Стон горы Стон горы В книгу вошли самые известные произведения крупнейшего японского писателя XX век Ясунари Кавабата, представляющие автра как удивительного мастера, сумевшего выразить сокровенную суть японской души. Ясунари Кавабата (1899–1972) принадлежит к числу самых известных японских прозаиков ХХ века. Нередко его называют писателем своеобразной «японской Японии», ведь в своих произведениях он продолжает лучшие традиции одной из самых древних и богатых литератур мира. Его язык – образец рафинированного японского стиля: он отличается краткостью, емкостью, глубиной и безупречностью метафор. Подобно тому, как Достоевский считал, что красота спасет мир, Кавабата утверждает своим творчеством, что без прекрасного нет подлинных чувств и подлинного искусства. Амфора 978-5-367-01919-3
328 руб.
Russian
Каталог товаров

Стон горы

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (1)
  • Отзывы ReadRate
В книгу вошли самые известные произведения крупнейшего японского писателя XX век Ясунари Кавабата, представляющие автра как удивительного мастера, сумевшего выразить сокровенную суть японской души.
Ясунари Кавабата (1899–1972) принадлежит к числу самых известных японских прозаиков ХХ века. Нередко его называют писателем своеобразной «японской Японии», ведь в своих произведениях он продолжает лучшие традиции одной из самых древних и богатых литератур мира. Его язык – образец рафинированного японского стиля: он отличается краткостью, емкостью, глубиной и безупречностью метафор.
Подобно тому, как Достоевский считал, что красота спасет мир, Кавабата утверждает своим творчеством, что без прекрасного нет подлинных чувств и подлинного искусства.
Отрывок из книги «Стон горы»
Синго Огата чуть нахмурился, чуть приоткрыл рот, — похоже, он о чем-то задумался. Со стороны, может быть, и не видно, что он задумался. Кажется — он грустит.
Его сын, Сюити, сразу заметил это, но такое случалось часто, и он не встревожился.
Сюити понимал состояние отца — он не просто задумался. Он пытается что-то вспомнить.
Отец снял шляпу и опустил на колени, не выпуская ее из рук. Сюити молча взял у него шляпу и положил в багажную сетку.
— Э-эта, как ее... — В такие минуты Синго с трудом подыскивал слова. — Прислуга, которая недавно уехала в деревню, как ее звали?
— Каё, по-моему.
— Да, да, Каё. Когда она уехала?
— В четверг на прошлой неделе, значит, пять дней назад.
— Пять дней назад? Прислуга взяла расчет всего пять дней назад, а я уже не помню ни ее лица, ни как она была одета. Это ужасно.
Отец преувеличивает, подумал Сюити.
— Это случилось дня за два, за три до отъезда этой самой Каё. Я собрался на прогулку, стал надевать гэта и говорю: “Что это у меня на ноге, уж не экзема ли?” А Каё отвечает: “Ну что вы, просто натерли любимый мозоль”. Честно говоря, меня это даже тронуло. Я, видимо, действительно натер мозоль на прогулке. Так вот, я подумал, что “любимый” ко мне относится. И растрогался. А теперь понимаю, что она говорила о “любимой мозоли”. Так что умиляться было не от чего. Просто неграмотно выразилась. Это и сбило меня с толку. Я только сейчас сообразил, — сказал Синго. — Понимаешь мою ошибку?
— Понимаю.
— Ну да. Она просто неграмотно выразилась, и это сбило меня с толку.
Отец был из провинции и чувствовал себя в грамматике не слишком уверенно. А Сюити учился в Токио.
— Теперь я понял свою ошибку, а вот имени прислуги никак вспомнить не могу. Не помню ни лица ее, ни как она была одета. Каё прожила у нас, пожалуй, с полгода?
— Да.
Сюити давно привык к забывчивости отца и не выразил ему ни малейшего сочувствия.
А сам Синго, хоть уже и пора было привыкнуть, все же встревожился немного. Сколько он ни старался вспомнить Каё, ясно представить себе служанку не удавалось. Он пытался расшевелить свою память сентиментальными подробностями.
Вот и сейчас он вспоминает, как Каё, низко кланяясь, провожала его в прихожей. Вспоминает, как она сказала: “Ну что вы, просто натерли любимый мозоль”.
Видя, как трудно восстановить в памяти один-единственный случай, когда прислуга, прожившая в доме полгода, провожала его в прихожей, Синго чувствует, что жизнь уходит.
Содержание
Стон горы
(переводчик: Владимир Гривнин) Роман c. 5-262
Танцовщица из Идзу
(переводчик: Вера Маркова) Повесть c. 263-294
Снежная страна
(переводчик: З. Рахим) Повесть c. 295-422
Спящие красавицы
(переводчик: Людмила Левыкина) Повесть c. 423-510
Штрихкод:   9785367019193
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Офсет
Масса:   434 г
Размеры:   206x 133x 27 мм
Оформление:   Частичная лакировка
Тираж:   3 000
Литературная форма:   Авторский сборник
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Гривнин Владимир, Маркова Вера, Рахим З., Левыкина Л.
Негабаритный груз:  Нет
Срок годности:  Нет
Отзывы Рид.ру — Стон горы
5 - на основе 1 оценки Написать отзыв
1 покупатель оставил отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
5
14.02.2014 01:47
Японская литература – явление для европейца чуждое и непонятное. Многие не могут сразу отказаться от привычных стереотипов и начать думать в совершенно иной плоскости. Японской культурой я увлекаюсь давно, опыт чтения японской литературы у меня немалый, да и знание языка тоже часто оказывается неплохим подспорьем, поэтому мне было проще. Это первое предупреждение.
Дальше будет перечисление преград, на которые может наткнуться неподготовленный читатель. Но если он их преодолеет, то удовольствие и радость открытий – обещаю – книга даст с лишком. Ещё сразу хочу обговорить один нюанс. Читатели и почитатели Мураками (неважно, Рю ли, Харуки ли) не найдут здесь попсовых повествований, неона, секса, откровенной эротики и другой подобной «экзотики», потому что это, господа, Кавабата. А Кавабата – это классика. А теперь к «неприятностям».
1. Имена, названия, топонимы. Казалось бы, читая книги европейских писателей, русский читатель сталкивается с подобной проблемой, но всё равно у них привычнее. Если не верите, давайте попробуем на вкус японские имена главных героев из «Стона горы»: Синго, Сюичи, Ясуко, Кикуко, Кинуко, Хидэко, Фусако, Сатоко. Угадайте, где «девочка», а где «мальчик». Попотеть, в общем, придётся первое время.
2. Японец отличается менталитетом. Он другой. Совершенно. Присовокупите незнакомый быт, традиции, поверья, приметы. Ещё и религия другая. Христианство – это одно, а синтоизм и буддизм – не то, к чему мы привыкли. Чтобы понять переживания героев, их поступки, надо заставить себя вылезть из одних рамок и заключить себя в новые, доселе незнакомые.
3. Молчание – неотъемлемая часть разговора. В культуре общения японцев это особенно заметно: они говорят мало, а за поведением собеседника, его реакцией на каждое слово следят много и неусыпно. Надо уметь читать между строк.
4. Кавабата из тех авторов, которые неустанно обращаются к древним традициям. У него очень много отсылок на более древние памятники литературы Японии. Поэтому неплохо было бы иметь представление о, допустим Сэй Сёнагон, «Повести о Гэндзи», «Повести о доме Тайра». Особо на общее представление о книге незнание лиц и произведений не повлияет, но для некоторых обернётся раздражением или досадой.
Это самое основное, что может нарушить впечатление. Но если у потенциального читателя это не вызывает беспокойство, то наградой будет новый мир со своими идеалами, традициями и культурой. На одном сайте многие рецензенты сравнивали «Стон горы» с хокку (жанр японской лирики). Подобное сравнение довольно точно описывает не только прозу этого романа, но и стиль Кавабаты в целом. Повествование очень размеренное и спокойное, японское. Уникальное, присущее только японской традиции, описание природы вряд ли оставит кого-нибудь равнодушным. Наряду с японским сознанием немного приоткроет завесу тайны обрядовая культура Японии и культура с её традициями вообще. Большое внимание уделяется раздумьям главного персонажа, неумолимо стареющего Синго (угадали?), который чутко относится к своей невестке и всячески пытается вернуть уют в родной дом. Во время чтения всё чаще я стал открывать для себя мотив поломанных судеб, неправильного выбора. Он будет довлеть до самого конца, и только в последней главе всё-таки забрезжит свет. Кстати, о финале, многие им недовольны, т.к. автор не поставил жирной точки. Но ведь это не современная литература, в которой всё легко и просто. У наших классиков, например, взять хоть Чехова или Бунина, нередко произведения завершаются многоточием. А дальше самим. Думать. Анализировать. Я в самом начале предупредил, что это книга не из лёгких. Но она того стоит. По крайней мере, я ни о чём не жалею.
Нет 0
Да 1
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 1
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Стон горы» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить