Пьяная стерлядь Пьяная стерлядь \"Если честно, рассказы - мой любимый жанр. Одна история из жизни персонажа. Анекдотическая или трагическая, бытовая или на грани того \"что со мной такое уж точно никогда не случится\". Мне нравится это \"короткое дыхание\", как у спринтера, когда на двух страницах можно уместить целую жизнь\". Маша Трауб Эксмо 978-5-699-66886-1
133 руб.
Russian
Каталог товаров

Пьяная стерлядь

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
"Если честно, рассказы - мой любимый жанр. Одна история из жизни персонажа. Анекдотическая или трагическая, бытовая или на грани того "что со мной такое уж точно никогда не случится". Мне нравится это "короткое дыхание", как у спринтера, когда на двух страницах можно уместить целую жизнь". Маша Трауб
Отрывок из книги «Пьяная стерлядь»
Иван да Марья
— Катюш, ты к папе съезди, узнай, как он там…
— Хорошо, мама, съезжу.
— Подарочек ему собери какой-нибудь.
— Да, мама, не волнуйся.
Катя сидела у кровати матери, и ее трясло от бессилия, злобы и такой всепоглощающей ненависти, что ни о чем другом она даже думать не могла.
Мать умирала. Это началось лет восемь назад. Катя работала в городе, мать жила в деревне.
— Катюш, надо бы плиту по весне поменять, — позвонила ей однажды мать.
— Мам, мы же только новую поставили, два месяца назад, — удивилась Катя.
— А ты еще обещала мне стиралку на Восьмое марта подарить, — тоном капризного ребенка сказала мать.
— Так я и подарила, — еще больше удивилась Катя.
— Мне тяжело руками стирать, а старая машинка совсем не крутит, — продолжала мать, как будто не слышала.
— Мам, у тебя в ванной стоит новая машина. И плита тоже новая. Мы ее вместе выбирали. Забыла?
— Ничего я не забыла, — ответила мать обиженно. — А вот ты про меня совсем не помнишь. Живи, мать, как хочешь. А если плита взорвется? Ей же столько лет, сколько тебе! И руки у меня уже совсем не держат — выкрутить пододеяльник не могу! А тебе все равно!
— Хорошо, мам, приеду, все поменяю, — сказала Катя, чтобы прекратить этот бессмысленный разговор.
Оказалось, что у матери Альцгеймер, она знала о диагнозе, но скрывала его от Кати.
Началось с плиты и стиральной машинки, которые в памяти матери остались старыми и нуждались в замене. Потом стало хуже.
— Ты почему столько времени не звонишь? — закричала мать, позвонив. Катя поговорила с ней накануне.
— Мамуль, мы же вчера с тобой разговаривали…
— Я тебе уже три часа дозваниваюсь! Ты же знаешь, что я на этом новом телефоне цифр совсем не вижу. Три часа звоню и попадаю не туда. А если со мной что-то случится? Как я тебе позвоню? И кстати, почему ты не подходишь к домашнему телефону?
— Мам, я же тебе сто раз говорила — звони мне на мобильный. Я всегда с ним. Домой я только к вечеру добираюсь.
— А как звонить на твой мобильный? А сколько мне это будет стоить? Квитанция придет? Я же до сберкассы не дойду!
— Мам, у тебя там над телефоном записочка висит с цифрами. Я тебе в прошлый раз написала все. Ничего сложного.
— Мне привычнее звонить тебе на домашний. Его я помню.
— Хорошо, только не нервничай.
Катя разрывалась между работой и заботами о матери. Она платила соседке, чтобы та следила за ней, мыла полы в доме, приносила еду. Женщина оказалась хорошей, внимательной, но мать была недовольна. Каждые выходные Катя рвалась в деревню. Недалеко вроде бы, но за субботу и воскресенье она выматывалась так, что работа в офисе ей казалась отдыхом. Катя приезжала в деревню и начинала уборку — мать жаловалась на пыль, грязные окна, пол в пятнах. Была недовольна сиделкой — та неряха, все вечно переставляет с места на место — ничего найти нельзя. И гладит плохо, с одной стороны, абы как. И полы моет шваброй, а не руками. И готовит плохо — суп и то нормальный сварить не может.
— Мам, у тебя же диета. Тебе нельзя жирное, жареное, — убеждала ее Катя.
— Это ты специально выдумала, чтобы мяса мне не покупать, — стояла на своем мать.
Когда Кате на работе предложили в командировку на две недели, она легко согласилась — хотела уехать, чтобы под любым предлогом не звонить матери, отодвинуть от себя ее болезнь.
— Мам, мне нужно уехать. Я не приеду в выходные.
— Ну и не надо. Ты и так тут целыми днями толчешься, — ответила мать. — У тебя хоть работа-то есть? Чего ты дома сидишь? Надо работать. Я в твои годы…
Катя уехала. Но сердце было неспокойно. Она так и не смогла расслабиться, отключиться и хоть на время забыть о том, что ее ждет дальше. Вернувшись, прямо из аэропорта она отправилась к матери.
— Ты чего? — та встретила ее на пороге, как будто ждала. — Что-то случилось?
— Нет, мам, просто приехала тебя навестить.
— Так вчера же только была!
— Мам, меня не было две недели. Я только вернулась из командировки.
— Не морочь мне голову! Какая командировка? Ты же даже не работаешь! Мою пенсию уже потратила! Сама заработать не можешь и меня обираешь!
Кате исполнилось пятьдесят. Теперь она осталась одна — не нужная ни матери, ни единственному сыну, который жил своей жизнью. Сыну от нее нужны были только деньги. Матери вообще не понятно, что было нужно.
Катя держалась за работу руками и ногами, понимая, что тянуть их обоих придется до последнего. Ей нужна была работа, чтобы куда-то уходить, хотя бы шесть часов не думать о том, что ее ждет дома. Сын опять станет сидеть перед компьютером с остекленевшим взглядом. Мать позвонит, и Катя по первым словам будет пытаться понять, в каком она состоянии. Просвет или опять все плохо? Сын бабушку ненавидел и считал ее старой сумасшедшей старухой. Впрочем, мать он тоже ненавидел, потому что она ему ничего не дала в жизни — ни квартиры, ни денег, ни машины. Он считал, что Катя ему должна. Когда она к нему подходила и спрашивала, как дела, сын надевал наушники и погружался в свой виртуальный мир.
Катя с этим смирилась. Давно.
Как-то она приехала к матери, та вроде была «в себе».
— Катюш, у тебя ребенок-то есть? — вдруг ласково, жалостливо спросила мать.
— Есть, сын, твой внук, — ответила Катя.
— А откуда ребеночек? Ты же замужем не была, — удивилась мать.
Катя действительно родила сына для себя, без мужа. Но мать сделала свой вывод — раз дочь не была замужем, значит, у нее нет ребенка, значит, и внука нет.
На выходные Катя уговорила сына приехать в деревню:
— Бабушка болеет, надо ее навестить. Я тебя очень прошу.
— Она же все равно ничего не помнит. Зачем? — спросил он, не отрывая взгляда от мерцающего монитора.
— Затем! — крикнула Катя.
Сын приехал в субботу, а Катя вырвалась в деревню в воскресенье. Мать придвинула тумбочку к двери своей комнаты, забаррикадировалась и не открывала.
— Мам, открой, это я! — закричала Катя.
— Кто это? — отозвалась из-за двери мать. — Не открою!
— Что с ней? — спросила у сына Катя.
— Чокнулась, — равнодушно пожал плечами сын. — Еще вчера закрылась и не открывает.
— Мам, мама, открой! — Катя скребла дверь.
Наконец мать приоткрыла дверь на узкую щелку. Из комнаты пахну

Оставить заявку на описание
?
Содержание
Иван да Марья
По тусторону забора
Зинка одноглазая
Счастливый брак
Илона Давидовна
Пьяная стерлядь
Мужской праздник
Бубликов
Адюльтер
Босфор
Божий одуванчик
Идеальный мужчина
Первое свидание
Василиск
Мост
Лифт
Митечка
Уж замуж
Штрихкод:   9785699668861
Аудитория:   16 и старше
Бумага:   Газетная
Масса:   154 г
Размеры:   165x 108x 18 мм
Тираж:   12 000
Литературная форма:   Авторский сборник, Рассказ
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить