1984 1984 В настоящее издание вошел роман \"1984\" и сказка-аллегория \"Скотный Двор\" Джорджа Оруэлла. \"1984\". Своеобразный антипод второй великой антиутопии ХХ века - \"О дивный новый мир\" Олдоса Хаксли. Что, в сущности, страшнее: доведённое до абсурда \"общество потребления\" - или доведённое до абсолюта \"общество идеи\"? \"Скотный Двор\". Притча, полная юмора и сарказма. Может ли скромная ферма стать символом тоталитарного общества? Конечно, да. Но... Каким увидят это общество его \"граждане\" - животные, обречённые на бойню? АСТ 978-5-17-058315-7
271 руб.
Russian
Каталог товаров

1984

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (11)
  • Отзывы ReadRate
В настоящее издание вошел роман "1984" и сказка-аллегория "Скотный Двор" Джорджа Оруэлла.
"1984". Своеобразный антипод второй великой антиутопии ХХ века - "О дивный новый мир" Олдоса Хаксли. Что, в сущности, страшнее: доведённое до абсурда "общество потребления" - или доведённое до абсолюта "общество идеи"?

"Скотный Двор". Притча, полная юмора и сарказма. Может ли скромная ферма стать символом тоталитарного общества? Конечно, да. Но... Каким увидят это общество его "граждане" - животные, обречённые на бойню?
Отрывок из книги «1984»
Был холодный, ясный апрельский день, и часы пробили тринадцать.
Уткнув подбородок в грудь, чтобы спастись от злого ветра, Уинстон Смит
торопливо шмыгнул за стеклянную дверь жилого дома "Победа", но
все-таки впустил за собой вихрь зернистой пыли.
В вестибюле пахло вареной капустой и старыми половиками. Против
входа на стене висел цветной плакат, слишком большой для помещения. На
плакате было изображено громадное, больше метра в ширину, лицо: лицо
человека лет сорока пяти, с густыми черными усами, грубое, но
по-мужски привлекательное. Уинстон направился к лестнице. К лифту не
стоило и подходить. Он даже в лучшие времена редко работал, а теперь в
дневное время электричество вообще отключали. Действовал режим
экономии - готовились к Неделе ненависти. Уинстону предстояло одолеть
семь маршей; ему шел сороковой год, над щиколоткой у него была
варикозная язва: он поднимался медленно и несколько раз останавливался
передохнуть. На каждой площадке со стены глядело все то же лицо.
Портрет был выполнен так, что, куда бы ты ни стал, глаза тебя не
отпускали. СТАРШИЙ БРАТ СМОТРИТ НА ТЕБЯ - гласила подпись.
В квартире сочный голос что-то говорил о производстве чугуна,
зачитывал цифры. Голос шел из заделанной в правую стену продолговатой
металлической пластины, похожей на мутное зеркало. Уинстон повернул
ручку, голос ослаб, но речь по-прежнему звучала внятно. Аппарат этот
(он назывался телекран) притушить было можно, полностью же выключить -
нельзя. Уинстон отошел к окну; невысокий, тщедушный человек, он
казался еще более щуплым в синем форменном комбинезоне партийца.
Волосы у него были совсем светлые, а румяное лицо шелушилось от
скверного мыла, тупых лезвий и холода только что кончившейся зимы.
Мир снаружи, за закрытыми окнами, дышал холодом. Ветер закручивал
спиралями пыль и обрывки бумаги: и хотя светило солнце, а небо было
резко-голубым, все в городе выглядело бесцветным-кроме расклеенных
повсюду плакатов. С каждого заметного угла смотрело лицо черноусого. С
дома напротив тоже. СТАРШИЙ БРАТ СМОТРИТ НА ТЕБЯ - говорила подпись, и
темные глаза глядели в глаза Уинстону. Внизу, над тротуаром трепался
на ветру плакат с оторванным углом, то пряча, то открывая единственное
слово: АНГСОЦ.
Вдалеке между крышами скользнул вертолет, завис на мгновение, как
трупная муха, и по кривой унесся прочь. Это полицейский патруль
заглядывал людям в окна. Но патрули в счет не шли. В счет шла только
полиция мыслей.
За спиной Уинстона голос из телекрана все еще болтал о выплавке
чугуна и перевыполнении девятого трехлетнего плана. Телекран работал
на прием и на передачу. Он ловил каждое слово, если его произносили не
слишком тихим шепотом; мало того: покуда Уинстон оставался в поле
зрения мутной пластины, он был не только слышен, но и виден. Конечно,
никто не знал, наблюдают за ним в данную минуту или нет. Часто ли и по
какому расписанию подключается к твоему кабелю полиция мыслей, об этом
можно было только гадать. Не исключено. что следили за каждым - и
круглые сутки. Во всяком случае, подключиться могли когда угодно.
Приходилось жить - и ты жил, по привычке, которая превратилась в
инстинкт, - с сознанием того, что каждое твое слово подслушивают и
каждое твое движение, пока не погас свет, наблюдают.
Уинстон держался к телекрану спиной. Так безопаснее: хотя - он
знал это - спина тоже выдает. В километре от его окна громоздилось над
чумазым городом белое здание министерства правды - место его службы.
Вот он, со смутным отвращением подумал Уинстон, вот он, Лондон,
главный город Взлетной полосы 1, третьей по населению провинции
государства Океания. Он обратился к детству - попытался вспомнить,
всегда ли был таким Лондон, всегда ли тянулись вдаль эти вереницы
обветшалых домов девятнадцатого века, подпертых бревнами, с
залатанными картоном окнами, лоскутными крышами, пьяными стенками
палисадников? И эти прогалины от бомбежек, где вилась алебастровая
пыль и кипрей карабкался по грудам обломков; и большие пустыри, где
бомбы расчистили место для целой грибной семьи убогих дощатых хибарок,
похожих на курятники? Но - без толку, вспомнить он не мог: ничего не
осталось от детства, кроме отрывочных ярко освещенных сцен, лишенных
фона и чаще всего невразумительных.
Министерство правды - на новоязе Миниправ - разительно отличалось
от всего, что лежало вокруг. Это исполинское пирамидальное здание,
сияющее белым бетоном, вздымалось, уступ за уступом, на
трехсотметровую высоту. Из своего окна Уинстон мог прочесть на белом
фасаде написанные элегантным шрифтом три партийных лозунга:

ВОИНА ЭТО МИР
СВОБОДА ЭТО РАБСТВО
НЕЗНАНИЕ - СИЛА

По слухам, министерство правды заключало в себе три тысячи
кабинетов над поверхностью земли и соответствующую корневую систему в
недрах. В разных концах Лондона стояли лишь три еще здания подобного
вида и размеров. Они настолько возвышались над городом, что с крыши
жилого дома "Победа" можно было видеть все четыре разом. В них
помещались четыре министерства, весь государственный аппарат:
министерство правды, ведавшее информацией, образованием, досугом и
искусствами: министерство мира, ведавшее войной; министерство любви,
ведавшее охраной порядка, и министерство изобилия, отвечавшее за
экономику. На новоязе: Миниправ, Минимир, Минилюб и Минизо.
Министерство любви внушало страх. В здании отсутствовали окна.
Уинстон ни разу не переступал его порога, ни разу не подходил к нему
ближе чем на полкилометра. Попасть туда можно было только по
официальному делу. да и то преодолев целый лабиринт колючей проволоки,
стальных дверей и замаскированных пулеметных гнезд. Даже на улицах,
ведущих к внешнему кольцу ограждений, патрулировали охранники в черной
форме, с лицами горилл, вооруженные суставчатыми дубинками
Уинстон резко повернулся. Он придал лицу выражение спокойного
оптимизма - наиболее уместное перед телекраном. Он прошел в другой
конец комнаты, к крохотной кухоньке. Покинув в этот час министерство,
он пожертвовал обедом в столовой, а дома никакой еды не было - кроме
ломтя черного хлеба, который надо было поберечь до завтрашнего утра.
Он взял с полки бутылку бесцветной жидкости с простой белой этикеткой
"Джин Победа". Запах у джина был противный, маслянистый, как у
китайской рисовой водки. Уинстон налил почти полную чашку, собрался с
духом и проглотил, как лекарство.
Лицо у него сразу покраснело, а из глаз дотекли слезы. Напиток был
похож на азотную кислоту; мало того: после глотка ощущение было такое,
будто тебя огрели по спине резиновой дубинкой. Но вскоре жжение в
желудке утихло, а мир стал выглядеть веселее. Он вытянул сигарету из
мятой пачки с надписью "Сигареты Победа", по рассеянности держа ее
вертикально - в результате весь табак из сигареты высыпался на пол. Со
следующей Уинстон обошелся аккуратнее. Он вернулся в комнату и сел за
столик слева от телекрана. Из ящика стола он вынул ручку, пузырек с
чернилами и толстую книгу для записей с красным корешком и переплетом
под мрамор.
По неизвестной причине телекран в комнате был установлен не так,
как принято. Он помещался не в торцовой стене, откуда мог бы
обозревать всю комнату, а в длинной, напротив окна. Сбоку от него была
неглубокая ниша, предназначенная, вероятно, для книжных полок, - там и
сидел сейчас Уинстон. Сев в ней поглубже, он оказывался недосягаемым
для телекрана, вернее невидимым. Подслушивать его, конечно, могли, но
наблюдать, пока он сидел там,- нет. Эта несколько необычная планировка
комнаты, возможно, и натолкнула его на мысль заняться тем, чем он
намерен был сейчас заняться.
Но кроме того, натолкнула книга в мраморном переплете. Книга была
удивительно красива. Гладкая кремовая бумага чуть пожелтела от
старости - такой бумаги не выпускали уже лет сорок, а то и больше.
Уинстон подозревал, что книга еще древнее. Он приметил ее на витрине
старьевщика в трущобном районе (где именно, он уже забыл) и загорелся
желанием купить. Членам партии не полагалось ходить в обыкновенные
магазины (это называлось "приобретать товары на свободном рынке"), но
запретом часто пренебрегали: множество вещей, таких, как шнурки и
бритвенные лезвия, раздобыть иным способом было невозможно. Уинстон
быстро оглянулся по сторонам, нырнул в лавку и купил книгу за два
доллара пятьдесят. Зачем - он сам еще не знал. Он воровато принес ее
домой в портфеле. Даже пустая, она компрометировала владельца.
Намеревался же он теперь - начать дневник. Это не было
противозаконным поступком (противозаконного вообще ничего не
существовало, поскольку не существовало больше самих законов), но если
дневник обнаружат, Уинстона ожидает смерть или, в лучшем случае,
двадцать пять лет каторжного лагеря. Уинстон вставил в ручку перо и
облизнул, чтобы снять смазку. Ручка была архаическим инструментом, ими
даже расписывались редко, и Уинстон раздобыл свою тайком и не без
труда: эта красивая кремовая бумага, казалось ему, заслуживает того,
чтобы по ней писали настоящими чернилами, а не корябали чернильным
карандашом. Вообще-то он не привык писать рукой. Кроме самых коротких
заметок, он все диктовал в речепис. Но тут диктовка, понятно, не
годилась. Он обмакнул перо и замешкался. У него схватило живот.
Коснуться пером бумаги - бесповоротный шаг. Мелкими корявыми буквами
он вывел:

4 апреля 1984 года

И откинулся. Им овладело чувство полной беспомощности. Прежде
всего он не знал, правда ли, что год - 1984-й. Около этого -
несомненно: он был почти уверен, что ему тридцать девять лет, а
родился он в 1944-м или сорок пятом; но теперь невозможно установить
никакую дату точнее чем с ошибкой в год или два.
Содержание
1984 cтр. 5-278
Скотный Двор cтр. 279-364
Перевод заглавия:   1984. Animal Farm
Штрихкод:   9785170583157
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Офсет
Масса:   380 г
Размеры:   207x 136x 20 мм
Тираж:   4 500
Литературная форма:   Авторский сборник
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Беспалова Лариса, Голышев Виктор
Негабаритный груз:  Нет
Срок годности:  Нет
Отзывы Рид.ру — 1984
4.9 - на основе 10 оценок Написать отзыв
11 покупателей оставили отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
3
07.09.2012 16:04
Антиутопия на все времена,скажу вам ,господа. С первых же страниц погружаешься в мрачную, гнетущую атмосферу.Тотальный контроль за всем,что движется,чувствует,предпринимает....Автор явно допустил просчет с годом существования такой социальной системы,но вполне допускаю,что это может случиться с нами в недалеком будущем.Замашки на существования такого общества уже есть.Чипизация,т.е контроль за человеком в скором времени станет реальностью.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
3
22.02.2012 18:29
Повести впервые прочитала еще в старших классах школы, они на меня уже тогда произвели сильное впечатление. "1984" Оруэлла во многом перекликается с повестью Замятина "Мы", и совершенно однозначно эти произведения являются самыми значительными антиутопиями 20-века.
Если задуматься, тоталитарное общество, нарисованное в книге, когда все исходит от и подчиняется власти в лице Старшего брата, страшно как само по себе, так и фактом реальной возможности установления подобного строя в любой точке земли. Более того, некоторые страны типа Китая, Кубы, бывшего СССР - примеры реальности и жизнеспособности мира, нарисованного Оруэллом. И от этого абсурд придуманной автором реальности в Лондоне выглядит еще более грозным.
Пусть те, кто еще не читал эту замечательную книгу, не думают, что в книге написано только об обществе и об общественном. Там много внимания уделено личному и личностям, внутреннему миру людей в подобных обезличивающих условиях, взаимоотношениям индивидов, несмотря на то, что индивидуальность, чувства, эмоции и любовь находятся под запретом.
Отличная книга, читать всем. Повести заставляют о многом задуматься и заново оценить те свободы и возможности проявления чувств и индивидуальности, которые имеют современные люди.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
3
03.08.2011 11:21
Пугающая книга. Ее можно применить к любому времени. И к нашему она ОЧЕНЬ подходит. Хотя возможно, мы еще не дошли до точки невозврата. И у нас еще есть надежда.. Но это то, что нас может ждать. Большую часть пути мы уже прошли. И наше будущее ужасно пугающее, и пугает то, что большинство уже не понимает, куда его ведут.. Возможно, эта книга заставит кого-то пересмотреть свое мнение, откроет глаза, потому что люди, которые живут в том мире, в них нет души, они даже не знают, что это такое.
Нет 0
Да 1
Полезен ли отзыв?
5
24.06.2011 23:29
Очень долго я шел к роману 1984, его название ни о чем мне не говорило, цифры не находили отголосков в сердце. Но когда я все-таки прочитал его, то скопище мыслей, эмоций и протестов поглотили меня целиком. Такого ужаса не вызывала ни одна прочитанная мной книга. Все в романе выглядело дико пугающе, бесчеловечно и до боли знакомо. Складывалось ощущение, что роман полностью описывает историю СССР. Если «Скотный двор» показывает саму октябрьскую революцию, аллегорично вписанную в рамки одной фермы, то «1984» является продолжением, когда на вершине власти находится единственный лидер и все конкуренты уничтожены, а коллективный разум нации слепо верит в одну общую идею. Роман не что иное, как описание сталинского режима, при котором власть удерживалась на двух, казалось бы, противоположных друг другу чувства: любви и страхе – фундаментальных основах абсолютной власти. Только в «1984» все гораздо жестче, тоталитарная власть доведена до абсолюта, и, такими чувствами как любовь и страх, легко манипулирует специальное министерство. А если управление неосуществимо пропагандистскими методами, то полиция устроит такие жесткие пытки, которые заставят человека исполниться искренней любовью к вождю и к партии. Главной темой романа все же остается тема любви, которая очень печальна, но в которой может проявиться вся индивидуальность человека, так жестко искореняемая властью. Уинстон Смит и Джулия едва могут насладиться в полной мере своими чувствами и близостью. Они живут в постоянном страхе, при этом теряют бдительность и начинают доверять посторонним людям, в стране, где и себе нельзя доверять. Уинстон и Джулия не могли не знать, на что они идут и чем все закончится, но их чувства оказались сильнее мыслей о тех последствиях, которые могли им грозить за «свободные отношения». В мире романа, человеку не согласному идеями партии, бесполезно прикидываться овцой в стаде других овец. Тотальный контроль, искоренение разума и такой вид нарушения закона как «мыслепреступление», рано или поздно обнаружат в любом человеке личность. И этого будет достаточно, чтобы уничтожить его, заставить пойти на предательство любимого человека, сломать волю и расколоть сознание. Роман является куда более актуальным и в XXI веке, взять хотя бы КНДР, где когда то посчитали, что Сталин был не достаточно жесток, и, довели свою идею почти до абсолюта. Но если в тоталитарном государстве изменения, ведущие к полному подчинению и рабству целого народа, можно произвести очень быстро, то в демократическом государстве на это потребуются годы, а то и десятилетия. Конечные результаты будут мало чем отличаться друг от друга. Грамотно построенный курс, ведущий к новому мировому порядку, позволяет, используя оружие демократии, легко заманивать свободных людей в «мышеловку», предоставив им самим выбрать одну из них.
Нет 7
Да 13
Полезен ли отзыв?
3
28.04.2011 20:39
"Война — это мир.
Свобода — это рабство.
Незнание — сила."
Когда я читала "1984", то всё время проводила аналогию с "Мы" Замятина. Жуткая книга. Но меня поразили не столько ужасы тоталитаризма, насаждение несвободы, безжалостные пытки, сколько то, насколько всё это близко нам и сейчас. Например, упрощение языка (язык падонкофф) и внедрение новых, заимствованных слов из английского (следите за речью!), промывание мозгов телевидением (посчитайте, сколько зомбоящиков у вас в квартире), металлическая пластинка в голове для считывания мыслей (универсальные карты уже внедряются, микрочипы на подходе), уничтожение литературы как таковой за ненадобностью, переписывание истории и, конечно, давление над всем и вся партии правящих (надо комментировать?).
А "Скотный двор"? Остроумная притча, в которой вспоминаешь не только революцию 1917, но и крах социализма со всеми вытекающими последствиями. Животных не устраивал человек-хозяин, его выгнали, и главенствовать стали свиньи. Так и здесь. Царь не вышел рожей - устроили революцию и заменили на генсека, посеявшего смерть, захотелось свободы - получили царя Владимира и его дружков, прочно обосновавшихся в правительстве и тырящих всё, что недоступно большинству граждан.
"Двенадцать голосов кричали одновременно, но все они были похожи. Теперь было ясно, что случилось со свиньями. Оставшиеся снаружи переводили взгляды от свиней к людям, от людей к свиньям, снова и снова всматривались они в лица тех и других, но уже было невозможно определить, кто есть кто."
Нет 0
Да 6
Полезен ли отзыв?
3
28.03.2011 22:28
Все самое страшное происходит с молчаливого согласия равнодушных людей...То общество,что описано в этой книге,сейчас уже не кажется невозможным...Наша задача,чтобы это никогда не стало нашим настоящим.
Нет 5
Да 5
Полезен ли отзыв?
3
18.02.2011 17:51
В своем романе 1984 Оруэлл описывает абсолютно тоталитарное государство Океанию во главе которого стоит Партия и ее рулевой Старший Брат. Тоталитаризм доведен до абсурда - Океания находится в состоянии вечной войны, которая попеременно идет то против одного соседнего континента, то против другого; за всеми партийными установлена непрерывная слежка; дети доносят на родителей; прошлое постоянно изменяется и переписывается огромной группой людей, чтобы в будущем никто к нему не придрался; создается свой язык, который с каждым годом сокращается на энное количество слов для наибольшей простоты общения; эротика и любовь - запретные вещи, потому что они порождают свободомыслие; брак - только для воспроизведения детей: 85% населения - безграмотны, но как ни прискорбно - все молчат, не решаясь затеять бунт, так как каждый боится, что его предаст сосед. Несмотря на тяжесть поднятой темы, книга читается на удивление легко. Как показалось лично мне, в данном произведении в нарочно искаженном и гротескном виде представлен III Рейх, государственные устои которого схожи с описанием Океании. Роман будет интересен всем, но особенно тем людям, которые любят историю
Нет 3
Да 2
Полезен ли отзыв?
3
09.12.2010 11:10
Шапка романа , это конечно, описание утопического общества англосоца. Мне же гораздо интереснее были отношения героев. Любовь, предательство, ненависть-извращенные, загнанные в жесткие рамки двоемыслия, постоянного контроля, террора. Перед нами предстает довольно яркий пример истинного лица человека, который может предать всех и вся, включая и самого себя. Который, осознав свое предательство, настолько сломал себя, что отностится к этому поступку, как к данности..
Невольно задумываешься : а сам-то ты чего стоишь? Легко, сидя дома в мягком кресле быть революционером. А сможешь ли ты им быть, когда БЫТЬ , просто БЫТЬ уже невыносимо?.............
Нет 2
Да 3
Полезен ли отзыв?
3
08.09.2010 15:47
Одна из самых великих антиутопий XX века.
Автор погружает читателя в атмосферу абсолютно ограниченного общества, со своим бытом и культурой. Для тех, кто знает английский язык, безусловно, книгу нужно читать потом и в оригинале. Т.к. есть нюансы языка, которые невозможно передать при помощи перевода.
В целом, автор создает в своем произведении мир, лишенный любви, чувств и эмоций, мир, где люди - машины для производства и потребления, где власть распределена по принципу 90/10, т.е. рабочий класс преобладает и безропотно подчиняется верхушке, составляющей всего лишь 10% от всего населения. И венцом всего является Старший брат - отец и создатель, вождь и хозяин.
Нет 0
Да 4
Полезен ли отзыв?
3
23.07.2010 13:33
Поразительно! Это просто поразительно, как человек, живущий в 1948 году (а этот роман писался именно тогда), мог настолько глубоко, настолько детально знать политическое устройство СССР, который ещё и от войны то толком отойти не успел! Я вижу этому только одно объяснение - антиутопия писалась не по образу и подобию советского коммунизма, а включала в себя образы всех стран с авторитарной политикой. В романе детально описаны многие абсурдные законы тоталитарного общества. В этом отношении есть сходство с романом Замятина "Мы". И всё таки, не смотря на всю остроту политическоо строя, - это РОМАН. Муждчина и женщина любят друг друга, не смотря на запреты и страх быть разоблачёнными. Естественно, такая любовь не могла быть счастливой, и тот страшный конец, который уготовил своим героям Оруэлл наверное самый естественный.
Нет 5
Да 2
Полезен ли отзыв?
3
22.10.2009 09:27
Данный роман представляет из себя не просто литературное произведение, а ещё и целый учебник по политологии. В нём подробно описывается факт абсолютизма власти, а точнее английского социализма, и весь его абсурд.
Когда я его читал, невольно проводил аналогии с современной ситуацией и именно этот роман заставляет увидеть мелочи, которые не найдёшь в учебнике политологии и ни в одной идеологической книге!
Читается он легко и на одном дыхание, особенно с середины. Рекомендую для прочтения каждому уважающему себя человеку. Это произведение никого не оставит в равнодушном состояние.
Нет 2
Да 2
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 11
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «1984» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить