено. Веру.

– Нет, не возвращает, – возразила моя соседка справа, она была помоложе. – Нельзя вернуть то, что и так принадлежит нам.
– В таком случае, зачем же вы сюда пришли? – раздраженно осведомилась первая женщина.

– Хочу послушать его. Мне интересно, о чем они думают теперь. Было время, когда они сжигали нас на кострах. Быть может, им кажется – мало?

– Это одинокий голос, – сказала первая. – Он делает что может.

Вторая насмешливо улыбнулась и, оборвав разговор, отвернулась.

– Для семинариста он ведет себя очень отважно, – продолжала первая, обращаясь теперь ко мне и у меня ища поддержки.

Но я ничего не понимала и промолчала. А молодая подмигнула мне – как сообщнице, союзнице.

Но молчала я оттого, что мысли мои были заняты другим. Я думала о том, что сказала первая женщина.

«Семинарист».

Не может быть. Он бы предупредил меня.

Он начал говорить, а мне никак не удавалось сосредоточиться. «Надо было одеться понарядней», – думала я, сама не понимая, почему меня это так заботит. Он заметил меня в зале, и я пыталась отгадать, о чем он думает, нравлюсь ли я ему. Должно быть, большая разница существует между мной тогдашней и нынешней – тогда мне было восемнадцать, теперь – двадцать девять.

Голос его совсем не изменился. Но произносил он совсем иные слова.

Необходимо рисковать. Чудо жизни можно постигнуть в полной мере, лишь когда мы будем готовы к тому, что случится нежданное.

Каждый день Бог посылает нам – вместе с солнцем – возможность изменить все то, что делает нас несчастными. И каждый день мы пытаемся притвориться, будто не замечаем этой возможности, будто ее не существует вовсе, будто сегодня – во всем подобно вчера и неотличимо от завтра. Но тот, кто всмотрится в свой день внимательно, найдет этот волшебный миг. Он может таиться в том часе, когда мы отпираем дверь, ведущую в завтра, или в безмолвном мгновении, настающем после ужина, или в тех тысячах мелочей, которые кажутся нам неотличимыми друг от друга. Существует этот миг – миг, когда сила звезд проникает в нас и позволяет нам творить чудеса.

Да, счастье иногда нисходит к нам как благодать, но гораздо чаще – это победа и преодоление. Волшебный миг помогает нам преобразиться и отправиться на поиски того, о чем мы мечтали. Да, на этом пути нас ждут горести и муки, страдания и лишения, нам встретится множество разочарований, – но все это преходяще и не оставляет следов. И в грядущем мы сможем взглянуть назад с гордостью и верой.

Несчастен тот, кто страшится идти на риск. Вероятно, он не ведает разочарований и краха иллюзий, не страдает – в отличие от тех, кто мечтает и стремится претворить мечту в явь. Но когда он обернется – а обернется он непременно, ибо это присуще каждому из нас, – то услышит, как говорит ему сердце: «Что сделал ты с теми чудесами, которыми Бог так щедро усеял твои дни, досуги твои и труды? Как употребил ты таланты, которые вверил тебе твой Наставник? Зарыл поглубже, потому что боялся потерять? Что ж, отныне достоянием твоим будет лишь уверенность в том, что жизнь свою ты промотал и растратил, расточил и рассеял».

Несчастен тот, кто слышит такие слова. Несчастен, ибо теперь он уверует в возможность чуда, но волшебные мгновения уже не вернутся.

Когда он закончил лекцию, люди со всех сторон окружили его. Я ждала поодаль, напряженно размышляя над тем, какое впечатление произведу на него после стольких лет разлуки. Я чувствовала себя маленьким ребенком – робеющим, ревнующим его к новым, незнакомым мне друзьям, я страдала, потому что другим он уделял внимания больше, чем мне.

Но вот он приблизился. Кровь прихлынула к его щекам, и я увидела перед собой не взрослого мужчину, минуту назад толковавшего о таких важных предметах, а того мальчика, который когда-то, спрятавшись со мною вместе в часовне Святого Сатурия, рассказывал о мечте обойти весь свет – а наши родители меж тем звонили в полицию, боясь, что мы утонули во время купания.

– Здравствуй, Пилар, – сказал он.

Я поцеловала его. Я могла бы сказать что-нибудь лестное о его выступлении и о том, что мне как-то не по себе среди такого множества людей. Я могла бы вспомнить какой-нибудь забавный случай из времен нашего детства и признаться, что горжусь, видя, какое восхищение вызывает он у других, у посторонних.

Я могла бы объяснить, что должна бежать со всех ног – иначе пропущу последний ночной автобус на Сарагосу.

Могла бы. Никогда не сумеем мы понять значение этих слов. Ибо в каждое мгновение нашей жизни может произойти нечто, – может произойти, но не происходит. Существуют волшебные мгновения, но они остаются и проходят неузнанными, и тут внезапно рука судьбы меняет наш мир.

Именно так и случилось тогда. Вместо всего того, что я могла бы сказать, я произнесла лишь два слова, которые – неделю спустя – привели меня на берег этой реки, заставили написать эти строки.

– Выпьем кофе? – вот что я тогда сказала.

И, обернувшись ко мне, он не оттолкнул протянутую ему руку судьбы.

– Мне так нужно поговорить с тобой. Завтра у меня лекция в Бильбао. Я на машине. Едем?

– Я должна вернуться в Сарагосу, – ответила я, не зная, что это был единственный выход.

Но в следующую долю секунды, оттого ли, что вновь вернулась в детство, или оттого, что не мы пишем лучшие мгновения нашей жизни, я сказала:

– Но впрочем, будут выходные по случаю праздника Непорочного Зачатия. Я могу поехать с тобой в Бильбао и вернуться в Сарагосу оттуда.

Реплика моей соседки по поводу «семинариста» не давала мне покоя, и он, как видно, заметил это.

– Ты о чем-то хочешь меня спросить?

– Хочу, – ответила я, попытавшись слукавить. – Перед лекцией какая-то женщина в зале сказала, что ты возвращаешь принадлежащее ей.

– Это не важно.

– Для меня важно, – возразила я. – Я ведь ничего не знаю о тебе, о твоей жизни, я была поражена, увидев, сколько народу явилось послушать тебя.

Засмеявшись, он обернулся к другим и уже готов был вступить с ними в беседу.

– Погоди, – сказала я, удерживая его за руку. – Ты не ответил мне.

– Поверь, Пилар, тебе это будет не слишком интересно.

– Так или иначе, я хочу знать.

Он глубоко вздохнул и отвел меня в угол зала.

– Все три великие религии, в основе которых лежит единобожие, – иудаизм, христианство, ислам – это мужские религии. Священнослужители – мужчины. Мужчины устанавливают законы, мужчины исполняют обряды.

– Но что же имела в виду та дама в зале?

Он замялся, помедлил, но все же ответил:

– Что я вижу порядок вещей по-другому. Что верю в женский лик Господа.

Я вздохнула с облегчением – моя соседка ошибалась. Он не мог быть семинаристом, ибо семинаристам не дано видеть порядок вещей по-другому.

– Исчерпывающее объяснение, – ответила я.


У дверей меня поджидала та самая девушка, что подмигнула мне в зале.

– Я знаю, что мы с тобой исповедуем одну и ту же веру, – сказала она. – Меня зовут Брида.

– О чем ты? Не понимаю.

– Прекрасно понимаешь, – рассмеялась она.

И прежде чем я успела что-нибудь объяснить, схватила меня за руку и вытащила наружу. Вечер был довольно теплым, но не на улице же мне оставаться до утра, а где переночевать, я не знала.

– Куда мы? – спросила я.

– К изваянию Богини, – прозвучало в ответ.

– Мне бы найти какой-нибудь недорогой отель.

– Я все тебе потом объясню.

Я бы предпочла зайти в кафе, поговорить, разузнать о нем как можно больше. Но спорить не стала и, когда она повела меня по Пасео-де-Кастельяна, послушно шла рядом и только вертела головой, рассматривая Мадрид, где никогда до этого не бывала.

Посреди проспекта она остановилась и показала на небо.

– Вот она!

Меж голых ветвей сияла полная луна.

– Красиво, – заметила я.

Но девушка, не слушая меня, раскинула руки крестом, повернула ладони вверх, подняла голову к небу и замерла.

«Куда меня занесло, – подумала я. – Слушала лекцию, потом оказалась на Пасео-де-Кастельяна вместе с этой полоумной, а завтра еду в Бильбао».

– Зеркало Богини Земли, – заговорила девушка, не открывая глаз. – Научи нас осознавать наше могущество, сделай так, чтобы мужчины нас понимали. Ты, рождающаяся, блистающая, умирающая и воскресающая в небесах, указываешь нам путь от семени к плоду.

Она простерла руки к небесам и надолго застыла в этой позе. Прохожие глядели на нее, посмеивались, но она не обращала на них никакого внимания, зато я готова была сгореть со стыда, что оказалась рядом с ней.

– Я должна была сделать это, – произнесла она, отдав все почести луне. – Теперь Богиня защитит нас.

– О чем ты, скажи, наконец, толком!

– О том же, о чем говорил твой друг, но только истинными словами.

И я пожалела, что не старалась понять смысл лекции и теперь не знаю, о чем там шла речь.

– Мы знаем, что у Бога – женский лик, – сказала девушка, когда мы двинулись дальше. – Мы, женщины, которые понимают и любят Великую Мать. Нам дорого обошлось наше знание – нас преследовали и жгли на кострах – и все-таки мы сумели выжить. И теперь нам внятен смысл ее тайн.

Костры. Ведьмы.

Я вгляделась в лицо моей спутницы: красивая, распущенные рыжие волосы спадают до лопаток.

– Мужчины уходили на охоту, мы оставались в пещерах, во чреве Матери, и растили детей, – продолжала она. – И там Великая Мать обучила нас своей науке.

Мужчина живет в движении, мы пребывали во чреве Матери. И потому поняли, как семя дает росток, и предупредили наших мужчин. Мы испекли первый хлеб и накормили их. Мы слепили из глины первую чашу и напоили их. Мы поняли цикл творения, потому что наша плоть живет, повторяя череду лунных фаз. Гляди, вот она! – внезапно перебила она себя.

Я взглянула в ту сторону, куда она показывала.

В центре площади, со всех сторон обтекаемой потоками машин, стоял фонтан, украшенный скульптурой – женщина на колеснице, запряженной львами.

– Это площадь Кибелы, – похвасталась я тем, как знаю Мадрид. Я десятки раз видела эту скульптуру на почтовых открытках.

Но девушка не слушала меня. Она была уже посреди улицы и, лавируя между машинами, бежала к фонтану.

– Идем! Идем! – кричала она и махала мне рукой.

Я решила последовать за ней хотя бы для того, чтобы спросить название отеля. От всего этого сумасшествия я устала и теперь хотела выспаться.

У фонтана мы оказались почти одновременно: я – с колотящимся сердцем, она – с улыбкой на устах.

– Вода! – воскликнула она. – Вода – вот ее проявление!

– Пожалуйста, скажи мне название какого-нибудь дешевого отеля.

Она погрузила обе руки в чашу фонтана.

– Сделай так же, – сказала она мне. – Прикоснись к воде.

– Да ни за что на свете. Но тебе не хочу мешать – пойду поищу место для ночлега.

– Еще минуту!

С этими словами она вытащила из сумочки маленькую флейту и поднесла ее к губам. Музыка, как мне показалось, произвела гипнотическое действие – шум машин отдалился, сердце мое забилось ровно. Присев у фонтана, слушая лепет воды и песенку флейты, я не сводила глаз с лунного диска, плывшего над нами. Что-то подсказывало мне, – хоть я и сознавала это не вполне отчетливо, – что там, в небесах, пребывает какая-то частица моей женской сути.

Не знаю, как долго звучала флейта. Оборвав мелодию, девушка повернулась к фонтану.

– Кибела, – сказала она. – Еще одно проявление Великой Матери. Кибела управляет ростом колосьев в поле, оберегает города, возвращает женщину на стезю священнослужения.

– Кто ты? – спросила я. – Зачем попросила меня пойти с тобой?

Она обернулась:

– Я – именно то, что ты думаешь. Я исповедую религию Земли.

– Зачем я тебе понадобилась? – настаивала я.

– Я читаю по твоим глазам. И сердце твое для меня – открытая книга. Ты будешь пылко и страстно любить. И страдать.

– Я?

– Ты знаешь, о ком я говорю. Я видела, как он смотрел на тебя. Он любит тебя.

Да, конечно, я имею дело с сумасшедшей.

– Потому я и позвала тебя с собой, – продолжала она. – Он – значителен и важен. Он, хоть и болтает ерунду, по крайней мере признает культ Великой Матери. Нельзя допустить, чтобы он пропал. Помоги ему.

– Ты сама не знаешь, что говоришь. Ты запуталась в своих фантазиях, – говорила я, снова лавируя между автомобилями и твердя про себя, что никогда больше не стану думать над словами этой женщины.

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9785170508563, 9780010986617
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Офсет
Масса:   255 г
Размеры:   207x 134x 14 мм
Оформление:   Тиснение золотом
Тираж:   15 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Богдановский Александр
Отзывы Рид.ру — На берегу Рио-Пьедра села я и заплакала
4 - на основе 4 оценок Написать отзыв
2 покупателя оставили отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
3
19.04.2012 09:20
Название книги интригующее. Но, уже познакомившись с этим автором, я насторожилась. И уже была готова ожидать от него все что угодно, точнее от его книги.

Книга небольшая, прочитала быстро. С сюжетом все оказалось сложнее, как в принципе и со всеми его историями. Ничего не лежит на поверхности, нужно заглядывать в самую суть, сквозь строки, чтобы понять, что хочет донести до нас автор.

Главная героиня обычная девушка, провинциальная студентка, в жизни переступает через все просто и легко, и не думает о Высшем предназначении точно. С течением обстоятельств она встречает старого знакомого, который служит Богу. Вся его жизнь пронизана его Верой. Он живет по заповедям, он проповедует их, разъезжает по городам и встречается с людьми, чтобы донести до них религию.

Перед нами две стихии, я бы так сказала. Они из абсолютно разных миров. Каждый живет ради своей цели, каждый дышит своей верой. Что их объединяет? Конечно же, Любовь. Автор показывает нам ее зарождение, развитие и кульминацию. Мы видим. Как сначала главная героиня нехотя идет на его собрание. Чтобы послушать, как ее терзают сомнения, как она на грани отчаяния, и как потом она готова на все ради него, ради того, чтобы быть просто рядом.

Наша Вера в Бога основывается на Любви. Автор показал нам как через любовь можно стать ближе к Богу. Важно не вникать в сам сюжет, а мыслить глубже, чтобы понять это.

Книга на первый взгляд может показаться странной, как и многие произведения Пауло Коэльо. Но научившись понимать, я думаю, вам понравится, как и мне.

Особое впечатление на меня произвело чувства главной героини и как они эволюционировали. Представим наши дни, современная девушка встречает симпатичного парня. Как и все, они любит развлекаться, любит хорошо покушать, провести с подругами время, посплетничать лишний раз. И как ей понять такого странного парня, который ничего этого не делает и ему не нужно это все? Он живет по другим законам. Она по началу хотела убежать, но любопытство тянуло ее следовать за ним все дальше и дальше. Боюсь отпугнуть ее, он даже не пытался поцеловать ее, а только брал за руку и долго и крепко держал ее. Сначала он познакомил ее со своей жизнью, помог понять ее законы. И что мы видим потом? Единственным ее желанием было остаться с ним на этом месте, где нет ее подруг, развлечений, где есть только он, она и Бог.

Написана книга не односложно. Вроде бы слова простые на страницах, а иногда совсем непонятно написано. Перечитываешь строки, абзацы… к примеру, автор приводит какое-то событие. Понятно, что оно должно сыграть какую-то роль в раскрытии основной линии сюжета, а вот какую – не понятно.

Я знаю, что этот автор модный в наши дни. Именно «модный», а не великий. Его читают многие знаменитости, и не забывают упомянуть об этом в общественных кругах. Да, конечно, как мне кажется, житель из деревни читая произведения Коэльо может и не понять смысл, но думаю в этом основная загадка и кроется - никогда не знаешь, что конкретно хотел автор сказать той или иной своей книгой. Я бы охарактеризовала его произведения – «не для всех», как отдельный жанр.

Эта книга не стала моей любимой, что уж говорить. Я все таки ближе к мирскому, чем духовному. Но сам замысел меня поразил. Когда надоело читать про сказочную любовь до гроба, и хочется проникнуться глубоким смыслом, эта книга точно для вас.

Я рекомендую прочитать книги Коэльо конечно же женщинам, так как мне кажется у мужчин другой склад ума, чтобы им были интересны его книги.
Нет 0
Да 2
Полезен ли отзыв?
3
24.12.2010 12:24
Эта книга мне какой-то нудноватой показалась. Мучала я её, мучала, мучала, да и отложила. Любовь -- это, конечно, здорово, это очень важно и очень серьёзно, но как-то всего, связанного с любовью, в этой книге слишком много. Т.е. я читала немало хороших книг о любви, в которых вроде и не происходило ничего осбенного, но которые мне были интересны, а это вот книга скучновата, на мой взгляд.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 2
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «На берегу Рио-Пьедра села я и заплакала» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить