Благоволительницы Благоволительницы Исторический роман французского писателя американского происхождения написан от лица протагониста - офицера СС Максимилиана Ауэ, одного из рядовых исполнителей нацистской программы \"окончательного решения еврейского вопроса\". Действие книги разворачивается на Восточном фронте (Украина, Северный Кавказ, Сталинград), в Польше, Германии, Венгрии и Франции. В 2006 году \"Благоволительницы\" получили Гонкуровскую премию и Гран-при Французской академии, книга стала европейским бестселлером, переведенным на сегодняшний момент на 20 языков. Критики отмечали \"абсолютную историческую точность\" романа, назвав его \"выдающимся литературным и историческим явлением\" (Пьер Нора). Английская \"The Times\" написала о \"Благоволительницах\" как о \"великом литературном событии, обращаться к которому читатели и исследователи будут в течение многих десятилетий\", и поместила роман в число пяти самых значимых художественных произведений о Второй мировой войне. Ад Маргинем 978-5-91103-095-7
1392 руб.
Russian
Каталог товаров

Благоволительницы

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (2)
  • Отзывы ReadRate
Исторический роман французского писателя американского происхождения написан от лица протагониста - офицера СС Максимилиана Ауэ, одного из рядовых исполнителей нацистской программы "окончательного решения еврейского вопроса". Действие книги разворачивается на Восточном фронте (Украина, Северный Кавказ, Сталинград), в Польше, Германии, Венгрии и Франции. В 2006 году "Благоволительницы" получили Гонкуровскую премию и Гран-при Французской академии, книга стала европейским бестселлером, переведенным на сегодняшний момент на 20 языков. Критики отмечали "абсолютную историческую точность" романа, назвав его "выдающимся литературным и историческим явлением" (Пьер Нора). Английская "The Times" написала о "Благоволительницах" как о "великом литературном событии, обращаться к которому читатели и исследователи будут в течение многих десятилетий", и поместила роман в число пяти самых значимых художественных произведений о Второй мировой войне.
Отрывок из книги «Благоволительницы»
ТОККАТА
Люди-братья, позвольте рассказать вам, как это случилось. «Мы вам не братья, - возразите вы, - и знать об этом не хотим». Что ж, вы правы, история, которую я собираюсь рассказать, печальная, но полезная для души - самая настоящая нравоучительная повесть, уверяю вас. Возможно, выйдет длинновато, ведь произошло много событий, но если вы не слишком торопитесь, то, с Божьей помощью, время у вас найдется. К тому же история эта имеет к вам прямое отношение: сами увидите, насколько она касается вас. Только не подумайте, что я пытаюсь убедить вас в чем бы то ни было. В конце концов мнение - личное дело каждого. Если я вознамерился писать, когда прошло уже столько лет, то вовсе не для вас, а чтобы самому во всем этом разобраться. Всю жизнь мы ползаем по земле, как гусеницы, и ждем превращения в ту великолепную, полупрозрачную бабочку, которая живет в каждом из нас. И что же? Время идет, а мы, так и не сделавшись куколкой, остаемся червями. Прискорбный факт, а какой выход? Самоубийство, разумеется. Как вариант. Но лично меня суицид не особенно прельщает. Само собой, я обдумывал различные способы; если бы пришлось наложить на себя руки, я поступил бы следующим образом: прижал гранату к самому сердцу и простился с жизнью под радостный звук мощного взрыва. Маленькую круглую гранату, из которой я сначала аккуратно выдернул бы чеку, а затем отпустил бы спусковую скобу, улыбаясь едва различимому металлическому звону пружины - последнему звуку, который я услышу, не считая пульсации в висках. А после - долгожданное счастье или, на худой конец, покой, и лохмотья, красиво развешанные по стенам кабинета. Прислуга уберет - в конце концов ей за это платят. Однако, как я уже сказал, суицид не особенно меня прельщает. Даже не знаю почему. Наверное, устаревшие морально-философские установки подсказывают мне, что мы здесь не забавы ради. Зачем же тогда? Понятия не имею. Вероятно, чтобы как-то провести отпущенное нам время, чтобы убить его, прежде чем оно убьет нас. Если это так, то не имеет никакого значения, чем занимать досужие часы, - писать или не писать. Не сказал бы, что этих досужих часов у меня особенно много: я занятой человек, обремененный, что называется, семьей и работой, то есть ответственностью. Все это требует времени, так что на воспроизведение прошлого его почти не остается. Хотя воспоминания у меня имеются, и даже в огромном количестве. Я их вырабатываю, как настоящий заводской станок. Я мог бы всю жизнь производить воспоминания, хотя сейчас мне платят все-таки не за это, а за изготовление кружев. Но если начистоту, то с тем же успехом я мог бы вообще ничего не писать. В конце концов это не входит в мои обязанности. Война научила меня сдержанности; слава богу, мне не пришлось сочинять мемуары, как иным моим сослуживцам, ни для того, чтобы доказать свою невиновность - ибо мне не в чем оправдываться, ни из корыстных соображений - я и без того зарабатываю достаточно. Как-то раз я ездил по делам в Германию, где встречался с директором крупного предприятия по производству нижнего белья: хотел поставлять ему кружево. Меня рекомендовали старинные друзья, поэтому нам удалось договориться без лишних вопросов, мы оба знали, какой линии придерживаться. Когда наша беседа, протекавшая, впрочем, весьма конструктивно, подошла к концу, директор предприятия снял с полки книгу и подарил ее мне. Это были мемуары Ганса Франка, генерал-губернатора Польши, изданные посмертно и озаглавленные «На эшафоте». «Я получил письмо от вдовы Ганса Франка, - объяснил мне собеседник. - Она занималась изданием текста, который ее муж написал после суда, и сама оплатила все типографские издержки. А теперь продает эту книгу, чтобы прокормить детей. Представляете, как бывает? А ведь вдова генерал-губернатора! Я заказал двадцать экземпляров на подарки и предложил всем руководителям отделов на моем предприятии приобрести по книге. Она так трогательно поблагодарила меня в письме. Кстати, вы были с ним знакомы?» Я заверил его, что генерал-губернатора не знал, но книгу прочту с интересом. Коль скоро окажется, что на самом деле Ганса Франка я знал, то чуть позже я непременно расскажу вам об этом, если только хватит смелости и терпения. Но говорить о нем прямо сейчас было бы совершенно бессмысленно. К тому же мемуары оказались на редкость неудачными: бессвязными, плаксивыми и насквозь пропитанными какой-то странной деланой набожностью. Конечно, мои заметки тоже могут выйти скверными и нескладными, но я постараюсь выражаться четко и ясно; по крайней мере от покаянных тирад вас уж точно избавлю. Мне не о чем сожалеть: я делал свою работу, вот и все. Мои семейные перипетии, о которых я, вероятно, тоже вам поведаю, касаются только меня; да, и еще ближе к концу текста я, бесспорно, перегнул палку, но там я уже был слегка не в себе, сознание помутилось, да и мир вокруг зашатался, не один я потерял рассудок, согласитесь. Далее: я в отличие от других не для того пишу, чтобы прокормить мою вдову и детей, отнюдь нет - я и без этого вполне способен удовлетворить их нужды. Если я, наконец, решился писать, то только с одной целью - занять свой досуг, а также - не исключаю такой возможности - чтобы прояснить для вас и для себя самого некоторые темные места. Кроме того, я очень надеюсь, что ведение записей пойдет мне на пользу. Настроение у меня и в самом деле мрачноватое. Во всем виноват, конечно же, запор. Досадное и весьма неприятное затруднение. При этом совершенно мне непривычное. Прежде мне приходилось наведываться в уборную три или четыре раза в день, а теперь я был бы счастлив, если бы мог посещать ее раз в неделю. Пришлось прибегнуть к клизмам. Процедура омерзительная до невозможности, однако эффективная. Простите, что делюсь с вами физиологическими подробностями, но у меня есть право изредка жаловаться. Впрочем, если вы не переносите подобного, лучше вам здесь и остановиться. Я не Ганс Франк - манерности не выношу. Я стремлюсь к точности, в меру своих возможностей. Несмотря на жизненные потрясения, а у меня их было много, я по-прежнему считаю, что человеку для поддержания жизни достаточно дышать, пить, есть, испражняться и искать истину. Остальное необязательно.
Перевод заглавия:   Les Bienveillantes
Штрихкод:   9785911030957
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Офсет
Масса:   1 175 г
Размеры:   243x 172x 40 мм
Оформление:   Частичная лакировка
Тираж:   4 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Мельникова И.
Негабаритный груз:  Нет
Срок годности:  Нет
Отзывы Рид.ру — Благоволительницы
5 - на основе 2 оценок Написать отзыв
2 покупателя оставили отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
3
20.07.2012 22:29
Скандальный роман "Благоволительницы" Джонатана Литтелла - конъюнктурная апологетика посттруктурализма, согласно которому роль личности, свобода выбора сводится к нулю, человек — не творец истории, а ее заложник и степень ответственности каждого определить невозможно, а значит и не нужно. Главный герой романа - Максимилиан Ауэ, офицер службы безопасности СС, отнюдь не садист, напротив, свою службу в СС он рассматривает как высокое служение рыцарскому ордену и потому, буднично описывая противоестественные мерзости, творимые нацистами, спокойно объясняет, их во-первых долгом, а во-вторых - случайностью:
"Человек, стоящий с ружьем у расстрельного рва, в большинстве случаев оказался там столь же случайно, как и тот, что умер — или умирает — на дне этого самого рва". Вот это кощунственное уравнивание жертвы и палача сейчас очень популярно на фоне всеобщей безумной толерантности и размывания основополагающих смыслов "добра" и "Зла". Как тут нет вспомнить "Редкие рукописи" А.Шарова, еще в прошлом веке его инквизитор-прокрустатор восклицал: "- Ах, дорогой друг! Вы не можете себе представить, как горько вспоминать о том, что происходило недавно. У меня сердца обливалось кровью, когда я видел, как вас, как с вами... как вы... Но что поделаешь - служба, служба!.. Сто раз стон сочувствия замирал у меня на устах... Конечно, вы страдали, но смею уверить, что я страдал больше, потому что у вас душевные страдания уравновешивались телесными, а у меня эти самые душевные страдания проявлялись в совершенно чистом виде. Как я страдал! Как мы страдали!"
Любопытна история написания романа. По словам автора, он взял ящик виски, собранный за несколько лет материал и на четыре месяца заперся в гостиничном номере на Чистых прудах, где записал текст, получивший Гонкуровскую премию.
Название романа - отсылка к греческому мифу, где матереубийцу Ореста преследовали ужасные богини мщения Эринии, превратившиеся затем в милостивых Эвменид (благоволительниц).
Нет 2
Да 2
Полезен ли отзыв?
3
30.05.2012 12:27
Книга безусловно потрясающая,полученные награды говорят сами за себя.Но не стоит ждать приятного чтения, она в буквальном смысле усеяна трупами и пропитана страхом и ненавистью. Все критики единогласно признают абсолютную историческую точность романа,что позволило внести его в двадцатку лучших книг о второй мировой войне. Главный герой немецкий офицер СС Максимилиан Ауэ, гомосексуалист, да еще и безнадежно влюбленный в свою сестру - психологические отклонения на лицо, к финалу книги мне уже начало казаться,что я сама схожу с ума. В войне нет ничего великого и данное произведение хорошо это показывает: ломаются люди,человек не всегда осознает до какой крайности может дойти. Формат книги А4,текст сплошной,без выделения диалогов,страниц почти 800.
Нет 1
Да 6
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 2
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Благоволительницы» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить