Алмазная колесница (2 тома в одной книге) Алмазная колесница (2 тома в одной книге) \"Алмазная колесница\" издана двухтомником, причем оба тома помещаются под одной обложкой. В первой книге \"Ловец стрекоз\" читатель следит за двумя героями — Хорошим (железнодорожный чиновник Фандорин) и Плохим (японский супершпион Рыбников). Действуют они в тайне друг от друга на фоне русско-японской войны 1905 года и предреволюционной смуты. Плохой желает взорвать железную дорогу и устроить мятеж в первопрестольной, Хороший — помешать злодейским планам. Вторая книга \"Между строк\" повествует о приключениях Фандорина в Японии 1878 года, его невооруженных конфликтах с самураями и ниндзя, любви к куртизанке и прослушивании курса вербовочных лекций на тему \"Убийцы и воры\" — буддоизбранные счастливчики. Захаров 978-5-8159-1127-7
545 руб.
Russian
Каталог товаров

Алмазная колесница (2 тома в одной книге)

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
"Алмазная колесница" издана двухтомником, причем оба тома помещаются под одной обложкой.
В первой книге "Ловец стрекоз" читатель следит за двумя героями — Хорошим (железнодорожный чиновник Фандорин) и Плохим (японский супершпион Рыбников). Действуют они в тайне друг от друга на фоне русско-японской войны 1905 года и предреволюционной смуты. Плохой желает взорвать железную дорогу и устроить мятеж в первопрестольной, Хороший — помешать злодейским планам.
Вторая книга "Между строк" повествует о приключениях Фандорина в Японии 1878 года, его невооруженных конфликтах с самураями и ниндзя, любви к куртизанке и прослушивании курса вербовочных лекций на тему "Убийцы и воры" — буддоизбранные счастливчики.
Отрывок из книги «Алмазная колесница (2 тома в одной книге)»
Слог первый,
имеющий некоторое
отношение к Востоку

В тот день, когда ужасный разгром русского флота у острова Цусима приближался к концу и когда об этом кровавом торжестве японцев проносились по Европе лишь первые, тревожные, глухие вести, — в этот самый день штабс-капитан Рыбников, живший в безымянном переулке на Песках, получил следующую телеграмму из Иркутска: «Вышлите немедленно листы следите за больным уплатите расходы».
Штабс-капитан Рыбников тут же заявил своей квартирной хозяйке, что дела вызывают его на день—на два из Петербурга и чтобы поэтому она не беспокоилась его отсутствием. Затем он оделся, вышел из дому и больше уж никогда туда не возвращался.
День у Василия Александровича поначалу складывался самым обычным образом, то есть ужасно хлопотно. Доехав на извозчике до центра города, далее он перемещался исключительно пешком и, несмотря на хромоту (штабс-капитан заметно приволакивал правую ногу), успел посетить невероятное количество мест.
Начал с комендантского управления, где разыскал письмоводителя из учетно-транспортного отдела и с торжественным видом вернул ему занятый третьего дня рубль. Потом наведался на Симеоновскую площадь, в Главное управление казачьих войск, справиться о ходатайстве, поданном еще два месяца назад и увязшем в инстанциях. Оттуда переместился в Военно-железнодорожное ведомство — он давно добивался места архивариуса в тамошнем чертежном отделении. В тот день его маленькую, суетливую фигуру видели и в Управлении генерал-инспектора артиллерии на Захарьевской, и Управлении по ремонтированию на Морской, и даже в Комитете о раненых на Кирочной (Рыбников никак не мог получить справку о контузии в голову под Ляояном).
Повсюду юркий армеец успел примелькаться. Служащие небрежно кивали старому знакомому и поскорей отворачивались, с подчеркнуто озабоченным видом углубляясь в бумаги и деловые беседы. По опыту было известно, что если штабс-капитан привяжется, то вымотает всю душу.
Василий Александрович некоторое время крутил стриженой башкой, шмыгал сливообразным носом — выбирал жертву. Выбрав, бесцеремонно садился прямо на стол, начинал раскачивать ногой в потрепанном сапоге, размахивать руками и нести всякий вздор: о скорой победе над японскими макаками, о своих военных подвигах, о дорог овизне столичной жизни. Послать его к черту было нельзя — все-таки офицер, ранен при Мукдене. Рыбникова поили чаем, угощали папиросами, отвечали на его бестолковые вопросы и поскорее сплавляли в другой отдел, где всё повторялось сызнова.
В третьем часу пополудни штабс-капитан, заглянувший по снабженческому делу в контору Санкт-Петербургского арсенала, вдруг взглянул на свои наручные часы с сияющим, словно зеркальце, стеклом (все тысячу раз слышали историю этого хронометра, якобы подаренного пленным японским маркизом) и ужасно заторопился. Подмигнув желто-коричневым глазом, сказал двум экспедиторам, совершенно замученным его трескотней:
— Славно поболтали. Однако виноват, должен покинуть. Антр-ну, любовное свидание с прекрасной дамой. Томленье страсти и все такое. Как говолят япоськи, куй железный, пока голячий.
Хохотнул, откланялся.
— Ну и фрукт, — вздохнул первый экспедитор, молоденький зауряд-прапорщик. — А вот ведь нашел себе какую-то.
— Врет, интересничает, — успокоил его второй, в том же чине, но гораздо старше годами. — Кто на этакого мальбрука польстится?

Умудренный жизненным опытом экспедитор оказался прав. В квартире на Надеждинской, куда Рыбников долго добирался с Литейного проходными дворами, его ждала не прекрасная дама, а молодой человек в крапчатом пиджаке.
— Ну что же вы так долго? — нервно воскликнул молодой человек, отворив на условленный стук (два раза, потом три, потом после паузы еще два). — Вы Рыбников, да? Я вас сорок минут жду!
— Пришлось немного попетлять. Так, показалось что-то... — ответил Василий Александрович, пройдясь по крохотной квартирке, причем заглянул даже в уборную и за дверь черного хода. — Привезли? Давайте.
— Вот, из Парижа. Мне, знаете ли, было велено не сразу в Петербург, а сначала заехать в Москву, чтобы...
— Знаю, — не дал ему договорить штабс-капитан, беря два конверта — один потолще, второй совсем тонкий.
— Границу пересек очень легко, даже удивительно. На чемодан не взглянули, какой там простукивать. А в Москве встретили странно. Этот Дрозд был довольно нелюбезен, — сообщил крапчатый, которому, видимо, очень хотелось поговорить. — В конце концов, я рискую головой и вправе рассчитывать...
— Прощайте, — вновь оборвал его Василий Александрович, не только рассмотрев, но и прощупав оба конверта пальцами вдоль швов. — Сразу за мной не выходите. Пробудьте здесь не меньше часа — потом можете.

Выйдя из подъезда, штабс-капитан покрутил головой влево-вправо, зажег папироску и своей всегдашней походкой — дерганой, но на удивление резвой — зашагал по улице. Мимо грохотал электрический трамвай. Рыбников вдруг ступил с тротуара на мостовую, перешел на бег и ловко вскочил на подножку.
— Ва-аше благородие, — укоризненно покачал головой кондуктор. — Этак только мальчишки делают. Неровен час сорвались бы... У вас вон ножка хромая.
— Ничего, — бодро ответил Рыбников. — Русский солдат как говорит? Или грудь в крестах, или голова в кустах. А и погибну — не беда. Круглый сирота, плакать некому... Нет, братец, я только так, на минутку, — отмахнулся он от билета и в самом деле через минуту тем же мальчишечьим манером соскочил на проезжую часть.
Увернулся от пролетки, нырнул под радиатор авто, разразившегося истеричным ревом клаксона, и шустро захромал в переулок.
Здесь было совсем пусто — ни экипажей, ни прохожих. Штабс-капитан вскрыл оба конверта. Коротко заглянул в тот, что потолще, увидел учтивое обращение и ровные ряды аккуратно выписанных иероглифов, читать повременил — сунул в карман. Зато второе письмо, написанное стремительной скорописью, всецело завладело вниманием пешехода.
Письмо было такое.

Мой дорогой сын! Я доволен тобой, но пришло время нанести решительный удар — теперь уже не по русскому тылу, и даже не по русской армии, а собственно по России. Наши войска исполнили всё, что могли, но истекли кровью, силы нашей промышленности на исходе. Увы, Время не на нашей стороне. Твоя задача сделать так, чтобы Время перестало быть союзником русских. Нужно, чтобы под царем зашатался трон и ему стало не до войны. Наш друг полковник А. сделал всю предварительную работу. Твоя задача — передать отправленный им груз в Москву, известному тебе адресату. Поторопи его. Больше, чем три-четыре месяца нам не продержаться.
И еще. Очень нужна серьезная диверсия на магистрали. Любой перерыв в снабжении армии Линевича даст отсрочку неминуемой катастрофы. Ты писал, что думал об этом и что у тебя есть идеи. Примени их, время пришло.
Знаю, что требую от тебя почти невозможного. Но ведь тебя учили: «Почти невозможное — возможно».
Матушка просила передать, что молится за тебя.
Содержание
ТОМ 1. ЛОВЕЦ СТРЕКОЗ

КАМИ-НО-КУ
Слог первый, имеющий некоторое отношение к Востоку 7
Слог второй, в котором обрываются две земные юдоли 13
Слог третий, в котором Василий Александрович
посещает клозет 20
Слог четвертый, в котором вольный стрелок выходит
на охоту 30
Слог пятый, в котором фигурирует
интересный пассажир 37

НАКА-НО-КУ
Слог первый, в котором Василий Александрович
берет отпуск 47
Слог второй, в котором Маса нарушает нейтралитет 52
Слог третий, в котором Рыбников попадает в переплет 68
Слог четвертый, в котором Фандорину
делается страшно 79
Слог пятый, почти целиком состоящий из разговоров
тет-а-тет 85
Слог шестой, в котором важную роль играют
хвост и уши 98
Слог седьмой, в котором выясняется,
что не все русские любят Пушкина 107

СИМО-НО-КУ
Слог первый, в котором с небес сыплются
железные звезды 114
Слог второй, насквозь железнодорожный 121
Слог третий, в котором Рыбников дает волю страсти 132
Слог четвертый, где всуе поминается Японский Бог 144
Слог последний, самый протяжный 149

ТОМ 2. МЕЖДУ СТРОК

Полет бабочки 175
Старая курума 182
Глаза героя 190
Синяя кость не любит Барсука 198
Синяя кость любит гайдзина 206
Флаг великой державы 219
Идущая под уклон булыжная мостовая 227
Совершенно здоровый покойник 235
Искры на клинке катаны 244
Стеклянный взгляд горностая 255
Серебряная туфелька 263
Первый луч солнца 274
Сердце мамуси 284
Новогодний снег 301
Белая лошадь в мыле 309
Последняя улыбка 326
Преждевременный сливовый дождь 337
Звезда Сириус 348
Конский навоз 357
Тигр на свободе 369
Аромат ирисов 380
Зов любви 399
Калитка 409
Наука дзёдзюцу 417
Хлопок одной ладонью 427
Гроздья акации 436
Кусочек счастья 450
2.18 468
Пелена с глаз 481
Слово есть слово 491
Осенний листок 503
Сумасшедшее счастье 514
Щекотно 528
Голова с плеч 533
Фотокарточка жены 539
Дон-дон 545
Голова болит 551
Тихий голос 563
Радужными крылышками стрекоза 570
Синяя звезда 577
Вересковая трубка 586
Сцепление двух рук 596
Мертвое дерево 604
Раскаленные угли 615
Смерть врага 622
Любовь двух кротов 631
Ночное слияние мира 637
Пролитое сакэ 649
Большой костер 655
Ничего не ответил 681
Почтальон 686
Настоящий акунин 694
Так сказал Тамба 707
P.S. 714
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить