Синдром Петрушки Синдром Петрушки Дина Рубина совершила невозможное – соединила три разных жанра: увлекательный и одно-временно почти готический роман о куклах и кукольниках, стягивающий воедино полюса истории и искусства; семейный детектив и психологическую драму, прослеженную от ярких детских и юношеских воспоминаний до зрелых седых волос. Страсти и здесь «рвут» героев. Человек и кукла, кукольник и взбунтовавшаяся кукла, человек как кукла – в руках судьбы, в руках Творца, в подчинении семейной наследственности? – эта глубокая и многомерная метафора повернута автором самыми разными гранями, не снисходя до прямолинейных аналогий. Мастерство же литературной «живописи» Рубиной, пейзажной и портретной, как всегда – на высоте: словно ешь ломтями душистый вкусный воздух и задыхаешься от наслаждения. Эксмо 978-5-699-49659-4
229 руб.
Russian
Каталог товаров

Синдром Петрушки

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (3)
  • Отзывы ReadRate
Дина Рубина совершила невозможное – соединила три разных жанра: увлекательный и одно-временно почти готический роман о куклах и кукольниках, стягивающий воедино полюса истории и искусства; семейный детектив и психологическую драму, прослеженную от ярких детских и юношеских воспоминаний до зрелых седых волос.
Страсти и здесь «рвут» героев. Человек и кукла, кукольник и взбунтовавшаяся кукла, человек как кукла – в руках судьбы, в руках Творца, в подчинении семейной наследственности? – эта глубокая и многомерная метафора повернута автором самыми разными гранями, не снисходя до прямолинейных аналогий.
Мастерство же литературной «живописи» Рубиной, пейзажной и портретной, как всегда – на высоте: словно ешь ломтями душистый вкусный воздух и задыхаешься от наслаждения.
Отрывок из книги «Синдром Петрушки»
Теперь надо внимательно читать записанные русскими буквами смешные слова, не споткнуться бы. Ага: вот кудрявый женский голосок, служебное сочетание безразличия с предупредительностью.

– Бокер тов! – старательно прочитал он по бумажке, щурясь. – Левакеш доктор Горелик, бвакаша[1]…

Голос приветливо обронил картавое словцо и отпал. Ну и язык: бок в каше, рыгал Кеша, ква-ква…

Что ж он там телепается-то, господи!.. Наконец трубку взяли.

– Борька, я тут… – глухо проговорил он: мобильник у виска, локоть отставлен – банкрот в ожидании последней вести, после которой спускают курок. И – горло захлестнуло, закашлялся…

Тот молчал, выжидая. Ну да, недоволен доктор Горелик, недоволен. И предупреждал… А иди ты к черту!

– Рановато, – буркнул знакомый до печенок голос.

– Не могу больше, – отозвался он. – Нет сил.

Оба умолкли. Доктор вздохнул и повторил, словно бы размышляя:

– Ранова-а-то… – и спохватился: – Ладно. Чего уж сейчас-то… Поезжай ко мне, ключ – где обычно. Пошуруй насчет жратвы, а я вернусь ближе к вечеру, и мы все обмозгу…

– Нет! – раздраженно перебил тот. – Я сейчас же еду за ней!

Сердце спотыкалось каждые два-три шага, словно бы нащупывая, куда ступить, и тяжело, с оттяжкой било в оба виска.

– Подготовь ее к выписке, пожалуйста.

…Маршрутка на крутом повороте слегка накренилась, на две-три секунды пугающе замешкалась над кипарисовыми пиками лесистого ущелья и стала взбираться все выше, в Иерусалимские горы. День сегодня выходил мглисто-солнечным, голубым, акварельным. На дальних холмах разлилось кисельное опаловое озеро, в беспокойном движении которого то обнажался каскад черепичных крыш, то, бликуя окнами, выныривала кукольно-белая группка домов на хвойном темени горы, то разверзалась меж двух туманных склонов извилисто-синяя рана глубокой долины, торопливо затягиваясь таким же длинным жемчужным облаком…

Как обычно, это напомнило ему сахалинские сопки, в окружении которых притулился на берегу Татарского пролива его родной городок Томари, Томариора по-японски.

Так он назвал одну из лучших своих тростевых кукол – Томариора: нежное бледное лицо, плавный жест, слишком длинные по отношению к маске, тонкие пальцы и фантастическая подвижность узких черных глаз – за счет игры света при скупых поворотах головы. Хороший номер: розовый дым лепестков облетающей сакуры; изящество и завершенность пластической мысли…

Вдруг он подумал: вероятно, в этих горах, с их божественной игрой ближних и дальних планов, c их обетованием вечного света, никогда не прискучит жить. Видит ли она эти горы из окна своей палаты, или окно выходит на здешнюю белокаменную стену, в какой-нибудь кошачий двор с мусорными баками?..

От автобусной станции он взял такси, также старательно зачитав водителю адрес по бумажке. Никак не мог запомнить ни слова из этого махристого и шершавого и одновременно петлей скользящего языка, хотя Борька уверял, что язык простой, математически логичный. Впрочем, он вообще был не способен к языкам, а те фразы на псевдоиностранных наречиях, что вылетали у него по ходу представлений, были результатом таинственной утробной способности, которую она считала бесовской.

На проходной пропустили немедленно, лишь только он буркнул имя Бориса, – видимо, тот распорядился.

Потом пережидал в коридоре, увешанном пенистыми водопадами и росистыми склонами, на которых произрастали положительные эмоции в виде желто-лиловых ирисов, бурный разговор за дверью кабинета. Внутри, похоже, отчаянно ругались на повышенных тонах, но, когда дверь распахнулась, оттуда вывалились двое в халатах, с улыбками на бородатых разбойничьих лицах. Он опять подумал: ну и ну, вот язык, вот децибелы…

– Я думал, тут драка … – сказал он, входя в кабинет.

– Да нет, – отозвался блаженно-заплаканный доктор Горелик, поднимаясь из кресла во весь свой кавалергардский рост. – Тут Давид смешную историю рассказывал…

Он опять всхлипнул от смеха, взметнув свои роскошные чернобурковые брови и отирая огромными ладонями слезы на усах. В детстве у смешливого Борьки от хохота просто текло из глаз и носа, как при сильной простуде, и бабушка специально вкладывала в карман его школьной курточки не один, а два наглаженных платка.

– Они с женой вчера вернулись из отпуска, в Ницце отдыхали. Ну, в субботу вышли пройтись по бульвару… Люди религиозные, субботу блюдут строго: выходя из дому, вынимают из карманов деньги и все мирское, дабы не осквернить святость дня. Гуляли себе по верхней Ницце – благодать, тишина, богатые особняки. Потом – черт дернул – спустились вниз, на Английскую набережную… – И снова доктор зашелся нежным голубиным смехом, и опять слеза покатилась к усам. Он достал платок из кармана халата, протрубил великолепную руладу, дирижируя бровями.

– Ох, прости, Петька, тебе не до этого… но жутко смешно! Короче: там то ли демонстрация, то ли карнавал – что-то кипучее. Какие-то полуголые люди в желтых и синих париках, машины с разноцветными флажками. Толпа, музыка, вопли… Минут через пять только доперли, что это гей-парад. И тут с крыши какой-то машины спрыгивает дикое существо неизвестного пола, бросается к Давиду и сует ему что-то в руку. Когда тот очнулся и глянул – оказалось, презерватив…

Большое веснушчатое лицо доктора расплылось в извиняющейся улыбке:

– Это дико смешно, понимаешь: святая суббота… и возвышенный Давид с презервативом в руке.

– Да. Смешно… – Тот криво усмехнулся, глядя куда-то в окно, где из будки охранника по пояс высунулся черно-глянцевый парень в оранжевой кепке, пластикой разговорчивых рук похожий на куклу Балтасара, последнего из тройки рождественских волхвов, тоже – черного и в оранжевой чалме. Он водил его в театре «Ангелы и куклы» в первые месяцы жизни в Праге.

Волхв-охранник возбужденно переговаривался с водителем легковушки за решетчатыми воротами, и невозможно опять-таки было понять – ругаются они или просто обмениваются новостями.
Отзывы Рид.ру — Синдром Петрушки
3.25 - на основе 4 оценок Написать отзыв
3 покупателя оставили отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
3
19.11.2011 10:52
Название "Синдром Петрушки" меня смущало,почему то представляла себе бесконечных кукол и маниакально преданных им людей, но вот взяла книгу и прочитала, и книга мне понравилась! Главный герой романа Петр Уксусов гениальный кукловод. В его руках куклы оживают, его игра завораживает, после представления люди подходят и трогают кукол, невольно проверяя куклы ли они? А ведь все талантливые люди далеко непростые, глубокие, сложные, с чудовищной интуицией.
Кто мы куклы или кукловоды? Как он ответил другу, на упрек, что он превратил свою больную жену в собственность.
-Собственность....Он горько усмехнулся и умолк. Мне кажется...что я иногда я чувствую себя мальчиком, созданным из воздуха и "уплотненным в плоть" чью душу Создатель или Тот, другой-кто-то из них двоих,- взял к себе на службу. А вот к кому из них я взят на службу,в чем смысл этой моей службы смысл, и главное, чья я собственность....этого в отличие от Лизы не знаю...
Еще в этой книге есть своя маленькая семейная легенда опять же связанная с куклой. Легенды как сказки, можно в них верить, можно не верить, но их интересно читать.
Нет 0
Да 1
Полезен ли отзыв?
3
08.09.2011 18:02
Эта книга попала мне в руки случайно. На отдыхе я дочитала книгу, что с собой брала, и встал остро вопрос о приобретении новой. Книжные прилавки морского поселка не отличались особой оригинальностью, потому я не задумываясь взяла одну из книг Рубиной, тем более, что и автор, и название романа были у меня на слуху. И еще одна забавность - я познакомилась с девочкой по фамилии Рубиной и гуляла по одноименной улице. Так что, это все же не такая уж и случайность ;)
Многие ругают это последнее произведение Дины Рубиной. Откровенно говоря, мне оно тоже особо не понравилось. Вернее оно прошло мимо меня. Я читаю, строчки плывут перед глазами, но сосредоточиться на них не получается - нет погружения в книгу - я летаю в своих мыслях.
Но, тем не менее, в романе есть что-то неуловимо приятное. Интересная история, неплохой сюжет. Язык необычен. Правда вольности стиля и слишком "одетые" в эпитеты выражения несколько утомляли. Может быть, именно из-за этих многочисленных одежек я не смогла разглядеть само произведение?
Единственное, что тронуло, что увлекло - это письмо самого Петрушки. Это действительно звучало очень грустно и щемяще.
Я знаю, есть большие любители Рубиной, да и в современной русской прозе она занимает далеко не последнее место. Потому я все же возьму в руки еще одну ее книгу.
Но истории, которые я мечтаю дочитать, а не оттягиваю момент финала - не для меня.
И забыла еще одно - благодарность автору за погружение в мир незнакомого Львова и знакомой, столь любимой Праги!)
П.С. несмотря на мягкую обложку, книга радует качеством. Плотная офсетная бумага, четкие буквы. Да и обложка не на один раз. Так что изданием довольна)
Нет 1
Да 2
Полезен ли отзыв?
3
02.09.2011 09:02
Моя читательская преданность творчеству Дины Рубиной в очередной раз увенчалась радостью и ожидаемым результатом.
Радость, потому что есть сложные отношения, хорошая история, прекрасный! русский язык, вкрапления этнических особенностей и временных точностей.
Ожидаемый результат - ускоривающийся финал с каждой строчкой, как-будто автор хочет поскорее закончить эту историю и начать новую.
Авторская и человеческая зрелость подкупает и подтверждает собственные убеждения.
Хорошо.
Нет 0
Да 1
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 3
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Синдром Петрушки» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить