Флирт в Севилье Флирт в Севилье Новое дело агента Дронго поначалу кажется настолько неправдоподобным, что смахивает на детективы Агаты Кристи. Словно злой рок обрушился на группу, сопровождавшую на съемки в экзотическую Севилью красавиц моделей из Латвии. Убийство следует за убийством - странные, нелепые, совершенно дикие. Похоже, следующей в списке жертв безумного преступника предстоит стать одной из моделей. Убийцу необходимо найти, пока он не нанес следующий удар. Но чем дальше ведет Дронго расследование, тем очевиднее ему становится одно: маньяк поразительно и подозрительно методичен... АСТ 978-5-17-055757-8
72 руб.
Russian
Каталог товаров

Флирт в Севилье

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Новое дело агента Дронго поначалу кажется настолько неправдоподобным, что смахивает на детективы Агаты Кристи. Словно злой рок обрушился на группу, сопровождавшую на съемки в экзотическую Севилью красавиц моделей из Латвии. Убийство следует за убийством - странные, нелепые, совершенно дикие. Похоже, следующей в списке жертв безумного преступника предстоит стать одной из моделей. Убийцу необходимо найти, пока он не нанес следующий удар. Но чем дальше ведет Дронго расследование, тем очевиднее ему становится одно: маньяк поразительно и подозрительно методичен...
Отрывок из книги «Флирт в Севилье»
Вместо вступления

Когда тебе только двадцать, все вокруг кажется прекрасным. Она вышла на улицу и улыбнулась. Небо было затянуто тучами, но ей до этого не было дела. Ничто не могло испортить ей настроения.

Немногочисленные прохожие обращали внимание на ее походку, раскованную и плавную. Сказываются многолетние занятия гимнастикой.

Юрис уехал в Таллин, но обещал завтра закончить все свои дела и вернуться. При воспоминании о нем она снова улыбнулась. Несмотря на молодость, Юрис уже известный бизнесмен и его темно-синий «мерседес» хорошо знают в Таллине. Он часто заезжает за ней. Ими восхищаются.

Недавно одна старушка, увидев их, заметила, что они прекрасная пара. Наверно, так оно и есть.

Ингебора посмотрела вокруг. Сегодня воскресенье, и людей на улице почти нет. Завтра новый рабочий день, и отдохнувшие за выходные рижане спешат домой, чтобы утром опять выйти на работу. А ей не нужно никуда торопиться. Скоро она поедет в Испанию. Замечательно, что она смогла занять второе место в конкурсе красоты и выиграть путевку в эту прекрасную страну.

С самого начала она не сомневалась, что победит. И победила, правда с огромным трудом, обойдя всего на несколько баллов занявшую третье место Елену Доколину. Когда объявили результаты, Ингебора от счастья заплакала. Так они и стояли с Ингрид, обнявшись, две конкурсантки-победительницы.

Говорят, в Испании съемки будет проводить сам Круминьш. Он сегодня приехал в агентство и оценивал девушек так придирчиво, словно заново отбирал их для съемок. Если все сложится удачно, то, возможно, им предложат контракт в Испании или во Франции. Попасть во Францию — давняя мечта Ингеборы. Но если даже не удастся подписать контракт, то и тогда не будет ничего страшного. Юрис ее любит. Он твердо обещал, что летом они полетят в Париж. Юрис уже был там несколько раз и совершенно очарован этим городом. Наверно, Париж действительно великолепен.

Начал накрапывать дождик. Ингебора подставила лицо беспорядочно бившим мелким каплям. Все будет хорошо. Она верит в свою удачу.

Дождь усиливался. Ингебора вспомнила, что не взяла зонтик. Она уже привыкла к тому, что Юрис всегда за ней заезжает. Нужно было бы вызвать такси, но она решила пройтись пешком.

Ингебора свернула в переулок. Этот короткий, темный переулок отделяет улицу, где находится ее дом, от площади, с которой она вышла. И на которой находится рекламное агентство Зитманиса, столь счастливое для нее.

Она услышала за спиной быстрые шаги. Наверное, кто-то торопится домой. Или не хочет промокнуть под дождем. Ингебора оглянулась. Мужчина, в темном плаще и шляпе торопился ее обогнать, чтобы скорее выйти на улицу.

«Может, он хочет остановить такси и боится, что я его опережу», — усмехнувшись, подумала Ингебора.

И в этот момент неизвестный остановился. Буквально в двух шагах от нее. Чувство опасности шевельнулось в ее душе. Но что может сделать этот незнакомец? Переулок просматривается с двух сторон, многочисленные окна выходят сюда. По нему постоянно проходят люди. Вот и сейчас в конце переулка показалась семья. Муж, жена и долговязая дочка направлялись в ее сторону. Они торопились спрятаться от дождя.

Ингебора повернула голову и в этот момент увидела в руках неизвестного какой-то пузырек. Он махнул рукой, и содержимое пузырька полилось ей прямо в лицо. Но она была спортсменкой, сказалась и ее реакция. Ингебора отпрянула в сторону. Но жидкость попала на волосы, на шею, на руку, которой она пыталась закрыться. Незнакомец повернулся и побежал в другую сторону. Ингебора упала и дико закричала.

Стали открываться окна, к ней спешили люди. Она почувствовала, что от боли теряет сознание. И в этот момент ее кто-то подхватил на руки.

— Врача! — раздался чей-то крик.

Ингебора закрыла глаза. Ей показалась, что жизнь кончена.

Через несколько часов она открыла глаза уже в больнице. И попросила принести ей зеркало. Когда ей отказали, она долго и громко плакала.

Откуда ей было знать, что это испытание станет самым главным в ее жизни. Ведь на следующий день ее навестил Юрис…

Гпава первая

— Ты не хотел бы отдохнуть в Испании? — С этого приятного вопроса Эдгара Вейдеманиса началась весьма неприятная история.

Они сидели в ресторане, и Дронго читал газету в ожидании следующего блюда. Они не так часто обедали вдвоем в ресторане. Эдгар знал, что его друг предпочитает заказывать еду на дом. В тех городах, где Дронго могли узнать, он старался не появляться в общественных местах. В свою очередь, Вейдеманис тоже не был любителем «светской жизни» и предпочитал молчаливые домашние обеды с Дронго у него дома.

Дронго убрал газету и взглянул на друга. Такая инициатива Вейдеманиса его не только удивила, но и несколько смутила. Ему казалось, что за столько лет, проведенных вместе, он уже привык к особенностям характера своего напарника, но вопрос Эдгара его действительно удивил.

— Ты считаешь, что мне уже пора в отпуск? — спросил Дронго, убирая газету — В таком случае, почему в Испанию? Ты, наверное, ошибся и хотел сказать — в Италию? Чтобы я отправился к Джил?

— Нет, — ответил Вейдеманис, — я говорю об Испании. Хотя, наверное, тебе действительно нужно чаще встречаться с Джил. Но сейчас я не имел в виду ваш совместный отдых. Ты не бывал на юге Пиренейского полуострова, например в Андалусии?

— Изумительное место, — пробормотал Дронго, — но у тебя плохо получаются намеки, Эдгар. Когда ты произносишь больше одного предложения, я понимаю, что дело достаточно серьезное. Думаю, будет лучше, если ты перестанешь объясняться намеками и наконец расскажешь мне, где ты был вчера целый день.

Вейдеманис улыбнулся. В этот момент официант принес заказанные рыбные блюда. Когда он удалился, Эдгар тихо спросил:

— Откуда ты узнал о моей встрече?

— Догадался, — буркнул Дронго, — вчера весь день тебя не было дома. И ни дочь, ни мать не знали, где ты. Твой мобильный не отвечал. А когда ночью ты приехал, то сразу позвонил мне и уточнил, где мы сегодня обедаем. Я еще вчера подумал, что у тебя, должно быть, ко мне важное дело.

— Очень важное, — подтвердил Эдгар. — Ты слышал об Андрисе Зитманисе? Он вчера специально прилетел в Москву, чтобы с нами встретиться. Благодаря тебе я тоже стал популярным настолько, что мой бывший соотечественник решил встретиться со мной и попросить о помощи.

— Поэтому ты пришел домой так поздно? — уточнил Дронго.

— Да, мы встречались в его номере в «Балчуге». Он остановился в этом отеле…

— Дальше можешь не продолжать, — развел руками Дронго. — Человек, который снимает номер в «Балчуге», сразу становится самым важным для нас клиентом. Ты решил, что я нуждаюсь в подобных гостях?

— Он не такой, как другие… — попытался объяснить Вейдеманис.

— Не такой вор? Или не похож на остальных воров? Может, он сентиментален? Или он меланхолик? — Дронго нахмурился. — Я почему-то считал, что ты меня понимаешь лучше. Или я ошибался?

— Он бывший сотрудник милиции, — пояснил Эдгар.

— И живет в «Балчуге»? Может, он бывший министр внутренних дел Латвии? Хотя я сомневаюсь, что даже премьер-министр твоей бывшей страны может позволить себе такой дорогой номер, — желчно заметил Дронго.

Вейдеманис замолчал. Потом, тщательно подбирая слова, сказал:

— У тебя начинает портиться характер. В твоем возрасте это не совсем хорошо.

— Именно в моем возрасте и портится характер, — вздохнул Дронго. — Мне уже за сорок, а это время, когда начинается «кризис среднего возраста». Итак, почему Испания? Может, мне стоило переквалифицироваться в матадора или в бармена где-нибудь на Канарах?

— Не думаю, — возразил Эдгар, — тебе будет там скучно.

— Верно, — кивнул Дронго, — извини, Эдгар, кажется, у меня действительно портится характер. Иногда случаются срывы. Я вспомнил про Джил и глупо сорвался. Конечно, мне нужно чаще с ней видеться. Но это невозможно. У нее своя работа, у меня своя, и очень специфическая. К тому же, когда есть такие клиенты… Ладно, я больше не буду. Может, ты прав и мне лучше поехать куда-нибудь отдохнуть?

— Тебе нужно поехать отдохнуть, — рассудительно заметил Вейдеманис, — если у тебя получится.

— Сначала я хочу послушать тебя. И учти, я уже извинился. Поэтому о моем отдыхе мы поговорим в следующий раз. А теперь расскажи мне, что нужно твоему знакомому.

Эдгар молча смотрел на него.

— Давай сначала, — предложил Дронго. — Итак, твой знакомый раньше работал в милиции. Или в полиции? Так сейчас называется эта служба в Латвии?

— Будет лучше, если ты немного успокоишься и выслушаешь меня, — сказал Вейдеманис и, когда Дронго кивнул в знак согласия, начал говорить.

— Андрис Зитманис работал в Комитете государственной безопасности, но в восемьдесят третьем году перешел в МВД. Тогда проходили «андроповские» чистки, и было решено перевести несколько тысяч сотрудников КГБ в МВД, в том числе и в Риге. Андрис был толковым работником и довольно быстро выдвинулся — стал заместителем руководителя следственного управления, получил звание полковника. Тогда я с ним и познакомился. О Зитманисе в Риге ходили легенды.

— Неплохо, — пробормотал Дронго, — люблю таких людей.

— Он всегда был таким, — продолжал Эдгар, — старался не вмешиваться в политику, честно работал, но после августа девяносто первого его отправили в отставку. Первые два года ему было довольно сложно. Потом он создал рекламное агентство. На государственную службу, как ты понимаешь, его не брали. Начал он буквально с нуля, заложил дом своего деда, в общем рисковал всем, что у него было. Но его многие знали в Латвии, и постепенно агентство Зитманиса стало развиваться и расширяться. На сегодня оно одно из самых известных в Прибалтике.

— Агентство Зитманиса, — задумчиво произнес Дронго, — кажется, я о нем слышал.

— Конечно, слышал. Они активно работают и в Москве. Зитманис — один из немногих латышских бизнесменов, кто начал работать в России. Приехал он в Москву по своим делам два дня назад и начал искать меня. Он узнал номер моего домашнего телефона, позвонил, я с ним встретился. Он сильно постарел. Зитманис много слышал о тебе и попросил меня организовать встречу с тобой.

— Понятно, — кивнул Дронго, — постоянно поражаюсь несхожести наших характеров. Если бы меня попросили о встрече с тобой, я бы позвонил тебе немедленно и уточнил, хочешь ли ты встречаться с этим человеком или нет. Если тебя просят о подобной услуге, ты обещаешь все узнать и спрашиваешь об этом меня только на следующей день и при личной встрече. Я бы так долго не выдержал. Он сказал, что ему нужно от меня? Судя по твоему вопросу, ты уже знаешь, о чем конкретно идет речь.

— Знаю, — ответил Вейдеманис, — его агентство планирует провести съемки нескольких топ-моделей в Испании. Конкретно — в Севилье. Туда на несколько дней должна выехать съемочная группа. У агентства контракт с испанским модельным агентством. Съемки начнутся через несколько дней.

— Прекрасно, — пробормотал Дронго, — это просто мечта. Отдых в Севилье в окружении топ-моделей. И за это мне еще хотят заплатить деньги. Ты просто благодетель, Эдгар. Только объясни, почему я должен отправиться вместе с ними в Испанию. Тебе не кажется, что я не совсем подхожу на роль охранника…

— Опять ты заводишься, — предупредительно сказал Вейдеманис, — ничего больше не буду говорить. Тебе действительно пора отдохнуть. Поезжай в Рим, а когда вернешься, поговорим. И забудь про все, что я тебе сейчас сказал.

— Если у тебя тоже начнет портиться характер, то это будет катастрофа, — парировал Дронго. — Давай договоримся, что монополией на плохое настроение обладаю я один. И объясни наконец, что нужно твоему знакомому.

— Чтобы ты поехал в Севилью, — сразу ответил Вейдеманис. — Он подозревает, что его девушкам грозит опасность, и просит тебя поехать с ними. Съемки продлятся только два или три дня. Ты сможешь остаться в Севилье на столько, на сколько сочтешь нужным.

— Что он волнуется? Почему он считает, что его девушкам грозит опасность?

— Это же топ-модели, — пояснил Эдгар, — ты, наверное, знаешь обо всех скандалах, которые обычно сопровождают конкурсы красоты. В Сочи одну из победительниц облили кислотой. В Москве часто случаются неприятности с девушками, победившими в таких конкурсах. Иногда их даже убивают…

— Есть конкретный повод для беспокойства?

— Есть. Одна из его девушек постоянно получает угрозы в свой адрес. А другая недавно сильно пострадала… Но я думаю, что при личной встрече Андрис сам тебе все расскажет. На самом деле он просит не так много. Чтобы ты лично присутствовал в Севилье во время съемок. И хотя у девушек будет свой телохранитель, Зитманис хочет, чтобы там находился и ты.

— Сколько человек будет в этой поездке?

— Немного. Но едет та самая девушка, которую постоянно преследуют, а Зитманис считает, что ей может угрожать реальная опасность, — повторил Эдгар.

— Как интересно, — задумчиво произнес Дронго. — Неужели я нужен ему только поэтому? Мне кажется, у твоего друга должны быть более веские причины для моего участия в поездке?

— Возможно, — согласился Вейдема-нис, — но чтобы все узнать, тебе нужно встретиться с ним.

Дронго кивнул в знак согласия. Эдгар внимательно посмотрел на него, словно хотел убедиться, что его друг действительно согласен, достал мобильный телефон и позвонил. Через час они уже подъезжали к отелю «Балчуг».

Дронго и его напарник были чем-то неуловимо похожи друг на друга. Оба высокого роста с одинаково внимательным взглядом. Оба начали лысеть после тридцати. Оба любили тщательно бриться, не оставляя на лице ни одного волоска. Но если Вейдеманис был равнодушен к различным парфюмам, предпочитая обычные лосьоны после бритья, то Дронго уже много лет отдавал предпочтение агрессивно-волнующему «Фаренгейту». Эдгар был худощав, тогда как Дронго отличался довольно плотным телосложением.

— Надеюсь, твой друг пунктуальный человек, — пробормотал Дронго, взглянув на часы.

Эдгар незаметно улыбнулся. Дронго часто опаздывал на их встречи или появлялся в последнюю минуту. Тогда как сам Вейдеманис всегда приходил за несколько минут до назначенного срока.

Отель «Балчуг Кемпински», расположенный напротив Кремля, на другой стороне реки, был одним из тех великолепных отелей, которые стали зримым воплощением перемен, происходящих в столице России. Пятизвездочный «Балчуг» справедливо считался одним из лучших отелей Москвы. В нем обычно останавливались немецкие и американские бизнесмены, а также звезды шоу-бизнеса и голливудские знаменитости. В последние годы в нем предпочитают останавливаться бизнесмены из Европы.

Андрис Зитманис появился точно в назначенное время.

Это был высокий красивый седой мужчина, похожий скорее на киноактера или режиссера, чем на бывшего сотрудника правоохранительных органов. Он был в темно-синем костюме в полоску. Дронго отметил обувь Зитманиса. Очевидно, бывший полковник милиции не только стал успешным бизнесменом, но и четко усвоил правила игры. Его обувь была достаточно дорогой, чтобы отличить ее владельца от остальных. Кроме того, Зитманис останавливался в «Балчуге», понимая, какое впечатление производит выбор подобного отеля на его компаньонов в Москве.

— Здравствуйте, — отрывисто сказал Зитманис, пожимая руку Дронго и его напарнику.

По-русски он говорил довольно чисто, с небольшим акцентом. Сказывалась жизнь в интернациональной Риге, где русский язык был не менее распространен, чем латышский, несмотря на все попытки властей вытеснить его из обихода местных жителей.

— Спасибо, что вы приехали, — взволнованно произнес Зитманис. — Я очень много слышал о вас, господин Дронго. Простите, может быть, я должен называть вас как-то иначе?

— Меня обычно называют так, — подтвердил Дронго. — Можете и вы меня так называть. Впрочем, я открыл офис в Баку и вы могли бы туда написать.

— Знаю, — улыбнулся Зитманис, — ваш адрес известен — Хагани двадцать пять, почтовый индекс тридцать семь четыре нуля. Но я не хотел обращаться к вам официально, через вашего представителя. Мне хотелось встретиться с вами лично и переговорить. К сожалению, у меня не так много времени. И когда я узнал, что с вами можно встретиться в Москве, решил воспользоваться своим давним знакомством с Эдгаром. Надеюсь, вы не обиделись за такой необычный способ знакомства? Может, мы немного погуляем и поговорим о нашем деле?

Дронго оценил, что его собеседник не стал звать их в свой номер или в ресторан. Если дело действительно серьезное, то им совсем не обязательно говорить о нем в отеле, который мог прослушиваться, и не только недоброжелателями Зитманиса, но и спецслужбами России, проявлявшими повышенный интерес к такого рода отелям.

Они вышли на улицу. Эдгар чуть отстал, деликатно позволив Зитманису и Дронго пройти немного вперед. Когда они отошли довольно далеко от отеля, Зитманис оглянулся и начал говорить.

— Я хотел с вами встретиться, так как считаю, что только вы можете помочь мне в этой необычной ситуации. Дело в том, что у нас произошла страшная трагедия. Две недели назад в Риге, когда наша группа готовилась выехать на съемки в Испанию, было совершено гнусное преступление. Какой-то негодяй облил кислотой одну из наших девушек, которая должна была участвовать в съемках. Слава Богу, девушка пострадала не сильно. Это была не серная кислота, которой обычно пользуются негодяи, а что-то другое. Но у нее сильно повреждены волосы, и она теперь не сможет поехать с нами. Конечно, полиция начала расследование. И, разумеется, у меня были неприятности. Девушка заняла второе место на конкурсе красоты в Латвии. Но я не могу сорвать съемки в Испании, иначе нашему агентству придется уплатить огромную неустойку. Единственное, на что согласились наши партнеры, — это на замену. Вместо пострадавшей в Испанию поедет девушка, которая заняла третье место на нашем конкурсе. Через два дня крайний срок, когда они обязаны быть на месте. Билеты уже куплены.

Он остановился, снова оглянулся. Они шли по набережной, удаляясь от отеля. Дронго, не оглядываясь, чуть замедлил шаг и негромко сказал:

— Кажется, за нами кто-то идет.

— Да, — кивнул Зитманис, — верно. Это мой помощник, бывший сотрудник таможни, сейчас работает в нашем агентстве. Он обычно ездит со мной в Москву для страховки. Бывший спортсмен, чемпион Европы по боксу в полусреднем весе. Странно, что вы его заметили. Я не видел, чтобы вы хоть раз оглянулись.

— Я умею видеть затылком, — улыбнулся Дронго, — все гораздо проще. Эдгар идет позади нас и тоже старается меня подстраховать. Если он замечает следующего за нами наблюдателя, то незаметно дает мне знать, например, громко кашляя. Вам нужно было предупредить Вейдеманиса о вашем телохранителе.

— Верно, — согласился Зитманис, — я об этом не подумал. Мы встречались с Эдгаром у меня в отеле, и я старался не особенно распространяться о своих делах. Мне нужно было увидеться с вами, и Эдгар обещал узнать, сможете ли вы встретиться со мной. Поэтому я ему не говорил, что меня страхует мой сотрудник.

— Считайте, что уже сказали. Значит, две ваши девушки должны выехать в Испанию?

— Да. Но они поедут не одни. С ними поедут наш директор по рекламе, режиссер, оператор, гример. И даже мой помощник, который сейчас идет за нами.

— Тогда не понимаю, что именно вас беспокоит. Вы считаете, что вашим девушкам грозит опасность и в Испании?

Зитманис замолчал. Он прошел несколько шагов, затем остановился и негромко сказал:

— Дело в том, что одна из девушек получила письмо с угрозами в свой адрес. Мы, конечно, передали письмо полиции, но от этого не стало легче. Девушки напуганы, они боятся ехать. К тому же у той, которая получила письмо, были знакомые из криминальных кругов Риги. Вы понимаете, что мы не можем рисковать. Если мы сорвем съемки, нас просто разорят. К тому же я не хочу, чтобы девушки пострадали.

Собеседники остановились. К ним подошел Эдгар. Телохранитель Зитманиса замер метрах в десяти от них.

— Ионас, — позвал его Зитманис, — иди сюда.

Молодой человек подошел. Ему было не больше тридцати. Среднего роста, широкоплечий. Глубоко посаженные глаза, упрямые складки у рта, ямочка на подбородке, каштановые вьющиеся волосы. Рукопожатие было крепким, мужским.

— Ионас Балодис, — представил своего телохранителя Зитманис, — экс-чемпион Европы по боксу в полусреднем весе. Неоднократный чемпион Латвии. Бывший сотрудник таможни. Поедет с группой в Севилью в качестве личного охранника девушек. А это господин Дронго.

— С таким охранником ваши девушки будут в безопасности, — одобрительно кивнул Дронго.

— Возможно, — неуверенно произнес Зитманис.

Затем он что-то тихо сказал своему телохранителю по-латышски. Балодис сразу отошел от них, а следом за ним и Эдгар Вейдеманис. Дронго понял, что его собеседник попросил оставить их одних.

Он продолжал идти, удаляясь от отеля. Зитманис пошел рядом. Через несколько шагов он негромко сказал:

— Дело в том, что у нас не просто проблемы… Дронго терпеливо ждал.

— Я не могу никому доверять, — внезапно сказал Зитманис, — и сам не смогу поехать с вами. Мне с трудом удалось уговорить следователя разрешить мне выехать в Москву. Естественно, что я как руководитель рекламного агентства нахожусь под подозрением и мне не разрешат уехать в Испанию. И я боюсь, что предполагаемый насильник находится среди членов группы.

— Вы кого-то подозреваете?

— Да, — очень тихо ответил Зитманис, — я вам скажу больше. Я почти уверен в этом. И поэтому решил обратиться именно к вам. Мне нужна ваша помощь, Дронго. Очень нужна. Насильник находится в нашей группе. У меня нет никаких сомнений.

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9785170557578
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Газетная
Масса:   140 г
Размеры:   166x 104x 15 мм
Оформление:   Частичная лакировка
Тираж:   5 000
Литературная форма:   Роман
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить