Дворянское гнездо. Вешние воды Дворянское гнездо. Вешние воды \"Дворянское гнездо\" - \"хроника утраченной жизни\" XIX века под гениальным и элегическим пером Тургенева. История любви, ненависти и ревности, история сомнений и интеллектуальных исканий на фоне \"помещичьей идиллии\". Один из самых изысканных и простых романов Тургенева. Роман, который стал настоящей \"исповедью\" русского интеллигента\" - исповедью, не утратившей своей актуальности и в наши дни. Помимо этого романа в книгу вошла также повесть \"Вешние воды\", посвященная волновавшей Тургенева теме обретения и утраты истинной любви и ее столкновения с \"темной\", иррациональной страстью... АСТ 978-5-17-074679-8
69 руб.
Russian
Каталог товаров

Дворянское гнездо. Вешние воды

Дворянское гнездо. Вешние воды
  • Автор: Иван Тургенев
  • Твердый переплет. Целлофанированная или лакированная
  • Издательство: АСТ
  • Год выпуска: 2011
  • Кол. страниц: 448
  • ISBN: 978-5-17-074679-8
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (3)
  • Отзывы ReadRate
"Дворянское гнездо" - "хроника утраченной жизни" XIX века под гениальным и элегическим пером Тургенева. История любви, ненависти и ревности, история сомнений и интеллектуальных исканий на фоне "помещичьей идиллии". Один из самых изысканных и простых романов Тургенева. Роман, который стал настоящей "исповедью" русского интеллигента" - исповедью, не утратившей своей актуальности и в наши дни. Помимо этого романа в книгу вошла также повесть "Вешние воды", посвященная волновавшей Тургенева теме обретения и утраты истинной любви и ее столкновения с "темной", иррациональной страстью...
Отрывок из книги «Дворянское гнездо. Вешние воды»
I
Весенний, светлый день клонился к вечеру; небольшие розовые тучки стояли высоко в ясном небе и, казалось, не плыли мимо, а уходили в самую глубь лазури.
Перед раскрытым окном красивого дома, в одной из крайних улиц губернского города О… (дело происходило в 1842 году), сидели две женщины – одна лет пятидесяти, другая уже старушка, семидесяти лет.
Первую из них звали Марьей Дмитриевной Калитиной. Ее муж, бывший губернский прокурор, известный в свое время делец, – человек бойкий и решительный, желчный и упрямый, – умер лет десять тому назад. Он получил изрядное воспитание, учился в университете, но, рожденный в сословии бедном, рано понял необходимость проложить себе дорогу я набить деньгу. Марья Дмитриевна вышла за него по любви: он был недурен собою, умен и, когда хотел, очень любезен. Марья Дмитриевна (в девицах Пестова) еще в детстве лишилась родителей, провела несколько лет в Москве, в институте, и, вернувшись оттуда, жила в пятидесяти верстах от О…, в родовом своем селе Покровском, с теткой да с старшим братом. Брат этот скоро переселился в Петербург на службу и держал и сестру и тетку в черном теле, пока внезапная смерть не положила предела его поприщу. Марья Дмитриевна наследовала Покровское, но не долго жила в нем; на второй же год после ее свадьбы с Калитиным, который в несколько дней успел покорить ее сердце, Покровское было променено на другое имение, гораздо более доходное, но некрасивое и без усадьбы; и в то же время Калитин приобрел дом в городе О…, где и поселился с женою на постоянное жительство. При доме находился большой сад; одной стороной он выходил прямо в поле, за город. «Стало быть, – решил Калитин, большой неохотник до сельской тишины, – в деревню таскаться незачем». Марья Дмитриевна не раз в душе пожалела о своем хорошеньком Покровском с веселой речкой, широкими лугами и зелеными рощами; но она ни в чем не прекословила мужу и благоговела пред его умом и знанием света. Когда же, после пятнадцатилетнего брака, он умер, оставив сына и двух дочерей, Марья Дмитриевна уже до того привыкла к своему дому и к городской жизни, что сама не захотела выехать из О…
Марья Дмитриевна в молодости пользовалась репутацией миленькой блондинки; и в пятьдесят лет черты ее не были лишены приятности, хотя немного распухли и сплылись. Она была более чувствительна, нежели добра, и до зрелых лет сохранила институтские замашки; она избаловала себя, легко раздражалась и даже плакала, когда нарушались ее привычки; зато она была очень ласкова и любезна, когда все ее желания исполнялись и никто ей не прекословил. Дом ее принадлежал к числу приятнейших в городе. Состояние у ней было весьма хорошее, не столько наследственное, сколько благоприобретенное мужем. Обе дочери жили с нею; сын воспитывался в одном из лучших казенных заведений в Петербурге.
Старушка, сидевшая с Марьей Дмитриевной под окошком, была та самая тетка, сестра ее отца, с которою она провела некогда несколько уединенных лет в Покровском. Звали ее Марфой Тимофеевной Пестовой. Она слыла чудачкой, нрав имела независимый, говорила всем правду в глаза и при самых скудных средствах держалась так, как будто за ней водились тысячи. Она терпеть не могла покойного Калитина и, как только ее племянница вышла за него замуж, удалилась в свою деревушку, где прожила целых десять лет у мужика в курной избе. Марья Дмитриевна ее побаивалась. Черноволосая и быстроглазая даже в старости, маленькая, востроносая, Марфа Тимофеевна ходила живо, держалась прямо и говорила скоро и внятно, тонким и звучным голоском. 0,на постоянно носила белый чепец и белую кофту.
– О чем ты это? – спросила она вдруг Марью Дмитриевну. – О чем вздыхаешь, мать моя?
– Так, – промолвила та. – Какие чудесные облака!
– Так тебе их жалко, что ли? Марья Дмитриевна ничего не отвечала.
– Что это Гедеоновский нейдет? – проговорила Марфа Тимофеевна, проворно шевеля спицами (она вязала большой шерстяной шарф). – Он бы повздыхал вместе с тобою, – не то соврал бы что-нибудь.
– Как вы всегда строго о нем отзываетесь! Сергей Петрович – почтенный человек.
– Почтенный! – повторила с укоризной старушка.
– И как он покойному мужу был предан! – проговорила Марья Дмитриевна, – до сих пор вспомнить о нем равнодушно не может.
– Еще бы! тот его за уши из грязи вытащил, – проворчала Марфа Тимофеевна, и спицы еще быстрее заходили в ее руках.
– Глядит таким смиренником, – начала она снова, – голова вся седая, а что рот раскроет, то солжет или насплетничает. А еще статский советник! Ну, и то оказать: попович!
– Кто же без греха, тетушка? Эта слабость в нем есть, конечно. Сергей Петрович воспитания, конечно, не получил, по-французски не говорит; но он, воля ваша, приятный человек.
– Да, он ручки у тебя все лижет. По-французски но говорит, – эка беда! Я сама не сильна во французском «диалехте». Лучше бы он ни по-каковски не говорил: не лгал бы. Да вот он, кстати, легок на помине, – прибавила Марфа Тимофеевна, глянув на улицу. – Вон он шагает, твой приятный человек. Экой длинный, словно аист!
Марья Дмитриевна поправила свои локоны. Марфа Тимофеевна с усмешкой посмотрела на нее.
– Что это у тебя, никак седой волос, мать моя? Ты побрани свою Палашку. Чего она смотрит?
– Уж вы, тетушка, всегда… – пробормотала с досадой Марья Дмитриевна и застучала пальцами по ручке кресела.
– Сергей Петрович Гедеоновский! – пропищал краснощекий казачок, выскочив из-за двери.
II
Вошел человек высокого роста, в опрятном сюртуке, коротеньких панталонах, серых замшевых перчатках и двух галстуках – одном черном, сверху, другом белом, снизу. Все в нем дышало приличием и пристойностью, начиная с благообразного лица и гладко причесанных висков до сапогов без каблуков и без скрыпу. Он поклонился сперва хозяйке дома, потом Марфе Тимофеевне и, медленно стащив перчатки, подошел к ручке Марьи Дмитриевны. Поцеловав ее почтительно и два раза сряду, он сел не торопясь в кресла и с улыбкой, потирая самые кончики пальцев, проговорил:
– А Елизавета Михайловна здоровы?
– Да, – отвечала Марья Дмитриевна, – она в саду.
– И Елена Михайловна?
– Леночка в саду тоже. – Нет ли чего новенького?
– Как не быть-с, как не быть-с, – возразил гость, медленно моргая и вытягивая губы. – Гм!.. да вот пожалуйте, есть новость, и преудивительная: Лаврецкий Федор Иваныч приехал.
– Федя! – воскликнула Марфа Тимофеевна. – Да ты, полно, не сочиняешь ли, отец мой?
– Никак нет-с, я их самолично видел.
– Ну, это еще не доказательство.
– Очень поздоровели, – продолжал Гедеоновский, показывая вид, будто не слышал замечания Марфы Тимофеевны, – в плечах еще шире стали, и румянец во всю щеку.
– Поздоровел, – произнесла с расстановкой Марья Дмитриевна, – кажется, с чего бы ему здороветь?
– Да-с, – возразил Годеоновский, – другой на его месте и в свет-то показаться посовестился бы.
– Это отчего? – перебила Марфа Тимофеевна, – это что за вздор? Человек возвратился на родину – куда ж ему деться прикажете? И благо он в чем виноват был!
– Муж всегда виноват, сударыня, осмелюсь вам доложить, когда жена нехорошо ведет себя.
– Это ты, батюшка, оттого говоришь, что сам женат не был. Гедеоновский принужденно улыбнулся.
– Позвольте полюбопытствовать, – спросил он после небольшого молчания, – кому назначается этот миленький шарф? Марфа Тимофеевна быстро взглянула на него.
– А тому назначается, – возразила она, – кто никогда не сплетничает, не хитрит и не сочиняет, если только есть на свете такой человек. Федю я знаю хорошо; он только тем и виноват, что баловал жену. Ну, да и женился он по любви, а из этих из любовных свадеб ничего путного никогда не выходит, – прибавила старушка, косвенно взглянув на Марью Дмитриевну и вставая. – А ты теперь, мой батюшка, на ком угодно зубки точи, хоть на мне; я уйду, мешать не буду. И Марфа Тимофеевна удалилась.
– Вот она всегда так, – проговорила Марья Дмитриевна, проводив свою тетку глазами, – всегда!
– Лета ихние! Что делать-с! – заметил Гедеоновсвий. – Вот они изволят говорить: кто не хитрит. Да кто нонеча не хитрит? Век уж такой. Один мой приятель, препочтенный и, доложу вам, не малого чина человек, говаривал, что нонеча, мол, курица, и та с хитростью к зерну приближается – все норовит, как бы сбоку подойти. А как погляжу я на вас, моя барыня, нрав-то у вас истинно ангельский; пожалуйте-ка мне вашу белоснежную ручку.
Марья Дмитриевна слабо улыбнулась и протянула Гедеоновскому свою пухлую руку с отделенным пятым пальчиком. Он приложился к ней губами, а она пододвинула к нему свое кресло и, слегка нагнувшись, спросила вполголоса:
– Так видели вы его? В самом деле он – ничего, здоров, весел?
– Веселее, ничего-с, – возразил Гедеоновский шепотом.
– А не слыхали вы, где его жена теперь?
– В последнее время в Париже была-с; теперь, слышно, в итальянское государство переселилась.
– Эта ужасно, право, – Федино положение; я не знаю, как он переносит. Случаются, точно, несчастья со всяким; но ведь его, можно сказать, на всю Европу распубликовали. Гедеоновокий вздохнул.
– Да-с, да-с. Ведь она, говорят, и с артистами, и с пианистами, и, как там по-ихнему, со львами да со зверями знакомство вела. Стыд потеряла совершенно…
– Очень, очень жалко, – проговорила Марья Дмитриевна. – По-родственному: ведь он мне, Сергей Петрович, вы знаете, внучатный племянник.
– Как же-с, как же-с. Как мне не знать-с всего, что до вашего семейства относится? Помилуйте-с.
– Придет он к нам, как вы думаете?
– Должно полагать-с; а впрочем, они, слышно, к себе в деревню собираются. Марья Дмитриевна подняла глаза к небу.
– Ах, Сергей Петрович, Сергей Петрович, как я подумаю, как нам, женщинам, нужно осторожно вести себя!
– Женщина женщине розь, Марья Дмитриевна. Есть, к несчастию, такие – нрава непостоянного… ну, и лета; опять правила не внушены сызмала. (Сергей Петрович достал из кармана клетчатый синий платок и начал его развертывать.) Такие женщины, конечно, бывают. (Сергей Петрович поднес угол платка поочередно к своим глазам.) Но вообще говоря, если рассудить, то есть… Пыль в городе необыкновенная, – заключил он.
– Maman, maman, – вскричала, вбегая в комнату, смазливая девочка лет одиннадцати, – к нам Владимир Николаич верхом едет!
Марья Дмитриевна встала; Сергей Петрович тоже встал и поклонился. «Елене Михайловне наше нижайшее», – проговорил он и, отойдя в угол для приличия, принялся сморкать свой длинный и правильный нос.
– Какая у него чудесная лошадь! – продолжала девочка. – Он сейчас был у калитки и сказал нам с Лизой, что к крыльцу подъедет.
Послышался топот копыт, и стройный всадник на красивом гнедом коне показался на улице и остановился перед раскрытым окном.

Оставить заявку на описание
?
Содержание
Дворянское гнездо, роман
Вешние воды, повесть
Штрихкод:   9785170746798
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Офсет
Масса:   450 г
Размеры:   205x 134x 27 мм
Тираж:   3 000
Литературная форма:   Авторский сборник, Роман, Повесть
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Отзывы Рид.ру — Дворянское гнездо. Вешние воды
Оцените первым!
Написать отзыв
3 покупателя оставили отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
5
29.09.2015 13:13
"Дворянское гнездо. Вешние воды" - два интересных и легко читаемых произведения классика русской литературы, внесшего наиболее значительный вклад в её развитие во второй половине XIX века, Члена-корреспондента императорской Академии наук по разряду русского языка и словесности (1860), почётного доктора Оксфордского университета (1879), русского писателя-реалиста, поэта, публициста, драматурга и переводчика Ивана Сергеевича Тургенева (1818 - 1883). Его имя уникально даже в золотой плеяде классиков русской прозы XIX века. Это писатель, чьё безупречное литературное мастерство соотносится со столь же безупречным знанием человеческой души.
Я приобрела данную книгу из-за повести "Вешние воды", так как она редко встречается в сборниках и невероятно приятно была удивлена качеству этого издания. Добротный крепкий переплет. Отличная белая офсетная бумага. Хорошо пропечатанный шрифт. Очень приятная, яркая лакированная обложка с неким подобием структуры мешковины на ощупь. Формат стандартный. Иллюстраций нет. Книга ориентирована на общую аудиторию. Содержание книги понятно из её названия. Здесь повесть "Вешние воды" и роман "Дворянское гнездо". Коротко о каждом произведении.
"Дворянское гнездо" - этот роман Иван Сергеевич Тургенев начал писать в 1856 году и закончил в 1858 годах, а 1859 году был опубликован в журнале "Современник". Роман дважды экранизирован: в 1914 году В. Р. Гардиным и в 1969 году Андреем Кончаловским. Сюжет романа увлекает своего читателя с первых же страниц. Читать его одно удовольствие. Образы героев просты и понятны. Главным героем романа является Фёдор Иванович Лаврецкий, дворянин, имеющий многие черты самого Тургенева. Воспитывавшийся удалённо от своего отчего дома, сын отца-англофила и матери, умершей в раннем его детстве, Лаврецкий воспитывается в семейном загородном поместье жестокой тётей. Часто критики искали основу для этой части сюжета в детстве самого Ивана Сергеевича Тургенева, который был воспитан своей матерью, известной своей жестокостью.
Лаврецкий продолжает своё образование в Москве, и, во время посещения оперы, замечает прекрасную девушку в одной из лож. Её зовут Варвара Павловна, и вот Фёдор Лаврецкий объясняется ей в любви и просит её руки. Пара женится, и молодожёны переезжают в Париж. Там Варвара Павловна становится весьма популярной содержательницей салона, и заводит роман с одним из постоянных её гостей. Лаврецкий узнаёт о романе жены с другим только в тот момент, когда случайно читает записку, написанную от любовника к Варваре Павловне. Шокированный предательством любимого человека, он порывает все контакты с нею и возвращается в своё фамильное поместье, где был воспитан.
По возвращении домой в Россию Лаврецкий навещает свою кузину, Марию Дмитриевну Калитину, живущую с двумя её дочерьми — Лизой и Леночкой. Лаврецкий немедленно заинтересовывается Лизой, чья серьёзная натура и искреннее посвящение себя православной вере дают ей большое моральное превосходство, разительно отличаясь от кокетливого поведения Варвары Павловны, к которому так привык Лаврецкий. Постепенно Лаврецкий осознаёт, что он глубоко влюблён в Лизу, и, когда он прочитывает в иностранном журнале сообщение о том, что Варвара Павловна умерла, он объясняется Лизе в любви и узнаёт, что его чувства небезответны — Лиза также любит его.
К несчастью, жестокая ирония судьбы не даёт Лаврецкому и Лизе быть вместе. После объяснения в любви счастливый Лаврецкий возвращается домой… чтобы обнаружить там живую и невредимую Варвару Павловну, ждущую его в фойе. Как выясняется, объявление в журнале было дано ошибочно, а салон Варвары Павловны выходит из моды, и теперь Варвара нуждается в деньгах, которые требует от Лаврецкого.
Узнав о внезапном появлении живой Варвары Павловны, Лиза решает уйти в отдалённый монастырь и проживает остаток своих дней в монашестве. Роман оканчивается эпилогом, действие которого происходит восемь лет спустя, из которого становится также известно, что Лаврецкий возвращается в дом Лизы, в котором поселился её повзрослевший брат. Там он, спустя прошедшие годы, несмотря на множество изменений в доме, видит гостиную, где часто встречался с девушкой, видит рояль и сад перед домом, которые так запомнились ему из-за общения с Лизой. Лаврецкий живёт своими воспоминаниями, и видит некий смысл и даже красоту в своей персональной трагедии. После своих раздумий герой уезжает обратно к себе домой.
В дальнейшем, Лаврецкий посещает Лизу в монастыре, видя её в те короткие моменты, когда она появляется на мгновения между богослужениями.
Мне особенно полюбилась Лиза. В ней сама кроткость, доброта и жертвенность. Поразил меня её образ своей чистотой и порядочностью. Её поступком можно лишь восхищаться. И с моей стороны, не может быть к ней ни осуждения, ни жалости.
Повесть "Вешние воды" - это история первой любви. Такие и в жизни редко заканчиваются сказочным "и жили они долго и счастливо", чаще всего оставляя после себя лишь сладко-горькие воспоминания. Основное повествование ведётся как воспоминания 52-летнего дворянина и помещика Санина о событиях 30-летней давности, случившихся в его жизни, когда он путешествовал по Германии.
Однажды, будучи проездом во Франкфурте, Санин зашёл в кондитерскую, где помог молодой дочери хозяйки с упавшим в обморок младшим братом. Семья прониклась к Санину симпатией и неожиданно для себя несколько дней он провёл с ними. Когда он был на прогулке с Джеммой и её женихом, один из молодых немецких офицеров, сидевших за соседним столиком в трактире, позволил себе грубую выходку, и Санин вызвал его на дуэль. Дуэль закончилась благополучно для обоих участников. Однако это происшествие сильно встряхнуло размеренную жизнь девушки. Она отказала жениху, который не смог защитить её достоинство. Санин же внезапно понял, что полюбил её. Любовь, охватившая их, привела Санина к мысли о женитьбе. Даже мать Джеммы, пришедшая вначале в ужас из-за разрыва Джеммы с женихом, постепенно успокоилась и стала строить планы на их дальнейшую жизнь. Чтобы продать своё имение и получить деньги на совместную жизнь, Санин поехал в Висбаден к богатой жене своего пансионного товарища Полозова, которого он случайно встречает во Франкфурте. Однако богатая и молодая русская красавица Марья Николаевна по своей прихоти завлекла Санина и сделала его одним из своих любовников. Не в силах противиться сильной натуре Марьи Николаевны Санин едет за ней в Париж, но вскоре оказывается ненужным и со стыдом возвращается в Россию, где жизнь его вяло проходит в светской суете. Лишь через 30 лет он случайно находит чудом сохранившийся гранатовый крестик, подаренный ему Джеммой. Он мчится во Франкфурт, где выясняет, что Джемма через два года после тех событий вышла замуж и счастливо живёт в Нью-Йорке с мужем и пятью детьми. Её дочь на фотографии выглядит как та молодая итальянская девушка, её мать, которой Санин когда-то предложил руку и сердце. Описанная история грустна и неприятна. И виноват в ней всего один человек, не сумевший справиться с собой. Но главное, что мне его ничуть не жаль, потому как сам в этом виноват. А за Джемму можно только порадоваться - уж больно легко, несмотря на душевные страдания, она отделалась и от жениха-купца, и от мямли-героя. Ведь лучше начать бегать за юбками до свадьбы, чем после неё. А тут Джемма поступила правильно. Она перетерпела - и нашла своё счастье, а то бы мучилась всю жизнь. В общем, довольно симпатичная сентиментальная история о любви, к тому же и поучительная тоже. Вроде уже столько лет прошло со времени её написания, а и в наши дни такие первые влюбленности тоже не редкость. А ещё хочу отметить, что по этой повести в 1989 году были сняты два фильма: "Вешние воды" и "Поездка в Висбаден". Советую и книгу, и фильмы.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
3
28.03.2015 11:25
Очень понравились произведения, немного грустные, немного философские. Тема смены поколений проходит через всю книгу и завершается появлением новой жизни, нового поколения, а значит и нового будущего.
Картину дополняют лиричные описания природы и сельской жизни. Они, получились как-то особенно трогающими за душу и уютными.
Русское дворянство середины 19 века имело свой устоявшийся жизненный уклад, и любое событие, выходившее за пределы писаных или неписаных законов вызывало в лучшем случае взрыв сплетен и всеобщего осуждения, а в худшем могло уничтожить того, кто имел несчастье в подобном событии фигурировать.
Вот из-за всего этого и происходят трагедии семьи и трагедии человека в отдельности.
Роман показывает богатство нашей литературы.
"Вешние воды" показались мне излишне сентиментальными, но было интересно наблюдать за персонажами и их отношениями.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
3
25.02.2012 21:26
Маленькое собрание сочинений прекрасного русского классика под привлекательной обложкой.

Тургенева обязательно надо читать, причем читать после того, как забываешь, что он относится к нудной школьной программе, сослужившей дурную услугу не одному гениальному автору, как отечественному, так и зарубежному. Только тогда ощутишь всю прелесть, живописность и игривость его прозы.

"Дворянское гнездо" - история Фёдора Ивановича Лаврецкого, который как и большинство героев Тургенева одинок и несчастен. Человека, который не может найти свое место в этом мире и быть рядом с любимой женщиной: слишком честен для того чтобы быть счастливым с нелюбимой коварной женой и испортить жизнь по-настоящему любимой женщине.

"Вешние воды" - повесть являющаяся первым описанием явления, которое впоследствии получило название мазохизм (да-да! Тургенев был предшественником "Венеры в меха"). Отношения Санина и Марьи Николаевны показывают как один человек способен подчиниться другому и заставить самого себя быть чужим рабом.
Нет 0
Да 2
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 3
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Дворянское гнездо. Вешние воды» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить