Другие голоса, другие комнаты Другие голоса, другие комнаты Представляем вниманию читателей дебютный роман одного из крупнейших американских прозаиков послевоенного поколения Трумена Капоте (1924—1984). Где бы ни происходило действие — в таинственном мрачном доме в глуши или в шумном центре Нью-Йорка, — герои Капоте — это всегда тонко чувствующие, неустроенные люди, взыскующие любви и подлинных человеческих ценностей. Азбука 978-5-389-02401-4
96 руб.
Russian
Каталог товаров

Другие голоса, другие комнаты

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (1)
  • Отзывы ReadRate
Представляем вниманию читателей дебютный роман одного из крупнейших американских прозаиков послевоенного поколения Трумена Капоте (1924—1984). Где бы ни происходило действие — в таинственном мрачном доме в глуши или в шумном центре Нью-Йорка, — герои Капоте — это всегда тонко чувствующие, неустроенные люди, взыскующие любви и подлинных человеческих ценностей.
Штрихкод:   9785389024014
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Газетная
Масса:   115 г
Размеры:   180x 115x 15 мм
Тираж:   5 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Голышев Виктор
Отзывы Рид.ру — Другие голоса, другие комнаты
5 - на основе 3 оценок Написать отзыв
1 покупатель оставил отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
5
24.06.2012 01:46
Трумэн Капоте - один из людей, реабилитировавших американскую литературу в моих глазах. Писать он начал, что называется, с пеленок, не будет преувеличением сказать, что он родился литератором. Не принимая в расчет его первый серьезный опыт (неоконченный роман "Летний круиз"), его дебют смело можно назвать блистательным. Дебютанта выдает только откровенная автобиографичность романа "Другие голоса, другие комнаты", в остальном же это - зрелое, выстраданное, почти филигранное творение совсем юного автора двадцати трех лет. Остается жалеть только о том, что Капоте не писал стихов - поэтичность образов превышает допустимый уровень, если таковой вообще существует. Ну чем вам не поэзия: "Когда сумерки обнимут небо, словно тихий колокол бьет отбой, и хмурый покой нисходит на землю, голоса смолкают, как птицы на закате", или вот это: "Лозами звездного инея поросло южное небо и глаз его вязал в морозные узоры россыпь звезд"? Роман - пронзительный и смелый, вкратце - это примерно как если бы "Падение дома Ашеров" написал Фолкнер. Сравнение с последним напрашивается само собой, ведь даже место действия (американский консервативный юг) совпадает, а жанр, в котором написан роман, как и жанр нескольких произведений Фолкнера, характеризуется как Южная Готика, со всеми характерными атрибутами - загадочность в духе магического реализма, мрачная атмосфера упадка.
Главный герой - тринадцатилетний подросток Джоул Нокс. После смерти матери он отправляется в долгий путь, к отцу, которого никогда не знал. Тот живет в глубинке американского юга, настоящем "медвежьем углу", забытой Богом дыре. Ближайший городок - Нун-сити, в котором после заката "тишина становится почти что звуком". На пути - болото с замшелыми корягами, напоминающими тела утопленников и лилии с цветами "величиной с голову". Да и пункт назначения - тот еще Эдем. Огромный обветшалый полупустой особняк, осколок былых времен, до которого не добралась цивилизация, с одичалым садом и живописными развалинами (остатками сгоревших некогда библиотеки и бальной залы - своего рода печаль по ушедшей прекрасной эпохе, напоенной красотой и изяществом, безжалостно сожженной прагматизмом и пошлостью века наступившего)- доставшийся в наследство кузену мачехи Джоула, эксцентричному отшельнику Рандольфу. Мачеха Эйми - странноватая особа, жестокая и эгоистичная, носит перчатку, скрывающую неизвестное увечье (указание на скрытую червоточину ее нутра). Дядя Рандольф - большой оригинал, меланхоличный и женоподобный, умный и артистичный. Он быстро завоевывает привязанность Джоула своей беззащитностью и отчаянной нежностью, в каждом его слове сквозит затаенный страх и депрессивное мироощущение, неизбывная потерянность высокой души в низкой действительности - "Человека, который отказался нести свою крупицу, ждет на его тропе убийца и в каждой улыбке - приговор", "Какой изощренной пыткой было бы уничтожение всех зеркал на свете: где бы удостоверились мы тогда в существовании собственной персоны?", "Мы трудимся во тьме, мы делаем что можем, что имеем - отдаем. Сомнение - наша страсть, а желание узнать конец заставляет нас верить...верить во что-нибудь". Сам Джоул - фантазер, мальчик вдумчивый, начитанный и сентиментальный. В его глазах убогая реальность преображается в волнительную и полную значения мистерию, сказке подобную - толстуха-продавщица становится сумасшедшим клоуном; старик Джизус - колдуном, согнутым карликом; в заброшенной гостинице "Морок" неподалеку от усадьбы обитают томящиеся призраки, а живущий в ней пигмей - настоящий знахарь; да и сама усадьба полна загадками - никто не говорит Джоулу, что с его отцом, и не позволяют им видеться; в окне он видит загадочную даму в высоком парике, да и сам мальчик уверен, что дом полон тайных ходов и глазков в картинах. И куда деваться, если "впереди опасность, а за спиной - обман"? Какое оружие против мира может быть у того, кого швыряют за грань здравомыслия, заставляя закрываться, сомневаться в очевидном?
Жизнь в самых ненормальных, уродливых своих проявлениях толкает Джоула к познанию, хотя он отчаянно сопротивляется. Ведь проще "не знать, лучше небо держать в ладони, как бабочку, которой нет". Однако когда любовь и смерть обивают пороги, сложно сохранять равнодушие. Печальная осень сменяет яркое лето и беспечное неведение стирается жестоким самосознанием. Джоулу придется принять себя, принять свою сущность. Потому как "Что толку в птице, если она летать не может?".
Финал поражает своей многогранностью - понимать можно и так, и этак - здесь необходим читатель не пассивный, но созидательный. Сам Капоте давал недвусмысленную трактовку - становясь адептом "взрослой" жизни, Джоул должен признать очевидное - в первую очередь, свою гомосексуальность. Я не знала этого ни при первом, ни при втором прочтении. В первом случае я решила, что Джоул ушел из дома, ото всего этого сумасшествия; во втором - мне показалось очевидным, что он и сам сошел с ума - тоже достойный способ покинуть реальность. Последняя трактовка нравится мне больше всего и до сих пор, она добавляет всей истории изрядную долю трагизма и безысходности, вознося ее при этом в сферы иррационального, неземного.

Рандольф, - сказал Джоул, - ты когда-нибудь был таким молодым, как я?
И Рандольф сказал: "Я никогда не был таким старым".
Нет 0
Да 1
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 1
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Другие голоса, другие комнаты» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить