Корсар. Пират Его Величества Корсар. Пират Его Величества Приключения Гектора Линча продолжаются! Оставив за спиной объятую религиозными распрями Европу, юный ирландец с друзьями оказывается на Ямайке, где правит знаменитый Генри Морган, прежде пират, а ныне - вицегубернатор. Былая пиратская вольница осталась в прошлом, но джентльмены удачи еще не перевелись; и Гектор примыкает к экспедиции, которая отправляется за добычей в испанские колонии… Эксмо 978-5-699-35719-2
243 руб.
Russian
Каталог товаров

Корсар. Пират Его Величества

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Приключения Гектора Линча продолжаются!
Оставив за спиной объятую религиозными распрями Европу, юный ирландец с друзьями оказывается на Ямайке, где правит знаменитый Генри Морган, прежде пират, а ныне - вицегубернатор. Былая пиратская вольница осталась в прошлом, но джентльмены удачи еще не перевелись; и Гектор примыкает к экспедиции, которая отправляется за добычей в испанские колонии…
Отрывок из книги «Корсар. Пират Его Величества»
В 1679 году Карибское море было местом опасным, где закон часто оказывался бессилен. Соперничавшие государства — главным образом Франция и Англия — в разное время претендовали на Ямайку, Эспаньолу и другие острова, вытянувшиеся дугой и известные под названием «Карибских». На юге Карибское море омывало берег материка — так называемый Испанский Мэйн, и Испания ревниво охраняла континентальное побережье, этот уязвимый рубеж своей обширной империи в обеих Америках. Обычным делом в Карибском море была контрабанда. Испытывая нехватку людей и кораблей, власти на островах на протяжении многих лет восполняли ее за счет местных вооруженных отрядов, и в большинстве своем эти иррегулярные силы, прикрываясь выданными патентами, вели себя лишь немногим лучше обычных разбойников. Хотя в те годы формально был подписан мир, моряки и солдаты удачи Карибского моря, главной своей целью полагая грабеж с целью обогащения, готовы были напасть на любую жертву, показавшуюся им легкой и выгодной добычей.




Глава 1
Гектор Линч откинулся назад и оперся спиной о мачту шлюпа. Палуба ритмично покачивалась на волнах Карибского моря, и непросто было удерживать маленькую зрительную трубу неподвижно, поэтому изображение в окуляре дрожало и расплывалось. Юноша пытался опознать флаг на корме корабля, который появился на горизонте с первыми солнечными лучами и теперь находился примерно милях в трех с наветренной стороны. Но ветер дул так, что флаг чужака развернуло вбок, точно в сторону Гектора, и разглядеть вымпел было трудно — очень мешало отражающееся в волнах утреннее солнце, ярко сиявшее этим утром в конце декабря. Гектор вроде бы заметил мелькнувшие голубой и белый цвета и, кажется, еще какой-то крест, но до конца уверен он не был.



— Что скажешь? — спросил Гектор у Дана, протягивая спутнику подзорную трубу.

С Даном он познакомился на побережье Берберии, два года тому назад, когда оба они были рабами. С первой их встречи в невольничьем бараке в Алжире Гектор отдавал должное уму и здравому смыслу Дана. Двое парней были примерно одних лет — через несколько месяцев Гектору должно было исполниться двадцать, — и с тех пор крепко подружились.

— А что о нем скажешь, — промолвил Дан, не обращая внимания на подзорную трубу. Индеец из племени мискито, которое жило на побережье Центральной Америки, он, как и многие его соплеменники, обладал поразительно острым зрением. — Идет быстрее нас. Корабль может быть французским или английским, или даже из английских колоний на севере. От Мэйна мы слишком далеко, чтобы это оказался испанец. Может, Бенджамен скажет.

Гектор повернулся к третьему члену их маленькой команды. Бенджамен был лапто, получившим вольную чернокожим рабом. Прежде он работал в портах побережья Западной Африки, а после добровольно отправился на корабле в плавание через Атлантику на Карибы.

— Что думаешь? — спросил Гектор.

Бенджамен только покачал головой. Гектор не знал, что предпринять. Их маленьким кораблем он командовал по выбору своих спутников, но это было его первое большое плавание через океан. Два месяца назад они завладели этим кораблем, обнаружив его на мели посреди западноафриканской реки, капитан судна и команда умерли от лихорадки, и управляли суденышком Бенджамен и еще один негр-лапто. Согласно судовым документам, корабль носил название «Небесная радуга», и был зарегистрирован в Ла-Рошели. Судя по пустым широким полкам в грузовом трюме, это был маленький невольничий корабль, который еще не успел принять на борт живой груз.

Гектор протер линзы подзорной трубы полоской ткани, оторванной от рубашки, и хотел было еще раз попытаться выяснить, что за флаг на чужом корабле, как вдруг раздался гром пушечного выстрела. Звук отчетливо донесся по ветру, и юноша увидел над палубой шлюпа облачко черного дыма.

— Привлекают наше внимание. Хотят поговорить, — сказал Бенджамен.

Гектор вновь всмотрелся в шлюп. Тот быстро приближался, это было очевидно, и юноша заметил суету на кормовой палубе. Там виднелась небольшая группа людей.

— Может, показать им флаг? — предложил Бенджамен.

Гектор торопливо спустился в каюту покойного капитана. Он знал, там, в рундуке под койкой, был предусмотрительно припрятан парусиновый мешок. Раскрыв горловину пошире, юноша вывалил содержимое мешка на пол каюты. Здесь, под грязным постельным бельем, лежало несколько больших разноцветных прямоугольных полотнищ. На одном красовался красный крест, нашитый на белое поле; этот флаг Гектор опознал: под ним плавали английские корабли, иногда заходившие в маленький ирландский рыбачий порт, где в детстве он жил летом. Другим был голубой стяг с белым крестом. В центре креста красовался щит с тремя золотыми геральдическими лилиями. Этот флаг Гектору тоже был знаком. Он реял над купеческими кораблями Франции, юноша видел такие, когда вместе с Даном попал гребцом на королевские галеры в Марселе. Третьего флага Гектор не знал. На нем тоже имелся красный крест на белом поле, но здесь перекладины креста проходили по прямоугольнику наискось, из угла в угол, и их края нарочно были оставлены неровными. Они походили на срезанные с куста ветки, после того как с них сострижены побеги. Похоже, умерший капитан «Небесной радуги» готов был поднять любой флаг, лишь бы тот подходил к случаю.

Гектор вернулся на палубу, неся под мышкой все три флага, скатанные в беспорядочный комок.

— Ну, и какой будем поднимать? — поинтересовался он, вновь бросив взгляд на неизвестный корабль. За то короткое время, что юноши не было на палубе, чужак заметно приблизился. Практически на дальность пушечного выстрела.

— Давай тряпку короля Луи, — предложил Жак Бурдон. Лет тридцати с небольшим, бывший каторжник и вор, пожизненно осужденный на галеры французским правосудием, Жак в подтверждение этого носил выжженное на щеке клеймо «ГАЛ». Вместе со вторым лапто он довершал команду «Небесной радуги», состоявшую нынче из пяти человек. — В таком случае флаг будет соответствовать нашим судовым документам, — добавил он, вглядываясь из-под ладони в приближающийся шлюп. — Кроме того… если присмотреться, то на нем тоже французский флаг.

Гектор и его товарищи подождали, пока чужак не приблизится. Им было видно, как кто-то на чужом корабле, стоя у борта, размахивает руками. Указывая на паруса «Небесной радуги», он жестами показывал, что те необходимо спустить. Гектор почувствовал, как в душе зашевелились подозрения, но было уже слишком поздно.

— Дан, — тихо спросил он, — есть какой-то шанс, что мы сумеем удрать?

— Ни единого, — не раздумывая, ответил Дан. — Это кеч, и несет он парусов больше, чем мы. Лучше лечь в дрейф и посмотреть, чего они хотят.

Через мгновение Бурдон уже помогал двум лапто отдавать шкоты и спускать паруса, так что «Небесная радуга» постепенно замедлила ход и вскоре остановилась, мягко покачиваясь на морских волнах.

Приближающийся кеч изменил курс, подходя борт к борту. На его единственной палубе стояло восемь пушек. Затем, без предупреждения, небольшая группка на кормовой надстройке кеча расступилась, стал виден человек, с живостью перебиравший руками фал. Вверх пополз комок ткани. Смятые складки, поймав порыв ветра, развернулись, открыв взорам новый флаг. На нем не было ни крестов, ни эмблем — это оказалось простое красное полотнище.

Жак Бурдон выругался.

— Вот дерьмо! «Веселый Роджер». Как я раньше не догадался!

Изумленный, Гектор посмотрел на него.

— «Веселый Роджер», — пробормотал Бурдон. — Флаг флибустьеров. Как вы их называете — приватиры? Каперы? Это их знак. Как-то в Париже я сидел в одной камере с одним таким. Редкостный был мерзавец, а уж несло от него… Воняло так, как от всех арестантов вместе. Когда я посетовал на запах, он сказал, что на Карибах за два года ни разу как следует не мылся. По его словам, все время носил одежду из невыделанной бычьей шкуры.

— Ты хочешь сказать, он был буканьером, — поправил Бурдона Дан. Индейца вид красного флага, казалось, ничуть не встревожил.

— Они опасны? — поинтересовался Гектор.

— Смотря, в каком они настроении, — отозвался негромко Дан. — Их интересует наш груз, есть ли что-то, что можно отнять и продать. Ничего плохого они нам не сделают, если только мы не станем сопротивляться.

Послышалось хлопанье парусины; чужой корабль приближался из-под ветра. Должно быть, рулевой подобный маневр производил не впервые и, очевидно, был мастером в своем деле, ибо искусно подвел кеч к борту уступавшей ему в размерах «Небесной радуги». На борту чужого корабля Гектор насчитал по меньшей мере человек сорок, которые представляли собой причудливое сборище мужчин разного возраста и телосложения, по большей части — с густыми бородами и дочерна загорелых. Многие были обнажены по пояс и носили лишь одни свободные бумазейные штаны. Однако другие предпочитали разнообразную одежду, от заношенных батистовых рубах и парусиновых штанов до моряцких блуз и черных суконных курток с широкими рукавами и украшенными галуном обшлагами. Несколько, подобно бывшему сокамернику Жака, щеголяли в коротких кожаных куртках и штанах из недубленых шкур. Кое-кто был с непокрытой головой, прочие же демонстрировали разнообразие головных уборов: здесь были яркие разноцветные головные платки, матросские шапки, треуголки, кожаные ермолки и широкополые шляпы, по покрою смутно напоминавшие военные. Один человек даже щеголял в меховой шапке, несмотря на палящее солнце. Хотя кое-кто держал в руках мушкеты, оружие, как с облегчением заметил Гектор, не было нацелено на «Небесную радугу», да и у пушек на палубе людей не было. Дан оказался прав: буканьеры не выказывали чрезмерную враждебность по отношению к команде корабля, если та подчинялась их приказаниям. Сейчас же разношерстная толпа пиратов просто-напросто выстроилась вдоль борта своего корабля и оценивающе рассматривала «Небесную радугу».

С тихим глухим стуком корпуса двух кораблей соприкоснулись, и через миг полдюжины буканьеров спрыгнули на палубу «Небесной радуги». Двое были вооружены мушкетонами, короткоствольными ружьями с раструбом на конце. Последним на борт шлюпа ступил человек, который, судя по его виду, был у пиратов предводителем. Мужчина средних лет, низкорослый и толстый, с коротко стриженными рыжеватыми волосами, в которых пробивалась седина, был одет более подобающе, чем прочие: в штаны цвета буйволовой кожи с чулками, в фиолетового цвета жилет поверх грязной белой рубашки. В отличие от сотоварищей, предпочитавших кинжалы и абордажные сабли, у него на боку висела рапира в потертой перевязи. К тому же он единственный из абордажной партии носил башмаки. Громко стуча каблуками по деревянной палубе, он решительно зашагал туда, где стояли Дан и Гектор.

— Позовите капитана, — потребовал он. — Передайте, что с ним желает говорить капитан Джон Коксон.

Вблизи лицо капитана Коксона, казавшееся на первый взгляд полнощеким и добродушным, оказалось упрямым и неприятным. Каждое слово он чуть ли не выплевывал, а опущенные уголки рта отчасти придавали лицу презрительное выражение.

Гектор решил, что капитан Коксон — вовсе не тот человек, с которым можно шутить.

— Я за капитана, — отозвался Гектор.

Коксон удивленно уставился на юношу.

— Что случилось с твоим предшественником? — напрямик грубо спросил он.

— По-видимому, умер от лихорадки.

— Когда и где?

— Около трех месяцев назад. Или чуть больше. На реке Ваднил, в Западной Африке.

— Я знаю, где находится Ваднил, — раздраженно перебил Коксон. — Чем можешь это подтвердить? И кто тогда привел сюда корабль? Кто у вас штурман?

— Корабль вел я, — тихо ответил Гектор.

Еще один удивленный взгляд, а следом недоверчиво искривленные губы.

— Мне нужно просмотреть судовые документы.

— Они в капитанской каюте.

Коксон кивнул одному из своих людей, и тот скрылся под палубой. Дожидаясь его возвращения, капитан буканьеров сунул руку спереди под рубашку и почесал грудь. Судя по всему, он страдал от какого-то кожного раздражения. Гектор заметил несколько воспаленных красных прыщей на шее Коксона, над самым воротом рубашки. Буканьерский капитан разглядывал «Небесную радугу» и ее малочисленный экипаж.

— Это все ваши люди? — спросил он. — Что случилось с остальными?

— Больше никого нет, — ответил Гектор. — Нам пришлось плыть с неполной командой, впятером. Этого хватило. Погода была благоприятной.

Из двери каюты вышел человек с буканьерского корабля. Он нес пачку бумаг и свернутые в трубку карты, которые Гектор нашел на борту, когда вместе с Даном и Бурдоном впервые ступил на палубу «Небесной радуги». Коксон взял документы и какое-то время молча читал, с отсутствующим видом почесывая шею сзади. Внезапно он поднял взгляд на Гектора, потом протянул ему одну из морских карт.

— Раз ты был штурманом, тогда покажи, где мы сейчас.

Гектор посмотрел на карту. Она была плохо нарисована, с несоответствующим масштабом. Весь район Карибского моря занимал один лист, и в обрамлявшей море линии побережья зияли несколько лакун и красовались чернильные пятна. Юноша ткнул пальцем примерно в двух третях от края пергамента и произнес:

— Где-то здесь. Вчера в полдень я делал счисление широты по квадранту, но в нашем курсе на вест я не уверен. Двенадцать дней назад мы видели высокий остров к северу от нас. По-моему, это был какой-то из Наветренных островов. С того дня мы, наверное, тысячу миль прошли.

Коксон мрачно посмотрел на него.

— И почему вам возжелалось идти прямо на запад?

— Чтобы добраться до побережья Мискито. Туда мы и направляемся. Дан родом из той страны, и он хочет вернуться домой.

Окинув Дана быстрым взглядом, капитан буканьеров, видимо, о чем-то задумался.

— А что с грузом?

— На судне нет груза. Мы оказались на борту еще до того, как корабль успели загрузить.

Коксон опять мотнул головой, и двое из его людей открыли люк и спустились в трюм. Очень скоро они появились вновь, и один из буканьеров сказал:

— Ничего нет. Пусто.

Гектор почувствовал, как разочарован капитан. Настроение Коксона менялось. Он становился недовольным. Вдруг он сделал шаг в сторону Жака Бурдона, который праздно стоял возле мачты.

— Эй, ты, с клеймом на щеке! — напустился на него Коксон. — Ты был у короля на каторжных галерах, так? За какое преступление?

— За то, что поймали, — мрачно ответил Жак.

— Француз, верно? — Тень улыбки скользнула по лицу Коксона.

— Из Парижа.

Коксон вновь повернулся к Гектору и Дану, по-прежнему сжимая в руке пачку документов.

— Я конфискую корабль, — заявил он. — По подозрению, что судно было похищено у законных владельцев и что команда убила капитана и офицеров.

— Что за глупости! — возмутился Гектор. — Когда мы поднялись на борт, и капитан, и офицеры корабля давно умерли.

— Вам нечем подтвердить свои слова. Ни свидетельства о смерти, ни документов о передаче собственности. — Было очевидно, что Коксон испытывает мрачное злорадство и доволен собой.

— Где нам было взять такие документы? — С каждой минутой Гектор сердился все больше. — Тела пришлось выбросить за борт, чтобы попытаться остановить заразу, и не к кому было обращаться за бумагами. Я уже говорил, что судно поднялось вверх по африканской реке, а там правят только туземные вожди.

— Тогда вам надо было остановиться у первой же фактории на побережье, отыскать представителя власти и зарегистрировать происшедшее, — возразил Коксон. — Вместо этого вы отправились прямиком на Карибы. Мой долг состоит в том, чтобы соблюсти порядок и привести все в соответствие с законом.

— У вас нет права забирать корабль, — настаивал Гектор.

Коксон одарил его слабой улыбкой.

— Это право дано мне губернатором Пти Гоав. По его поручению я действую от имени Франции. Ваш корабль идет под французским флагом. На борту — заклейменный каторжник, подданный французского короля. Судовые документы не в порядке, и нет свидетельств того, как умер капитан. Возможно, его убили, а груз — похитили.

— И что вы намерены делать? — спросил Гектор, с трудом подавляя гнев. Следовало догадаться, что с самого начала Коксон только и искал повод, чтобы захватить корабль. Коксон и его люди были ни кем иным, как морскими разбойниками, пусть и обзавелись патентом.

— Это судно и все, кто на нем находился, будут доставлены в Пти Гоав призовой командой. Там судно будет продано, а тебя и остальную команду предадут суду за убийство и пиратство. Если вас признают виновными, то меру вашего наказания определит суд.

Неожиданно заговорил Дан, мрачным и угрожающим тоном:

— Если вы или ваш суд плохо с нами обойдетесь, то отвечать придется перед моим народом. Мой отец — один из старейшин в совете мискито.

Слова Дана, казалось, возымели какое-то воздействие, потому что Коксон немного помолчал и потом ответил:

— Если правда то, что твой отец — член совета мискито, тогда суд учтет это обстоятельство. Власти в Пти Гоав вряд ли захотят ссориться с мискито. А что до остальных, они предстанут перед судом.

Коксон опять сунул руку под рубашку и принялся чесать себе грудь. Гектор гадал, уж не чесотка ли сделала капитана таким раздражительным.

— Мне нужно знать твое имя, — обратился буканьер к Гектору.

— Меня зовут Гектор Линч.

Рука капитана перестала скрести грудь. Потом Коксон медленно произнес:

— Кем ты приходишься сэру Томасу Линчу?

В голосе Коксона явственно слышалась настороженность. Вопрос повис в воздухе. Гектор не имел ни малейшего представления, кто такой этот сэр Томас Линч, но понятно, что этот человек хорошо известен Коксону. У Гектора также сложилось впечатление, что к особе сэра Томаса Линча Коксон относится с почтением, возможно, даже испытывает по отношению к нему страх. Стараясь не упустить даже малейшего изменения в поведении буканьера, Гектор ухватился за подвернувшийся шанс.

— Сэр Томас Линч — мой дядя, — ничуть не краснея, солгал он. Затем, чтобы придать побольше весомости своему заявлению, юноша прибавил: — Потому-то я согласился со своими товарищами не мешкая отплыть на Карибы. Сначала мы отвезли бы Дана на побережье Мискито, я потом я собирался отыскать сэра Томаса.

На какой-то тревожный момент Гектору показалось, что он хватил лишку и не надо было усложнять свою ложь. Коксон уставился на него сузившимися глазами.

— Сэра Томаса сейчас нет на Карибах. Поместьями управляют члены его семьи. Разве ты этого не знаешь?

Гектор поспешил исправить положение.

— Несколько месяцев я провел в Африке, и родня потеряла со мной связь. А из дома я получал мало вестей.

Коксон поджал губы, обдумывая слова Гектора. Что бы сэр Томас Линч ни означал для буканьера, юноша видел: его имени оказалось достаточно, чтобы человек, захвативший Гектора, изменил свои планы.

— Тогда я позабочусь о том, чтобы ты воссоединился с семьей, — в конце концов решил буканьер. — Твои спутники останутся на борту этого корабля, пока его не приведут в Пти Гоав. Тамошним властям я отошлю письмо, что они были заодно с племянником сэра Томаса. Может, это пойдет им на пользу. А ты тем временем составишь мне компанию в плавании на Ямайку — куда я, собственно, и направлялся.

Мысли Гектора понеслись галопом, пока он пытался отыскать в словах Коксона ключ к разгадке того, что за человек его предполагаемый дядя. У сэра Томаса Линча есть поместья на Ямайке, следовательно, он должен быть состоятельным джентльменом. Резонно предположить, что он — богатый плантатор, человек, имеющий друзей в правительстве. Богатство и политическое влияние владельцев вест-индских плантаторов были широко известны. Однако что-то в поведении Коксона настораживало Гектора. Какие-то неуловимые намеки наводили его на неприятные раздумья: что бы ни было на уме у капитана буканьеров, вряд ли он будет действовать в интересах Гектора.

Запоздало в голову Гектору пришла мысль, что не худо бы замолвить словечко и за лапто, которые выказали себя с самой лучшей стороны во время плавания через Атлантику.

— Капитан, если кто-то в Пти Гоав и окажется перед судом, — сказал он Коксону, — то это не должны быть ни Бенджамен, ни его товарищ-лапто. Даже когда прежний капитан умер от лихорадки, они все равно оставались на корабле. Они надежны и преданны.

Коксон вновь принялся почесываться. Теперь он ногтями расчесывал шею сзади.

— Мистер Линч, на этот счет волноваться не нужно, — сказал буканьер. — Суд им не грозит.

— А что с ними будет?

Коксон отнял пятерню от ворота, внимательно осмотрел ногти — наверно, искал следы того, что вызывало зуд, — повел плечами, как будто рубашка ему мешала, раздражая кожу.

— Как только их доставят в Пти Гоав, то продадут. Ты говоришь, что они преданные и верные. Значит, из них выйдут превосходные рабы.

Он взглянул на Гектора в упор, словно бы провоцируя юношу на спор.

— Думаю, у твоего дяди на ямайских плантациях работают больше шестидесяти африканцев. Уверен, он бы не стал возражать.

Не в состоянии подобрать нужных слов, Гектор ответил лишь взглядом, стараясь одновременно понять характер буканьера. Увиденное лишило юношу надежд. Взор капитана Коксона напомнил ему взгляд рептилии. В его глазах, слегка навыкате, юноша не нашел ни капли жалости. Несмотря на ласковый солнечный свет, у Гектора внутри разлился ледяной холодок. Нельзя обманываться ни красотами радующей глаз природы, ни теплым тропическим бризом, ни тихой рябью, пробегающей по сверкающему морю, ни приглушенным шорохом, с которым два корабля мягко терлись друг о друга, корпус об корпус. Гектор и его товарищи приплыли туда, где алчность идет рука об руку с жестокостью и насилием.

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9785699357192
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Офсет
Масса:   494 г
Размеры:   218x 145x 30 мм
Оформление:   Тиснение золотом, Частичная лакировка
Тираж:   4 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Карты
Переводчик:   Велимеев Тахир
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить