Древний. Расплата Древний. Расплата Человечество забыло старую истину: ничто не вечно во Вселенной. Особенно хрупкий мир. Люди давным-давно отказались от армии и утратили сам боевой дух, хотя враги живут и здравствуют! Однако приходит время пожинать плоды. Смертельные противники Содружества объединяются. Что может противопоставить им некогда грозная и непобедимая раса? Только отчаянное, но неумелое сопротивление горсток добровольцев. Силы неравны, и полчища Чужих захватывают солнечные системы, яростно уничтожая бесценные планеты. Лидеры рас, отстаивающих свою свободу, умирают от чудовищного недуга. Но агрессоры лишь марионетки, и вот уже неведомое зло грозит не одному народу, но всем шестидесяти трем галактикам. В этой войне победителей не будет. Жизнь спасет лишь чудо… АСТ 978-5-271-40579-2
274 руб.
Russian
Каталог товаров

Древний. Расплата

  • Автор: Сергей Тармашев
  • Твердый переплет. Целлофанированная или лакированная
  • Издательство: АСТ
  • Серия: Древний
  • Год выпуска: 2012
  • Кол. страниц: 416
  • ISBN: 978-5-271-40579-2
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Человечество забыло старую истину: ничто не вечно во Вселенной. Особенно хрупкий мир. Люди давным-давно отказались от армии и утратили сам боевой дух, хотя враги живут и здравствуют! Однако приходит время пожинать плоды. Смертельные противники Содружества объединяются. Что может противопоставить им некогда грозная и непобедимая раса? Только отчаянное, но неумелое сопротивление горсток добровольцев. Силы неравны, и полчища Чужих захватывают солнечные системы, яростно уничтожая бесценные планеты. Лидеры рас, отстаивающих свою свободу, умирают от чудовищного недуга. Но агрессоры лишь марионетки, и вот уже неведомое зло грозит не одному народу, но всем шестидесяти трем галактикам. В этой войне победителей не будет. Жизнь спасет лишь чудо…
Отрывок из книги «Древний. Расплата»
ГЛАВА 1
МОБИЛИЗАЦИЯ
Пространство цивилизации Людей, система Орион, коммерческо-развлекательный космический комплекс на орбите планеты Находка, 3 октября 3264 года п.в.к. по единому времени Содружества.

— Курсант Лена Нисс, ваше обучение закончено, — Вячеслав Ранни хмуро ткнул пальцем в светосенсорную панель, и искусственный интеллект скорректировал ее персональные данные в общей базе Центроспаса. — Поздравляю вас с присвоением воинского звания младший лейтенант. Информацию о распределении в боевую часть получите через пару часов на личный адрес…
— И это все?! — опешила Лена. — Одна неделя обучения, состоящая из трех гипнограмм теоретического курса, пары био-коррекционных процедур и четырех дней виртуальной тренировки на тренажерах?!! Вот и весь курс военной подготовки?!! Вячеслав, ты издеваешься?!
— А чего ты хотела, Нисс? — устало ответил тот. — Био-коррекцию внутренних органов, необходимую для устойчивого сопротивления организма перегрузкам, тебе провели. Большего за четверо суток все равно не сделать, а времени у нас нет. Все материалы по тактике космического боя, сохранившиеся в архивах, заложены в прослушанные тобою гипнограммы. Представление о том, как все это работает, ты получила на виртуальном тренажере. Это все, что у нас есть. — Вячеслав болезненно поморщился: — Да и все равно не успеть большего…
— Как это, все, что есть?! — изумилась Лена. — Я же лично передавала вам террабайты музейной информации! А где архивы военного флота времен Последней Войны? Где базы данных Генштаба, документы Экспертного Отдела Алисы Тринадцатой, секретные материалы Командующего?! И, самое главное, где практика, Вячеслав?! Где программа обучения военной летной школы? Настоящие учебные бои, отработка пилотажа, боевые стрельбы, всякие там наработки слаженности отрядов, слетанности эскадрилий и все такое?!
— Все, что ты нам передала, и заложено в этих гипнограммах, — он болезненно потер воспаленные от недосыпания глаза. — Другой информации не сохранилось. Как выяснилось, архивы вооруженных сил удалили за ненадобностью еще пятьсот лет назад. Дэльфи предоставили нам, что смогли, но ты же понимаешь, их тактика и стратегия адаптированы под применение ракетного оружия и подходят нам далеко не во всем. А на практические полеты тебя не направили по моему указанию. Я решил сэкономить тебе двое суток. Все равно ничему новому тебя за эти три шестичасовых занятия не научат. Ты же прошла углубленный курс по реальному пилотированию, у нас преподают твои бывшие наставники, ты же знаешь… — Спасатель тяжело вздохнул и бросил на нее пристальный взгляд: — Может, все-таки передумаешь, Нисс? Оставайся на базе, нам остро не хватает инструкторов по реальным полетам, твоя помощь была бы очень кстати…
— Нет, Вячеслав, — Лена решительно тряхнула головой. — Мое место на фронте! Я требую немедленного направления в действующую часть!
— Твое право, — сдался Ранни. — Я знал, что переубедить тебя не удастся. Ты получишь назначение во Второй Спасательный Флот, место расположения — система Эридана, орбита планеты Лани. Но имей в виду, все равно пойдешь на должность инструктора. Флот на девяносто четыре процента состоит из граждан, имеющих опыт только виртуального пилотажа.
— Почему не в Первый Спасательный?! — вскинулась девушка, — я же отправляла прошение в штаб Центроспаса! Я хочу на передовую, я хочу защищать Содружество, я хочу сражаться с Чужими! Первый Флот состоит из добровольцев! Чем я хуже?! Вы продержали меня в музее полмесяца, а теперь отправляете служить вместе с этим виртуальным шлаком, сплошь состоящим из дохляков и жиртресов? Да они же не умеют ничего, только блоги вести и с умным лицом, извините, клювом щелкать!
— Вот ты их и научишь, — устало парировал Вячеслав. — Кто-то же должен проводить ту самую практическую отработку боевого пилотажа, о которой ты говорила. У нас всего две летные школы, мы не успеваем готовить новобранцев! И нет возможности расширять штаты, специалистов по реальному пилотированию на все Содружество чуть более миллиона, и практически все они сейчас на передовой! А ты умеешь летать по-настоящему, Нисс, так что заканчивай это свое излияние претензий и отправляйся во Второй Флот. Научишь их хоть чему-нибудь до первого сражения.
— По-настоящему?! — Лена закатила глаза, — и это говоришь ты, Вячеслав?
Она провела рукой по воздуху, вызывая личный светосенсорный интерфейс искусственного интеллекта, и быстро передвинула на нем несколько пиктограмм. Неподалеку вспыхнула демонстрационная сфера, на которой тут же высветилось изображение кипящего боя. Полтора десятка истребителей Инсектората рыжим облаком атаковали небольшой плоский квадрат причудливой формы. Квадратный кораблик выписывал невероятные виражи, закладывал умопомрачительные развороты, завивал сверхскоростные спирали и менял направление полета с жесточайшими перегрузками. Космос вокруг него каждую секунду пронзали десятки лазерных лучей, некоторые из которых задевали его по касательной, но уверенно поразить столь неудобную мишень Инсам не удавалось. В последний миг квадратный кораблик успевал избегать ударов, при этом умудряясь огрызаться огнем слабенького вооружения. Один из его многочисленных преследователей самоуверенно устремился в прямолинейную атаку и тут же разлетелся на куски, исчезая во вспышке взрыва.
— Вот это — по-настоящему! — Заявила девушка, ткнув рукой в изображение. — Вот это — реальный боевой пилотаж, Вячеслав! Я так не умею! Чему я, по-твоему, должна их учить?!
— Учи тому, что умеешь, — угрюмо отрезал спасатель. — Лучше, чем ничего! Они вообще никогда в пилотском кресле не сидели! Кроме операторского нейроинтерфейсного ложа ничего не знают! У них даже тренажер вызывает серьезные проблемы! Так что ты для них — великий ас! Поняла?! — Он кивнул на изображение, крутящееся на демосфере: — Это корабль Посла Риулов? Запись сражения в системе Имии Эээа? Откуда она у тебя?
— Предоставил один хороший знакомый из лейб-гвардии Имперского Космического Десанта, — ответила Лена. — Копия части данных с бортовых систем флагмана погибшего Наследного Принца, — она вновь обернулась к демонстрационной сфере. — Посмотри, как он летает! Какие маневры вытворяет, я даже не представляю, как это делается! И в ваших гипнограммах такого нет! Почему это не введено в курс подготовки?!
— Хорошо, Нисс, давай начистоту, — спасатель печально поморщился. — Помнишь, две недели назад ты спросила у меня, почему Содружество вместо того, чтобы срочно налаживать производство боевых кораблей и перехватчиков, начало массовый выпуск и переоборудование «Незыблемых» и «Титанов»?
— Помню, — хмыкнула она. — Так было сделано потому, что у нас нет ни одной технологической линии для производства военной техники. Зато мы можем быстро увеличить производительность верфей, выпускающих спасательное оборудование. Подобное решение позволит нам выиграть время для перевода промышленности на военные рельсы.
— Это не совсем так, — Вячеслав тяжело вздохнул. — А если быть точным, то совсем не так. Слушай, Нисс, но имей в виду: то, что я тебе скажу, является информацией далеко не для всех, так что держи рот на замке! Мы высокоразвитая цивилизация, Лена, уровень наших технологий позволяет начать производство боевого флота в любой момент. Рассказы про перестройку промышленности — в действительности вынужденная ложь. Несколько военных кораблей уже изготовлены по чертежам времен Последней Войны, которые удалось найти. Чертежи не финальные, всего лишь одна из предварительных версий, но дело даже не в этом, все гораздо хуже. Никто не умеет на них летать, Нисс! — Он ткнул пальцем в изображение квадратного кораблика Риулов, упорно выживающего среди облака рыжих врагов. — Никто не может хотя бы вот так! Дэльфи могут, мы — нет. На нейроинтерфейсе — пожалуйста, каждый второй, а вот на реальном управлении — никто! Ведь в этом деле мало одного только мозга! Знать и уметь — вещи разные, и как раз ты это прекрасно понимаешь, Нисс, ты же училась реальным полетам. Мы заталкиваем гипнограммы высшего пилотажа во всех новобранцев, но никакая гипнограмма не выработает мышечную память и не отточит твои движения до автоматизма! Тут требуется практика, месяцы практики, годы практики! Только практикой можно отшлифовать скорость и координацию действий мышц тела и конечностей до совершенства, исключив даже малейшие лишние движения. Тот, кто сидит в пилотском кресле этого корабля, — спасатель вновь кивнул на маленький звездолет Риулов, — летает всю жизнь!
Он на мгновение замолчал, с грустью всматриваясь в запись боя, после чего вновь посмотрел на Лену:
— Вот так вот, Нисс, — спасатель невесело скривился, — боевые корабли у нас уже есть. Штук десять линкоров точно стоят в доках верфей в готовом состоянии. Можно отстроить в десять раз больше, вот только летать на них некому. Сейчас в срочном порядке создаются обучающие программы и готовятся экипажи, но дело движется слишком медленно: все приходится начинать едва ли не с ноля. Если бы не помощь Дэльфи, все это вообще не имело смысла затевать — Инсы распространяются слишком быстро. Вот почему мы производим только «Незыблемые» и «Титаны». Летать на них мы умеем хоть как-то, и проще перевести их на реальное управление, чем заново разрабатывать учебные курсы для экипажей военных крейсеров и линкоров. Про перехватчики я вообще молчу. Эти машины требуют филигранного мастерства. Даже ему, — Вячеслав указал на кораблик Риулов, — освоить перехватчик в совершенстве было бы непросто. Помнишь, ты рассказывала мне про мальчишку, посетителя твоей экспозиции в музее Рос, что надел на себя бронекомбинезон спецназа?
— Угу, — хмуро подтвердила Лена, — я поняла аналогию. — Она коснулась пальцем светосенсора, и демонстрационная сфера с изображением космического боя погасла и деактивировалась. — И что теперь Совет планирует делать? Помимо борьбы с охватившей Содружество паникой и обеспечения взлетными коридорами всех желающих унести ноги куда угодно, лишь бы подальше отсюда?
— Наращивать спасательные силы, как видишь, — ответил Вячеслав. — Строим «Незыблемые» и укомплектовываем их двойными штатами пилотов на «Титанах», по аналогии с авианосцами Древних и их перехватчиками. Собираем все это во флоты, которые придаются Дэльфийской армии. Только так и удается замедлять распространение Инсектората и Ваарси. Но мы еще ни разу не отстояли ни одной солнечной системы, и уже ясно, что подобным образом нам не выжить. Поэтому Совет всеми силами пытается возродить армию. Именно поэтому ты направляешься не в Первый Спасательный, но во Второй Флот. Через два дня туда прибудет первый «Незыблемый», укомплектованный вместо «Титанов» пятью десятками перехватчиков. Ты будешь на нем инструктором по реальному пилотированию, вместе с тремя другими такими же. Мы дадим вам самых толковых новобранцев и вне очереди звание лейтенанта для солидности. Это все, чем я могу помочь. Дальше все в твоих руках, Нисс. Сделай, что сможешь. Если выйдет толк, начнем формировать другие отряды перехватчиков, пока же от «Титанов» пользы больше.
Лена уже сделала вдох, чтобы выдать длинную фразу, исполненную возмущения, но Ранни поднял ладонь, словно этим жестом пытался закрыть ей рот:
— И даже не спорь, — заявил он. — У нас нет другого выбора. Содружество отчаянно нуждается в армии, Первый Флот несет огромные потери. Это наш единственный шанс — пока еще есть время, собрать и хоть как-то обучить крупные силы. Так что через двое суток чтобы была на орбитальном кольце Рилл, в распоряжении руководителя Второго Спасательного Флота. Он уже оповещен о твоем прибытии в качестве инструктора-перехватчика. А сейчас слетай домой, навести родственников или друзей. Спасательную форму получишь в системе Эридана, извини, у нас закончилась. Новую партию не успели завезти, не до того было…
— Не важно, — махнула рукой Лена, — сама разберусь. У меня есть, что надеть для этого случая.
Они коротко попрощались, и девушка вышла из кабинета начальника летной школы. Лена шла к площадкам межуровневых телепортов, скользя по окружающему пространству задумчивым взглядом. Вокруг было полно новобранцев, одетых в разношерстные гражданские одеяния. Поодиночке и небольшими группами люди разных возрастов спешили по широким фешенебельным коридорам, торопясь посетить тот или иной сеанс тренировочной гипнограммы или медицинской био-коррекции. Крупнейший в системе коммерческо-развлекательный орбитальный центр был срочно перепрофилирован в летную школу, готовящую пилотов «Титанов» и экипажи «Незыблемых». Всевозможную развлекательную и бизнес-начинку помещений поменяли на учебное и медицинское оборудование, но дизайн и интерьеры остались прежними, отчего у Лены постоянно возникало ощущение нереальности происходящего. Жить в люкс-номере и одновременно являться слушателем военной школы — было в этом что-то сродни насмешке. Издевка ситуации заключалась в том, что сам по себе этот коммерческо-развлекательный центр был когда-то настоящей орбитальной военной базой, защищавшей дальние подступы к Находке. Правда, за двенадцать с лишним веков, прошедших со дня окончания Последней Войны, от ее прежнего состояния осталась лишь внешняя обшивка, да и та перетерпела изрядные изменения в угоду реалиям шоу-бизнеса. И вот теперь, когда все возвращается на круги своя, администрация станции не смогла найти даже старых планов сооружения.
Впрочем, подобная ситуация сейчас везде. Все орбитальные станции на всех планетах Содружества срочно переоборудуются в военные базы. Устанавливаются дополнительные щиты, монтируются плазменные излучатели, разворачивается пожарное и аварийно-спасательное оборудование… только все это не в состоянии отразить вторжение. С начала агрессии потеряно уже семь человеческих и шесть дэльфийских солнечных систем. Каждую неделю враги атакуют новые системы, и если бы не время, требующееся на осуществление гипер-перехода, они уничтожили бы Содружество едва ли не в первую пару дней войны. Схема нападений всегда одинакова: Атакующие армады Инсов вываливаются из гипера неисчислимыми полчищами и сминают любую защиту, после чего безжалостно уничтожают все живое. Вслед за этим Ваарси высаживают десант на планету, если в системе есть кислородный мир. Только экстренное отключение Ноль-Врат позволяло хоть как-то задерживать нападающих и одновременно стоило жизни миллионам тех, кто не успевал покинуть попавшую под удар систему. Но если Врата не отключать, гибли уже миллиарды.
Трагедия в системе Синеокой не научила Людей думать. Полчища Инсов, выплеснувшиеся в нее через Ноль-Врата системы Имии Эээа, захватили ее в считанные часы. Миллиард Людей и Дэльфи были убиты или пропали без вести. Одиночки, чудом добравшиеся до зоны гипер-переходов после начала десанта Ваарси на планету Индиго, рассказывали леденящие душу вещи, от которых кровь стыла в жилах. Чужие убивали всех без разбора, не щадя никого. Не оказывающих сопротивления отлавливали и сгоняли в огромные морозильники, где заживо замораживали, словно пищевое мясо. Ни в пленных, ни в рабах захватчики не нуждались, на захваченных планетах устраивался тотальный геноцид. Вероятно, Инсы собирались пожирать замороженные тела, никто ничего толком не знал, и оттого предположения, мгновенно заполнившие сеть Содружества, были еще более жуткие.
Это привело к тому, что через три дня, когда Инсекторат атаковал еще одну солнечную систему, общественность потребовала не отключать Ноль-Врата до полной эвакуации населения кислородной планеты. На защиту Врат были брошены все оставшиеся спасательные отряды, срочно укомплектованные ветеранами из числа ранее уволившихся из Центроспаса сотрудников. Почти два миллиона частных дистанционных модулей, имевших активную противометеоритную защиту, собралось у Ноль-Врат в системе Виолетты, что являлась соседней с подвергшейся нападению. Эта акция была частной инициативой местной социальной сети геймеров и кибер-спортсменов, заявившей, что их игровое сообщество не допустит проникновения в родной мир ни единого Инса.
Но паукам, в отличие от Людей, не требовалось повторять дважды. Первый же их флот, высадившийся в атакованной системе, немедленно устремился к Ноль-Вратам. Десятки тысяч кораблей Инсектората ежеминутно выходили из гипер-пространства, и размеры атакующей армады стремительно увеличивались. Защитники Врат погибли раньше, чем пали планетарные укрепления, и боевые эскадры Инсектората устремились во Врата. Игровое сообщество встретило их залпами излучателей противометеоритных систем, но защита созданных для сражений вражеских кораблей показала высокую сопротивляемость к воздействию столь слабых энергий. Больше вреда паукам причинило само количество дистанционных модулей, буквально забивших собою все пространство перед Ноль-Вратами, что повлекло за собой множественные столкновения и замедлило проникновение врага. Кто-то из виртуалов даже успел порадоваться намечающемуся успеху. После этого через Врата прошла формация рыжих линкоров, и Инсы нанесли РЭБ-удар чудовищной силы. Импульс обратно-деструктивной связи оказался настолько силен, что почти два миллиона геймеров, подключенных к дистанционным модулям посредством нейроинтерфейса, погибли мучительной смертью от разрывающих синапсы агрессивных колебаний. Дистанционные модули превратились в необъятное поле металлолома, через рваную дыру в котором в систему Виолетты хлынул бесконечный поток рыжих кораблей. Началось жестокое истребление жителей обеих систем.
От безудержного распространения захватчиков вглубь Содружества, Людей спасла семья Дэльфийских инженеров-космостроителей, транзитом находившихся в системе Виолетты. Некто Ведущий Специалист Эооиуу с супругой, оказались специалистами в области строительства Ноль-Врат. На личной яхте, преследуемые по пятам истребителями Инсов, они смогли добраться до выходных Врат и вручную отключить их, тем самым отрезав подвергшуюся нападению пару систем от основной цепи ноль-переходов Содружества. Дэльфийский инженер деактивировал Врата и даже успел перепрограммировать систему ракетной противометеоритной защиты. Засев внутри служебных полостей Ноль-Врат, двое Дэльфи больше часа отбивались этими ракетами от окруживших Врата Инсов. В результате формация пауков понесла серьезные потери и бросила бесполезные Врата. Инженер временно погиб в том бою, но жене удалось подобрать его ЭСС-модуль, добраться до аварийно-спасательной гипер-капсулы и совершить прыжок.
Что произошло, если бы эта пара не успела отключить Ноль-Врата, лучше не думать. Обе попавшие под удар системы оказались заполнены Инсами за несколько часов. Спастись удалось немногим. Жертвы исчислялись ужасающими цифрами. Планета Жемчужная, кислородный мир в системе Виолетты, являлась популярным в Содружестве курортом. Только на ее поверхности в момент нападения находилось более пяти миллиардов человек. Еще столько же Людей и Дэльфи числилось в списках проживающих на орбите и в соседней системе, первой попавшей под удар. Всего же за месяц войны жертвы среди населения Содружества уже превысили отметку в пятнадцать миллиардов человек. Потери Дэльфи оказались вдвое меньшими. Их армия каждый раз защищала Ноль-Врата, прикрывая эвакуацию беженцев, и отступала тогда, когда положение становилось критическим. Врата отключались, и всех, кто не успел уйти в гипер, ждала та же участь, что жителей человеческих миров. Остановить несметные флоты Инсектората Имперцы были не в силах.
И все же их потери были меньшими. Империя всеми доступными средствами наращивала численность вооруженных сил: на всех верфях выращивались боевые корабли, в каждой обитаемой системе Дэльфийского космоса уже были открыты вербовочные пункты и летные школы. Дэльфи, насколько хватало возможностей, пытались оказывать Людям военную помощь, разделяя свой и без того скудный военный флот, но это лишь едва продлевало агонию попавших под удар наших солнечных систем. Агрессоры захватили еще три человеческие системы с минимальными временными интервалами, и каждый раз только немедленное отключение Ноль-Врат спасало пространство Людей от неминуемого краха. Десять дней назад из Империи прибыло несколько комплектов расконсервированного оборудования дальнего обнаружения, находившегося в глубокой спячке еще со времен Последней Войны. Следящие комплексы срочно развернули в пограничных системах, и это позволило заранее обнаружить следующую атаку врага. Инсы нацелились на одну из пограничных ресурсных систем, и к ней уже двигался огромный флот.
Но даже эта осведомленность не дала возможности спасти всех. Даже не смотря на то, что в этой системе не было кислородных планет, эвакуировать один миллиард человек, проживающих и трудящихся на более чем двух десятках космических станций и планетарных разработках, за шестнадцать часов оказалось невозможно. Не хватило ни пропускной способности Ноль-Врат, ни имеющегося в системе парка космических судов. Почти семь миллионов Людей погибло, последние беженцы спасались бегством под огнем выходящих из гипер-пространства передовых формаций боевых кораблей Инсектората. Экстренная Команда, последний оставшийся в живых отряд Центроспаса, и небольшая Дэльфийская эскадра сорок минут героически прикрывали собой спасающихся беженцев и почти в полном составе погибли в неравном бою. «Титан» Вячеслава перерезало боевым лазером, и Ранни потерял ноги. Его, бессознательного, чудом подобрал на гравитационную сцепку поврежденный Дэльфийский истребитель и утащил в Ноль-Врата за полминуты до их отключения. Ноги Вячеславу восстановили, но координация нервных импульсов новых рецепторов еще не стабилизировалась, и спасатель ходил медленно и немного неуклюже, словно опасался передвигаться по космической станции.
С тех пор на границе наступило зыбкое затишье. Инсы временно прекратили нападения на человеческое пространство и направили свои удары вглубь Империи. Военные консультанты Дэльфийского Генерального Штаба связывали это с заранее проведенной эвакуацией и действиями Экстренной Команды. Вероятнее всего, Владетель, руководивший атакой, понял, что Люди отказались от нейроинтерфейсов, а так же имеют возможность отслеживать гипер-пространство. И теперь пауки обдумывают возможные варианты развития событий. Имперские военные прогнозировали в скором времени новые нападения, в которых Инсекторат будет применять уже иную тактику. И эту короткую передышку следовало использовать с максимальной отдачей. Совет объявил мобилизацию и призвал всех вступать в ряды Центроспаса.
Сомневаться в том, что Содружеству срочно необходима армия, мог только законченный идиот, и таковых оказалось в избытке. Если внутри Имперского пространства выстраивались потоки добровольцев, протянувшиеся к армейским сборным пунктам, то внутри Содружества выстроились потоки беженцев, протянувшиеся вглубь обитаемых систем и далее, в мертвый космос. Люди семьями и целыми сообществами закупали круизные яхты и лайнеры дальнего следования, бесчисленные сетевые сообщества заказывали на верфях целые партии автономных космических станций вместимостью в сотни тысяч жителей. Вместо того чтобы сражаться за свою свободу, они стремились уйти в открытый космос и там, вдали от звездных систем, переждать, пока все успокоится. В блогах и прочих комментариях призывали избегать насилия и одновременно обвиняли во всем Древнего Командующего, мол, происходящее сейчас — это целиком его вина, надо было еще в конце Последней Войны приказать Центру уничтожить всех Чужих или промыть им мозги и так далее. Никто уже не помнил о том, что еще несколько месяцев назад подобные заявления считались бы антигуманными и нецивилизованными. Мгновенно образовались новые течения и их лидеры, назначавшие места сбора и даты отлета. Промышленность работала не столько на создание военной силы, сколько на производство средств автономного существования в мертвом космосе.
Лена прошла через межуровневый телепорт в уровень транспортных доков и провела рукой по воздуху, вызывая светосенсорный интерфейс. Девушка коснулась пальцем светящейся пиктограммы, и автоматика станции подогнала к ней свободное грави-кресло. Она уселась на глубокий мягкий ложемент, и интерфейс вспыхнул пиктограммой готовности к полету.
— К личной яхте! — распорядилась Лена. — Держаться в верхнем транспортном коридоре.
Грави-кресло, в просторечии «гравик», окуталось невидимой сферой энергозащиты и плавно набрало высоту, занимая указанный пассажиром воздушный эшелон. Когда-то очень давно, в бытность этого развлекательного комплекса военной базой, подобный полет был бы невозможен. Каждый погонный метр сооружения в те времена строго соответствовал нормам борьбы за живучесть. Невысокие потолки, множество уровней, разделенных на подуровни и отсеки, дублирующие друг друга лифтовые системы и кольцевые монорельсы, всё на автономном питании и тройных управляющих цепях — существование станции было подчинено одной цели: сражаться с врагом. Разгерметизация одного или десятка отсеков еще не означала гибели базы, она сохраняла возможность драться до последнего. С тех пор минуло более тысячи лет, и все здесь давным-давно по-другому. Роскошные интерьеры, изысканные номера, дорогая отделка, огромный центральный тракт, пролегающий через весь комплекс и заполненный потоками гравиков и частных флаеров… Впрочем, сейчас эти потоки далеко не так густы, как месяц-другой назад.
С тех пор, как Содружество разместило здесь одну из двух военных летных школ и объявило коммерческо-развлекательный комплекс военной базой, посетителей здесь резко поубавилось. Сеть Содружества взрывалась бурями негодования, требуя от правительства и Центроспаса немедленно пресечь бесчинства агрессоров, при этом бросаться наперегонки на вербовочные пункты столичные блоггеры и комментаторы особо не торопились. Основную часть добровольцев составляли жители окраинных систем и беженцы с захваченных Чужими планет, потерявшие родных и близких. Центральная же часть Содружества предпочитала сражаться с врагами посредством печатания буковок в сети. Попутно организовываясь в сообщества, обзаводящиеся автономными космическими станциями и покидающие пространство Содружества. Совет Глав в угоду общественному мнению даже не рискнул назвать вновь создаваемые вооруженные силы армией, торопливо зачислив их в штаты фактически погибшего Центроспаса. Но и это мало чем помогло.
Добровольцев, вызвавшихся сражаться, оказалось менее двух миллионов, из которых едва половина обладала более-менее серьезным опытом реального пилотирования. Из них в срочном порядке, за трое суток, сформировали Первый Спасательный Флот, состоящий из двадцати тысяч «Незыблемых», укомплектованных «Титанами». Вот уже неделю, как Первый Спасательный сражался с агрессорами в составе Дэльфийских Вооруженных Сил, численность которых за эти недели увеличилась более чем в пятнадцать раз. Потери были огромны, руководитель флота сообщал о двадцати процентах сотрудников, уже зачисленных в списки временно погибших. Ситуацию усугубляло то, что в гуще сражения подобрать выброшенный в космос ЭСС-модуль удавалось далеко не всегда, и более половины временно погибших, скорее всего, погибли навсегда. Это еще более распаляло возмущения в сети и подогревало лихорадку среди жителей центральной части Содружества, решивших бежать от войны.
Пока Совет Глав пытался если не прекратить, то хотя бы замедлить массовое бегство граждан, Центроспас спешно формировал из добровольцев еще пять флотов, для которых в срочном порядке производились оборудованные дополнительными системами защиты и нападения «Титаны» и «Незыблемые». Пока Первый Спасательный вел тяжелые бои, ежедневно отправляя в штаб Центроспаса сводки о боевых действиях, летные школы пытались на основании их анализа хоть как-то подготовить новые флоты к предстоящим сражениям. Инструкторов по реальному пилотированию не хватало, и Лена прекрасно понимала, почему Вячеслав всячески пытался оставить ее при школе. Но отсиживаться в тылу, подобно всем этим виртуальным тряпкам, ей решительно не хотелось. Тем более, когда лучшие представители Содружества жертвуют своими жизнями, защищая этих самых блоггеров-комментаторов-интеллектуалов. Все ее друзья по «Эпосу» сражаются в Первом Спасательном с первого дня его формирования! А ей сначала пришлось заниматься разархивированием музейных банков данных, а вот теперь еще и направили в самую тыловую часть! Эпсилон Эридана помимо кислородной планеты Лани имеет еще и Аиинату, планету-океан, принадлежащую Дэльфийской Империи. Аиинату — близнец материнского мира Дэльфи, и Империя разворачивает в системе крупные силы, благо, у них нет недостатка в добровольцах. У них другая проблема — чтобы вырастить корабли, требуется время. Живое оборудование не выплавишь на высокотехнологичном интеллектуально-производственном комбинате за несколько часов.
Единственное, что успокаивает, так это то, что ей придется осваивать настоящие перехватчики! Прямо скажем, она даже не представляла, как будет это делать, но от одной только мысли дух уже захватывает! Вячеслав прав, необходимо отдохнуть хотя бы сутки, чтобы огромный массив полученной с гипнограммами информации улегся в голове. Потом предстоит разобраться с новыми знаниями и обдумать, как лучше воплотить теорию в практику.
Гравик доставил ее к доку яхты, и Лена поднялась на борт своей бирюзовой розы. Пожалуй, к новому месту службы стоит лететь на государственном катере, а яхту она оставит матери. Роза имеет отличное оборудование для реального пилотирования, устанавливали по спецзаказу специально для тех самых углубленных курсов по реальным полетам. А у маминого катера нет ничего, кроме нейроинтерфейса. Мало ли что… Девушка уселась в пилотское кресло и подала диспетчерскому центру заявку на вылет. Спустя тридцать секунд ее роза уже мчалась среди космической пустоты, ожидая получения форсажного коридора. В первый же день войны Лена отключила нейроинтерфейс, и с тех пор летала исключительно вручную, совершенствуя навык.
Бортовой интеллект сообщил о получении форсажного коридора, и она начала ускорение. Яхта легла на курс к Ноль-Вратам и перешла на сверхсветовую скорость. Навигационная сфера показала время до перехода — шесть минут. Вести яхту строго по прямой являлось занятием несложным, Лена включила автопилот и в который раз развернула перед собой демосферу с изображением боя корабля Посла Риулов с семнадцатью истребителями Инсов. Пилот Риулов не просто мастерски уклонялся от атак врага, в конечном итоге он смог оторваться от преследователей и уйти живым. При этом его стрелок поразил, как минимум, двоих противников. Вот что нужно изучать и анализировать в первую очередь. Перехватчик — малогабаритная машина, размерами она даже меньше кораблика Риулов. Фактически, это пилотское кресло, увешанное оружием и зашитое в корпус. Значит, маневренность должна быть схожа. Соответственно, и пилотаж тоже… Лена задумчиво смотрела на сверкающую лазерными лучами карусель, пытаясь представить последовательность действий столь умелого пилота.
Через четверть часа ее яхта уже приближалась к центру системы Солнца, и в глаза сразу же бросились произошедшие изменения. По всей протяженности орбитальных колец Марса, Земли и Венеры шли строительные работы. По обшивкам ползали кибер-конструкторы и наладчики, сверкали всполохи ведущегося плавления, множество строительных модулей сновали туда-сюда, занятые делом. Наращивалась броня, устанавливались дополнительные энергощиты, монтировались оружейные системы. Похожие работы велись сейчас на всех космических станциях объединенного пространства, и в этой гонке Дэльфи снова впереди: пока половина Содружества ноет, Империя действует. Лена недовольно поморщилась. Признаки паники и трусости были повсюду. На ближних орбитах станций висело множество всевозможных дальнемагистральных грузовых судов, лайнеров и яхт, околоземное пространство было буквально усеяно ими. Граждане, не желающие иметь с войной ничего общего, готовились покинуть пространство Содружества. Похоже, намечается второй Исход, невесело усмехнулась девушка. Только сразу и не поймешь, трагедия ли это…
Она покинула коридор торможения и взяла курс на Землю. Пожалуй, первым делом надо посетить музей, иначе потом будет не до того. Формально ей там делать нечего, все дела она сдала еще перед поступлением в летную школу, да и сам музей, после того, как Центроспас вытащил из него все, что имело хотя бы малейшее отношение к Последней Войне, был закрыт до лучших времен. Лишь ксенобиологи из Академии Наук все еще занимали его верхний уровень. Она летела в Рос с двумя целями: попрощаться со старым Серебряковым, которого ей не удалось увидеть перед отлетом неделю назад, и забрать из своего маленького офиса тот самый древний гермокомбинезон. С того момента, когда Совет Глав не рискнул назвать создающиеся вооруженные силы армией, она твердо решила, что в бой будет идти именно в нем. А теперь, получив назначение в перехватчики, да еще инструктором в самое первое подразделение, грех было бы отказаться от задуманного. Самое обидное было то, что никто даже не попытался возмутиться тем, что она присвоила себе музейный экспонат. Пилотские гермокомбинезоны так и остались пылиться в запасниках, они не заинтересовали никого из тех, чьей заботой стало восстановление боевых частей. И что толку, спрашивается, было Совету Глав бояться негативной реакции Содружества? Девушка презрительно хмыкнула. Ну, сделали новую армию Центроспасом, и что? Все эти виртуальные интеллектуалы-пацифисты, истинные потомки Создателей, блин, все равно собрались бежать, куда глаза глядят. Лучше бы Совет возродил старые названия, хоть поддержал боевой дух тех, кто решил сражаться за свою Родину!
С этими невеселыми мыслями она приземлилась в искусственный кратер стояночной платформы заповедника и сменила личную яхту на служебный флаер. Как ни странно, унылый пейзаж радиоактивных болот, привычно раскинувшийся вокруг, едва флаер пересек защитный энергокупол заповедника, вернул ей бодрое расположение духа. Сразу представилось, как самоотверженные предки в течение многих веков выживали в этом предельно враждебном мире, не теряя надежды на то, что когда-нибудь жизнь вновь станет прекрасной. Десятки поколений сменяли друг друга, но ни разу надежда не погасла в их сердцах, передаваясь от родителей к детям, от дедов к внукам. И они победили. Узурпаторы были свергнуты, злобные Чужие повержены, планета очищена и возрождена до состояния, которое многие поколения того же Роса с восторгом назвали бы сказочным. И которое так запросто покидают сейчас «интеллектуалы от истинной потомственности». И почему люди не ценят то, что имеют? Она ни капли не сомневалась в том, что будь здесь и сейчас то давнее Содружество, что посвятило свои судьбы возрождению Земли, ни один из них даже не задумался о том, чтобы бросить планету. Как когда-то сказала Мэг Ранш, жена Великого Серебрякова: «ну и что, что я не воин? Да я этому пауку зубами лапы отгрызу!». Разумеется, она понимала, что нельзя кусать Инса, они существуют при повышенной гравитации, их хитин слишком прочен для человеческих зубов, да и внутри кислота, все лицо сожжет за пару секунд, но ведь смысл ее слов не в этом…
Флаер скользнул во входной шлюз Роса, замирая на платформе подъемника, и грузовой лифт быстро и плавно устремился вниз. Лена привычно смотрела на обзорные экраны, глядя, как блики от габаритных огней платформы скользят по серому камню шахты, пробитой три с четвертью тысячелетия назад. Эта шахта являлась не просто входом в подземный бункер. Она была дверью Человечества, ведущей сначала к возрождению, затем к свободе, потом к счастью и процветанию… Как можно бросить все это?
— Лена! Как мило, что ты здесь! — выйдя из шлюзовой камеры посадочных доков, она едва не столкнулась с Мариттой. Маритта вот уже сорок лет работала у ксенобиологов каким-то администратором, и сколько Лена ее помнила, постоянно ругала Академию Наук за то, что та разместила ксенобиологическое отделение в такой дыре, как Рос, вдали от цивилизации. — Представляешь, мне сказали, что ты ушла в летную школу Центроспаса!
— Так и есть, — улыбнулась Лена. — Я закончила ее час назад и прилетела попрощаться.
— Да ты что?! — ужаснулась женщина, всплеснув руками. — С ума сошла! Зачем тебе это нужно?! Погибнешь ни за грош! — От волнения ее пышные телеса заходили ходуном под еще более пышным платьем. — Твоя увлеченность Древними будет стоить тебе жизни, вот увидишь! Пойми, насилием ничего не решить! Лучше присоединяйся к нам, ты же знаешь, мой муж резидент популярного сетевого юмористического клуба, мы твердо решили покинуть обитаемое пространство и переждать, пока все образуется! У нас собралось отличное общество, почти сто пятьдесят тысяч человек! Множество интересных людей, истинные интеллектуалы, с тонким юмором и пытливым умом! Мы приобрели автономную космическую станцию, ее ресурса хватит на триста лет! Ее блоки уже погрузили на грузовые суда, сейчас заканчивается погрузка автоматических кибер-строителей. Через два дня вылетаем! Давай с нами, Леночка, места всем хватит! Мы подберем тебе хорошую пару! А когда все образуется, мы вернемся…
— А если не образуется? — спокойным тоном перебила ее Лена. — Так дружно и умрем на этой станции посреди космоса всей компанией интересных интеллектуалов? И у наших детей будет еще целых сто лет энергоресурса, так? Блеск! А если нас отыщут Чужие? Извинимся и улетим еще дальше? Поищем космос, который мертвее мертвого?
— Как хочешь, — разочарованно махнула рукой толстуха. — Ты, я вижу, так и не поумнела, все не терпится почувствовать вкус насилия и власти низменных инстинктов! Впрочем, если передумаешь — звони, не откажем. Мы вылетаем послезавтра в семнадцать тридцать по единому времени.
— Спасибо за приглашение, Маритта, — Лена сдержала грубость, готовую сорваться с языка. — Но я, пожалуй, откажусь. Счастливого полета!
Она прошла мимо, не дожидаясь ответа, и шагнула в межуровневый телепорт. Музей Рос был погружен во тьму. По мере ее продвижения по коридорам и рекреациям, автоматика зажигала дежурное освещение, показывая пустынные залы и наполовину разобранные экспозиции. Некогда величественный бункер, впоследствии превращенный в тихий музей, ныне представлял собой и вовсе печальное зрелище. Ее маленький кабинетик оказался не заперт, внутри все было так, как в последний день ее работы. Пилотский гермокомбинезон висел в платяном шкафу, никем не тронутый, слабо поблескивая индикатором стопроцентного энергоресурса. Немного поразмыслив, Лена активировала возле шкафа зеркальную плоскость во весь рост и решительно принялась раздеваться. Спустя двадцать минут она входила в кабинет старого Серебрякова в полном боевом снаряжении, как и подобает перехватчику военного флота Содружества.
— Ласкового солнца вам, Петр Петрович, — улыбнулась девушка, глядя на седого ученого, сосредоточенно взирающего на какие-то расчеты.
— О! — старик поднялся с кресла, — наслышан, наслышан! — он галантно поклонился и поцеловал ей руку, словно заправский дворянин из сказки про дремучую древность. — Уважаю ваше решение, Лена! Весьма достойный выбор. Мне искренне жаль, что возраст не позволяет мне последовать вашему примеру! Какими судьбами здесь?
— Вот, зашла попрощаться, — смутилась Лена. — Так и знала, что застану вас за работой.
Они проболтали больше двух часов, делясь мнениями о войне, о сложившейся в Содружестве ситуации, о возрождении армии и еще много о чем. Старик с гордостью показал ей свежие изображения своих питомцев. Потапыч полностью оправдал возложенные на него надежды и отвоевал у соседа солидный кусок территории и Анфису в придачу. Со дня на день Петр Петрович ожидал появления в их семье еще одного медвежонка. Но еще более удивительным стало поведение колонии Лемов. С самого первого дня войны летучие мыши стали дважды в день производить облет входного шлюза в Рос, словно охраняя вход в бункер. Объяснить столь странное изменение в их привычках никто не смог. А еще ксенобиологическое отделение в Росе планируют закрыть и перевести на всякий случай в более безопасное место, и потому в бункере останется лишь небольшой штат смотрителей заповедника…
— Вы уж не забывайте старика, Леночка, — сказал ей на прощание Петр Петрович. — Сообщайте иногда вести с фронта, я буду весьма рад услышать вас, если, конечно, служба вам позволит.
— Я постараюсь, — улыбнулась девушка. Она подняла ладонь в знак прощания и покинула кабинет.
Штрихкод:   9785271405792
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Офсет
Масса:   380 г
Размеры:   206x 133x 27 мм
Тираж:   5 000
Литературная форма:   Роман
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить