Идиот Идиот Роман Ф.М. Достоевского «Идиот» по праву входит в число непревзойденных шедевров русской и мировой литературы. Текст издания при подготовке его к публикации был заново выверен по лучшим изданиям XIX века. Материалы, опубликованные в приложении, будут полезны при подготовке к урокам литературы в средней школе и к семинарским занятиям в вузах. Книга представляет собой самостоятельное издание. Текст романа был заново выверен по лучшим изданиям XIX века, что позволило избежать возможных ошибок и «искажений», которые могли быть в изданиях Достоевского, опубликованных после 1917 года. Книга проиллюстрирована современным российским художником-графиком Н. Дорониным, содержит великолепные иллюстрации на цветных вклейках. Статья о жизни и творчестве писателя, опубликованная в приложении, будет полезна школьникам и студентам для подготовки к занятиям по литературе. Небольшой формат издания делает книгу удобной для хорошей домашней, школьной или университетской библиотеки. Белый город
420 руб.
Russian
Каталог товаров

Идиот

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (1)
  • Отзывы ReadRate
Роман Ф.М. Достоевского «Идиот» по праву входит в число непревзойденных шедевров русской и мировой литературы. Текст издания при подготовке его к публикации был заново выверен по лучшим изданиям XIX века. Материалы, опубликованные в приложении, будут полезны при подготовке к урокам литературы в средней школе и к семинарским занятиям в вузах.

Книга представляет собой самостоятельное издание. Текст романа был заново выверен по лучшим изданиям XIX века, что позволило избежать возможных ошибок и «искажений», которые могли быть в изданиях Достоевского, опубликованных после 1917 года.

Книга проиллюстрирована современным российским художником-графиком Н. Дорониным, содержит великолепные иллюстрации на цветных вклейках. Статья о жизни и творчестве писателя, опубликованная в приложении, будет полезна школьникам и студентам для подготовки к занятиям по литературе. Небольшой формат издания делает книгу удобной для хорошей домашней, школьной или университетской библиотеки.
Отрывок из книги «Идиот»
Генерал Епанчин жил в собственном своем доме, несколько в стороне от Литейной, к Спасу Преображения. Кроме этого (превосходного) дома, пять шестых которого отдавались внаем, генерал Епанчин имел еще огромный дом на Садовой, приносивший тоже чрезвычайный доход. Кроме этих двух домов, у него было под самым Петербургом весьма выгодное и значительное поместье; была еще в Петербургском уезде какая-то фабрика. В старину генерал Епанчин, как всем известно было, участвовал в откупах. Ныне он участвовал и имел весьма значительный голос в некоторых солидных акционерных компаниях. Слыл он человеком с большими деньгами, с большими занятиями и с большими связями. В иных местах он сумел сделаться совершенно необходимым, между прочим и на своей службе. А между тем известно тоже было, что Иван Федорович Епанчин -- человек без образования и происходит из солдатских детей; последнее, без сомнения, только к чести его могло относиться, но генерал, хоть и умный был человек, был тоже не без маленьких, весьма простительных слабостей и не любил иных намеков. Но умный и ловкий человек он был бесспорно. Он, например, имел систему не выставляться, где надо -- стушевываться, и его многие ценили именно за его простоту, именно за то, что он знал всегда свое место. А между тем, если бы только ведали эти судьи, что происходило иногда на душе у Ивана Федоровича, так хорошо знавшего свое место! Хоть и действительно он имел и практику, и опыт в житейских делах, и некоторые очень замечательные способности, но он любил выставлять себя более исполнителем чужой идеи, чем с своим царем в голове, человеком "без лести преданным", и -- куда нейдет век? -- даже русским и сердечным. В последнем отношении с ним приключилось даже несколько забавных анекдотов; но генерал никогда не унывал, даже и при самых забавных анекдотах; к тому же и везло ему, даже в картах, а он играл по чрезвычайно большой и даже с намерением не только не хотел скрывать эту свою маленькую будто бы слабость к картишкам, так существенно и во многих случаях ему пригождавшуюся, но и выставлял ее. Общества он был смешанного, разумеется во всяком случае "тузового". Но всё было впереди, время терпело, время всё терпело, и всё должно было прийти со временем и своим чередом. Да и летами генерал Епанчин был еще, как говорится, в самом соку, то есть пятидесяти шести лет и никак не более, что во всяком случае составляет возраст цветущий, возраст, с которого, по-настоящему, начинается истинная жизнь. Здоровье, цвет лица, крепкие, хотя и черные, зубы, коренастое, плотное сложение, озабоченное выражение физиономии поутру на службе, веселое ввечеру за картами или у его сиятельства -- всё способствовало настоящим и грядущим успехам и устилало жизнь его превосходительства розами.
Генерал обладал цветущим семейством. Правда, тут уже не всё были розы, но было зато и много такого, на чем давно уже начали серьезно и сердечно сосредоточиваться главнейшие надежды и цели его превосходительства. Да и что, какая цель в жизни важнее и святее целей родительских? К чему прикрепиться, как не к семейству? Семейство генерала состояло из супруги и трех взрослых дочерей. Женился генерал еще очень давно, еще будучи в чине поручика, на девице почти одного с ним возраста, не обладавшей ни красотой, ни образованием, за которою он взял всего только пятьдесят душ, -- правда, и послуживших к основанию его дальнейшей фортуны. Но генерал никогда не роптал впоследствии на свой ранний брак, никогда не третировал его как увлечение нерасчетливой юности и супругу свою до того уважал и до того иногда боялся ее, что даже любил. Генеральша была из княжеского рода Мышкиных, рода хотя и не блестящего, но весьма древнего, и за свое происхождение весьма уважала себя. Некто из тогдашних влиятельных лиц, один из тех покровителей, которым покровительство, впрочем, ничего не стоит, согласился заинтересоваться браком молодой княжны. Он отворил калитку молодому офицеру и толкнул его в ход, а тому даже и не толчка, а только разве одного взгляда надо было -- не пропал бы даром! За немногими исключениями, супруги прожили всё время своего долгого юбилея согласно. Еще в очень молодых летах своих генеральша умела найти себе, как урожденная княжна и последняя в роде, а может быть и по личным качествам, некоторых очень высоких покровительниц. Впоследствии, при богатстве и служебном значении своего супруга, она начала в этом высшем кругу даже несколько и освоиваться.
В эти последние годы подросли и созрели все три генеральские дочери -- Александра, Аделаида и Аглая. Правда, все три были только Епанчины, но по матери роду княжеского, с приданым немалым, с родителем, претендующим впоследствии, может быть, и на очень высокое место, и, что тоже довольно важно, -- все три были замечательно хороши собой, не исключая и старшей, Александры, которой уже минуло двадцать пять лет. Средней было двадцать три года, а младшей, Аглае, только что исполнилось двадцать. Эта младшая была даже совсем красавица и начинала в свете обращать на себя большое внимание. Но и это было еще не всё: все три отличались образованием, умом и талантами. Известно было, что они замечательно любили друг друга и одна другую поддерживали. Упоминалось даже о каких-то будто бы пожертвованиях двух старших в пользу общего домашнего идола -- младшей. В обществе они не только не любили выставляться, но даже были слишком скромны. Никто не мог их упрекнуть в высокомерии и заносчивости, а между тем знали, что они горды и цену себе понимают. Старшая была музыкантша, средняя была замечательный живописец; но об этом почти никто не знал многие годы, и обнаружилось это только в самое последнее время, да и то нечаянно. Одним словом, про них говорилось чрезвычайно много похвального. Но были и недоброжелатели.
С ужасом говорилось о том, сколько книг они прочитали. Замуж они не торопились; известным кругом общества хотя и дорожили, но всё же не очень. Это тем более было замечательно, что все знали направление, характер, цели и желания их родителя.
Было уже около одиннадцати часов, когда князь позвонил в квартиру генерала. Генерал жил во втором этаже и занимал помещение по возможности скромное, хотя и пропорциональное своему значению. Князю отворил ливрейный слуга, и ему долго нужно было объясняться с этим человеком, с самого начала посмотревшим на него и на его узелок подозрительно. Наконец на неоднократное и точное заявление, что он действительно князь Мышкин и что ему непременно надо видеть генерала по делу необходимому, недоумевающий человек препроводил его рядом, в маленькую переднюю, перед самою приемной, у кабинета, и сдал его с рук на руки другому человеку, дежурившему по утрам в этой передней и докладывавшему генералу о посетителях. Этот другой человек был во фраке, имел за сорок лет и озабоченную физиономию и был специальный, кабинетный прислужник и докладчик его превосходительства, вследствие чего и знал себе цену.
-- Подождите в приемной, а узелок здесь оставьте, -- проговорил он, неторопливо и важно усаживаясь в свое кресло и с строгим удивлением посматривая на князя, расположившегося тут же рядом подле него на стуле, с своим узелком в руках.
-- Если позволите, -- сказал князь, -- я бы подождал лучше здесь с вами, а там что ж мне одному?
-- В передней вам не стать, потому вы посетитель, иначе гость. Вам к самому генералу?
Лакей, видимо, не мог примириться с мыслью впустить такого посетителя и еще раз решился спросить его.
-- Да, у меня дело... -- начал было князь.
-- Я вас не спрашиваю, какое именно дело, -- мое дело только об вас доложить. А без секретаря, я сказал, докладывать о вас не пойду.
Подозрительность этого человека, казалось, всё более и более увеличивалась; слишком уж князь не подходил под разряд вседневных посетителей, и хотя генералу довольно часто, чуть не ежедневно, в известный час приходилось принимать, особенно по делам, иногда даже очень разнообразных гостей, но, несмотря на привычку и инструкцию, довольно широкую, камердинер был в большом сомнении; посредничество секретаря для доклада было необходимо.
-- Да вы точно... из-за границы? -- как-то невольно спросил он наконец -- и сбился; он хотел, может быть, спросить: "Да вы точно князь Мышкин?"
-- Да, сейчас только из вагона. Мне кажется, вы хотели спросить: точно ли я князь Мышкин? да не спросили из вежливости.
-- Гм... -- промычал удивленный лакей.
-- Уверяю вас, что я не солгал вам, и вы отвечать за меня не будете. А что я в таком виде и с узелком, то тут удивляться нечего: в настоящее время мои обстоятельства неказисты.
-- Гм. Я опасаюсь не того, видите ли. Доложить я обязан, и к вам выйдет секретарь, окромя если вы... Вот то-то вот и есть, что окромя. Вы не по бедности просить к генералу, осмелюсь, если можно, узнать?
-- О нет, в этом будьте совершенно удостоверены. У меня другое дело.
-- Вы меня извините, а я на вас глядя спросил. Подождите секретаря; сам теперь занят с полковником, а затем придет и секретарь... компанейский.
-- Стало быть, если долго ждать, то я бы вас попросил: нельзя ли здесь где-нибудь покурить? У меня трубка и табак с собой.
-- По-ку-рить? -- с презрительным недоумением вскинул на него глаза камердинер, как бы всё еще не веря ушам, -- покурить? Нет, здесь вам нельзя покурить, а к тому же вам стыдно и в мыслях это содержать. Хе... чудно-с!
-- О, я ведь не в этой комнате просил; я ведь знаю; а я бы вышел куда-нибудь, где бы вы указали, потому я привык, а вот уж часа три не курил. Впрочем, как вам угодно, и, знаете, есть пословица: в чужой монастырь...
-- Ну как я об вас об таком доложу? -- пробормотал почти невольно камердинер. -- Первое то, что вам здесь и находиться не следует, а в приемной сидеть, потому вы сами на линии посетителя, иначе гость, и с меня спросится... Да вы что же, у нас жить, что ли, намерены? -- прибавил он, еще раз накосившись на узелок князя, очевидно не дававший ему покоя.
-- Нет, не думаю. Даже если б и пригласили, так не останусь. Я просто познакомиться только приехал, и больше ничего.
-- Как? Познакомиться? -- с удивлением и с утроенною подозрительностью спросил камердинер. -- Как же вы сказали сперва, что по делу?
-- О, почти не по делу! То есть, если хотите, и есть одно дело, так, только совета спросить, но я, главное, чтоб отрекомендоваться, потому я князь Мышкин, а генеральша Епанчина тоже последняя из княжон Мышкиных, и, кроме меня с нею, Мышкиных больше и нет.
-- Так вы еще и родственник? -- встрепенулся уже почти совсем испуганный лакей.

Оставить заявку на описание
?
Содержание
Часть первая
I 5
II 18
III 31
IV 46
V 65
VI 87
VII 99
VIII 115
IX 132
X 145
XI 153
XII 162
XIII 175
XIV 188
XV 202
XVI 215

Часть вторая
I 230
II 244
III 262
IV 280
V 287
VI 304
VII 323
VIII 335
IX 358
X 374
XI 392
XII 409

Часть третья
I 418
II 440
III 456
IV 474
V 494
VI 511
VII 533
VIII 550
IX 568
X 587

Часть четвертая
I 596
II 613
III 624
IV 639
V 655
VI 678
VII 698
VIII 720
IX 743
X 758
XI 775
XII. Заключение 795

Приложение
Краткие сведения о произведении 801
Александр Иванович Кирпичников. Ф.М. Достоевский . 802
Штрихкод:   9785779322287
Аудитория:   12 лет и старше
Бумага:   Офсет
Масса:   867 г
Размеры:   195x 145x 50 мм
Оформление:   Тиснение золотом
Тираж:   5 000
Литературная форма:   Роман
Тип иллюстраций:   Черно-белые, Цветные
Художник-иллюстратор:   Доронин Николай, Перов Василий, Маковский Константин, Беггров К.
Составитель:   Кирпичников А.
Отзывы Рид.ру — Идиот
4.75 - на основе 4 оценок Написать отзыв
1 покупатель оставил отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
5
16.04.2012 18:18
В целом я осталась довольна своим выбором издания «Идиота».
Не беда, что позолота с обложки осыпалась в тот же день и книге был обеспечен эффект старения, так приветствуемый в наше время дизайнерами.
Скорее к плюсам можно отнести то, что, напечатанные на мелованной бумаге, репродукции прекрасных картин предполагают в читателе тягу к решению загадок, так как издатели, перечислив через запятую фамили художников, предоставили нам право самим доискаться, какая из картин кому принадлежит.
Не должны обескуражить и черно-белые иллюстрации Н.Доронина, можно попытаться объяснить одервеневшие, с непропорциональными лицами фигуры персонажей символическими тенденциями самого романа.
Нечего удивляться тонковатости бумаги, главное, что она белоснежная и при перелистывании буквы даже не стираются!
"Да и неприлично, - прибавил Коля, - великосветским людям очень-то литературой интересоваться. Спросите у Евгения Пввлыча. Гораздо приличнее желтым шарабаном с красными колесами."
Цитировать роман в этом издании истинное удовольствие.
Нет 0
Да 6
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 1
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Идиот» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить