Хроники Хьерварда. Книга вторая. Воин Великой Тьмы. Книга Арьяты и Трогвара Хроники Хьерварда. Книга вторая. Воин Великой Тьмы. Книга Арьяты и Трогвара Земля Хьерварда еще помнит те давние времена, когда насмерть противостояли друг другу рати Богов и Магов, а по пыльным дорогам древнего континента странствовал принц, лишенный трона, непревзойденный мастер меча Трогвар, последняя надежда Света - Воин Великой Тьмы. Эксмо 978-5-699-10893-0
406 руб.
Russian
Каталог товаров

Хроники Хьерварда. Книга вторая. Воин Великой Тьмы. Книга Арьяты и Трогвара

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Земля Хьерварда еще помнит те давние времена, когда насмерть противостояли друг другу рати Богов и Магов, а по пыльным дорогам древнего континента странствовал принц, лишенный трона, непревзойденный мастер меча Трогвар, последняя надежда Света - Воин Великой Тьмы.
Отрывок из книги «Хроники Хьерварда. Книга вторая. Воин Великой Тьмы. Книга Арьяты и Трогвара»
Либрусек

* Книжная полка
* Правила
* Блоги
* Forums
* Статистика
* Программы
* Карта сайта
* Помощь библиотеке

Главная » Книги » Воин великой тьмы (Книга Арьяты и Трогвара) (fb2)
Книги: [Новые] [Жанры] [Серии] [Периодика] [Популярные] [Теги] [Добавить]
Авторы: [А] [Б] [В] [Г] [Д] [Е] [Ж] [З] [И] [Й] [К] [Л] [М] [Н] [О] [П] [Р] [С] [Т] [У] [Ф] [Х] [Ц] [Ч] [Ш] [Щ] [Э] [Ю] [Я] [Прочее]
Воин великой тьмы (Книга Арьяты и Трогвара) (fb2)
- Воин великой тьмы (Книга Арьяты и Трогвара) (Хроники Хьёрварда [= Летописи Хьерварда]-2) 1118K (cкачать быстро) (скачать) title: Купить <b>Воин великой тьмы (Книга Арьяты и Трогвара)</b>: feed_id: 2942 pattern_id: 317 format: 2 book_author: Ник Перумов book_name: Воин великой тьмы (Книга Арьяты и Трогвара) (купить) - Ник Перумов
Перумов Николай Даниилович ВОИН ВЕЛИКОЙ ТЬМЫ (Книга Арьяты и Трогвара)
ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
ГЛАВА I


Хриплые трубы на привратных башнях сыграли вечерний сигнал — в знак того, что городские ворота вот-вот закроются. Последние прохожие торопились, миновав узкий подъемный мост, укрыться за надежными стенами Нелласа. Большой торговый город в самом дальнем северо-западном углу Халланского королевства жил в постоянном страхе перед набегом варваров Загорья, и никто не осмеливался ночью в одиночестве бродить по его окрестностям. Мелкие шайки грабителей рыскали вокруг кольца неприступных стен, точно голодные псы подле трактирной кухни, и горе тому несчастному, кто попадался им в лапы! Вывести разбойную заразу не удалось еще ни одному из многих градоначальников Нелласа, что брались за эту поистине непосильную задачу.

— Хвала милосердной Ялини, мы в безопасности! — с облегчением вздохнул один из прохожих, последним миновавший мост вслед за своим многочисленным семейством. Впереди на невзрачном старом муле ехала закутанная в широкий, бесформенный плащ женщина, держа на руках младенца; за ней следовал уныло понуривший голову ослик — на его спине устроились близнецы, мальчик и девочка постарше. Стараясь не свалиться на землю, они отчаянно боролись со сном и постоянно клевали носами. Подросток лет четырнадцати вел в поводу навьюченную лошадь; рядом с ним шагала девушка примерно шестнадцати годов, в темном плаще и безобразном платке, совершенно скрывавшем ее лицо от посторонних взглядов. Сам отец семейства замыкал шествие, на правую руку его был намотан ременной повод еще одной лошади с тюками.

Процессия эта ничем не отличалась от десятков и сотен других точно таких же, торопившихся в этот вечерний час найти ночлег в трактирах и на постоялых дворах Нелласа. Стража в воротах, однако, придирчиво осмотрела новоприбывших, не поленившись даже переворошить их поклажу — небогатый скарб вчерашнего ремесленника, согнанного с родных мест последним налетом варваров. Городовая дружина Нелласа поневоле проявляла бдительность — она хорошо помнила тот день, когда такие же точно тихие, невзрачные люди мало-помалу скопились в воротах, обступили стражников со всех сторон, а затем из-под драных плащей внезапно появились кинжалы. Разбойники тогда стремились захватить проход и открыть дорогу в город коннице варваров, что скрывалась все это время в близлежащих оврагах.

Однако на сей раз стоявший у ворот стражник не увидел никаких причин для беспокойства — даже кухонные ножи у этих беженцев были увязаны вместе, согласно указу, и спрятаны на самое дно дорожных тюков. Вялые, безразличные, эти люди покорно ждали окончания унизительного досмотра.

— Проезжайте. — Воин наконец махнул рукой. Ответом ему послужили многочисленные раболепные поклоны всех взрослых членов семьи.

— Спасу от этих голодранцев не стало, — проворчал им вслед стражник, со злостью сплевывая на землю. — Лезут и лезут, и конца-краю нет… Вышибить бы их всех из славного Нелласа…

— Во-во, налог не платят, а обороны требуют, — поддержал стражника сотоварищ, вышедший из караульного помещения и случайно услышавший последние злые слова. — А дать бы каждому меч в руки да заставить в одиночку усадьбы защищать!

Они дружно сплюнули еще по разу и принялись с натугой закрывать тяжелые створки ворот. Потом задвинули многопудовый, хорошо смазанный засов и вернулись в караульню. Впереди была еще целая ночь — скучная ночь, потому что начальник городовой дружины отобрал все до единой бутылки с вином, заблаговременно припрятанные в надежных, как казалось, местах. А вдобавок он грозил страшными карами, если воротная стража выпьет хоть глоток и будет, в нарушение приказа, отсиживаться всю ночь под крышей, вместо того чтобы совершать обходы прилегающих к воротам улиц. Начальника стражи знали, уважали и побаивались — он вполне мог заявиться посреди ночи с проверкой…
* * *

— Уф! — вырвалось у мальчишки-подростка, едва семья бедных беженцев завернула за угол. — Слышь, Арьята, ты со страху так тряслась, что я уж думал — если нас сцапают, так только из-за тебя! И еще — ты что, не могла поулыбаться этому воину, когда он тебя обыскивал? Глядела на него волком!

— Улыбаться этому скоту, который тебя… — с холодным негодованием бросила ему девушка в безобразном платке. — И, Альтин, оставь этот твой отвратительный тон! Так изъясняются только самые ничтожные из простолюдинов!

— Да ладно тебе, принцесса! — начал было спорить мальчишка, но ехавшая на муле женщина с младенцем тотчас оборвала его — сильным, звучным голосом, привыкшим повелевать:

— Замолчите оба, вы, оба! Погубите всех!..

— Слушайте королеву, дети, — с укором покачал головой мужчина. — Нам с таким трудом удалось сбить погоню со следа… Давайте будем внимательнее! Неллас, конечно же, безопаснее столицы, но у врага и тут хватает шпионов. Арьята, твой брат кое в чем прав — ты никак не можешь как следует сыграть дочь бедного, измученного жизнью ремесленника. Правда, и тебе, Аль-тин, следовало сказать об этом, лишь когда мы бы оказались в безопасности.

Пока шел разговор, странные беженцы свернули с одной из главных улиц города, очутившись в узком и кривом переулке, освещенном только тусклыми закатными лучами, в то время как на главных площадях и в торговых рядах уже горели яркие нефтяные факелы. Вокруг тянулись ветхие и покосившиеся дома с наглухо заколоченными окнами. Казалось, здесь уже давно никто не живет.

— Надежно ли это место, о мой супруг и повелитель? — шепотом обратилась королева к своему спутнику.

— Надежно, насколько что-то может быть надежным в эти времена, — со вздохом ответил тот. — Похоже, вести о нашем бегстве сюда еще не докатились. А хозяин, старый Гормли, знавал меня еще ребенком. И хотя человек он темный и даже страшноватый, доверять ему можно. Нам нужно провести здесь только одну ночь, завтра мы покинем Неллас и через три дня доберемся до заставы, где командует Барэй. Я спас ему жизнь в прошлом походе, я сделал его сотником моей гвардии, а теперь его загнали в эту глухомань заурядным десятником. Я очень рассчитываю на него. Если мой голубь добрался до заставы, Барэй уже предупрежден, и мы сможем отдохнуть там несколько дней. А потом — через перевал, к морю — и на юг, во владения нашей родни, на остров Меркол. Там мы будем в безопасности…

— Помоги нам в этом, Ялини, — вздохнула женщина. — Твой план очень хорош, о супруг мой, но почему же ты рассказал нам о нем только сейчас? — В ее голосе послышался мягкий упрек. — И мне, и Арьяте было бы спокойнее…

— Я и так спокойна! — возмутилась принцесса под насмешливым взглядом брата. — И отец правильно делал, что держал все в секрете, — если бы Нарайя знала, куда мы направляемся, что бы тогда было?

Королева вздрогнула и опустила голову.

— Да, нельзя исключить то, что она сбежала с тем, чтобы выдать нас, — невесело подтвердил король. — Чем меньше слуг знает о твоих планах, тем больше шансов, что задуманное исполнится. Однако же мы пришли! Видите эту дверь?

Процессия остановилась перед обшарпанной дверью, кое-как сколоченной из обрезков дубовых досок. Дом смотрел на улицу несколькими окнами — выбитыми и темными, у покосившегося крыльца буйно разрослись сорные травы. Ехавшие на осле мальчик и девочка, как по команде, захныкали, требуя ужин и постель.

— Это недостойно вашей королевской крови! — гневным шепотом пристыдила их Арьята; в кои веки соглашаясь с сестрой, Альтин тоже шикнул и притопнул ногой.

После того как порядок был восстановлен, король негромко постучал четыре раза, затем, после паузы, — еще столько же. Наступила тишина, все затаили дыхание.

— Кто там? — произнес за дверью чей-то спокойный голос. Он звучал глухо, произнося слова со странным акцентом, однако в нем чувствовались скрытая сила и уверенность.

— Почтенному Гормли привет от хозяина этой земли! — твердо ответил король — и дверь тотчас распахнулась. В проеме появилась невысокая фигура в просторном кафтане, на поясе хозяина висел короткий меч.

— Входите скорее, мои повелители! — торопливым шепотом выговорил человек, наскоро поклонившись и поспешно освобождая проход. — Давайте мне ваших животных, я позабочусь, а вы проходите внутрь, тут путь один, не собьетесь…

Гормли выскочил в переулок, поспешно хватая под уздцы сразу всех коней и норовя увести в то же время и ослика. Он пару раз лягнул ногой стену дома возле открытой двери, послышался легкий шум, деревянные панели разошлись, открывая вход во внутренний крытый двор. Альтин и его младший братишка глазели на все это с раскрытыми ртами.

— Не стойте на улице, ваши высочества, заходите быстрее, — торопил их Гормли, скрываясь с ослом и конями в темной утробе своего странного дома. Беглецы последовали его настойчивому совету.

Внутри все оказалось неожиданно чисто, хотя и очень просто, без малейшего признака роскоши. Стоял деревянный стол, шесть стульев вокруг него, по углам просторной комнаты были устроены лежаки, покрытые цветастыми одеялами. Королева могла бы поклясться, что в этом неброском, но очень аккуратном убранстве чувствуется женская рука.

Беглецы еще не успели даже как следует усесться, как на пороге появился Гормли с большим подносом, уставленным многочисленными горшками и плошками, от которых исходил аромат хорошо приготовленной рыбы.

— Прошу вас, ваши величества, — вновь поклонился хозяин.

Он достал с полки лучину, зажег ее в очаге и с живым огоньком в руках обошел комнату по кругу, коснувшись им фитилей нескольких масляных ламп. Их свет окончательно прогнал сгустившийся было полумрак; только теперь королева и ее дети смогли как следует разглядеть того, кто укрывал их, рискуя свободой и жизнью.

Нельзя сказать, чтобы это было очень приятное зрелище. Они увидели вытянутый шишковатый череп, лишенный даже малейшего намека на волосы; нос был перебит, ноздри — вырваны. Щеки исполосованы уродливыми синюшно-багровыми шрамами, из-под верхней губы торчал кривой зуб. Длинные руки свисали почти до самых колен, на мизинце левой — не хватало фаланги.

Гормли был стар, очень стар, кожа на лице стала красно-коричневой и свисала многочисленными складками, глаза глубоко запали, мохнатые брови были совершенно белы. Руки покрывала частая сеть глубоких морщин; однако глаза смотрели ясно и пронзительно, что никак не вязалось со всем обликом глубокого старика. От наблюдательной Арьяты не скрылось и то, что сутулость Гормли была явно напускной, а пальцы двигались с ловкостью молодого чеканщика и ничуть не дрожали — а ведь дрожью в пальцах страдали все без исключения старики в северных землях, все, кому посчастливилось перевалить на седьмой десяток. Гормли даже на первый взгляд можно было дать все девяносто, однако передвигался он на удивление мягко и ловко.

Миски и плошки дымились на столе, очень быстро расставленные узловатыми и длинными пальцами хозяина. Их величества не заставили просить себя дважды, однако если Арьята и тут ела с великолепным достоинством, точно на Большом Приеме, то Альтин и младшие уписывали еду за обе щеки, не гнушаясь помогать себе руками, и совсем не обращали внимания на негодующие взгляды старшей сестры.

Король ел мало, полностью погрузившись в свои мысли; Гормли тактично не начинал разговора, пока гости не насытятся.

Когда посуда опустела и старый хозяин убрал со стола, младшие дети, не исключая и Альтина, уже вовсю зевали и терли кулаками глаза. Гормли поспешил увести их всех наверх, и они послушно последовали за ним, несмотря на то что младшая девочка полушепотом призналась Арьяте: «Какой страшный дед!»

За столом наконец остались только королевская чета, Гормли да упрямая Арьята. Младенец проснулся и было захныкал, но старик склонился над ним, что-то негромко прошептал, провел рукой над головой ребенка… и тот вновь безмятежно засопел.

— Теперь можно поговорить, Гормли, — обратился к хозяину король, поднимая угрюмый взгляд от столешницы.

— Да о чем же тут говорить? — Гормли ухмыльнулся, но тоже как-то невесело. — Я и так все знаю. Они посадили на трон эту эльфийскую полукровку! Они объявили тебя, мой король, убийцей и палачом, прогневавшим Молодых Богов, и теперь лишить тебя жизни — первейший долг каждого верноподданного… Ну и так далее. Только старый Гормли и может помочь тебе сейчас добраться до заставы Барэя и дальше, за перевал, на побережье…

— Откуда ты знаешь о Барэе? — вздрогнул король.

— У меня хорошая память, — усмехаясь, ответил старик. — Я помню всех, кого ты возвысил или с кем обошелся немилостиво. Я помню командиров всех десятков в нелласской тысяче. Так что догадаться мне нетрудно.

— Да, ты прав, — успокаиваясь, кивнул головой король. — Мы хотим отправиться…

— Тсс! Я не доверяю до конца даже этим стенам! — Гормли внезапно прижал палец к губам. — Можешь не говорить, ваше величество. Знаю и так. Только на твоем месте я бы не уплывал так далеко. Все еще можно поправить!..

— Как же?! — Арьята невольно подалась вперед и тотчас осеклась под осуждающими взглядами отца и матери. Принцесса смутилась, на щеках ее вспыхнул быстрый румянец.

— Ее высочество совершенно правы. — Гормли кивнул головой. — Надо задавать себе безумные вопросы, только тогда можно надеяться отыскать выход из положения, на первый взгляд кажущегося совершенно отчаянным. Зачем вам бежать так далеко? Что вы скажете о Красном замке?

В комнате повисла гнетущая тишина. Даже масляные лампы, казалось, разом стали больше чадить, и свет их померк. У королевы от испуга округлились глаза, она невольно прижала ладони к щекам, более мужественная Арьята стиснула кулаки, но и она не удержалась от невольной дрожи. Король отвел взгляд; его пальцы нервно забарабанили по столу.

— Красный замок? Это проклятое богами место? — наконец выговорил он, с трудом разлепив губы. В глазах его явственно читался страх. — Это же оплот Тьмы! — и постепенно поправился, видя укоризненно-разочарованное выражение на лице Гормли: — Так говорит молва…

— Всегда ли достойно короля слепо повторять досужие сплетни? — с осуждением промолвил Гормли. — Все совсем не так. Замок ныне покинут и необитаем. Но это сильная крепость, взять ее приступом очень трудно, почти невозможно. Тамошние края изобилуют смелым и вольным народом, ждущим только вождя, чтобы сплотиться вокруг него. Эльфы тоже нравятся далеко не всем в Халлане — не пройдет и года, как у тебя под началом будет сильное войско и ты сможешь вновь попытать счастья. А кроме того, — Гормли еще понизил голос, придвигаясь к самому уху короля, — Красный замок — это цитадель свободного знания! Там ты сможешь стряхнуть пыль тех уроков колдовства, что когда-то преподавались тебе. Тогда на твоей службе окажутся не только мечи и копья, но и легионы существ, куда более могущественных, чем смертные ратники! Подумай, ты ведь знаешь, что я не лгу.

— Я знаю это, но я не могу понять, отчего ты так настойчиво толкаешь меня и мою семью в это жуткое место. — Король изо всех сил боролся с постыдной дрожью.

— Со мной-то все просто — я не забываю добра и хочу помочь тебе всем, чем только могу, — с некоторой обидой ответил Гормли, однако обида эта показалась Арьяте несколько наигранной — будучи сама предельно честной, она тонко чувствовала фальшь и неискренность в словах других.

— Но я уже забыл все, что знал из колдовской науки, — продолжал упорствовать король. — Кроме того, ты сказал, Замок необитаем, так что мы там станем делать одни? Откуда возьмем еду, одежду, слуг? И где мне искать тот вольный народ, о котором ты сейчас говорил? Ну и, наконец, отчего же все-таки о Замке идет худая слава?

— На твой последний вопрос ответить очень легко, — ни на миг не запнувшись, отвечал Гормли. — Худая слава — дело рук эльфов и их подручных. Перворожденные слишком надменны и слишком горды для того, чтобы признать очевидное: человек имеет такое же право на знания, как и они. Оттого Перворожденные и плетут всякие небылицы о тех местах, где Смертный может действительно чему-то научиться. Все ведь зависит не от стен и башен, а от того, кому принадлежало это место в прошлом и что может найти там тот, у кого еще не пропало желание искать!

— И кому же принадлежал Красный замок? — полушепотом, в тон Гормли, спросил король.

— У него было много хозяев, — со странной усмешкой ответил старик. Арьята невольно вздрогнула — усмешка эта показалась ей жутким оскалом восставшего из могилы скелета. — В незапамятные времена его построил маг и чародей по прозвищу Старый Дракон. Имя его, должно быть, знакомо вам по летописям Халлана — в ту пору он немало помогал первым властителям страны. Им заложены основы. Потом Замком владели его ученики, и ученики его учеников. Но в один прекрасный день Перворожденные, движимые завистью к чародеям из числа Смертных, напали на Замок, и длинный ряд хозяев крепости прервался. Однако даже эльфы не смогли разрушить несокрушимые стены и башни, даже они не смогли добраться до тайников — и в назначенный срок в Замке появился новый хозяин. В свой черед и его сменил молодой, выпестованный им ученик, и так далее, однако последний владелец не оставил преемников. Замок пуст, и хозяином станет тот, кто первым ступит под его своды, если, конечно, у смельчака есть дар чародейства. Я бы посоветовал тебе поторопиться. Эльфы могут и надоумить Владычицу! А уж она-то, не сомневайся, сумеет подобрать ключи к Замку! — Гормли умолк и откинулся на спинку стула, откровенно наблюдая за королем.

Тот вновь опустил голову, упрямо рассматривая затейливый сучок на деревянной столешнице. В комнате воцарилась тишина. Арьята затаила дыхание, ей бы очень хотелось украдкой бросить взгляд на Гормли, однако она не осмеливалась. Что-то глубинное, темное, нечеловеческое чувствовалось в нем, и Арьята, способная ученица Ненны, одной из известных колдуний Халлана, ясно видела край бездонной пропасти в сознании Гормли, край той пропасти, откуда исходила эманация того самого кошмарного Повелителя Мрака, о ком даже волшебники не осмеливались и задуматься.

— Отец… ваше величество, — она тотчас поправилась, — позволь сказать мне! — Она ощутила упершийся ей в затылок холодный взгляд Гормли, и безотчетный страх едва не заставил ее замолчать. — Колдовство — плохой помощник в делах королевства. Давай лучше уедем! Я так боюсь этого Красного замка!

Последние две фразы были сказаны специально для Гормли, Арьята тщилась изобразить понятный страх изнеженной принцессы, но обманули ли хитрого старика ее слова?

— О, супруг мой. — Даже сейчас королева не забывала об этикете. Арьята невольно подумала, что мать и на смертном одре не обратится к королю по имени. — О, господин мой и повелитель, всей нашей прожитой жизнью заклинаю тебя: не нужен нам этот Замок! Благодарю тебя, Гормли, за верную службу. — Голос королевы звучал любезно, но под бархатистостью тона в нем чувствовался непреклонный отказ. — Благодарю и выражаю свое удовлетворение. Ты старался, как мог, дабы помочь нам. Но мы — обычные смертные, далекие от магии. Поэтому уж лучше мы уедем к нашей родне, не так ли о муж мой?

— Ты рассудила правильно, моя королева, — через силу улыбнулся король, который, судя по всему, уже начал колебаться. — В самом деле, Гормли, я же не колдун. Я могу командовать полками, могу заседать в Коронном Совете, но повелевать демонами — нет, это не по моим скромным силам.

— Напрасно ты так думаешь, мой господин, — возразил Гормли, ничуть не растерявшись. — Как твоя семья смогла бы так долго удерживать трон одного из самых богатых королевств Западного Хьёрварда, если бы не обладала природными способностями к магии? Мне известна история вашего дома. Напомнить, как твой прадед подчинил себе драконов и отстоял столицу от орд колдуна Варгаса? Или как твой прапрапрадед вызвал из морских глубин Народ Каньонов и обратил в паническое бегство троекратно сильнейший флот разбойников с востока? И в тебе самом тоже скрыты зачатки колдовского умения. Ты отверг предложение развить их, мне известен твой ответ самому Магу Макрану, когда он милостиво выразил желание обучить тебя началам волшбы. По-моему, это была твоя ошибка… Однако я должен сказать тебе, что начинать никогда не поздно.

— Арьята и ты, Меанда, оставьте нас вдвоем, — не поднимая глаз, обратился король к жене и дочери.

— Я наследница престола, — упрямо вскинула подбородок принцесса. Ее мать замерла от удивления на полпути к двери. Арьята впервые столь открыто прекословила отцу. — Я имею право слышать все, касающееся того, куда мы отправимся и как станем бороться за трон.

— Арьята! — нахмурился король. — Я уважаю твои права, но тут дело слишком важное и деликатное. Иди!

— Пойдемте, принцесса, поможете мне отнести Трогвара. — Королева осторожно коснулась плеча дочери свободной рукой. Другой она держала младенца, крепко прижимая его к груди.

— Зачем же отсылать такую смелую принцессу, ваше величество, — усмехнулся Гормли. — По мне, ей лучше остаться. Мы ведь с ней как-никак спорим; я уговариваю вас занять Красный замок, ее высочество возражает. Отлично! Вот и поговорим.

— Нет! — потемнел лицом король. — Говорить мы будем с тобой вдвоем, Гормли. Дело это может обсуждаться только между нами.

Гормли с деланно-виноватым видом развел руками перед Арьятой, — дескать, рад бы помочь, да ничего не получается. Принцесса поднялась и молча поклонилась отцу. Лицо ее стало церемонно-каменным, точно на великосветском рауте.

Когда за королевой и Арьятой закрылась дверь, Гормли заговорщически пододвинулся ближе к королю.

— И все же, ваше величество, не уразуметь мне, старому, подобных доводов и резонов. Что ждет тебя на Мерколе? Крошечное островное княжество, не княжество даже, а так, чуть выше простого баронства. Тысячи три мечей. Примерно сотня боевых кораблей, да и то, стыдно сказать, не на каждый найдешь кормчего, что согласится вести судно к твоей столице! Новая Владычица очень скоро узнает, где ты скрываешься, — судя по всему, у нее отличные прознатчики, пришлет посольство с грозной грамотой… Ты думаешь, хозяева Меркола пренебрегут опасностью вторжения халланской рати во имя родственных чувств? Да они выдадут тебя тотчас же! Быть может, едва ты ступишь на их берег, как будешь схвачен и заточен — чтобы потом потребовать выкуп побогаче за знатного пленника. Отчего ты не хочешь прислушаться к голосу разума, о мой король?

— Потому, что мне страшно, Гормли, — в упор ответил изгнанник. — Ты говоришь, во мне есть зачатки способностей к колдовству. Так вот сейчас эти зачатки и говорят мне: Красный замок — это логово Тьмы, это обиталище Зла, и, вступив на этот путь, я заплачу уже не только своей жизнью, но и своим посмертием, что гораздо страшнее. Нет, это не по мне. Владычица милостива: ни один из моих сторонников не казнен, и ни у кого не отняты свобода и могущество, а ссылка на дальние рубежи — не самая жестокая кара за верность мне.

— Коварство эльфов велико, — заметил Гормли, испытующе посматривая на короля. — Она может устроить такое с расчетом, что ты, ваше величество, примешь все это за чистую монету и — явишься с повинной, убереги тебя от такого решения… гм… пресветлый Ямерт! А потом, когда ты будешь у нее в руках… Кто сможет помешать ей учинить над тобой скорый и неправый суд?

— Но все благородные сословия… — запротестовал было король, однако Гормли резко поднял руку, останавливая его.

— Сэйравы в подавляющем большинстве не умеют видеть дальше своего носа, — отрезал он. — Ты просто исчезнешь, никакого суда не состоится! Сгинешь бесследно в дворцовых подземельях…

— Гормли, твое всезнание начинает меня пугать, — попытался отшутиться король, но было видно, что ему стало не по себе, — сколько же открыто этому уродливому древнему старику с темным прошлым… — Конечно, ты во многом прав, — продолжал изгнанник. — Верно, Меркол очень невелик. Верно, большой ратной силой он никогда не славился. Верно, народ там живет мирный. Я соглашусь даже с тем, что родня наша не слишком-то отличается пылкостью семейных чувств. Но ты так ничего и не возразил на мои слова, что Красный замок — это цитадель Зла в нашей области Западного Хьёрварда. Скажи мне, что это не так! Об этом месте сложено чересчур уж много страшных легенд, а ты сам знаешь, что дыма без огня не бывает.

— Да за всеми этими слухами и россказнями — козни эльфов!.. — проникновенным голосом начал было Гормли, но король неожиданно перебил его:

— Что-то ты больно часто сваливаешь все на Перворожденных. — Он покачал головой. — Слишком уж все это у тебя просто выходит. Эльфы виноваты — и весь разговор. Однако, когда у нас свирепствовала Черная смерть и несколько приморских городов вымерли полностью, до последнего человека — взять хотя бы тот же Беттор, — именно Перворожденные своей магией помогли нам спасти остальную часть королевства. И они говорили тогда… что наслал эту напасть сам Властитель Мрака! И я не мог не поверить им.

— Да, ты поверил, мой повелитель, а вместо благодарности получил подготовленный эльфами переворот! — возразил Гормли.

— Все это слова, — нахмурился король. — Дело сейчас вовсе не в этом. Кто стоял за всеми хозяевами Красного замка? Откуда черпали они свою силу? Они ведь были не из числа Истинных Магов? И что-то не похоже, что сидевшие в Замке пользовались бы благорасположением Молодых Богов. Так откуда берет свое начало магия Красного замка? Ответь мне только на этот вопрос, Гормли, и этим самым разрешатся и все остальные. Однако знай, что на стороне Тьмы я не выступлю.

Воцарилась тишина. Король смотрел прямо в глаза старому Гормли, однако и тот не отводил взгляда. Бывший правитель Халлана видел в этом взоре странное успокоение, как будто старик только что принял какое-то долго откладывающееся, очень важное решение. С некоторым удивлением король вдруг понял, что Гормли потерял всякий интерес к разговору с ним и больше не хочет его ни упрашивать, ни уговаривать. Мысли этого странного человека были заняты чем-то совсем иным.

— Ну, не хочет ваше величество туда идти, так и не надо, — равнодушно произнес Гормли. — Кто же смеет тебе что-то навязывать! Завтра я вас выведу из Нелласа и провожу до самой заставы, где начальником твой Барэй. Пойдем моими тропами, которые и пастухам местным неведомы. — Старик поднялся. — Огонь пора тушить, государь, а то, не ровен час, рыночная стража нагрянет.

— Конечно, туши, Гормли. — Король поднялся, запахивая плащ.

Одна за другой гасли масляные лампы, комната погружалась в темноту.

«Удивительное дело, — думал король, невольно следя за стариком, что мягкими шагами обходил углы, старательно накрывая фитили специальными колпачками. — Уж сколько лет я знаю этого Гормли, а он все такой же. Клянусь Вихрями Ямбрена, за последние тридцать лет он ничуть не изменился. И почему он так настойчиво тянул меня в этот Красный замок? Как будто сам не знает, что это гиблое место…»

Последняя лампа погасла.

— Ну, пожалуйте почивать, мой повелитель, — совсем рядом вздохнул Гормли, предусмотрительно распахивая дверь перед королем.

Благодарю тебя. — Изгнанник наклонил голову и начал подниматься по ступеням. За его спиной на входной двери лязгнули дополнительные засовы.
ГЛАВА II

Арьяте не спалось. Младшие и Альтин давно уже сопели, с головами закутавшись в одеяла, дремала мать, покормившая маленького Трогвара, а принцесса все лежала, не шевелясь, на спине, глядя в темноту широко раскрытыми глазами. Она не сомневалась в своих способностях. Учившая ее колдунья не раз задавала ей самые трудные задания — проникнуть в сущность оказавшегося перед ней человека, узнать его прошлое, прочесть его мысли, — и Арьята никогда не ошибалась. Наставница все твердила, что у ее высочества — редкий дар, и все жалела, что принцессу нельзя отправить в какой-нибудь настоящий колдовской орден, где она достигла бы подлинных вершин мастерства. Арьята не сомневалась, что в душе старого Гормли таится что-то очень темное и страшное, какая-то мрачная тайна, однако настолько искусно скрытая многими слоями магической защиты, что неопытная волшебница не могла без посторонней помощи пробиться к ее сути. Однако подозрения вызывало уже само существование подобной защиты. Кто мог создать такие охранные заклятия — ведь для этого нужно быть необычайно искусным колдуном или, того больше, Истинным Магом? Здесь крылась какая-то тайна, не так уж прост оказался этот жутковатый старик… Во имя пресветлого Ямерта, ну чем же кончился их разговор с отцом? Хотя папа никогда не согласится принять покровительство Тьмы, он скорее расстанется с надеждами на возвращение трона или даже с жизнью!

За плотно занавешенным окном медленно ползла ленивая старуха ночь; поднялся ветер, и длинная ветвь какого-то дерева стала мерно царапаться в запертый ставень. Раз, и другой, и третий… Точнее, Арьята пыталась уверить себя, что это всего-навсего ветка… хотя страх запустил коготки глубоко в душу принцессы, и ее мысленному взору с пугающей четкостью представилось жуткое страшилище, бесформенная черная масса, лишенная четких очертаний и оттого еще более пугающая.

А потом ритм размеренных скрипов вдруг изменился, и в самый первый момент Арьята подумала, что ветер задул по-другому, не больше, но в ту же секунду девушку словно что-то кольнуло: опасность! — заставив принцессу скатиться с лежанки и слепо броситься к окну. Она хотела крикнуть и не смогла — страх сдавил горло. Опоздав на долю мгновения и спохватившись, в душу вцепился липкий обессиливающий страх; ноги отказывались повиноваться. Правая рука Арьяты сжимала выхваченный из-под подушки острый и длинный стилет драгоценной гномьей стали — подарок на день совершеннолетия.

Девушка все же сумела крикнуть: «Мама!» — и схватить в охапку малыша, но тут в ставни ударило что-то тяжелое и мягкое. Рама вылетела, внутрь просунулось нечто живое, зловонное, извивающееся… Арьята, задыхаясь от омерзения, но одолев свой всегдашний страх перед змеями и лягушками, с визгом метнулась к вползающему в окно существу, с размаху всадив стилет в податливую горячую плоть.

От шума, грохота и крика проснулись все остальные. Не пытаясь больше напасть, тварь в окне поспешно отдернулась, снизу донесся мокрый и тяжелый шлепок — и тотчас же воздух над самым ухом Арьяты вспороло что-то свистящее. В узкий проем стремительно протиснулась тощая и длинная фигура. Арьята с отчаянием вновь попыталась ткнуть появившегося стилетом, однако тот оказался умелым бойцом — скрутившись, точно уж, он перехватил занесшую оружие руку и в один миг вырвал клинок. В комнате было по-прежнему темно, метались и вопили дети, королева билась у выхода — дверь почему-то не открывалась. Альтин тоже выхватил свой недлинный и легкий меч; однако появившийся через окно человек не собирался терять здесь время даром. Он вскинул руку, что-то вновь свистнуло, и обмершая Арьята услыхала тяжкий стон. Королева медленно сползла вниз, цепляясь за дверь обеими руками.

На пути у убийцы оказался Альтин, принц замахнулся мечом, однако детский клинок его рассек пустоту, а увернувшийся враг с хряском ударил мальчишку кулаком в горло. Принц беззвучно упал.

И, замерев, точно в столбняке, лишившись способности и двигаться, и кричать, крепко прижимая к себе вопящего от страха Трогвара, Арьята видела, как рука посланца смерти поднялась и опустилась еще дважды. К двум телам на полу присоединились ее младшие брат и сестра. Она осталась одна.

Убийца поспешно развернулся. Он не сделал ни одного лишнего движения, он не позволил себе пренебрежительно отнестись к женщинам и детям, посчитав их легкой добычей; он не стал тратить время на то, чтобы насладиться ужасом своих жертв, потешить слух их душераздирающими воплями и криками о пощаде. Держа в правой руке короткий и широкий нож, он просто прыгнул через всю комнату — прямо на замершую от ужаса девушку с надрывающимся младенцем на руках.

Арьята видела рванувшуюся к ней тощую фигуру, очень похожую на ядовитую песчаную гадюку Обтянутое черным тело оторвалось от пола; принцесса же словно бы лишилась последних сил: она не могла ни двинуться, ни крикнуть. Лицо убийцы закрывала черная маска с крошечными прорезями для глаз; казалось, глаза эти принадлежали хищному бестелесному духу, выгнанному злой колдовской волей из тайного обиталища. Очертания тела убийцы почти сливались с окружающим мраком.

Ужас, какого Арьята еще никогда не испытывала, острое ощущение конца… исчезнуть, исчезнуть, исчезнуть из этого кошмарного места, пусть они не увидят ее, пусть ее тело станет прозрачней воздуха, легче и неосязаемей ночного ветра!

За тот короткий миг, пока распластавшееся в длинном прыжке тело убийцы летело через комнату, принцесса ничего не смогла бы сделать — ни подобрать выпавший стилет, ни даже просто отскочить в сторону. Она просто очень хорошо вдруг представила, как из ее безоружной руки навстречу врагу вытягивается прозрачный голубоватый клинок, по отполированной стали прокатываются мерцающие волны пламени, черное тело со всего размаху напарывается на выставленное острие волшебного оружия — и, пронзенное, медленно валится на пол.

Что-то ярко сверкнуло — там, внизу, подле безвольно упавшей правой кисти Арьяты. Она зажмурилась, уже готовая встретить свой конец…

Спустя несколько длинных мгновений она услыхала чуть слышный стук, точнее — мягкий удар, словно на пол бережно опустили тяжелую ношу, для сохранности обернутую тряпьем. Гибельного удара, последней смертельной боли все еще не было, и глаза принцессы раскрылись сами собой.

Возле ее ног лежало чье-то темное тело. Пальцы откинувшейся правой руки все еще сжимали нож, широкий и короткий.

Еще боясь поверить увиденному, она положила кричащего без умолку младенца, трясущимися руками высекла огонь… На полу лежал убийца в черном, и был он мертв, как камень.

На его спине, точно между лопаток, принцесса увидела недлинную прямую прорезь в одежде, словно бы оставленную клинком, насквозь пронзившим тело; ткань вокруг раны промокла от крови и потемнела еще больше.

Арьята выпрямилась. Она знала, что вся ее родня мертва — наставница учила чувствовать Смерть. Убийца был настоящим мастером своего дела, и на каждую жертву ему потребовался только один Удар.

Следовало также внимательно осмотреть тело страшного посланца, но принцессу затрясло от одной мысли о том, что придется прикоснуться к этому трупу. От внушаемых им отвращения и ужаса она готова была с истошным воплем кинуться куда глаза глядят, прочь из ужасной комнаты, забыв обо всем…

Однако долго размышлять над тем, что же делать, ей не пришлось. Убийца пришел в дом Гормли не один, и его собратья по ремеслу решили узнать, куда же запропастился их сотоварищ, посланный наверх с простым заданием: прикончить королеву и всех детей.

Они были опытны и осторожны, эти ночные мастера. Один из них не возвращался, и это означало, что пропавший встретился с чем-то совершенно непредвиденным. И потому остальные убийцы поднимались беззвучно, держа наготове оружие, — трое по лестнице, а еще двое ловко карабкались по гладкой стене дома к раскрытому настежь окну той комнаты, где разыгралась кровавая драма.

Арьята видела и чувствовала их всех. Оцепенев, онемев, она стояла с Трогваром на руках, глядя прямо перед собой невидящим взором. Сейчас она уже не думала о смерти, она считала ступени, что осталось преодолеть мягко ступавшим ногам убийц. Она считала их про себя и в то же время твердила как заведенная:

— Они не увидят нас… Они не увидят нас… они не увидят…

Даже Трогвар неожиданно умолк, сосредоточенно уставившись снизу вверх на Арьяту странным, слишком серьезным для младенца взором. И за миг до того, как одновременно в дверях и на подоконнике появились затянутые в черное фигуры, Арьята подобрала свой стилет, подняла правую руку с обнаженный клинком и тихо проговорила, точно маленькая девочка в детской игре.

— А я спряталась… а я спряталась…

И — замерла, обратилась в статую, даже, наверное, перестала дышать.

Дверь резко распахнулась, трое в черном ворвались внутрь; два стремительных гибких тела бесшумно перемахнули через подоконник. Первый, перешагнувший порог, ловко подпрыгнул, взмахнул коротким прямым мечом над притолокой — на случай, если там кто-то засел (створки открылись наружу, за открытой дверью никто не смог бы спрятаться); двое других убийц тотчас же метнулись по углам черными быстрыми ужами. Тускло блестело оружие.

Спустя одно короткое мгновение страшные гости замерли в странных, напряженных боевых позах — они ждали появления неведомого врага. Один из проникших через окно что-то коротко и гортанно вскрикнул, указывая на мертвого сотоварища.

Не потрудившись притворить дверь, пятеро убийц быстро и ловко обшарили комнату сверху донизу, — верно, в поисках тайного хода, которым сумели скрыться обе жертвы. Арьяту они словно бы и не видели.

Осторожно обойдя деловито снующие фигуры, принцесса медленно, шаг за шагом, двинулась к выходу. В тот миг она не задумывалась, отчего погиб тот, кто появился первым, почему остальные пятеро не обращают на нее ни малейшего внимания, хотя она проходит на расстоянии вытянутой руки от них. Она достигла порога и начала спускаться. Трогвар молча лежал у нее на руках.

На первом этаже она заглянула в ту комнату, где должен был остаться ее отец. Дверь была не выломлена, но аккуратно снята с петель, вещи, сваленные в угол, — нетронуты. Внутри горела масляная лампа, и в ее тусклом и неверном свете принцесса разглядела, что пол чист, на нем нет и следов крови.

По-прежнему двигаясь как во сне, Арьята бесстрашно подошла к их тюкам и неспешно достала небольшой кожаный мешочек. Спрятала его за пазуху и пошла к выходу. Дом был пуст, ее отец и старый Гормли бесследно исчезли.

За укрытый на груди Арьяты небольшой кожаный мешочек новые хозяева Халлана не пожалели бы никаких земель, титулов и золота, потому что лежавшие в нем три больших рубина и один необыкновенно чистый сияющий камень, которому так и не смогли найти подходящего названия, и были теми самыми Четырьмя Магическими Камнями Халлана, что сработал в незапамятные времена один знаменитый Маг, из Настоящих, из тех, что имели своим домом таинственный Замок Всех Древних на вершине Столпа Титанов. Камням приписывали самые необыкновенные волшебные свойства, они издавна украшали корону и скипетр Халлана; перед бегством отец Арьяты, рискуя жизнью, успел вырвать драгоценности из объятий мертвого желтого металла оправ.

Говорили, что эти Камни способны на все — даже исполнять любое желание владевшего ими. Последнее, конечно, было не более чем сказкой, но, по словам отца, Камни помогали обрести новые силы, поставить себе на службу — если ты колдун — целые рати волшебных существ из иных миров… Могли они и многое другое, но, увы, в магии этих камней сведущ был только один король, и для Арьяты они оставались лишь бесполезными красивыми игрушками. В лучшем случае она могла сохранить их до более счастливых времен.

Принцесса с Трогваром на руках вышла из дверей дома Гормли и, совершенно не скрываясь, медленно пошла по темному кривому проулку.

Она по-прежнему оставалась в том же странном состоянии, на середине пути между сном и явью, ничего не боясь и твердо зная, что ей сейчас нужно делать.

Она не плакала. Каждый миг ужасной расправы с матерью, братьями и сестрой навечно врезался в память, каждый прозвучавший в те секунды стон точно ножом резал ее слух — однако она не плакала. Глаза ее оставались сухими, движения — плавными, точными, хотя и чуть замедленными. Трогвар же, точно понимая все случившееся с ними, спокойно лежал на руках Арьяты и не отрываясь смотрел на нее своими странными серо-серебристыми глазами…

Принцесса словно читала невидимую книгу, в которой оказались четко расписаны направления, приметы, дни пути, места удобных стоянок, родники, опасные болота, торговые пути, заставы халланских порубежников… Она не знала, откуда в ее памяти возникли все эти сведения, и в тот момент вовсе не желала это знать. Она думала о том, как отомстит, и от мыслей этих пришел бы в ужас самый кровожадный палач.

Арьята шла по затаившемуся, замершему до рассвета ночному городу; принцессе казалось, что из-за каждой ставни в спину ей впиваются жадно-злобные взгляды. Она отстраненно подумала, что выследить ее сейчас легче легкого, да и потом, наутро, тоже будет несложно — спрашивай у каждого встречного, не проходила ли здесь девушка с младенцем на руках. Кормилицы и няньки не бывают настолько юны, простолюдинки ее возраста не станут шататься с ребенком по рынку в поисках пропитания: городовая стража быстро выловит таких нищенок и отправит в работные дома. Арьята невольно вздрогнула: по настоянию матери эти дома учредил король, ее отец, порядки в них заведены были довольно суровые — и кто же мог тогда подумать, что все это обернется против наследной принцессы Халлана?!

Позади нее в переулке, из дома Гормли, пятеро убийц брызнули в разные стороны бесшумными черными молниями — темнее ночи, непрогляднее мрака. Двое бросились в ту же сторону, что и принцесса, однако она даже не подумала об укрытии. Она знала — сейчас ее не заметят… пока еще не заметят. Погруженная в странное оцепенение, девушка не считала сейчас убийц опасностью и не задумывалась, почему же так происходит.

Двое в черном быстро и бесшумно промчались мимо Арьяты; со стороны они казались диковинными зверями-прыгунами, их движения совершенно не походили на бег обычного человека. Они словно распластывались над землей, делая громадные прыжки по три-четыре сажени. Через несколько мгновений убийцы уже скрылись в темноте.

Принцесса тем временем дошла до угла широкой торговой улицы, по которой они всей семьей ехали лишь несколько часов назад. Нефтяные факелы были уже погашены, однако в щели между ставнями на окнах трактиров и таверн пробивался багровый свет, подле входных дверей в подобные заведения толпились подгулявшие завсегдатаи. Арьята успела сделать лишь несколько шагов по брусчатке, как все тело охватила быстрая холодная дрожь, и беглянка тотчас поняла, что спасшая ее завеса невидимости исчезла. Прежде чем принцесса успела удивиться этому, тело ее само по себе метнулось в глубокую, залитую мраком щель между двумя домами. Вся дрожа от ужаса, тотчас покрывшись холодным потом, Арьята вжималась в шершавую каменную стену, моля пресветлого Ямерта о спасении. Сверхчеловеческие силы, позволившие ей выжить несколько минут назад, покинули принцессу, она вновь стала обычной девушкой, только-только перешагнувшей рубеж совершеннолетия и лишь самую малость обученной настоящему колдовству. Тотчас же захныкал и Трогвар.

На глаза Арьяты навернулись слезы, отчаяние вновь стиснуло душу… Казалось, что все погибло, сейчас, вот сейчас рядом с ней возникнут черные беспощадные тени неведомых убийц, взметнутся и опустятся кинжалы… Она уже отчетливо видела собственную смерть.

«Но кто же тогда отомстит за маму, за братиков, за Айоту? — вдруг пришла неожиданная мысль. — Будь что будет, я не могу умереть сейчас! Клянусь мукой Нифльхеля, я останусь жива! Останусь жива… останусь жива…»

Как ни странно, это простое соображение подействовало. Арьята утерла слезы и поспешила зажать рукой рот Трогвару: младенец подавал голос все громче и громче. Ощупью отыскивая себе дорогу, Арьята пробиралась в глубь приютившей ее щели.

Она сделала лишь несколько шагов, когда пальцы наткнулись на гладкие доски высокой калитки. По ночному времени внутренняя щеколда была закрыта, однако принцесса, вспомнив кое-что из своих детских игр и тогдашних проказ, осторожно просунула в щель лезвие стилета и после нескольких неудачных попыток отодвинула запор. Калитка чуть слышно скрипнула, поворачиваясь на хорошо смазанных петлях, и отворилась.

«Наследница Халланского трона ночью шарит по дворам своих подданных в поисках прибежища! — мелькнула горькая мысль. — Превеликий Ямерт, до чего я дошла!..»

Она ожидала услыхать ожесточенный собачий лай и готовилась в случае чего тотчас броситься наутек, однако все было тихо. По-прежнему двигаясь ощупью, она добралась до какого-то сарая и юркнула в приоткрытые створки широких ворот. Это оказался сенник; забравшись по приставной лестнице наверх, Арьята постаралась устроить Трогвара, прикрыть младенца еще одним одеялом — и осторожно выскользнула из сарая с твердым намерением не возвращаться без молока.

Страх на время отступил. После кошмарной встречи с черными убийцами какая-то там рыночная стража уже совершенно не пугала девушку. Арьята покрепче сжала стилет и двинулась в обход дома.

Ей повезло — окно кухни оказалось открыто; а то, что это именно кухня, ясно было по запахам — несмотря на поздний час, там еще что-то готовили. Принцесса услышала приглушенные женские голоса.

Всадив стилет в бревна стены и подтянувшись, Арьята оказалась возле самого оконного проема. Ожидая, пока так некстати оказавшиеся там не уберутся куда-нибудь, принцесса невольно стала прислушиваться к разговору; и стоило ей услыхать первые несколько фраз, как она, вздрогнув всем телом, прижалась к толстым выпирающим бревнам, стараясь и придвинуться поближе, чтобы не упустить ни звука, и в то же время остаться незамеченной. Говорили две женщины, и говорили об Арьяте.

— Значит, они упустили ее, — жестко выговаривая слова, произнес низкий сильный голос. — Упустили, Фельве, упустили, не защищай их! Все они будут казнены. Ты знаешь закон. Девчонка и этот пискун — как его, Трогвар? — нужны нам любой ценой, пусть даже к утру весь Неллас будет лежать в руинах. Справишься ли ты с этим, моя милая Фельве, — в голосе слышалась холодная насмешка вкупе с презрением, — я спрашиваю тебя, ты справишься? Или мне послать на поиски моих койаров?

Что такое «койар», принцесса не знала.

— Я справлюсь, о великая, — ответил второй голос, помягче и не столь злобный. — Я справлюсь или отвечу по всей строгости уложений нашего Ордена. Но, великая, быть может, все же отложить казнь моих людей? Я прошу дать им время — всего лишь до утра. Я присоединю к ним всех остальных и сама пойду с ними. Если же мы потерпим неудачу… значит, нам нечего делать в Ордене и вообще незачем тогда жить.

— Ты всегда умела красиво говорить, — по-прежнему жестко и непреклонно ответил первый голос. — И это ты, кого я прочила в мои преемницы! Ты прекрасно знаешь, что приказы Черной Матери не отменяются. Мой вердикт вынесен, и его уже не изменишь. Что же касаемо тебя — если вы схватите принцессу Арьяту, ты займешь в Ордене первое после меня место, и Круг провозгласит тебя моей наследницей. Если же вы потерпите неудачу… лучше бы тебе тогда лишний раз проштудировать карты Нижних Миров.

Фельве, обладательница более мягкого голоса, невольно ахнула. Очевидно, угроза неведомой повелительницы возымела действие.

— Все, хватит разговоров! — приказал первый голос. — Иди, Фельве. Иди и принеси мне этого младенца… меня занимает именно он. Принцесса, конечно, мне тоже очень нужна, но лишь в связи с Четырьмя Камнями Халлана. Вот Трогвар — другое дело… — уже тише и задумчивее закончила говорившая.

— Но эта Арьята смогла убить одного из моих посланцев, — неожиданно возразила Фельве. — Убила неведомым оружием, быть может, одним из Призрачных Мечей. Неужели способная на такое не пригодится Ордену?

— О чем ты, Фельве? — с раздражением проговорила повелительница. — Во имя Великой Тьмы, какой там Призрачный Меч у этой девчонки? Ты теряешь голову до срока. Погоди, еще успеешь лишиться ее, если не исполнишь моего приказа.

— Повинуюсь, о великая, — выдохнула Фельве, и до слуха Арьяты донеслись постепенно затихающие в отдалении шаги двух пар обутых во что-то мягкое ног. Неведомые собеседницы ушли из поварни.

В другое время Арьята бросилась бы бежать без оглядки, услыхав такие речи. И сейчас — нельзя сказать, чтобы она встретила все это без малейшего трепета. Напротив, душа у нее в буквальном смысле ушла в пятки, сердце колотилось так, что ей казалось — слышно во всем Нелласе. Она очень боялась, она не могла в одночасье стать безумно смелой и отважной. Она боялась, но что-то более сильное, чем страх, заставило ее осторожно перевалиться через подоконник внутрь дома.

Она очутилась в просторной кухне явно богатого хозяина — с несколькими очагами, огромной плитой в самой середине и громадным широким дымоходом, распахнувшим над ней свой черный раструб. В одном из очагов горел огонь; вращавшийся сам собой на вертеле, жарился большой жирный гусь. За птицей никто не наблюдал, и это могло значить, что какой-нибудь поваренок может появиться здесь в любую секунду. Арьяте следовало поторопиться.

Принцесса поспешно огляделась. На грубо сколоченном деревянном столе подле горящего очага она заметила высокую бутыль в тростниковой оплетке; наудачу схватила, поднесла горлышко к носу, понюхала — вином не пахло, решила попробовать — это действительно оказалось молоко, густое и теплое.

Не в силах поверить сразу в такую удачу, Арьята быстро, как только могла, вылезла в окно — и вовремя, потому что за дверью кухни послышались шаги. На пороге появился тощий прыщеносый парнишка в грязном белом колпаке и жалком подобии передника, угрюмо принявшийся поворачивать вертел, собирая капающий с птицы жир на специальный противень. Колпак поваренка украшал вышитый герб: морской змей и каменный человек поддерживают щит с изображением копья, переломленного голой человеческой рукой.

От изумления принцесса даже помедлила, не сразу спрыгнув в спасительный мрак под стеной поварни, — обладатель этого герба был знаком ей слишком хорошо. Правая рука ее отца, благородный сэйрав до двадцатого колена, опора трона, воитель знаменитой халланской конницы — барон Вейтарн. Он имел дома во всех крупных городах королевства, ничего удивительного, что на одной из главных улиц Нелласа стояло подворье воителя, но что делают здесь две жуткие жены-воительницы?! Барон был единственным человеком, у кого Арьята могла бы попросить убежища и помощи — он единственный из всей знати не встал на сторону новых хозяев Халлана, однако собранные им полки опоздали к решительной битве из-за дождей и распутицы; видя, что силы слишком неравны, король решил не проливать кровь сограждан и скрылся. Сперва Арьята осуждала его за этот малодушный, как ей казалось, поступок, но теперь в душу девушки закрались самые черные подозрения — быть может, отец догадывался, что с Вейтарном не все чисто, и не слишком доверял ему? Эта Фельве и ее неведомая повелительница — вряд ли они расположились в доме барона без его ведома; а если захватили или получили как плату от новых владык королевства — вряд ли челядь продолжала бы носить гербы прежних хозяев. Нет, лучше пока не искать встречи с ним, даже если он сейчас здесь, в Нелласе…

Арьята пробралась обратно в сенник. Кое-как, с горем пополам накормила Трогвара; согревшись, младенец уснул. Принцесса осталась сидеть рядом с ним в мрачном раздумье — что делать дальше? Она решила, что разумнее всего сейчас не трогаться с места — пусть эти черные шарят себе по пустым улицам, вряд ли кому-то из них придет в голову искать ее здесь, возле самого их лежбища.

Арьята попыталась отыскать другие возможности, кроме одного лишь поспешного бегства на заставу Барэя. Хотя путь туда она представляла очень хорошо, невольно возникали другие мысли: «Меркол — это же тупик… я останусь там на всю жизнь… жалкой приживалкой, которую кормят из милости… а то еще силком выдадут замуж!» При этом принцесса даже вздрогнула.

«Погоди! Да погоди же! — прикрикнула она на себя, чувствуя подкатывающиеся предательские слезы. — Думай! Ты должна отомстить. Но с Трогваром на руках… этого не сделаешь…»

Ее память пыталась отыскать какой-нибудь выход; она вспоминала различные тайные Ордены, еще гнездившиеся по дальним окраинам обитаемых земель. Но все известные ей Боевые Храмы, куда она при большом желании (и от полной безысходности) могла бы поступить ученицей, отличались каким-то изуверским характером, за что и преследовались всеми без исключения королями и баронами Западного Хьёрварда. Присоединившись к ним, она сразу и навсегда лишилась бы свободы. Конечно, появись здесь сейчас какой-нибудь принц… который мог бы помочь, да окажись он вдобавок еще и волшебником… Арьята вздохнула. Этот выход был бы самым лучшим — но и самым недостижимым. Вряд ли какой-нибудь молодой сэйрав снизошел бы до грязной нищенки с младенцем на руках, а если бы и снизошел, то спокойно мог бы выдать ее. И прельстившись наградой, наверняка обещанной за головы членов королевской семьи. Благородное сословие Халлана отвернулось от своего повелителя, предпочтя ему новую Владычицу, и теперь Арьята не верила никому из них.

Хорошо было бы отыскать какого-нибудь странствующего волшебника и уговорить его помочь ей. Обучить ее колдовству… и тогда она еще покажет им всем! Найти волшебника было не так уж трудно — достаточно потолкаться по людным местам Нелласа месяц-другой, и ты непременно встретишь какого-нибудь чародея. Иное дело, что в запасе у Арьяты не было не только полутора месяцев, но и полутора часов.

И отчего-то она так и не задумалась, почему из всех многочисленных домов на длинной торговой улице она выбрала именно этот, как ей могло повезти настолько, что именно здесь расположились те, кто подослал убийц к ее семье, что они оставили раскрытым окно, ведя свои тайные разговоры… Слишком большое число совпадений насторожило бы любого, но в этот момент оно показалось Арьяте совершенно естественным.

Она все еще угрюмо сидела подле мирно спящего младенца, когда во дворе раздались шаги. Принцесса сжалась, замерла, пальцы до боли впились в рукоять стилета. Кто-то бродил вокруг сенного сарая, бродил, тяжело волоча ноги; время от времени слышалось неразборчивое бормотание. Арьята чуть приободрилась — черные убийцы двигались бесшумно, подобно теням. Скорее всего кто-то из слуг… В их летнем замке слуги всегда совершали обходы по ночам… В замке… в замке… И тут Арьяту наконец осенило, появились проблески разгадки.

Конечно же! Замок! Красный замок! Цитадель свободного знания! Могучая крепость, пустая, ждущая только своего нового хозяина, чтобы воспрянуть вновь! Она даст Арьяте все. Силы, могущество, власть, богатство. Обретя все это, она обучится истинному колдовству, она станет Мастером Чародейства — и тогда она сможет достойно отплатить всем за случившееся. Она вернет принадлежащий ей по праву трон Халлана, она предаст страшной казни предателей, она…

«Но ведь это — владения Тьмы, — вдруг подумала она, удивляясь собственному чрезмерному восторгу. — Я же изо всех сил пыталась отговорить отца, а теперь едва не скачу от радости, вспомнив о том, что можно бежать еще и туда. Нет, нет, это же конец всему, я же стану прислужницей Зла, еще более страшной, чем те ужасные женщины, пославшие тех, в черном, убить всю мою родню. Как я могу вообще думать об этом?!»

«Но ведь я в безвыходном положении, — пришло ей на ум, точно в ней спорили две совершенно разные Арьяты. — Я осталась одна, с младенцем, без средств, без друзей, без крова, без пищи… И если я хочу отомстить — надо обзавестись оружием. Если иного, кроме Красного замка, для меня не существует — нужно воспользоваться им. Да и откуда, собственно, я знаю, что Красный замок — непременно обитель Мрака? Я ведь слышала о нем одни лишь сплетни да сказки, толком никто ничего не знал, вот и плели разные небылицы… надо увидеть все собственными глазами. И дорога туда не из самых трудных — добыть плот да сплавиться вниз по Лайтону, благо до этой реки отсюда, самое большее, день пути…»

«Но это же конец!» — вырвался молчаливый, но отчаянный крик.

Испуганная принцесса только сейчас поняла, что кто-то невидимый, но очень сильный пытается проникнуть в ее сознание, заставить отправиться в этот Красный замок; неужели все происшедшее — дело рук старого Гормли, которому отчего-то позарез надо, чтобы в этом страшном Замке появился бы новый хозяин — или хотя бы хозяйка?!

«Нет, нет, она не поддастся, она выдержит! Нужно бежать, бежать из города, как можно скорее, куда угодно, хоть на Меркол, — но не отдать душу Мраку! Ведь у нее вдобавок — Четыре Камня Халлана; наверняка на них уже давно точит зубы Тьма!»

И стоило ей подумать об этом, как ворота сарая быстро и на удивление бесшумно распахнулись. В проем хлынул свет факелов, и быстрые, гибкие, молчаливые фигуры шагнули внутрь.
Содержание
Второй роман трилогии «Хроники Хьёрварда».
Ник Перумов. Воин великой тьмы (роман)
* ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
* ГЛАВА I
* ГЛАВА II
* ГЛАВА III
* ГЛАВА IV
* ГЛАВА V
* ГЛАВА VI
* ГЛАВА VII
* ГЛАВА VIII
* ГЛАВА IX
* ГЛАВА X
* ГЛАВА XI
* ГЛАВА XII
* ГЛАВА XIII
* ГЛАВА XIV
* ГЛАВА XV
* ЧАСТЬ ПЯТАЯ
* ВСТУПЛЕНИЕ
* ГЛАВА XVI
* ГЛАВА XVII
* ГЛАВА XVIII
* ГЛАВА XIX
* ГЛАВА XX
* ГЛАВА XXI
* ГЛАВА XXII
* ГЛАВА XXIII
* ГЛАВА XXIV
* ГЛАВА XXV
* ГЛАВА XXVI
* ГЛАВА XXVII
* ГЛАВА XXVIII
* ГЛАВА XXIX
* ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Штрихкод:   9785699108930
Аудитория:   12 лет и старше
Бумага:   Офсет
Масса:   478 г
Размеры:   206x 130x 25 мм
Тираж:   4 100
Литературная форма:   Роман
Тип иллюстраций:   Фронтиспис
Художник-иллюстратор:   Аникин Владимир
Негабаритный груз:  Нет
Срок годности:  Нет
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить