Сад костей Сад костей Наши дни. Джулия Хэмилл раскапывает во дворе своего дома близ Бостона старый скелет... 1830 год. В Бостоне орудует Вестэндский Потрошитель: одна за другой зверски убиты медсестры родильной палаты, затем еще один изувеченный труп, и еще... Подозрение падает на бедного студента-медика Норриса Маршалла. Но какое отношение к этим зверствам имеет 17-летняя швея-ирландка Роза Коннелли, обладательница загадочного драгоценного ожерелья? И почему неведомым силам так важно добраться до ее племянницы, недавно появившейся на свет? Современность и прошлое пересекаются и сталкиваются в этом романе, высекая искры трагических историй... Тайны 19 века всплывают в веке 21-м, а загадки наших дней уходят корнями в старину... Люди гибнут, меняются поколения, но выживает только любовь - вечная и неиссякаемая. Книжный Клуб 36.6 978-5-98697-270-1
156 руб.
Russian
Каталог товаров

Сад костей

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Наши дни. Джулия Хэмилл раскапывает во дворе своего дома близ Бостона старый скелет...
1830 год. В Бостоне орудует Вестэндский Потрошитель: одна за другой зверски убиты медсестры родильной палаты, затем еще один изувеченный труп, и еще...
Подозрение падает на бедного студента-медика Норриса Маршалла. Но какое отношение к этим зверствам имеет 17-летняя швея-ирландка Роза Коннелли, обладательница загадочного драгоценного ожерелья? И почему неведомым силам так важно добраться до ее племянницы, недавно появившейся на свет?
Современность и прошлое пересекаются и сталкиваются в этом романе, высекая искры трагических историй... Тайны 19 века всплывают в веке 21-м, а загадки наших дней уходят корнями в старину... Люди гибнут, меняются поколения, но выживает только любовь - вечная и неиссякаемая.
Отрывок из книги «Сад костей»
1

НАШИ ДНИ

Вот так и заканчивается брак, думала Джулия Хэмилл, вгоняя лопату в землю. Никто ласково не шепнет «прости», сорок лет спустя не сплетутся в нежном пожатии пораженные артритом пальцы, не будет и внуков, скорбящих возле ее больничной койки. Она зачерпнула землю и отбросила ее в сторону, заставив камешки рассыпаться по растущему холмику. Почва состояла из камней и глины — на такой вряд ли что-нибудь вырастишь, кроме ежевичных кустов. Земля, бесплодная, как и ее брак, здесь не взойдет ничего долговечного, ничего стоящего.
Надавив ногой на лопату, Джулия услышала металлический звон и ощутила, как отозвался в спине удар штыка о камень, довольно большой камень. Она немного сместила лопату, но под каким бы углом ни пыталась подцепить булыжник, он не поддавался. Выбившись из сил и вспотев от жары, она тупо уставилась в яму. Все утро Джулия копала, как помешанная, и на ладонях, под кожаными перчатками, уже появились потертости и мозоли. Работая, она потревожила облако комаров, и теперь насекомые нудили у нее перед носом и путались в волосах.
Но деваться некуда — если решила высадить садик, преобразить поросший сорной травой двор, придется вкалывать. А камень ей мешает.
Внезапно задача показалась неподвластной для ее ничтожных силенок. Джулия бросила лопату и опустилась на землю, оказавшись на кучке глины и камней. И с чего она решила, что сможет восстановить сад и спасти дом? Она взглянула на покосившееся крыльцо и облупившиеся стены, вокруг которых беспорядочно росли сорняки. «Придурь Джулии» — вот как надо назвать это место. Купленное в тот момент, когда она не могла здраво мыслить, когда в ее жизни все пошло кувырком. Так почему бы не усугубить разрушение? Это утешительный приз за то, что ей удалось пережить развод. Хоть в тридцать восемь лет у Джулии наконец появится собственный дом, с долгой историей и душой. Когда в сопровождении агента по недвижимости она впервые прошлась по комнатам, посмотрела на выпиленные вручную балки, разглядела маленький кусочек старинных обоев, высунувшийся из-под нескольких надорванных слоев более новых, она поняла, что этот дом — особенный. Он взывал к Джулии, молил о помощи.
— Место просто идеальное, — заметила агент. — Дом продается с участком почти в полгектара; так близко к Бостону вы вряд ли найдете что-нибудь подобное.
— Но почему его никто не купил раньше? — удивилась Джулия.
— Вы же видите, в каком он плохом состоянии. Когда мы только подписали договор на продажу, здесь было бесконечное количество коробок с книгами и старыми бумагами, стопки возвышались чуть ли не до потолка. Наследники вывозили их целый месяц. Дом вместе с фундаментом нуждается в основательном ремонте — это ясно как день.
— Что же, мне нравится его интересное прошлое. И ветхость не помешает мне купить его.
Агент заколебалась.
— Есть еще одна проблема, о которой я должна вам сказать. Если уж совсем начистоту.
— Какая проблема?
— Предыдущей владелицей была девяностолетняя женщина, и она... ну... умерла здесь. Некоторые покупатели относятся к этому брезгливо.
— Девяностолетняя? Значит, естественной смертью?
— Считается, что да.
Джулия поморщилась:
— Причина неизвестна?
— Это случилось летом. Только через три недели ее родственники обнаружили... — Агент внезапно умолкла. И вдруг ее лицо снова прояснилось: — Эх, но ведь участок уникален сам по себе! Вы можете просто взять и все снести. Избавитесь от дома и начнете новую жизнь.
Так в этом мире избавляются от старых жен вроде меня, пронеслось в голове у Джулии. И я, и этот замечательный ветхий дом — мы оба заслуживаем лучшего.
В тот же день Джулия подписала договор о его покупке.
Теперь же, сидя на куче земли и звонкими хлопками убивая комаров, она подумала: «И что это на меня нашло? Если Ричард когда-нибудь увидит эту развалину, он окончательно утвердится в своем мнении обо мне. Доверчивая Джулия, такая податливая в общении с риелторами. Счастливая обладательница старой свалки...»
Протерев глаза, она размазала пот по щеке. А потом снова поглядела на ямку. Как же можно навести порядок в жизни, если ты не способна собраться с духом даже для того, чтобы сдвинуть с места какой-то дурацкий камень?
Джулия взяла в руки совок и, склонившись над ямкой, принялась соскребать землю. Вот камень стал виднее — показалась лишь вершина айсберга; о тех габаритах, что скрывала земля, Джулия могла только догадываться. Возможно, таким недолго и «Титаник» затопить. Она продолжала разрывать яму все глубже и глубже, позабыв о комарах и солнце, которое припекало непокрытую голову. Внезапно камень стал символом всех препятствий и трудностей, с которыми она сталкивалась в жизни.
«У тебя не получится мне навредить!»
Она принялась рыхлить землю вокруг камня, чтобы как следует все разгрести, а потом просто взять и подцепить булыжник лопатой. Волосы сползли на лицо и налипли на вспотевшую кожу, но Джулия продолжала ковырять и рыть, все больше и больше углубляя яму. Она превратит это место в райский уголок еще до того, как его увидит Ричард. Оставалось два месяца до возвращения в школу и встречи с третьеклашками. Два месяца, чтобы выдрать все сорняки, удобрить почву и высадить розы. Ричард как-то сказал, что если она решит разводить розы во дворе их дома в Бруклай-не, то они наверняка зачахнут. Надо понимать, что делаешь, заявил он. Да, всего лишь небрежное замечание, но тем не менее болезненное.
«Надо понимать, что делаешь. А ты не понимаешь».
Продолжая рыхлить и отбрасывать землю, Джулия легла на живот. И вдруг совок натолкнулся на что-то твердое. О боже, неужели еще один камень? Отбросив волосы со лба, она посмотрела на предмет, попавший под совок. Металлическая часть инструмента повредила поверхность, и место удара теперь окружали трещины. Джулия смахнула глину и мелкие камешки, обнажив неестественно гладкий купол. Лежа на животе, она вдруг почувствовала, что биение ее сердца отдает куда-то в землю, и почему-то стало трудно дышать. Но Джулия продолжала копать, теперь уже обеими руками; ее обтянутые перчатками пальцы соскребали упрямые комки глины. Несколько округлых частей, соединенных зигзагообразным швом. Пульс усилился, когда она, разгребая все дальше и дальше, обнаружила небольшую забитую землей полость. Джулия сняла перчатку и голым пальцем проткнула затвердевшую глину. Та внезапно треснула и обвалилась.
Рывком поднявшись на колени, Джулия уставилась на предмет, который только что выкопала. Комариный писк стал пронзительным, но она перестала отмахиваться от насекомых и ощущать их укусы. Легкий ветерок зашевелил траву, неся приторно-сладкий аромат душистого бутня. Джулия подняла глаза на свой поросший сорняками участок, место, которое она надеялась превратить в райский уголок. Раньше она представляла себе буйно цветущий сад с розами, пионами и беседкой, увитой багровым ломоносом. Теперь же, разглядывая двор, Джулия видела вовсе не сад.
Она видела кладбище.

— Могла бы посоветоваться со мной, прежде чем покупать эту хибару, — укоряла Джулию ее сестра Вики, сидевшая за кухонным столом.
Сама Джулия стояла у окна и разглядывала бессчетные земляные холмики, этакие крохотные вулканчики, внезапно выросшие на ее заднем дворе. Последние три дня группа судмедэкспертов практически не вылезала оттуда. Джулия уже привыкла, что они постоянно бродят туда-сюда, то и дело заходя в дом, чтобы воспользоваться туалетом, и наверняка будет скучать без них, когда раскопки закончатся и эксперты оставят ее одну в этом доме с выпиленными вручную балками и долгой историей. А еще — с призраками.
Только что прибывшая судмедэксперт доктор Айлз двинулась через двор к месту раскопок. В этой женщине с неестественно бледной кожей и черными, как у готки, волосами, не враждебной и в то же время не дружелюбной, Джулия находила нечто зловещее. Она такая собранная и спокойная, подумала Джулия, наблюдая за доктором Айлз в окно.
— На тебя это не похоже — взять и ни с того ни с сего сделать что-нибудь, — продолжала Вики. — Принять предложение в тот же день. Ты что, решила, на него кто-нибудь клюнет? — Вики указала на покосившуюся дверь подвала. — Она даже не закрывается. Ты фундамент-то проверяла? Этому дому, наверное, лет сто.
— Сто тридцать, — пробормотала Джулия, не отводя взгляда от заднего двора — там, на краю ямы стояла доктор Айлз.
— Ах, милая моя, — вдруг смягчившись, заговорила Вики. — Я знаю, у тебя был трудный год. И понимаю, как ты переживаешь. Я просто хочу, чтобы ты звонила мне, прежде чем совершать такие серьезные поступки.
— Участок не так уж и плох, — возразила Джулия. — Здесь почти полгектара. И до города недалеко.
— И покойник на заднем дворе. Это сильно повысит дом в цене, когда ты будешь его перепродавать.
Джулия потерла шею, которую вдруг сковало напряжение. Вики была права. Вики всегда права. «Ради этого дома я опустошила свой банковский счет, — пронеслось в голове у Джулии. — И теперь стала счастливой обладательницей проклятого места». По-прежнему глядя в окно, она увидела, что на место раскопок прибыл еще один человек. Пожилая женщина с коротко остриженными седыми волосами, одетая в голубые джинсы и высокие тяжелые ботинки, — нечасто встретишь бабульку в подобном наряде. Еще один чудной персонаж бродит сегодня у нее по двору. И кто эти люди, слетающиеся на смерть? С чего вдруг они выбрали профессию, заставляющую их ежедневно сталкиваться с тем, о чем другие даже помыслить боятся?
— Ты говорила с Ричардом, прежде чем купить дом?
Джулия замерла.
— Нет, я с ним не разговаривала.
— Он вообще проявлялся в последнее время? — поинтересовалась Вики.
Ее тон изменился — внезапно стал более спокойным и несколько нерешительным, и это заставило Джулию наконец обернуться и взглянуть на сестру.
— А почему ты спрашиваешь? — удивилась Джулия.
— Ты ведь была его женой. Разве ты не позваниваешь ему порой — например, с просьбой переслать почту или что-нибудь в этом духе?
Джулия опустилась на стул, стоявший возле стола.
— Я не звоню ему. И он мне не звонит.
Вики ничего не ответила, просто некоторое время сидела молча, а Джулия упрямо смотрела в стол.
— Мне очень жаль, — наконец проговорила Вики. — Очень жаль, что ты до сих пор переживаешь.
Джулия усмехнулась.
— Ну да. Мне тоже жаль.
— Шесть месяцев прошло. Я думала, ты уже пришла в себя. Ты ведь умная, симпатичная и должна найти еще кого-нибудь.
Вики не могла не сказать этого. Неунывающая Вики, которая через пять дней после удаления аппендицита снова рванула в зал суда и повела команду своих юристов к победе. Она не позволит какому-нибудь пустяку вроде развода нарушить даже недельные планы.
Вики вздохнула.
— Честно говоря, я ехала сюда не только для того, чтобы посмотреть на новый дом. Ты моя младшая сестра, и ты должна знать кое о чем. Имеешь право знать об этом. Просто я не совсем понимаю, как... — Она запнулась. И взглянула на кухонную дверь, в которую кто-то постучал.
Открыв дверь, Джулия увидела доктора Айлз, которая, несмотря на жару, сохраняла хладнокровие и невозмутимость.
— Я хотела сообщить вам, что наша группа сегодня уезжает, — проговорила доктор Айлз.
Взглянув на место раскопок, Джулия заметила, что эксперты начали собирать свой инвентарь.
— Вы уже закончили?
— Мы обнаружили достаточно, чтобы подтвердить — это дело не подлежит судмедэкспертизе. Я передала его доктору Петри из Гарварда.
Айлз указала на только что прибывшую женщину — бабушку в голубых джинсах.
Вики подошла к ним и тоже остановилась на пороге.
— А кто такая доктор Петри?
— Судебный антрополог. Она закончит раскопки, но исключительно в исследовательских целях. Если вы, конечно, не против, госпожа Хэмилл.
— Значит, это старые кости?
— Совершенно очевидно, что захоронение давнее. Может, выйдите и сами посмотрите?
Следом за Айлз Вики и Джулия зашагали через пологий двор. За время трехдневных раскопок яма превратилась в широкую впадину. Останки были разложены на брезенте.
Сидевшей на корточках доктору Петри было никак не меньше шестидесяти, но, несмотря на это, она резво поднялась и подошла поближе, чтобы поздороваться.
— Владелица дома — вы? — осведомилась она у Джулии.
— Я совсем недавно купила этот участок. А на прошлой неделе переехала.
— Вам повезло, — отозвалась Петри; похоже, она действительно так считала.
— Просеивая почву, мы нашли несколько предметов, — сообщила доктор Айлз. — Несколько старых пуговиц и одну пряжку, явно очень старые. — Она запустила руку в коробку для вещдоков, стоявшую неподалеку от костей. — А сегодня мы обнаружили вот это. — Она вынула небольшой застегивающийся мешочек.
Джулия взглянула на разноцветные камни, мерцавшие сквозь пластик.
— Это памятное кольцо, — пояснила доктор Петри. — В ранне-викторианскую эру украшения-акростихи пользовались огромной любовью. Из названия камней должно складываться слово. Например, бирюза, опал и сапфир — первые три буквы в слове «Бостон». Такие кольца дарили в знак сердечной привязанности.
— Это настоящие драгоценные камни?
— О, нет, конечно. Вероятно, всего-навсего крашеное стекло. На кольце нет никакой гравировки, значит оно — продукт массового производства.
— А можно найти сведения об этом захоронении?
— Сомневаюсь. Похоже, это незаконное погребение. Ни надгробия, ни остатков гроба. Ее просто завернули в кусок шкуры и закопали. Незамысловатые похороны, особенно для близкого человека.
— А может быть, она была бедна.
— Но зачем понадобилось хоронить именно здесь? Тут никогда не было кладбища, по крайней мере, если верить историческим картам. Вашему дому ведь около ста тридцати лет, верно?
— Он был построен в восемьсот восьмидесятом году.
— К восемьсот сороковому памятные кольца вышли из моды.
— А что находилось здесь до восемьсот сорокового?
— Думаю, это одна из частей загородного поместья, принадлежавшего какому-нибудь знатному бостонскому семейству. В основном здесь находились открытые пастбища. Сельскохозяйственные угодья. Взгляд Джулии скользнул чуть выше, туда, где над душистым бутнем и цветущим горошком порхали бабочки. Она постаралась представить, как ее двор мог выглядеть раньше. На открытом поле, которое спускается к бегущему между деревьями ручейку, бродит жующая травку овечка. Место, где ходят одни животные. Место для могилы, которую быстро забудут.
Вики посмотрела на землю; на ее лице застыло отвращение.
— Это... один труп?
— Один полный скелет, — ответила доктор Петри. — Ее похоронили достаточно глубоко, и она не пострадала от хищников. На этом склоне почва достаточно сухая. К тому же, судя по фрагментам, ее завернули в шкуру какого-то животного, а ощелачивающие таннины — своего рода консервирующее средство.
— Ее?
— Да. — Петри посмотрела куда-то вверх; проницательные голубые глаза сощурились от солнечного света. — Это женщина. Судя по зубам и состоянию позвонков, она достаточно молода — уж никак не старше тридцати пяти лет. В общем и целом она удивительно хорошо сохранилась. — Петри перевела взгляд на Джулию: — Если не считать трещины от удара вашего совка.
Джулия покраснела.
— Я думала, что это камень, а не череп.
— Однако отличить старое повреждение от нового совсем нетрудно. Смотрите. — Снова опустившись на корточки, Петри взяла в руки череп. — Вот это ваша трещина, на ней не видно никаких пятен. А теперь взгляните на эту прореху в теменной кости. Вот здесь, на скуловой кости, под щекой, есть еще одна. Эти поверхности стали коричневыми из-за того, что долго находились в земле. А значит, речь идет о преморбидных повреждениях, а не о тех изъянах, что появились во время раскопок.
— Преморбидных? — Джулия взглянула на антрополога. — Вы хотите сказать...
— Эти удары почти наверняка стали причиной ее смерти. Я бы сказала, что это убийство.

Ночью Джулия лежала с открытыми глазами, прислушиваясь к поскрипыванию старых полов и мышиной возне за стенами. Этот дом, конечно, старый, но могила еще старше. Кто-то прибивал балки и настилал сосновые полы, а неподалеку, всего в нескольких десятках шагов, под землей уже разлагалось женское тело.
Интересно, когда шла стройка, кто-нибудь знал, что она там? Была могила помечена каким-нибудь камнем?
«А может, никто не знал, что она там? И никто о ней не помнил?»
Обливаясь потом, Джулия отшвырнула белье и легла на голый матрац. В спальне стояли жара и духота — ни ветерка, даже несмотря на то, что оба окна были открыты. В темноте над ней то загорался, то потухал огонек светлячка; уныло мигая, он кружил по комнате в надежде найти выход.
Приняв сидячее положение, Джулия включила лампу. Вместо волшебных искорок над головой она увидела обычного коричневого жучка, который носился под самым потолком. Она задумалась, как бы его поймать, чтобы не убить. Стоит ли усилий судьба отдельно взятого жучка, размышляла она.
Зазвонил телефон. В полдвенадцатого может звонить только один человек.
— Надеюсь, я тебя не разбудила, — проговорила Вики. — Я только что вернулась домой после одного из бесконечных ужинов.
— В такой жаре я все равно не могу уснуть.
— Джулия, я хотела сказать тебе кое о чем, еще когда была у тебя. Но не смогла, кругом было столько людей.
— Только не надо давать мне советы насчет дома, ладно?
— Это касается не дома. Это касается Ричарда. Неловко как-то, что именно я говорю тебе об этом, но на твоем месте я предпочла бы это знать. Хуже будет, если это дойдет до тебя по другим каналам.
— Что дойдет?
— Ричард собирается жениться.
Джулия вцепилась в трубку, сжав ее так сильно, что онемели пальцы. В затянувшемся молчании она слышала, как сердце бьется где-то в ушах.
— Значит, ты не знала.
— Нет, — прошептала Джулия.
— Какой же он все-таки говнюк, — пробормотала Вики; горечи в ее голосе с лихвой хватило бы на обеих. — Насколько я знаю, это было решено уже месяц назад. Ее зовут Тифания, с «я» на конце. Я хочу сказать, надо же быть такой манерной! Я не в состоянии уважать мужчину, который женится на Тифании.
— Не понимаю, как это могло случиться так быстро.
— Ой, милая моя, это же ясно как день, разве нет? Он крутил с ней, еще когда вы были женаты. Он ведь стал приходить домой позже, верно? И начались бесконечные командировки. Они меня настораживали. Мне просто не хватало духу заговорить об этом.
Джулия сглотнула.
— Мне сейчас не хочется это обсуждать.
— Я должна была догадаться! Мужчина никогда не попросит развода ни с того ни с сего.
— Спокойной ночи, Вики.
— Эй! Эй, ты как, в порядке?
— Мне просто не хочется говорить.
Джулия повесила трубку.
Некоторое время она не двигалась — просто сидела. Над головой по-прежнему кружил светлячок, отчаянно стремясь вырваться из заточения. Когда-нибудь он устанет. И в конце концов погибнет в этой комнате-ловушке без еды и воды.
Джулия взобралась на матрац. Когда светлячок, в очередной раз метнувшись, подлетел ближе, она поймала его. Сложив руки чашечкой, Джулия босыми ногами прошлепала на кухню и открыла дверь черного хода. Оказавшись на пороге, она выпустила жучка. Светлячок упорхнул в темноту; он больше не мигал — единственной его целью было спасение.
Интересно, он понимает, что Джулия спасла ему жизнь? Такие пустяки — это все, на что она способна.
Джулия немного постояла на крыльце, жадно вдыхая ночной воздух; при мысли о том, что надо возвращаться в душную тесную спальню, ей становилось нехорошо.
Ричард женится.
Застрявший в горле вдох превратился во всхлип. Джулия ухватилась за перила и почувствовала, как в пальцы впиваются занозы.
«И я узнала об этом последняя».
Вглядываясь в темноту, она подумала о костях, которые были захоронены всего в нескольких десятках метров. Забытая женщина, чье имя затерялось в веках. Она представила, как давит зимой холодная земля, над которой кружится снег, как сменяются времена года, проходят десятилетия, как гниет плоть и пируют черви. Мы с тобой похожи, подумала Джулия, две забытые женщины.
А я даже не знаю, кто ты.
Перевод заглавия:   The Bone Garden
Штрихкод:   9785986972701
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Газетная
Масса:   210 г
Размеры:   165x 114x 20 мм
Оформление:   Частичная лакировка
Тираж:   5 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Лютова Ольга
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить