Смерть у порога Смерть у порога Что делать, если ВАШЕГО сына задержали по подозрению в убийстве соседа и всей его семьи? Джим Каттер быстро понял — полиция уверена: его сын виновен. Помощи ждать не от кого… кроме «крутого парня» Дрю Локуса, ни-когда не дружившего с законом. Джим и Дрю начинают собственное расследование. Поначалу Каттер считает, что полностью может доверять партнеру. Однако постепенно у него возникают подозрения, что и Локус ведет свою собственную игру… АСТ 978-5-17-074952-2
126 руб.
Russian
Каталог товаров

Смерть у порога

  • Автор: Линвуд Баркли
  • Мягкий переплет. Крепление скрепкой или клеем
  • Издательство: АСТ
  • Год выпуска: 2011
  • Кол. страниц: 448
  • ISBN: 978-5-17-074952-2
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Что делать, если ВАШЕГО сына задержали по подозрению в убийстве соседа и всей его семьи? Джим Каттер быстро понял — полиция уверена: его сын виновен. Помощи ждать не от кого… кроме «крутого парня» Дрю Локуса, ни-когда не дружившего с законом. Джим и Дрю начинают собственное расследование. Поначалу Каттер считает, что полностью может доверять партнеру. Однако постепенно у него возникают подозрения, что и Локус ведет свою собственную игру…
Отрывок из книги «Смерть у порога»
Пролог
Дерек знал, что, когда придет время, лучшего места для укрытия, чем подвал, ему не найти. Он только надеялся, что сидеть здесь придется недолго – Лэнгли не станут затягивать со сборами и вскоре покинут дом. Последний раз, когда Дерек играл с Адамом в подвале, им было лет восемь или девять. Ребята воображали, будто попали в пещеру, где спрятаны несметные сокровища, или оказались в грузовом отсеке космического корабля, в глубине которого скрывался инопланетный монстр.
С тех пор прошли годы. Дерек подрос. Как, впрочем, и Адам. Теперь он стал ростом почти шесть футов и в свои семнадцать обогнал отца. Ничего удивительного в том, что Дерека отнюдь не прельщало торчать здесь неизвестно сколько времени, да еще и согнувшись в три погибели.
Главное состояло в том, чтобы все правильно рассчитать. Когда Лэнгли уложат в багажник последнюю сумку и вернутся в дом, чтобы завершить дела, Дерек должен будет быстро попрощаться с ними и сделать вид, будто направляется к черному ходу. Он хлопнет для пущей достоверности дверью, а потом на цыпочках спустится по лестнице вниз, отодвинет люк в подвал, находящийся под гостиной, проникнет вниз и закроет люк. Лэнгли не хранили в подвале вещи, которые могли бы понадобиться им во время недельного отдыха. Там стояли груды ящиков с елочными игрушками и различными сувенирами, которые не стоили того, чтобы выставлять их на всеобщее обозрение, но жалко было выбрасывать; коробок со старыми книгами в твердых обложках и кипами документов, принадлежавших отцу Адама – Альберту. Еще там была старая палатка и переносная газовая плита, но Лэнгли не собирались в поход.
«Боже, – подумал Дерек, – как представлю, чем я здесь буду заниматься, так у меня сразу встает».
– Как же не хочется уезжать, – жаловался Адам Дереку, пока его мать, Донна Лэнгли, вытаскивала из холодильника продукты: упаковку сосисок, банки пива, – и складывала в кулер.
Донна вдруг обернулась. Из-за предстоящего отъезда в доме царила суматоха, и она только сейчас заметила, что к ним пришел друг Адама.
– А, здравствуй, Дерек, – произнесла она отстраненным тоном, будто видела его в первый раз.
– Здравствуйте, миссис Лэнгли.
– Как у тебя дела?
– Спасибо, хорошо. А у вас?
«Ну вот, – подумал он, – теперь я говорю, как Эдди Хаскелл из телешоу, которое смотрели в детстве родители».
Не успела Донна ответить на вопрос, как Адам принялся канючить:
– Но там же совсем нечем заняться! Я просто загнусь от скуки!
– Адам, – устало сказала его мать, – я слышала об этом курорте самые хорошие отзывы.
– Да хватит уже ныть, – поддержал ее Дерек. – Ты классно отдохнешь. Там же есть лодки и всякие прикольные развлечения? Ну лошади, например, или еще что-нибудь?
– Да кому нужны лошади? Я что, похож на человека, который интересуется скачками? Вот велики-внедорожники – совсем другое дело. Было бы круто, если бы там давали покататься на таких. Но у них и в помине ничего подобного! Да и вообще ты говоришь так, словно сговорился с ней!
– Я просто хочу сказать, что если родители берут тебя с собой на отдых, постарайся оторваться там по полной!
– Прекрасный совет! – согласилась Донна Лэнгли, стоявшая спиной к ребятам.
– Я буду вести себя хорошо и обещаю не устраивать дома никаких вечеринок, – предпринял последнюю попытку Адам.
– Мы уже приняли решение, – отрезала Донна, укладывая в кулер пакетик со льдом, который только что достала из морозильника.
Мать Адама была хорошенькой женщиной: каштановые волосы до плеч, прекрасная фигура с округлыми формами в нужных местах – и выгодно отличалась от большинства девушек из школы, где учился Дерек. Они все были тощими как жерди. Но, разглядывая ее и думая о ней, Дерек чувствовал себя немного не в своей тарелке, особенно теперь, в присутствии друга.
– Честное слово, – взмолился Адам. – Ну почему ты мне никогда не веришь?!
– Ты же помнишь, что случилось у Моффетсов. Его родители уехали, к ним в дом ввалилась сотня ребят и устроила там погром.
– Их было не сто, а всего… шестьдесят.
– Хорошо. Шестьдесят… сто… какая разница! Все равно они превратили дом в помойку.
– Здесь такого не будет!
Донна облокотилась о кухонный стол, будто на нее внезапно накатила усталость. Сначала Дерек подумал, что хозяйке просто надоело спорить, но потом ему показалось, что ей стало плохо.
– С вами все в порядке, миссис Лэнгли?
– Просто… – Она тряхнула головой. – Немного голова закружилась.
– Мама, ты точно себя хорошо чувствуешь? – поинтересовался Адам, вероятно, встревоженный вопросом друга. Он осторожно приблизился к матери.
– Да-да, – махнула она рукой, отходя от стола. – Наверное, за обедом съела что-то не то. Меня весь день мутит.
«А может, все дело в ее лекарствах?» – подумал Дерек. Он знал, что мать друга принимала таблетки для успокоения нервов. У нее часто случались перепады настроения. «У мамы вечно семь пятниц на неделе», как говорил Адам.
Донна Лэнгли быстро взяла себя в руки.
– Адам, сходи посмотри, не нужна ли помощь папе.
Но в этот момент Альберт Лэнгли – высокий широкоплечий мужчина немного старше пятидесяти с поредевшими седыми волосами – появился на пороге кухни.
– В чем дело? – спросил он; его голос был скорее раздраженным, чем обеспокоенным. – Только не говори, что подхватила какую-нибудь заразу!
– Нет-нет, что ты. Я, наверное, съела что-то не то.
– Боже ты мой, – возмутился Альберт, – мы несколько недель планировали эту поездку. Если сейчас все отменим, нам не вернут залог. Тебе это известно?
Донна повернулась к нему спиной.
– Да, я знаю. Спасибо за заботу.
Альберт недовольно покачал головой и вышел из кухни.
– Слушай, – прошептал Дерек на ухо Адаму, – мне уже пора идти.
Неожиданно он понял, что настал удачный момент воплотить задуманный план. Дереку было нужно, чтобы друг вместе с отцом вышел на улицу через главный выход, пока он притворится, будто уходит через дверь черного хода.
В глубине души он испытывал угрызения совести из-за того, что не может рассказать лучшему другу, что на самом деле замышляет, но ему уже не в первый раз приходилось скрывать от него правду. К тому же от проделки никто не должен пострадать, и ничего не будет сломано или повреждено. Никто даже не узнает об этом. Не считая Пенни, разумеется. Конечно, когда Лэнгли вернутся домой, они удивятся, почему одна из дверей оказалась незапертой, а сигнализация – отключенной, но, убедившись, что все в полном порядке, постепенно забудут. Просто в следующий раз, собираясь куда-нибудь, будут все тщательнее проверять.
– Жаль, ты не можешь поехать с нами, – вздохнул Адам. – Я один помру там от скуки.
– Ты же знаешь, не могу. Родители разозлятся, если брошу свою летнюю работу хотя бы на неделю.
Даже если бы Дерек не придумал, как воспользоваться отсутствием Лэнгли, чтобы организовать самую потрясающую неделю в своей жизни, перспектива провести с ними целых семь дней его совсем не прельщала.
Друзья вышли из кухни и спустились в холл, находившийся в центре дома. Теперь Дереку нужно было только сделать вид, будто идет к черному ходу, и спуститься по лестнице к двери, свернуть за угол, преодолеть еще полпролета лестницы, и тогда он оказался бы недалеко от цели.
– Даже не знаю, найду ли я там с кем пообщаться, – не унимался Адам.
Что за нытик!
– Не волнуйся. Это всего лишь неделя. Знаешь что? Когда вернешься, мы прочитаем все, что записано на диске того компьютера.
Дерек и Адам коллекционировали старые, никому не нужные компьютеры. И чего там только не было! Практически все: от школьных рефератов до детского порно. Кое-кто из прежних владельцев компьютеров был просто чокнутым психом. Изучать информацию со старых компьютеров даже интереснее, чем рыться в чужой аптечке.
Адам уставился в пол.
– Ну конечно. Мне уже влетело за это.
Слова друга удивили Дерека.
– Что?
– Да это все мой папа. Он узнал, что там находилось. Ну, какие файлы мы открывали.
– А ему-то что? Он думает, ты до сих пор не знаешь, что такое порно? Это ведь даже не фотки, а просто какая-то писанина. Ее даже порнухой-то не назовешь. Так, чушь какая-то.
– Послушай, я не могу сейчас об этом говорить, – тихо произнес Адам. – Давай все обсудим, когда я вернусь. Или я позвоню тебе на неделе.
– Не парься. Если мне и захочется это почитать, я сделал себе копию.
– Только бы папа не узнал, – с опаской бросил Адам. – Он страшно разозлился. Даже не представляю, почему отец так взбесился.
– Думаешь, я сейчас подойду к нему и скажу: «А знаете, мистер Лэнгли, я записал тот роман себе на диск»?
– Нет, я только…
– Адам! – послышался недовольный голос Альберта. Он уже был на крыльце.
– Слушай, друг, мне пора, – вздохнул Адам. – Он и так рассердился из-за того, что мама неважно себя чувствует.
– Да, конечно, увидимся через неделю, – отозвался Дерек.
Адам пошел в одну сторону, Дерек – в другую. На ходу Дерек заставил себя громко выкрикнуть: «Счастливого пути, миссис Лэнгли!»
Все решили, что он уходит.
Из кухни донесся приглушенный голос Донны:
– Пока, Дерек!
Хитрец быстро сбежал по ступенькам, для пущего эффекта открыл заднюю дверь и с силой хлопнул ею – он всегда так делал, когда выбегал на улицу, а потом мчался через двор в сторону леса, который начинался прямо за дорогой.
Но на сей раз он не покинул дом. Хлопнув дверью достаточно сильно, чтобы миссис Лэнгли услышала с кухни, быстро спустился на цокольный этаж, дошел до противоположной стены и встал на колени рядом с кушеткой, около которой находился люк, ведущий в подвал.
Дерек откинул его и на четвереньках заполз внутрь – пол здесь был из бетона, холодный на ощупь. Обернувшись, он постарался как можно тише закрыть люк и оказался в кромешной темноте. От неожиданности перехватило дыхание.
Он слышал лишь стук сердца, отдававшийся в ушах. Парень медленно выдохнул, пытаясь успокоиться. Он знал, что где-то здесь, совсем рядом, с потолка свисает на цепочке лампочка, но включать побоялся. Что, если миссис Лэнгли в последний момент решит спуститься вниз и увидит пробивающийся снизу свет? Придется сидеть в темноте, пока всё не успокоится.
Но по крайней мере Дерек мог выяснить, который час. Он достал из кармана мобильный телефон, желая убедиться, что выключил звонок, а заодно проверил часы. Крошечный экранчик оказался единственным источником света. Почти восемь часов. Лэнгли скоро должны были уехать.
Придумщик не мог разговаривать по телефону, поэтому решил отправить сообщение. Дерек быстро набрал: «Жду, когда Лэнгли уедут. Прячусь у них». Потом нажал кнопку «Отправить».
Ему безумно нравилась затея устроить в доме место для тайных свиданий. Возможно, до секса дело и не дойдет. Вдруг Пенни не согласится? Но по крайней мере они были уже близки к этому.
Дерек прислушался к доносившимся сверху звукам. Он сидел по-турецки на бетонном полу, втиснувшись между коробками с елочными игрушками и детскими санками, на которых Адам не катался уже лет пять. Слышал, как Донна Лэнгли ходит по кухне. Дом был похож на живое существо. Только ступишь на пол в одной из комнат, как легкая вибрация пробегает по половице у тебя под ногой, а потом перекидывается на другую половицу и распространяется по всему дому. Это напомнило Дереку, как мама в детстве объясняла ему строение человека: бедренная кость соединяется с тазовой, а тазовая кость с…
– Да ради Бога, поехали уже!
Это был отец Адама. «Вот кретин», – подумал Дерек. Его собственный родитель тоже не сахар, но все же не такой козел, как старик Адама.
Послышалось шарканье на лестнице наверху. Кто-то подошел к двери черного хода, чтобы проверить, заперта ли она. Потом еще одна дверь открылась и закрылась. Дерек не смел даже вздохнуть – ему показалось, что он слышал, как поворачивается ключ в замке.
Пару минут спустя хлопнули двери автомобиля. Заработал двигатель «сааба» Лэнгли. Шины зашуршали по гравию. Сначала звук был громким, но постепенно начал стихать, по мере того как автомобиль удалялся от дома.
Потом воцарилась тишина.
Дерек нервно сглотнул и решил посидеть еще пару минут для верности. Пусть отъедут подальше. Тогда даже если вдруг хозяева поймут, что забыли взять с собой что-нибудь, им будет проще купить недостающее по дороге, чем возвращаться. Сердце уже не билось так часто. Пока все шло хорошо, оставалось только…
О Господи, что за хрень ползет по шее?
Паук! Проклятый паук заполз за воротник. Дерек начал судорожно хлопать себя в темноте по шее и плечам, трясти рубашку. От отвращения он подпрыгнул и ударился головой о балку на потолке.
«Черт!» Хитрец отодвинул люк и буквально выкатился на покрытый ковром пол. Засунув руку под воротник, он нащупал что-то маленькое и раздавленное, стащил рубашку через голову и стал отряхивать шею, поспешно избавляясь от останков паука.
Сердце стучало так сильно, словно готово было разорваться в груди.
Разобравшись с пауком, Дерек подождал еще пару минут, пока не пришел в себя. На этаже было темно. На улице сгущались сумерки, но он не посмел включить свет. Всю неделю здесь нельзя будет включать свет. Возможно, ему удастся смотреть телевизор на цокольном этаже. Никто снаружи не заметит – ведь со стороны дороги все окна дома будут оставаться темными.
Да разве и нужен был свет для дел, которыми он собирался заниматься? И в темноте не заблудится.
Дерек удивился, почему Пенни до сих пор не ответила на сообщение. Пора было снова написать ей, сообщить, что в доме больше никого нет. Но сначала нужно осмотреться и окончательно убедиться, что все в порядке.
Надев рубашку, он поднялся по лестнице и увидел, что задняя дверь закрыта на засов. Было еще достаточно светло, и парень хорошо ориентировался в пространстве, пока двигался к главному входу. Дверь была заперта. На стене в холле находилась панель с клавишами сигнализации. Дерек уже много раз бывал в доме у Адама, видел, как тот отключал систему, и знал код. Нужно только набрать его, открыть задвижку задней двери, и тогда он сможет приходить и уходить когда захочет. Ему придется оставлять дверь дома открытой, но здесь, на окраине города, вряд ли кому-то придет в голову залезть сюда.
Теперь, когда Дерек впервые остался в этом доме один, он казался ему совсем другим. Никто не знал о том, что здесь есть живая душа. Осматриваясь по сторонам, он чувствовал огромное напряжение, сердце бешено колотилось, ладони вспотели.
Хитрец пытался убедить себя, что знает план дома достаточно хорошо, чтобы ориентироваться в темноте, даже в тех местах, куда он не собирался заглядывать, как, к примеру, спальня родителей Адама, где сейчас находился. Большая двуспальная кровать, толстое белое покрывало, рядом – туалетная комната с душем и ванной со всякими прибамбасами. Он с удовольствием порезвился бы здесь с Пенни. Дерек сразу представил себе, как подруга принимает с ним пенную ванну, прямо как в кино. Но нет, это слишком рискованно. Кушетка в подвале больше подходила для двух молодых людей. В доме имелось не много мест, где они могли бы заниматься этим безбоязненно. Главное, чтобы можно было уединиться и никто не помешал бы в самый ответственный момент.
Целая неделя секса.
Телефон Дерека зажужжал. Пришло сообщение от Пенни. Как раз вовремя. Всего одно слово: «Ну?»
Теперь он мог позвонить ей. Набрал ее номер, она ответила после второго гудка.
– Я в доме.
– О Боже! – Ее голос дрожал от волнения.
– Уже почти стемнело. Приходи. Я открою заднюю дверь.
– Хорошо. Но у нас небольшие проблемы.
– Только не вздумай продинамить меня, Пенни. У меня стояк размером с бревно.
Она шикнула на друга, хотя его никто не мог услышать.
– Не волнуйся, просто родители отчитали меня за то, что я въехала на их машине в телефонный столб. Ну, тот, который в конце шоссе, рядом с дорогой. На капоте всего лишь царапина. Но папа до смерти испугался и сказал, что страховка не покрывает этот случай, поэтому мне придется…
Телефон отключился. Дерек посмотрел на экран – сигнал пропал. Что еще за дела?
Он перезвонил.
– Что случилось?
– Не знаю. Слушай, постарайся прийти сюда к десяти, хорошо? Позвони мне, если возникнут проблемы. Я подожду здесь.
Пенни согласилась и повесила трубку.
Дерек стоял перед комодом Лэнгли. Он протянул руку и дотронулся до него, размышляя над тем, что интересного можно там найти. В глубине души он испытывал чувство вины из-за того, что делает все это. Даже если все пройдет гладко и ни мистер или миссис Лэнгли, ни Адам ничего не узнают. Наверное, однажды он все расскажет другу. Но не сразу, а через несколько лет. Когда все это уже не будет иметь значения.
А может, и не расскажет.
Он не мог поверить в то, что родители Пенни не отпустят ее сегодня вечером. Ему так хотелось, чтобы она пришла. Даже подумал, не взять ли какой-нибудь предмет белья из тумбочки миссис Лэнгли, помастурбировать, привести себя в нужное состояние и быть в полной боевой готовности к тому моменту, когда придет Пенни.
«Ладно, – решил Дерек, – вероятно, есть грань, которую не стоит переступать». Он мог посмотреть телевизор и отвлечься, поэтому вернулся на цокольный этаж – теперь здесь было темно как в бочке – и включил телевизор. Он переключался с канала на канал, редко задерживаясь где-то больше чем на одну секунду, но никак не мог расслабиться, несмотря на то что в ближайшие семь дней этот дом был в полном его распоряжении. Не просто дом, а мечта семнадцатилетнего парня. Место, куда он может приводить свою девушку так часто, как ему захочется.
Это даже лучше, чем в машине. Не нужно бояться, что в самый ответственный момент в запотевшее стекло постучит полицейский.
В его душу стало закрадываться нехорошее чувство. Соседи добры к нему. По крайней мере мать Адама. Мистер Лэнгли всегда смотрел на него как на непрошеного гостя, словно ему мешали посторонние и он хотел тишины и покоя, когда не работал у себя в офисе и не защищал своих клиентов, помогая им обойти закон, или чем он там занимался. Дерек знал Адама уже, наверное, лет десять. Оставался здесь на ночь, ходил с их семьей в походы.
Что Лэнгли о нем подумают, если правда всплывет наружу? Отец Адама был юристом. Может ли он подать на Дерека в суд? Станет ли судиться с человеком, которого знает? Или, хуже того, не вызовет ли полицию?
Мобильный телефон Дерека зажужжал. Он посмотрел на экран и увидел номер Пенни.
– Да? – Но прежде чем Пенни смогла сказать хотя бы слово, сигнал пропал.
На цокольном этаже, наверное, плохо ловились сигналы. Слишком много помех. Он взял со стола трубку городского телефона и набрал номер подруги.
– Я не смогу прийти, – огорошила Пенни. А потом прошептала: – Меня заперли.
– Черт, – бросил Дерек. – Черт, черт, черт!
– Не могу больше говорить. Может, встретимся как-нибудь в другой раз? Например, завтра, хорошо? Ну все. – И она отключила телефон.
Дерек повесил трубку. Идеальный план провалился. Теперь у него посинеют яйца. И дело было даже не в том, что он собирался переспать с Пенни. Просто хотел побыть с ней. Дерек мечтал, чтобы они остались наедине в пустом доме, где никто им не помешает, и поговорили о том, что будут делать дальше. Родители считали Дерека ленивым засранцем без мечтаний и амбиций, но это было неправдой. Он мог рассказать об этом Пенни. О том, что хочет стать программистом – возможно, придумывать новые игры или что-то в этом духе. Если бы он сказал отцу, что хочет создавать компьютерные игры, тот ответил бы: «Знаешь, я тоже хотел, чтобы мое увлечение стало делом моей жизни, но нужно реально смотреть на вещи!»
Дерек опять начал переключать каналы. Поиграл немного в «Halo» на приставке Адама, потом посмотрел MTV и даже задремал во время выступления Джастина Тимберлейка. Здесь было здорово сидеть, даже в одиночестве. Никто не донимал по пустякам.
Но было уже поздно, и парень понимал, что нужно уходить.
И вдруг с улицы донеслись какие-то звуки. Шуршание шин по гравию.
Дерек схватил пульт и выключил телевизор. В подвале под потолком были небольшие оконца. Дерек забрался на кушетку, чтобы увидеть, что происходит на улице.
«Сааб». Машина Лэнгли.
Проклятие!
Самое время убираться из дома. И как можно быстрее. Он побежал по лестнице к задней двери черного хода и уже собирался открыть ее, но в этот момент понял, что, если сделает это, возможно, сработает сигнализация. Сначала нужно было ввести код, однако панель находилась около входной двери.
Дерек помчался в холл, надеясь, что успеет прибежать туда и набрать код прежде, чем кто-нибудь войдет в дом, а потом вернется к черному ходу. Но в этот момент он увидел тень за входной дверью. Это был Адам. Следом шла его мать.
Дерек остановился, повернулся и бросился в подвал. Он слышал, как открылась дверь и раздались голоса. Говорила Донна Лэнгли:
– Я же сказала, мне очень жаль. Думаешь, я хотела испортить всем отпуск?
Дерек лег на пол рядом с люком в подвал и уже собирался отодвинуть люк, когда на цокольном этаже зажегся свет. Выключатель находился наверху лестницы, и это означало, что кто-то спускается вниз. Он втиснулся в узкое пространство между кушеткой и стеной, надеясь, что сможет остаться незамеченным. Но что, если кто-нибудь спустится сюда и решит посмотреть телевизор?
Кто-то спускался по лестнице. Дерек услышал, как открылась дверь холодильника и туда что-то положили, потом наверху Адам крикнул: «Мне убрать лед в морозильник?»
Дерек подумал, что, возможно, стоит привлечь его внимание, рассказать все, попросить у Адама помощи, чтобы он вывел его из дома. Возможно, друг разозлится, но ни за что не выдаст его. Иначе родители подумают, что они были заодно. Но прежде чем Дерек решил, что ему делать, Адам снова поднялся наверх. Но свет не погасил. Дерек подумал, что он может вернуться. Слышались обрывки фраз, доносившиеся сверху.
Мистер Лэнгли: «Иди спать. Завтра разберем вещи».
Миссис Лэнгли: «А вдруг утром мне будет лучше?»
Мистер Лэнгли: «Да, не исключено. Ладно. Мы можем поехать завтра вдвоем с Адамом, а ты присоединишься к нам потом, когда поправишься. Решай сама».
Миссис Лэнгли: «Ради Бога, ты и правда думаешь, что я это нарочно подстроила? Что хотела заболеть?»
Мистер Лэнгли: «Я вернусь через минутку».
Отлично, раз они собирались ложиться спать, то неприятности можно было ждать разве что от Адама. А если и он уйдет к себе в комнату, Дереку оставалось только дождаться, когда хозяева уснут, тихонько подняться наверх, набрать код и выйти из дома через черный ход. Главное, чтобы Пенни не передумала, не убежала из дому и не пришла сюда. Только бы этого не случилось.
Сверху раздался голос Альберта Лэнгли:
– Кто это, черт его возьми?
Дерек с ужасом подумал, что говорили о нем. Но как мистер Лэнгли мог догадаться, что он сидит внизу?
Нет, это был кто-то другой. По гравию зашуршали шины, потом все стихло. Затем хлопнула дверь автомобиля.
Только не это. Не хватало еще полуночных гостей.
– Пап, я не знаю, кто это! – крикнул Адам.
Дереку показалось, что он слышал звук шагов на улице, затем Адам что-то сказал, вероятно уже открыв дверь.
Судя по звуку шагов, какой-то человек, а возможно, и двое (Дерек не был уверен до конца), вошел в дом.
Послышались приглушенные голоса. Потом мистер Лэнгли спросил: «С чего вы взяли?»
Затем пришедший что-то сказал, но до Дерека долетали только обрывки слов. А потом прозвучало очень четко:
– Позор! Сукин сын!
И в этот момент Дерек услышал первый выстрел. Адам закричал:
– Папа! Папа!
Миссис Лэнгли крикнула со второго этажа:
– Альберт! Альберт! Что происходит?!
– Мама! Не ходи сюда! – крикнул Адам.
И тут Дерек услышал второй выстрел. И звук… похожий на падение тела с лестницы.
Послышался топот – кто-то бежал через дом. Их было как минимум двое. Они мчались сломя голову. Это длилось не более двух секунд.
Дерек услышал третий выстрел, и кто-то покатился по лестнице, ведущей к черному ходу.
После этого – тишина.
Дерек дрожал от страха, зубы стучали. Он снова услышал шаги – кто-то ходил по дому, только теперь уже медленными, размеренными и осторожными шагами. Неизвестный спустился к черному ходу. Потом замер на секунду, повернул за угол и направился на цокольный этаж. Теперь Дерек слышал шаги не так четко – их заглушал ковер, покрывавший бетонный пол. Но он ощущал чье-то присутствие. Это был человек, который стрелял. Убийца. Он стоял в нескольких футах, по другую сторону кушетки. Дерек слышал его тихое частое дыхание.
Он сжал зубы, чтобы не стучали. На мгновение он испугался, что убийца услышит, как пульсирует кровь у него в висках.
А потом незнакомец поднялся наверх и выключил свет. Открылась и закрылась входная дверь, затем – хлопнула дверь машины. Мгновение спустя колеса покатили по гравию.
Дерек выждал еще минут пять, потом вылез из-за кушетки, поднялся по лестнице и оказался на площадке перед дверью черного хода. Лунного света, струившегося через окно, было достаточно, чтобы он разглядел неподвижно распластавшегося Адама – его ноги лежали на лестнице, а голова – в луже черной крови.
Дерек осторожно переступил через тело. Когда он отодвигал задвижку, его руки тряслись. Парень открыл дверь и растворился в ночи.

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9785170749522
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Газетная
Масса:   175 г
Размеры:   165x 103x 21 мм
Тираж:   3 000
Литературная форма:   Издание для досуга
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Нестерова Наталия
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить