Приключения участников "Пушечного клуба" Приключения участников "Пушечного клуба" В книгу вошли романы Жюля Верна, посвященные поразительным и опасным приключениям членов \"Пушечного клуба\" (\"С Земли на Луну прямым путем за 97 часов 20 минут\", \"Вокруг Луны\", \"Вверх дном\"). Начало их фантастическим авантюрам положила идея установить связь с Луной, пустив в нее ядро (с людьми внутри!) из пушки невероятных размеров. АСТ 978-5-17-066899-1
354 руб.
Russian
Каталог товаров

Приключения участников "Пушечного клуба"

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
В книгу вошли романы Жюля Верна, посвященные поразительным и опасным приключениям членов "Пушечного клуба" ("С Земли на Луну прямым путем за 97 часов 20 минут", "Вокруг Луны", "Вверх дном"). Начало их фантастическим авантюрам положила идея установить связь с Луной, пустив в нее ядро (с людьми внутри!) из пушки невероятных размеров.
Отрывок из книги «Приключения участников "Пушечного клуба"»
ГЛАВА ПЕРВАЯ. "Пушечный клуб".

Во время Гражданской войны в Соединенных Штатах новый чрезвычайно
влиятельный клуб возник в Балтиморе, главном городе штата Мэриленд. Мы
знаем, с какою силой пробудился тогда военный дух американцев -- этого
народа предпринимателей, купцов и механиков. Простые торговцы бросали свои
прилавки и внезапно превращались в капитанов, полковников и генералов,
отлично обходясь без дипломов военных училищ Вест-Пойнта; они быстро
сравнялись в "военное искусстве" с европейскими своими собратьями и, подобно
им, не жалея ядер, миллионов, а главное, людей, стали одерживать победу за
победой.
А в артиллерийской науке -- в баллистике -- американцы, на диво всем,
даже превзошли европейцев. Нельзя сказать, чтобы их приемы стрельбы достигли
большего совершенства, но они создали орудия необычайных размеров, бившие на
неслыханные до тех пор расстояния. В искусстве настильного, навесного и
ураганного огня, флангового, продольного и тылового обстрела англичане,
французы и пруссаки достигли высокого совершенства; но их пушки, гаубицы и
мортиры кажутся простыми пистолетами по сравнению с колоссальными орудиями
американской артиллерии.
Впрочем, тут нечему удивляться. Янки -- первые механики в мире; они
словно родятся инженерами, как итальянцы -- музыкантами, а немцы --
метафизиками. Естественно, и в артиллерийскую науку они внесли свою смелую,
подчас дерзкую изобретательность. Отсюда -- их гигантские пушки, гораздо
менее полезные, чем их швейные машины, но столь же удивительные и вызывающие
еще большее восхищение. Всем известны необыкновенные огнестрельные орудия
Паррота, Дальгрина и Родмена. Их европейским коллегам Армстронгу, Пализеру и
Трей-де-Болье оставалось только преклониться перед своими заморскими
соперниками.
Во время кровопролитной войны северян с южанами артиллеристы
пользовались особенным почетом. Американские газеты с восторгом возвещали об
их изобретениях, и, кажется, не было такого мелкого лавочника или
невежественного bооbу [1], который день и ночь не ломал бы голову над
вычислением сумасшедших траектории.
А когда у американца зародится идея, он ищет товарища, который разделил
бы ее. Если во мнениях сойдутся трое, то один из них немедленно избирается
председателем, а двое других -- секретарями. Если их четверо, то назначается
архивариус -- и готово "бюро". Если их пятеро, то созывается "общее
собрание" -- и клуб учрежден!
Так было и в Балтиморе. Первый, кто изобрел новую пушку, вступил в союз
с первым, кто согласился эту пушку отлить, и с первым, кто взялся ее
высверлить. Так возникло "ядро" "Пушечного клуба". Через месяц клуб
насчитывал уже 1833 действительных члена и 35 365 членов-корреспондентов.
Всякому желающему вступить в члены клуба ставилось conditi o sine qua
non [2], он должен был изобрести или, по меньшей мере, усовершенствовать
пушку, а в крайнем случае какое-нибудь иное огнестрельное оружие. Нужно,
однако, сказать, что изобретатели пятнадцатизарядных револьверов, нарезных
штуцеров и сабель-пистолетов не пользовались особым почетом. Артиллеристы
всюду и везде их затмевали.
-- Уважение, которое они приобретают,-- провозгласил однажды один из
самых ученых ораторов "Пушечного клуба",-- прямо пропорционально "массам" их
пушек и "квадратам расстояний", которые пролетают их снаряды.
Еще немного -- и можно было бы распространить Ньютонов закон всемирного
тяготения на всю духовную жизнь.
Легко себе представить размах американской изобретательности после
учреждения "Пушечного клуба". Военные орудия начали принимать колоссальные
размеры, а снаряды стали перелетать через все дозволенные расстояния, иной
раз разрывая в клочки безобидных прохожих. Все эти изобретения скоро
оставили далеко позади скромные по своим размерам европейские орудия. Вот
цифры.
Прежде, "в доброе старое время", ядро в тридцать шесть фунтов весом
могло прострелить на расстоянии трехсот футов лишь тридцать шесть лошадей,
поставленных поперек его пути, или шестьдесят восемь человек. Это была
младенческая пора артиллерийского искусства. С тех пор снаряды далеко
улетели вперед. Например, пушка Родмена била на расстоянии семи миль, и ее
ядро, весом в полтонны, легко могло "скосить" сто пятьдесят лошадей и триста
человек. В "Пушечном клубе" был даже возбужден вопрос, не произвести ли этот
смелый опыт. Но если лошади и согласились бы подвергнуться подобному
испытанию, то среди людей, к сожалению, охотников не нашлось.
Во всяком случае, эти орудия были весьма смертоносны: при каждом их
выстреле сражавшиеся падали целыми рядами, словно колосья под ударами косы.
И какими жалкими по сравнению с такого рода снарядами показалось бы и
знаменитое ядро, которое в 1587 году в битве при Кутра сразило двадцать пять
человек, и то, которое в 1758 году при Цорндорфе убило сорок пехотинцев, и,
наконец, австрийская пушка, поражавшая в битве при Кессельдорфе каждым своим
выстрелом семьдесят человек. Что значили теперь наполеоновские пушки,
убийственный огонь которых решил судьбу сражений при Иене и Аустерлице? Все
это были лишь первые цветочки! В битве при Геттисберге конический снаряд,
выпущенный из нарезной пушки, разом уложил сто семьдесят три южанина, а при
переправе через реку Потомак один родменовский снаряд отправил в лучший мир
двести пятнадцать южан. Следует также упомянуть об огромной мортире,
изобретенной Дж. Т. Мастоном, выдающимся членом и непременным секретарем
"Пушечного клуба"; действие ее было крайне губительным: при ее испытании
оказались убитыми триста тридцать семь человек; правда, все они погибли от
взрыва самой мортиры!
Что еще остается добавить к этим красноречивым цифрам? Решительно
ничего. Поэтому никто не станет оспаривать следующих вычислений статистика
Питкерна: разделив число жертв артиллерийского огня на число членов
"Пушечного клуба", он установил, что на каждого члена приходится "в среднем"
по две тысячи триста семьдесят пять с дробью убитых!
Если вдуматься в эти цифры, то станет ясно, что единственною заботою
этого ученого общества было истребление рода человеческого (хотя и в
филантропических целях) путем усовершенствования боевых орудий, которые были
приравнены к орудиям цивилизации. Это был своего рода союз ангелов смерти,
которые в жизни, однако, отличались весьма добродушным нравом.
Необходимо, однако, добавить, что янки, как люди мужественные, не
ограничивались одними вычислениями и нередко платили собственной жизнью ради
торжества своего дела. Среди членов "Пушечного клуба" имелись офицеры всех
рангов от поручиков до генералов; военные всех возрастов: и новички в
военном деле, и старые служаки, поседевшие на боевом посту. Немало их
полегло на поле брани, и имена их занесены в почетную книгу "Пушечного
клуба", а у большинства других, вернувшихся с войны, остались неизгладимые
следы их храбрости. В клубе можно было видеть целую коллекцию костылей,
деревянных ног, искусственных рук, ручных протезов с крючком, каучуковых
челюстей, серебряных черепов и платиновых носов. Упомянутый выше статистик
Питкерн вычислил также, что в "Пушечном клубе" приходилось меньше чем по
одной руке на четырех человек и лишь по две ноги -- на шестерых.
Но храбрые артиллеристы не придавали значения таким "мелочам" и по
праву гордились, когда газеты сообщали, что в новом сражении число убитых и
раненых превысило раз в десять число выпущенных снарядов.
Настал, однако, день,-- печальный, досадный день! -- когда оставшиеся в
живых перестали убивать друг Друга и был подписан мир. Прекратились
выстрелы, замолк грохот мортир; надолго заткнули пасти гаубиц; пушки с
опущенными жерлами были размещены по арсеналам, ядра сложены в пирамиды.
Постепенно изгладились кровавые воспоминания; на полях, щедро удобренных
человеческим мясом и напоенных кровью, роскошно разрослись хлопковые
плантации; износились траурные платья, затихли страдания, и члены "Пушечного
клуба" были обречены на полную бездеятельность.
Правда, иные неутомимые изобретатели продолжали еще проектировать
невиданных размеров гранаты. Но что значила теория без практики? Залы
"Пушечного клуба" мало-помалу опустели, в передних дремали лакеи, кипы газет
на столах покрывались плесенью, из темных углов доносился заунывный храп, и
члены клуба, еще недавно такие шумные, засыпали от скуки, предаваясь в
одиночестве платоническим мечтам об успехах артиллерии.
-- Прямо в отчаяние можно прийти! -- жаловался однажды вечером в
курительной комнате храбрый Том Гантер; он протянул свои деревянные ноги к
камину, не замечая, что концы их понемногу начали обугливаться.
-- Решительно нечего делать! И надеяться не на что! Что за унылое
существование! Где то время, когда всякое утро нас будили веселые выстрелы
пушек?
-- Миновали счастливые дни! -- отозвался ретивый Билсби, машинально
пытаясь развести руками, которых у него не было.-- Славное было житье!
Бывало, изобретешь гаубицу, едва успеют ее отлить, и марш с нею на пробу
прямо по неприятелю! Потом вернешься в лагерь -- и Шерман тебя похвалит,
либо сам Мак-Клеллан тебе руку пожмет! А теперь генералы вернулись в свои
конторы и вместо снарядов выпускают... безобидные кипы хлопка из своих
складов! Клянусь святой Барбарой, будущность артиллерии в Америке рисуется
мне в самом мрачном свете!
-- Верно, Билсби! -- воскликнул полковник Блемсбери.-- Какое жестокое
разочарование!.. Зачем побросали мы свои мирные занятия, покинули свой
родной Балтимор, зачем обучались военному делу? Зачем совершали мы геройские
подвиги на поле битвы? Неужто только для того, чтобы через два-три года все
наши труды пошли прахом?.. Сиди теперь без дела да позевывай, сунув руки в
карманы!
По правде сказать, воинственному полковнику трудновато было бы
подтвердить свои слова соответствующим жестом: карманы-то у него были, но
рук не осталось.
-- Никакой войны даже не предвидится! -- вздохнул знаменитый Дж. Т.
Мастон, почесывая свой гуттаперчевый череп железным крючком, заменявшим ему
руку.-- Ни единого облачка на горизонте... а между тем в артиллерийской
науке столько еще пробелов! Кстати сказать, сегодня утром я закончил чертежи
новой мортиры -- горизонтальный разрез и схему; орудие это может в корне
изменить законы войны!..
-- В самом деле? -- воскликнул Том Гантер, которому невольно
представилась картина "пробы" последнего изобретения достопочтенного
Мастона.
-- В самом деле! -- отвечал Мастон.-- Но, спрашивается, ради чего я
столько работал, ломал голову над сложными вычислениями? Не напрасно ли я
трудился? Народы Нового Света точно сговорились жить в вечном мире. Наша
воинственная "Трибюн" пророчит человечеству самое мрачное будущее в связи с
увеличением народонаселения, принимающим прямо-таки непозволительные
размеры.
-- Вы забываете, Мастон,-- возразил полковник Блемсбери,-- что в Европе
продолжаются войны,-- там еще не угасла национальная вражда.
-- Ну так что же?
-- Ну так можно попытаться там что-нибудь предпринять, если только они
примут наши услуги...
-- Что вы, что вы! -- воскликнул Билсби.-- Заниматься баллистикой на
пользу иностранцам?
-- Это все-таки лучше, чем вовсе ею не заниматься! -- заявил полковник.
-- Разумеется, лучше! -- вставил Мастон.-- Но об этом и думать не
стоит.
-- Почему же? -- удивился полковник.
-- Да потому, что у них, в Старом Свете, понятия о военной карьере для
нас, американцев, совсем не приемлемые. Этим людям даже в голову не
приходит, что можно сделаться главнокомандующим, не начав службы с чина
подпоручика... Ведь это все равно что утверждать, будто нельзя быть хорошим
наводчиком, если не умеешь сам пушки отливать! А это сущая...
-- Нелепость! -- подхватил Том Гантер, кромсая охотничьим ножом ручку
своего кресла.-- Итак, при настоящем положении дел нам остается только
сажать табак или перегонять китовый жир!
-- Как! -- воскликнул Мастон громовым голосом.-- Неужели мы состаримся
и умрем, не посвятив последние годы жизни усовершенствованию огнестрельных
орудий? Нам не представится случая испытать дальнобойность наших пушек? Небо
не озарится больше огнем наших залпов? Неужели никогда не возникнут
международные осложнения, которые позволят нам объявить войну какой-нибудь
заморской державе? Неужели французы так-таки не потопят ни одного нашего
корабля? Неужели англичане не нарушат ни разу международного права,-- ну,
например, не вздернут трех-четырех наших земляков?
-- Нет, Мастон,-- возразил полковник Блемсбери,-- не выпадет нам
подобного счастья! Нет! Не произойдет ни одного инцидента, а если и
произойдет, мы не сумеем им воспользоваться. Национальная гордость в
Соединенных Штатах слабеет с каждым днем; скоро все мы сделаемся сущими
бабами!..
-- Да, нам нередко приходится унижаться! -- согласился Билсби.
-- Больше того -- нас унижают! -- воскликнул Том Гантер.
-- Истинная правда! -- подхватил с новою силою Мастон.-- В воздухе
носятся тысячи поводов к войне, а войны все нет как нет! Наше правительство
заботится о сбережении ног и рук у людей, которые не знают, что им делать со
своими конечностями. А зачем далеко искать повода к войне: разве Северная
Америка раньше не принадлежала англичанам?
-- Без сомнения! -- воскликнул Том Гантер, яростно размешивая своим
костылем угли в камине.
-- Если так,-- продолжал Мастон,-- то почему бы Англии в свою очередь
не принадлежать американцам?
-- Вот это справедливо! -- вырвалось у полковника Блемсбери.
-- А пойдите-ка предложите это президенту Соединенных Штатов! --
крикнул Мастон.-- Как он вас примет, а?
-- Плохо примет! -- процедил Билсби сквозь последние четыре зуба,
уцелевшие от войны.
-- Клянусь честью,-- воскликнул Мастон,-- пускай на следующих выборах
он не рассчитывает на мой голос!
-- И наших он не получит! -- дружно подхватили воинственные инвалиды.
-- Итак,-- заключил Мастон,-- вот мое последнее слово: если мне не
дадут возможности испытать мою новую мортиру на настоящем поле битвы, я
выхожу из членов "Пушечного клуба" и уезжаю из Балтимора, Лучше похороню
себя заживо в саваннах Арканзаса.
-- И мы последуем за вами,-- подхватили товарищи отважного Дж. Т.
Мастона.
Таково было положение дел в клубе; брожение умов становилось все
сильнее, клубу уже грозила опасность скорого распада, но одно неожиданное
событие предотвратило эту катастрофу.
На другой день после описанной беседы каждый из членов клуба получил
следующее циркулярное послание:

"Балтимор, 3 октября.

Председатель "Пушечного клуба" имеет честь уведомить своих сочленов,
что на общем собрании 5-го числа текущего месяца он сделает сообщение,
способное вызвать у них самый живой интерес. Вследствие этого он покорнейше
просит членов клуба, отложив свои очередные дела, пожаловать на это
заседание.
С сердечным приветом
ваш Импи Барбикен, П. П. К.".
Содержание
С Земли на Луну прямым путем за 97 часов 20 минут
Вокруг Луны
Вверх дном
Перевод заглавия:   De la Terre a la Lune. Autor de la Lune. Sans dessus dessous
Штрихкод:   9785170668991
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Офсет
Масса:   565 г
Размеры:   207x 135x 34 мм
Тираж:   1 000
Литературная форма:   Авторский сборник
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Лопырева Елена, Вовчок Марко
Негабаритный груз:  Нет
Срок годности:  Нет
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить