Рэп Атака. От африканского рэпа до глобального хип-хопа Рэп Атака. От африканского рэпа до глобального хип-хопа Цитата В «Рэп Атаке» Туп яростно сметает преграды на пути познания тайного мира би-бойз, хип-хоперов и гангста-рэпперов, когда время совершает причудливый виток, а понятие вкуса заключено в словах «если цепляет, используй это». Чарли Гиллет «Рэп Атака» — бесспорно, «книга в законе» для понимания корней рэпперов в Америке — прошлого, настоящего и будущего диджей Гэри Бирд «Наиболее авторитетная из когда-либо написанных книг о нью-йоркском уличном феномене. Рекомендуем.» Record Mirror О чем книга «Рэп Атака. От африканского рэпа до глобального хип-хопа» — классическое исследование по истории рэп-музыки и социальных отношений в хип-хопе. Это музыка конца 1970-х и кризис самовыражения, последовавший за нашумевшими убийствами звезд рэп-музыки 1980-х, бум гангста-рэпа и неизбежная ностальгия по традиционному хип-хопу, легендарным диджеям, радиоведущим, художникам граффити, брейк-дансу, популярным танцевальным ритмам и клубам. Теперь, когда рэп стал мультимиллионным бизнесом и одним из важнейших явлений в современной культуре, эта работа приобретает особое значение. Не случайно книга стала бестселлером, выдержавшим десятки переизданий. Почему книга достойна прочтения - Первая в России книга об истории самой популярной поп-музыки в мире. - В книге вы найдете редчайшие исторические фотографии «королей жанра». Данные иллюстрации — уникальный путеводитель в мир культовых фигур рэп-тусовки. Для кого эта книга Для рэперов и любителей хип-хопа, исследователей музыки и массовой культуры, граффитистов, музыкальных критиков и журналистов, социологов, имиджмейкеров и продюсеров шоу-бизнеса, директоров музыкальных групп, менеджеров музыкальной индустрии. Кто автор Дэвид Туп (р.1949) — известный английский музыкант, писатель и музыкальный критик. Его книги – одна из них «Рэп Атака» - стали настоящим событием и переведены и изданы во многих странах мира. Один из наиболее передовых и широко мыслящих авторов статей о современной музыке. С 1970-х фигура Тупа также была важным явлением на британской экспериментальной и импровизационной музыкальной сцене. Автор семи сольных альбомов, в том числе Museum of Fruit, Pink Noi и Black Chamber. Был организатором фестиваля «Звуковой бум: искусство звука» в Лондоне, крупнейшей в Великобритании выставки музыкального искусства. Работает в лондонском Институте современного искусства. Ключевые понятия История музыки и американской массовой культуры, контркультура, от рэпа до хип-хопа, культура негритянских гетто, хип-хоп как стиль жизни, «закон ствола, секс, солнце, веселье, золотой лихорадке», ганжа-культура, американские граффити, брейк-дансеры, МС и диджеи, R&B, рэп и бизнес, поколение МТВ. Альпина нон-фикшн 978-5-91671-196-7
369 руб.
Russian
Каталог товаров

Рэп Атака. От африканского рэпа до глобального хип-хопа

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Цитата
В «Рэп Атаке» Туп яростно сметает преграды на пути познания тайного мира би-бойз, хип-хоперов и гангста-рэпперов, когда время совершает причудливый виток, а понятие вкуса заключено в словах «если цепляет, используй это».
Чарли Гиллет

«Рэп Атака» — бесспорно, «книга в законе» для понимания корней рэпперов в Америке — прошлого, настоящего и будущего
диджей Гэри Бирд

«Наиболее авторитетная из когда-либо написанных книг о нью-йоркском уличном феномене. Рекомендуем.»
Record Mirror

О чем книга
«Рэп Атака. От африканского рэпа до глобального хип-хопа» — классическое исследование по истории рэп-музыки и социальных отношений в хип-хопе. Это музыка конца 1970-х и кризис самовыражения, последовавший за нашумевшими убийствами звезд рэп-музыки 1980-х, бум гангста-рэпа и неизбежная ностальгия по традиционному хип-хопу, легендарным диджеям, радиоведущим, художникам граффити, брейк-дансу, популярным танцевальным ритмам и клубам. Теперь, когда рэп стал мультимиллионным бизнесом и одним из важнейших явлений в современной культуре, эта работа приобретает особое значение. Не случайно книга стала бестселлером, выдержавшим десятки переизданий.

Почему книга достойна прочтения
- Первая в России книга об истории самой популярной поп-музыки в мире.
- В книге вы найдете редчайшие исторические фотографии «королей жанра». Данные иллюстрации — уникальный путеводитель в мир культовых фигур рэп-тусовки.

Для кого эта книга
Для рэперов и любителей хип-хопа, исследователей музыки и массовой культуры, граффитистов, музыкальных критиков и журналистов, социологов, имиджмейкеров и продюсеров шоу-бизнеса, директоров музыкальных групп, менеджеров музыкальной индустрии.

Кто автор
Дэвид Туп (р.1949) — известный английский музыкант, писатель и музыкальный критик. Его книги – одна из них «Рэп Атака» - стали настоящим событием и переведены и изданы во многих странах мира. Один из наиболее передовых и широко мыслящих авторов статей о современной музыке.
С 1970-х фигура Тупа также была важным явлением на британской экспериментальной и импровизационной музыкальной сцене. Автор семи сольных альбомов, в том числе Museum of Fruit, Pink Noi и Black Chamber. Был организатором фестиваля «Звуковой бум: искусство звука» в Лондоне, крупнейшей в Великобритании выставки музыкального искусства. Работает в лондонском Институте современного искусства.

Ключевые понятия
История музыки и американской массовой культуры, контркультура, от рэпа до хип-хопа, культура негритянских гетто, хип-хоп как стиль жизни, «закон ствола, секс, солнце, веселье, золотой лихорадке», ганжа-культура, американские граффити, брейк-дансеры, МС и диджеи, R&B, рэп и бизнес, поколение МТВ.
Отрывок из книги «Рэп Атака. От африканского рэпа до глобального хип-хопа»
НАПРЯЖЕНИЕ МИЛЛЕНИУМА
1999 год. Двадцатый день рождения хип-хопа. В 1979 году малень-
кое андеграундное движение со скромными запросами и амби-
циями прорвалось в мир. Выйдя из клубов Бронкса, школьных
спортзалов и с уличных вечеринок, эта новая музыка реаними-
рованных ломаных фанк-ритмов и рифмованных речевок была
впервые выпущена в записи, в основном через маленькие лейблы
Гарлема и Нью-Джерси. Когда диско-эра рухнула на танцполе
от передозировки кокаином, сексом и от круглосуточных вече-
ринок, ее место занял хип-хоп.
Первым большим хитом стала запись «Rapper’s Delight» группы
Sugarhill Gang, выпущенная в октябре 1979 года на лейбле Джо
и Сильвии Робинсон Sugarhill Records. Сформированный зано-
во после распада их предыдущего лейбла All Platinum Sugarhill
поначалу находился под руководством Морриса Ливая, владельца
Roulette Records и так называемого крестного отца американской
музыки. Подозреваемый в связях с мафией, Ливай был обви-
нен в заговоре с целью вымогательства незадолго до его смерти
в 1990 году. Несмотря на темные ассоциации, «Rapper’s Delight»
стала благоприятным началом как для Sugarhill, так и для буду-
щего хип-хопа. «Мне его принесла Сильвия, — сказал мне Джо
Робинсон в 1992-м. — 15-минутная запись на 12-дюймовом дис-
ке. Никакие 15-минутные записи никогда на радио не ставили,
я и говорю, мол, что мне с этим делать? Однако все, что мне
нужно было сделать, это пустить запись в эфир — и она тогда бы
точно рванула. Поначалу с радиоэфиром были проблемы, несмот-
ря на то что требовалось лишь раз проиграть запись». Фрэнки
«Love Man» Крокер был одним из очень влиятельных диджеев,
которые противились этому. Несмотря на то что он записал сингл
на лейбле Turbo, принадлежавшем Сильвии и Джо, Крокер решил
заблокировать запись на Нью-Йоркском радио WBLS, на котором
он работал программным директором. «Фрэнки такой парень, —
говорит Джо Робинсон, — который не поставит запись, если он
не слышит в ней хита. Но в конце концов он все же ее поста-вил». Робинсон считает, что некто Джим Гейтс, диджей с радио
WESL в Сент-Луисе способствовал прорыву «Rapper’s Delight».
«Я прислал ему копию, — сказал он. — Он поставил ее в эфи-
ре, и люди оборвали все телефонные провода на радиостанции
за все следующие 12 часов. Впервые на моей памяти происходило
что-то подобное этому. И я просто закатал рукава и вернулся
к работе».
Выдающийся успех композиции стал катализатором для мно-
гих событий, которые впоследствии изменят будущее хип-хопа.
Основатель лейбла Томми Бой Рекордс Том Силвермен зани-
мался в то время распространением своего журнала Disco News
по магазинам пластинок Нью-Йорка. «Я видел, что делают
Sugarhill и в какие игры они играют со своими артистами, —
говорит он. — И я подумал, если эти ребята могут это делать,
то и я тоже смогу. Они не были какими-то там экспертами.
На самом деле они не очень понимали то, что делали. Они про-
сто делали это».
Благодаря подсказке, данной промоутером танцевальной
музыки, Силвермен отметил странный феномен. «Она сказала,
что есть такое место в Downstairs Records, — говорит Силвер-
мен, — которое раньше находилось на 6-й Авеню, в подземке.
Нужно было спуститься вниз по ступенькам, перед подземкой,
вниз от 6-й Авеню, рядом с 42-й улицей. Там находился мага-
зин пластинок, и там они раньше продавали старые записи.
У них были и новые пластинки, но там была огромная секция
раритетных записей и продавцы знали все о ду-уоп и все такое.
Я ходил туда, когда учился в школе, чтобы покупать пластинки
с ду-уоп, так что я знал это местечко. Но она сказала, что у них
там есть еще отдел рядышком, где можно купить все эти би-бой-
записи. В 1979 году я еще такого термина не слышал. Я спросил:
“А что это такое?” И она мне сказала, мол, они платят большие
деньги за пластинки, на которых 10 секунд музыки. Потом они
микшируют их вместе, и получается пятиминутная запись бита.
Я спустился вниз, в магазинчик, и увидел этот маленький отдел.
Это была комната примерно 8 на 10 футов, а может, еще мень-
ше, 6 на 8. Там был прилавок высотой 3,5 фута, а за ним парень
с вертушками. По всей стене висели “сорокапятки”. Некоторые из них были бутлегами, некоторые оригиналами. Также там были
и полноценные альбомы. Помню, видел там альбом The Eagles
“The Long Run”. И продавец подписывал их, типа — “Редкий
брейк-бит, Боб Джеймс Mardi Gras”. Там еще был “Сын Скорпи-
она”, и все в таком духе. Такие вот странные записи. Некоторые
из пластинок были бракованными и наверняка купленными
за 99 центов. Они продавали их за 19 долларов в 1979 году.
И туда приходили черные подростки лет по 14–15. Приходи-
ли по двое, по трое и скидывались на пластинку, чтобы потом
ее передавать друг другу для диджей-сета. Я понятия не имел,
кто были эти ребята, но их там всегда было полно, и в основном
они были из Бронкса. Оттуда же были Kool Herc, и Grandmaster
Flash, и Africa Bambaataa. Они заимствовали ритмы с рок-
пластинок, и тогда мне стало интересно, и я захотел сходить
в T-Connection и послушать, как работает Bambaataa».
Силвермен поехал в Бронкс, где нашел клуб-комнату на верх-
них этажах Уайт Плейнс Роуд. «Никто не пил, и все просто
стояли вокруг, — вспоминает он. — Причем никто в общем
не танцевал. На танцполе были люди, но они особо не двига-
лись. Там еще была очень маленькая сцена, но она практически
не использовалась, потому что все действо происходило в будке
диджея. Диджеем был Bambaataa, но большую часть времени он
просто выбирал пластинки и давал их Джаззи Джею или Красной
Угрозе — двум диджеям, которые у него на тот момент были. Они
ставили пластинки. Они их крутили. Со многих пластинок были
содраны наклейки, поэтому было непонятно, что именно они
ставили, и я понял, что это был один из источников, откуда эти
мальчишки узнавали об этих записях. Я слышал, как они играли
Kraftwerk. В приглашении было сказано, что это “посвящение
Джеймсу Брауну” и что “приглашенные гости Kraftwerk”. Нико-
го из этих людей там, конечно, не было, но ребята приходили.
Я помню, Уиз Кид играл на бас-гитаре на сцене, подыгрывая
диджею, потом кто-то еще читал рэп. Это был первый раз, когда
я услышал, как кто-то читал рэп под эти брейкбиты. Большую
часть времени ритм просто шел и шел, без каких-либо МС.
Bambaataa микшировал разные вещи. Например, он использо-
вал “Mary Mary” группы Monkees, “The Big Beat” Билли Скуаера, просто дун-даа-дуу-дун-дун-дак. Джаззи Джей был больше техни-
ком. Bambaataa был мастером сведения пластинок. Ему принад-
лежали пластинки, и он мог программировать музыку. Это было
потрясающе. Я сразу же почувствовал себя как дома и оказался
свидетелем слияния культур. Там не было белых, и средний воз-
раст ребят был примерно 16–17 лет или около того. Мне тогда
было 23–24 года. Я пошел прямо туда, наверх, и мы сошлись
с ним и говорили обо всем этом и других вещах».
Эти клубные вечеринки были относительно закрытыми меро-
приятиями, не подчиняющимися обычным требованиям про-
моутеров или звукозаписывающих компаний. После «Rapper’s
Delight» уже ничего не было таким, как раньше. Это было исти-
ной и для самих рэпперов, которые жили по принципу «из грязи
в князи». Как мне рассказывал в 1984 году Даг Уимбиш, бас-
гитарист, исполнивший почти все партии на треках Sugarhill:
«Вот этот рэппер, например, делал пиццы неделю назад, и я поку-
пал у него кусок время от времени. Другой старается закончить
свой школьный диплом. Еще один спит на скамейке и продает
розы. А неделю спустя они уже зарабатывают неплохие деньги.
Будто за одну ночь их мечты сбылись. Неделю назад мы жили
в машинах, а теперь летаем на частных самолетах». Эта исто-
рия не меняется, хотя вознаграждения стали куда бо льшими.
И падать теперь стало куда больнее, поэтому рэпперы, такие,
например, как LL Cool J присоединились к культуре автобио-
графичных исповедей, где описываются подробности их взлетов
и падений, внезапного богатства и славы.
В 1984 году знатоки писали некрологи по хип-хопу, проходяще-
му модному течению, которое останется лишь сноской в музыкаль-
ной истории. Это был год, когда я провел исследование и написал
первое издание этой книги. В тот же год история хип-хопа мути-
ровала в попсовый голливудский вариант с песнями и танцами;
и, как это часто случается, летальные последствия этого упроще-
ния были уравновешены взрывом андеграундной альтернативы.
Run D. M. C, Beastie Boys и Def Jam Recordings были реакцией про-
тив популяризации хип-хопа, происходившей в то время. По иро-
нии эта сознательная бескомпромиссная позиция продвинула рэп
на более высокий уровень доходности и популярности у широ-кой публики. Последовали стадионные концерты, спонсорство,
ротации на MTV и мультимиллионные контракты со студиями
звукозаписи, а Рассел Симмонс — основатель Def Jam — стал впо-
следствии первым великим магнатом рэп-индустрии.
К 1990 году, когда я писал второе издание этой книги, буду-
щее хип-хопа казалось неясным. Сложное звуковое переплете-
ние и структурная плотность Public Enemy уступило место лос-
анджелесскому гангста-рэпу — направлению с более простым
подходом к хип-хопу, изображавшее немного другие истории
и с другими культурными референциями, в то же время фик-
сировавшее переменчивые настроения с силой, которую было
не остановить. Уже были признаки того, что живучие мифы
игроков и гангстеров, круто заваренные, выдуманные истории
и документальные события, зарифмованные гангста-рэппера-
ми, устанавливались управлением их пластиночных компаний
или их собственными, теперь уже публичными, жизнями.
Будто маскируя это развитие, чистенький, попсовый хип-хоп
прорвался к основной аудитории MTV и коммерческим спонсорам,
возглавляемый «рэпперами» MC Hammer и Vanilla Ice. Hammer
и Ice, казалось, настроились доминировать в рэпе в ближайшем
обозримом будущем, однако траектории их карьер слетели вниз
с той же скоростью, с какой они подняли их на вершину. Согласно
Ронину Ро и его книге «Have Gun Will Travel: The Spectacular Rise
and Violent Fall of Death Row Records»1, амбиции Vanilla Ice в хип-
хоп-бизнесе были прекращены грозным владельцем Death Row
Records Мэрионом «Сьюджем» Найтом. Сделав несколько фаль-
шивых заявлений о том, что он является гангстером, и присвоив
себе права на композиции, на самом деле созданные его дидже-
ем Шоколадом, Ice вскоре вынужден был ответить за свои слова
перед Найтом. Ice проговорился, что Найт держал его за ноги,
перекинув с балкона на 15-м этаже. Была эта история правдивой
или нет, тем не менее позже он был вынужден переписать права
в суде в пользу диджея Шоколада на семь песен с альбома, про-
данного в количестве 18 млн копий. В 1990-е реальный рэп проникся духом нереальности, посколь-
ку пропорции гонораров сильно возросли. К 1998 году хип-хоп
вытеснил музыку кантри, став самым продаваемым американ-
ским форматом. Практически на каждом альбоме был стикер —
«Внимание родителям — ненормативная лексика»: хип-хоп стал
бунтарским жестом выбора, альтернативой альтернативному
року, при этом обладая большей наглостью, более неприличным
языком, более мощным битом и басом.
Содержание
СОДЕРЖАНИЕ
Об авторе ................................................................................................7
Окончательное предисловие .................................................................8
Напряжение миллениума ......................................................................9
Глава 1
НА УГЛУ ...................................................................................................................49
Глава 2
ДУ-УОП ХИП-ХОП .....................................................................................................61
Глава 3
АФРИКАНСКИЙ ДЖАЙВ ...........................................................................................70
Глава 4
БИТБОП ...................................................................................................................82
Глава 5
РЭП СЕСТЕР И БРАТЬЕВ ...........................................................................................98
Глава 6
ОТБРОСЫ ПРИГОРОДОВ .........................................................................................110
Глава 7
РЭП В ПЛЕНУ .........................................................................................................142
Глава 8
ВЕРСИЯ К ВЕРСИИ ................................................................................................177
Глава 9
КРУТЫЕ .................................................................................................................195
Глава 10
ПЛЕТЬ, СБИВАЮЩАЯ ПЛАМЯ СВЕЧИ .....................................................................210
Глава 11
ЧЁ ЗА ДЕЛА, ЖУК УКУСИЛ? ...................................................................................238
Глава 12
КРУШИ ГРУВ .........................................................................................................252
Глава 13
ДАЙТЕ ШУМ! .........................................................................................................267
Глава 14
НАЦИОНАЛЬНЫЕ ЯЗЫКИ .......................................................................................292
Глава 15
КАК Я ТЕБЕ НРАВЛЮСЬ ТЕПЕРЬ?...........................................................................313
Сверкающие сабли смерти, часть 1 ..................................................325
Сверкающие сабли смерти, часть 2 ..................................................329
Сверкающие сабли смерти, часть 3 ..................................................333
Библиография .....................................................................................337
Штрихкод:   9785916711967
Аудитория:   12 лет и старше
Бумага:   Офсет
Масса:   510 г
Размеры:   215x 145x 22 мм
Тираж:   4 000
Литературная форма:   Художественно-исторический очерк
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Фотографии черно-белые
Переводчик:   Осовский Владислав
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить