Восток - дело тонкое. Тибет, Китай, Япония Восток - дело тонкое. Тибет, Китай, Япония Всеволод Овчинников, легендарный политический обозреватель газеты \"Правда\". За книги \"Ветка сакуры\" и \"Корни дуба\", вошедшие в этот сборник, в 1985 году автор получил звание лауреата Государственной премии СССР в области литературы. В Японии \"Ветка сакуры\" стала бестселлером, и англичане, скептически относящиеся к попыткам иностранцев разобраться в их национальном характере, встретили \"Корни дуба\" весьма благосклонно\". Автор, первый из россиян, побывавший в Тибете. В 50-х и 90-х годах он провел в загадочной Шамбале сто дней. В 1955 году он беседовал с далай-ламой, когда тот еще был верховным правителем горного края; посетил школу астрологии и медицины, где ламы совершенствуются в искусстве ясновидения и прорицания. В это издание вошли так же повесть \"Человек и дракон\", посвященная борьбе с водной стихией и повесть \"Перлы труда\", рассказывающая о том, как японцы раскрыли тайну рождения жемчуга и превратили устриц в домашних животных. \"Цветы сливы\" - это рассказ о контрасте кулинарных традиций китайцев и японцев, отражающих национальный менталитет этих соседних народов и их отношение к природе. В 2010 году Президент РФ Дмитрий Медведев вручил Всеволоду Овчинникову, орден \"За заслуги перед Отечеством\" четвертой степени. АСТ 978-5-17-075276-8
694 руб.
Russian
Каталог товаров

Восток - дело тонкое. Тибет, Китай, Япония

  • Автор: Всеволод Овчинников
  • Твердый переплет. Плотная бумага или картон
  • Издательство: АСТ
  • Серия: Весь...
  • Год выпуска: 2011
  • Кол. страниц: 1024
  • ISBN: 978-5-17-075276-8
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Всеволод Овчинников, легендарный политический обозреватель газеты "Правда". За книги "Ветка сакуры" и "Корни дуба", вошедшие в этот сборник, в 1985 году автор получил звание лауреата Государственной премии СССР в области литературы. В Японии "Ветка сакуры" стала бестселлером, и англичане, скептически относящиеся к попыткам иностранцев разобраться в их национальном характере, встретили "Корни дуба" весьма благосклонно". Автор, первый из россиян, побывавший в Тибете. В 50-х и 90-х годах он провел в загадочной Шамбале сто дней. В 1955 году он беседовал с далай-ламой, когда тот еще был верховным правителем горного края; посетил школу астрологии и медицины, где ламы совершенствуются в искусстве ясновидения и прорицания. В это издание вошли так же повесть "Человек и дракон", посвященная борьбе с водной стихией и повесть "Перлы труда", рассказывающая о том, как японцы раскрыли тайну рождения жемчуга и превратили устриц в домашних животных. "Цветы сливы" - это рассказ о контрасте кулинарных традиций китайцев и японцев, отражающих национальный менталитет этих соседних народов и их отношение к природе. В 2010 году Президент РФ Дмитрий Медведев вручил Всеволоду Овчинникову, орден "За заслуги перед Отечеством" четвертой степени.
Отрывок из книги «Восток - дело тонкое. Тибет, Китай, Япония»
Всеволод Овчинников ВЕТКА САКУРЫ
ИХ ВКУСЫ
Страницы из дневника
За тонкой раздвижной перегородкой послышались шаги. Мягко ступая босыми ногами по циновкам, в соседнюю комнату вошли несколько человек, судя по голосам – женщины. Рассаживаясь, они долго препирались из-за мест, уступая друг другу самое почетное; потом на минуту умолкли, пока служанка, звякая бутылками, откупоривала пиво и расставляла на столике закуски; и вновь заговорили все сразу, перебивая одна другую.
Речь шла о разделке рыбы, о заработках на промысле, о кознях приемщика, на которого им, вдовам, трудно найти управу.
Я лежал за бумажной стеной, жадно вслушиваясь в каждое слово. Ведь именно желание окунуться в жизнь японского захолустья занесло меня в этот поселок на дальней оконечности острова Сикоку. Завтра перед рассветом, что-то около трех утра, предстояло выйти с рыбаками на лов. Я затеял все это в надежде, что удастся пожить пару дней в рыбацкой семье. Но оказалось, что даже в такой глуши есть постоялый двор. Меня оставили в комнате одного и велели улечься пораньше, дабы не проспать.
Да разве заснешь при таком соседстве! Я ворочался на тюфяке, напрягал слух, но смысл беседы в соседней комнате то и дело ускользал от меня. Никто в моем присутствии не стал бы говорить о жизни с такой откровенностью, как эти женщины с промысла, собравшиеся отметить день получки. Но, пожалуй, именно в тот вечер я осознал, какой непроницаемой стеной еще скрыт от меня внутренний мир японцев. Много ли толку было понимать их язык – вернее, слова и фразы, если при этом я с горечью чувствовал, что сам строй их мыслей мне непостижим, что их душа для меня пока еще потемки.
Была, правда, минута, когда все вдруг стало понятным и близким, когда охмелевшие женские голоса стройно подхватили знакомую мелодию:
…И пока за туманами
Видеть мог паренек,
На окошке на девичьем
Все горел огонек…
Как дошла до них эта песня? То ли их мужья привезли ее из сибирского плена, прежде чем свирепый шторм порешил рыбацкие судьбы? То ли эти женщины овдовели еще с войны и от других услышали эту песню об одиночестве, ожидании и надежде, до краев наполнив ее своей неутолимой тоской?
Снова звякали за перегородкой пивные бутылки; то утихала, то оживлялась беседа. Но я уже безнадежно потерял ее нить и думал о своем.
Конечно, вдовы – везде вдовы. Но люди здесь не только иначе говорят; они по-иному чувствуют, у них свой подход к жизни, иные формы выражения забот и радостей.
Смогу ли я когда-нибудь разобраться во всем этом?
Еще в детстве читал, что вечерний Париж пахнет кофе, бензином, духами. А попробуй-ка описать, чем пахнет по вечерам бойкая улица японского города!
На углу переулка, сплошь светящегося неоновыми рекламами питейных заведений, примостилась старуха с жаровней. На углях разложены раструбом вверх витые морские раковины, в которых булькает что-то серое. Рядом с плоской вяленой каракатицей и еще какой-то пахучей морской снедью пекутся в золе неправдоподобно обыденные куриные яйца.
В двух шагах – знакомая еще по Пекину машина, которая перемешивает каштаны в раскаленном песке.
А вот напоминающий о пионерских кострах запах печеной картошки. Он исходит от сложного сооружения, похожего на боевую колесницу. Там тоже жаровня с углями, а над ней, как туши на крюках, развешаны длинные клубни батата. Выбирай и любуйся, как при тебе их будут печь.

Оставить заявку на описание
?
Содержание
Ветка сакуры
Корни дуба
Человек и дракон
Перлы труда
Цветы сливы
Штрихкод:   9785170752768
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Офсет
Масса:   1 010 г
Размеры:   215x 150x 50 мм
Тираж:   3 000
Литературная форма:   Научно-познавательная литература, Сборник
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить