Право сильнейшего. Дочь воина, или Кадеты не сдаются Право сильнейшего. Дочь воина, или Кадеты не сдаются Лучшее учебное заведение, блестящее будущее, и ты наслаждаешься жизнью, полной головокружительных приключений: нелегальные гонки, букмекерские ставки, отчаянные самоволки и фальшивые удостоверения. Но что делать, если вдруг выясняется, что ты принцесса Иристана, а твой отец прибыл забрать тебя на родную планету и хочет выдать замуж за сильнейшего из своих воинов? Прирожденный мастер по проделкам, подставам и незаконным видам коммерческой деятельности кадет Киран МакВаррас искренне посочувствовала исторической родине. В конце концов, что такое право сильнейшего и знания симбионтов Иристана против природной вредности и запредельной находчивости кадетов первого курса Космического университета? Эксмо 978-5-699-67561-6
292 руб.
Russian
Каталог товаров

Право сильнейшего. Дочь воина, или Кадеты не сдаются

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (2)
  • Отзывы ReadRate
Лучшее учебное заведение, блестящее будущее, и ты наслаждаешься жизнью, полной головокружительных приключений: нелегальные гонки, букмекерские ставки, отчаянные самоволки и фальшивые удостоверения. Но что делать, если вдруг выясняется, что ты принцесса Иристана, а твой отец прибыл забрать тебя на родную планету и хочет выдать замуж за сильнейшего из своих воинов?
Прирожденный мастер по проделкам, подставам и незаконным видам коммерческой деятельности кадет Киран МакВаррас искренне посочувствовала исторической родине. В конце концов, что такое право сильнейшего и знания симбионтов Иристана против природной вредности и запредельной находчивости кадетов первого курса Космического университета?
Отрывок из книги «Право сильнейшего. Дочь воина, или Кадеты не сдаются»
История первая, похмельная

Этот день с самого утра как-то не задался. Для начала мы с подругой Микой благополучно не сдали зачет, а после с горя напились в зюзю. Причем это была нехорошая зюзя, та самая зюзя, про которую на второй день вспоминать очень и очень стыдно.
И вот мы, две абсолютно пьяные и хихикающие первокурсницы, ввалились в квартиру старшего брата Микаэллы, потому как в общагу в таком состоянии глупо было бы вваливаться. К тому же Мика клятвенно заверила: 'Эда нет в городе, они на полевой практике, вернутся в конце недели'. И я поверила! А потому мы, хихикая, начали раздеваться еще в прихожей, после чего я, пошатываясь, пошла в ванную, а Мика вроде как отправилась искать для меня полотенце в резиденции своего старшенького.
И все бы ничего, и я даже сумела включить душ раза с пятого, и даже начала мыться, как вдруг где-то совсем рядом прозвучало:
- Бракованный навигатор, последний раз, когда я видел эту грудь, она была значительно меньше.
Медленно сползая вниз по стеклянной стеночке, я попыталась сфокусировать взгляд на родном и единственном брате Микаэллы. Взгляд фокусировался с трудом, и причина оказалась не столько в зюзе, сколько в том, что Эдвард Дрейг был великолепен. Он вообще во всем был великолепен, но в одних спортивных брюках и с голым торсом представлял собой совсем уж потрясающую картину. Высокий, широкоплечий, с узкой талией и пусть не внушительной, но весьма выразительной мускулатурой. А еще у Эда загорелая, почти бронзовая кожа, белоснежная улыбка, выгоревшие и от того светлые волосы и невероятные голубые глаза... Стоит ли говорить - я с одиннадцати лет в него почти влюблена. С тех самых пор, как впервые увидела на дне рождения Мики. А в двенадцать, краснеющая, смущенная и дрожащая от осознания своей смелости, я призналась ему в любви... ввалившись ночью в его спальню. К слову, он был там не один. Но вывел меня в коридор, присел на корточки, очень внимательно выслушал и заверил: 'Малыш, давай сделаем так - я все слышал и все понял, и мы обязательно вернемся к этому разговору, но лет так через... шесть. Идет?' Кстати - мне только на прошлой неделе восемнадцать исполнилось.
В двери постучали.
Эд, не отрывая взгляда от меня, протянул руку и придержал дверь, не позволяя посетителю войти.
- Сюда нельзя, - чуть повысив голос, произнес он. Потом бесстыже усмехнулся и пояснил: - Тут моя девочка душ принимает.
За дверью послышалось недовольное:
- Кто?! Мика что, не одна сюда пьяная ввалилась?
- Неа, - Эдвард все так же продолжал меня разглядывать, - с подругой.
- Да? - мужской голос за дверью приобрел нотки заинтересованности. - И что, вторая тоже совершенно пьяная?
- Ага, - улыбка Микиного брата стала откровенно фривольной.
- Судя по многословности твоих ответов, она еще и совершенно голая.
На это Эд не ответил, но, многозначительно хмыкнув, запер дверь в ванную.
Стремительно трезвеющая я в ужасе смотрела на героя своих детских фантазий, который, судя по потемневшему взгляду, собирался реализовывать уже весьма взрослые фантазии. Медленно, неторопливо как-то, Эдвард подошел ко мне и... протянул руку.
- Сама встать сможешь? - сдерживая улыбку, спросил он.
Как завороженная, продолжаю испуганно смотреть на Эда, пытаясь прикрыться руками.
- Кир, - он широко улыбнулся, - Киран, все, что я хотел, я уже увидел, серьезно. Я же тут минут десять стоял, прежде чем смог хоть слово вымолвить.
Несмотря на пары алкоголя, начинаю стремительно краснеть.
- Малыш, - он осторожно взял меня за руку, потянул вверх, заставляя встать. И едва я выпрямилась, придержал за талию, так как ноги мои, кажется, решили взять тайм-аут. - Все-все, держу. Теперь давай-ка мы тебя умоем, а то реснички на щечках давно, а помада на подбородке. Кстати, головку мыть будем?
От стыда я вовсе зажмурилась, не в силах сказать хоть что-то.
- Ладно, - его ласковые губы легко и осторожно коснулись моих, - будем мыть тебя всю.
И вода тут же стала теплее.
Все остальное показалось странным нереальным сном, в котором меня аккуратно и заботливо мыли, едва касаясь интимных мест, зато осыпая поцелуями плечи, спину, волосы... И в какой-то момент я просто отключилась, то ли под воздействием алкоголя, то ли от того, что шампунь с волос уже смыли и меня уговаривали открыть глазки.

***
- Кир, я умираю... - простонал хриплый Микин голос.
Учитывая, что ее стон вырвал меня из дивного сна, в котором я предавалась гигиеническим процедурам в компании ее же старшего брата, единственным ответом на реплику Мики была брошенная в нее подушка.
- Промазала, - меланхолично ответила подруга, давно привыкшая к моим утренним упражнениям в артиллерийском искусстве.
Неудача была огорчительна, но не до такой степени, чтобы просыпаться. Решительно повернувшись на другой бок, я закрыла глаза, надеясь, что сон с эротическим уклоном сжалится и вернется.
Но сон не вернулся. Даже когда, постанывая и проклиная вчерашний двенадцатый коктейль, явно бывший лишним, встала Мика и вышла из комнаты. Более того, как раз когда она вышла, мне вдруг стало очень нехорошо... Потому что дверь в нашей комнате противно так скрипит, а сейчас скрипа не было!
И это могло означать только одно - мы не в общаге!
Дальше хуже. Тихий звук шагов, рядом с моей постелью кто-то присел, после чего майку с моего плеча чуть потянули вниз, стягивая ткань, и губы, которые так бессовестно мне снились всю ночь, стали осторожно поцеловывать, а после раздался голос Эда:
- Малыш, ты как? Голова не болит? Кофе будешь?
События вчерашнего вечера начали обретать ясность, неся невероятное осознание - кажется, эротический сон был совсем не сном. Это подтвердил и веселый смех, а затем ласковое:
- Киран, ты не спишь - когда спят, не краснеют от смущения. Вставай, я один в квартире, так что можешь в футболке ходить. Кстати, голова не болит?
- Нет... - простонала я, этой самой головой уткнувшись в простынь.
- Вот и хорошо, - меня погладили по спине, - поднимайся, поздно уже.
И он ушел.
- Ой, мама... - простонала я, чувствуя, как начинаю сгорать от стыда.
С ужасом вспоминаю, что там, в ванной на полу, остались лежать мои чулки, трусики и бюстгальтер заодно... Какой кошмар!
- Кир, ты встаешь? - раздался вопль Мики откуда-то из глубины этой далеко не маленькой квартиры.
- Нет, - буркнула я, оставаясь лежать.
Заниматься самоедством мне времени не предоставили. Заявилась Микаэлла, стащила с меня одеяло, а после начала жаловаться:
- Кир, ну Кир, ну вставай, а то он меня убьет же.
- Кто он? - упрямо продолжаю закрывать лицо руками.
- Эдвард, - с горестным стоном Мика присела на кровать. - Они тут вчера были - Эд, Вик и еще какие-то с их выпускного курса, я их не знаю. А тут мы ввалились, ты хоть в ванную пошла, а я так, раздеваясь, и потопала на кухню, а они там... все.
Мучительно напрягая память, попыталась вспомнить, до какой степени успела раздеться Мика... вспомнила, что юбка с нее сползла еще в прихожей.
Вскинув голову, посмотрела на расстроенную подругу. Микаэлла ответила мне полным раскаяния взглядом, после чего шепотом поведала:
- Они сначала опешили, а потом Эд подскочил, в секунду стянул с себя майку, а в следующую секунду надел на меня...
Мне было жаль Мику. Очень жаль, но даже сочувствие не помешало тихо захихикать, представив себе эту картину! То-то он в ванную в одних брюках ввалился!
- Ей смешно, - возмутилась подруга, но тоже начала смеяться. Потом поделилась подробностями: - Хорошо, что я лиф успела только расстегнуть, но еще не сняла. Но чулки, подвязки и наши черные с кружевом трусики...
- Бедные мужики, - простонала я, продолжая прилагать титанические усилия, чтобы смеяться не очень громко. - Сколько их было?
- Человек десять, - Мика вдруг улыбнулась. - А знаешь, Эд почему-то не очень злой, я думала, будет хуже.
Вот об Эдварде я как раз старалась не думать. Так стыдно мне еще никогда не было.
- Пошли завтракать, - Мика поднялась, потащила меня за руку, - пошли, я одна туда идти боюсь.
- Мне и с тобой туда идти страшно, - призналась я. - Может, мы по-тихому оденемся и назад в общагу, а?
- Хорошая идея, но кто ж меня без чтения нотаций отпустит? - Микаэлла горестно взглянула на двери. - Кир, идем...
Упрямо и отрицательно машу головой. Чего-чего, а видеть Эдварда нет никакого желания.
- Ну пожа-а-алу-у-уйста, - взмолилась подруга, и ее голубые глазки стали такие умоляющие.
На меня это всегда действует, чем Мика беззастенчиво пользуется.
Пришлось вставать и топать вслед за ней, больше всего мечтая провалиться хоть куда-то. Белья на мне никакого не имелось, зато майка доходила почти до колен, но это не мешало рефлекторно пытаться натянуть ее еще ниже.

Квартира у Эдварда Дрейга была огромная - четыре спальни, две ванные комнаты, причем вторая располагала джакузи величиной с маленький бассейн, большая гостиная и кухня, совмещенная со столовой. Я здесь оказалась второй раз в жизни, в первый - это когда мы с Микой в четырнадцать приезжали в столицу на концерт супермодной группы и Эд был нашей нянькой на сутки. Кстати, тогда, насколько я помню, тут обреталась...
- Доброе утро, девочки, - радостно поприветствовала нас та самая домработница. - Ох, как же вы выросли!
И пока мы смущенно отвечали про учебу и планы на будущее, из кухни послышалось:
- Мика, Кира, живо завтракать!
Пришлось плестись на кухню с видом обреченных на казнь.

Не поднимая головы и глядя на пол с энтузиазмом почитателя собственных пальцев, я прошла к столу, так же и села, продолжая изучать мраморный рисунок перед собственным носом. Мика, старательно разделявшая мой интерес к любованию полом, тоже молча села рядом.
- Вопрос номер один, - перед каждой из нас осторожно поставили по чашке с кофе, - где вы пили?
Переглядываемся с Микой, но упорно молчим.
- У вас два варианта - либо говорите сами, либо я проверяю, в каком заведении с ваших карточек вчера списали деньги.
Мы с Микусей снова переглянулись, вот чего-чего, а давать Эду доступ к нашим карточкам мы не собирались - как бы деньги на них левые, впрочем, как и карточки.
- Бар у причала, - обреченно сдалась Микаэлла, - название я и сама не помню, правда, Эд.
- 'Морские сирены', - вспомнила я.
Просто там мы как раз только пивом баловались, а вот пили в другом заведении, куда нас, несовершеннолетних, пустили благодаря поддельным картам авторизации, купленным за две стипендии у местного гения взлома баз данных. Да, пай-девочками мы с Микой никогда не были.
На стол передо мной опустилась тарелка, где радовал взгляд омлет с изюмом и творогом, перед Микой поставили хлопья с апельсиновым соком. Но в отличие от подруги я на завтрак не набрасывалась.
- Не нравится? В детстве ты его любила. - Эд наклонился, взял вилку, подхватил кусочек омлета и поднес к моим губам. - Попробуй.
Одной рукой он держал столовый прибор, второй осторожно обхватил мой подбородок и повернул к себе лицом. Испуганный взгляд совестливого алкоголика начал метаться повсюду, старательно избегая голубых омутов напротив. Зато едва я заметила такие же небесно-голубые глаза Мики, смущенно покраснела, потому как очи подруги увеличились вдвое, демонстрируя крайнюю степень удивления.
- Кира, - ласково позвал Эд, - Киран, перестань смущаться, ничего страшного вчера не произошло.
И тут Мика грохнулась на пол. В буквальном смысле. На этот грохот я отреагировала испуганным вскриком, зато Эдвард спокойным:
- Микаэлла, что касается твоего поведения, мы обсудим его позже! - И опять обратился ко мне, причем снова очень ласково: - Кир, мне долго ждать?
И вот тогда я рискнула взглянуть на Эда. Наши глаза встретились. Он улыбнулся, и взгляд потеплел, после чего мне сообщили сакраментальное:
- Привет.
- Привет, - мгновенно опускаю глазки.
- Мы завтракать будем? - вопросил Эдвард.
- Я и сама могу, - буркнула я.
- Не сомневался, - сообщили мне и начали банально кормить с вилочки.
Уже успевшая взгромоздиться на стул Мика грохнулась повторно, глядя, как я послушно съедаю все, чем кормит Эдвард. Но на этот раз мы оба не обратили и малейшего внимания на сей инцидент. Ровно до того момента, пока на тарелке не осталась зияющая пустота...
- Понравилось? - выдохнул Эд, с улыбкой глядя на меня.
- Да... - правда вкус омлета я едва ли уловила.
- Кофе, - напомнил Эдвард, и выпрямился.
Зазвонил телефон. Подхватив переговорник, Эд стремительно вышел из кухни. Едва он скрылся в дверном проеме, Микаэлла подалась вперед с жадностью оголодавшего удава и прошипела:
- Это что сейчас было?!
Смущенно пожав плечами, я решила, что самое разумное в данной ситуации - сказать следующее:
- Не знаю...
- Что? - Мика чуть ли на стол не взгромоздилась. - Что между вами двумя?! Я же вижу, как он на тебя смотрит!
Подругам врать нехорошо, но тут такое дело, что рассказывать подобное еще более некрасиво, и я соврала:
- Не помню... Ничего не помню...
И все бы ничего, но тут от дверей послышалось:
- Да неужели?
Густо краснея, я попыталась глотнуть кофе. Обожглась, едва не расплескав, почти уронила чашку на стол. Эдвард, стремительный и быстрый, успел подхватить ее, и кофе не пролился на меня же. Но лучше бы пролился, хоть был бы повод сбежать из-под пристального внимания голубоглазой семейки.
- Кир, - Эдвард присел корточки, и рука его от чашки плавно двинулась к моей руке, - а ты совсем ничего не помнишь?
- Нет, - но ладонь отдернула.
- Совсем-совсем ничего? - его голос приобрел низкие вибрирующие нотки.
- Нет!
Я вскочила, стул за моей спиной грохнулся бы, но Эд его перехватил. Хитро улыбаясь, медленно поднялся, вернул стул на место, и все это не отрывая от меня насмешливого взгляда.
- Ну-ну, - загадочно произнес он, и снова оставил нас с Микой наедине.
Мы прислушивались к удаляющимся шагам ровно до тех пор, пока они еще были слышны, а после Микаэлла пошла в наступление:
- Последнее, что я помню, это как ты потребовала принести полотенце!
- Вместо этого ты почему-то пошла на кухню, - напомнила я.
- Пить хотелось, - Мика нахмурилась.
- А что произошло потом?
Подруга покраснела и прошептала:
- Эд в свою майку одел, перекинул через плечо и унес в спальню... И только голова коснулась подушки, я вырубилась... А ты что помнишь?
- Я?.. Эд пришел... майку одел... унес спать...- как бы и не совсем соврала.
Но Мика что-то заподозрила. Взгляд пристальный, на лице хитрющее выражение и вопрос такой, с подковыкой:
- Ки-и-ир, а ты правда мне все рассказала?
Молча киваю, но, чтобы выглядело достоверно, решила добавить:
- Все что помню...
Мы постояли немного, потом Мика предложила:
- Валим!
- Ты просто читаешь мои мысли!
- Ага, пошли нашу одежду искать.
Одежду мы нашли быстро... все, кроме моего нижнего белья. Правда я про трусики Мике ничего не сказала, и мы как бы искали только лиф. Даже домработницу приобщили к поискам, но тщетно. Микину одежду нашли всю, а вот мою... и даже чулочков не было!
- Так! - Микаэлла встала посреди коридора. - Я иду искать в гостевой, а ты, Кир, топай в комнату к Эду. Если он тебе свою майку дал, может, ты там переодевалась.
- Сама туда иди! - возмутилась я.
- Мне нельзя, - сокрушенно призналась подруга.
- Это еще почему?
- Там для моей попы весьма травмоопасная ситуация. Топай давай, нам еще в универ надо.
Она исчезла в следующей комнате, а мне пришлось стучаться к Эдварду...
- Эд, можно войти? - Я еще раз постучала в дверь.
Раздался тихий смех и прозвучало спокойное:
- Ну, входи.
И сразу расхотелось мне в поисках утраченного участвовать. Стою перед дверью, вспоминаю вчерашнее и осознаю, что лучше мне так отсюда сматываться.
- Киран, хватит под дверью стоять, у меня твои трусики.
Вот после этих слов я решительно сделала шаг назад и вообще решила тихо-мирно уйти, но... куда ж я пойду в таком одеянии?! Решив делать вид, что я ничего о вчерашнем не помню, осторожно открыла дверь, снова разглядывая собственные пальчики на ногах, несмело вошла...
- Ки-и-ир, - от этого голоса у меня все внутри дрожать начинало.
За это утро я уже изучила вид своих босых ног во всех подробностях, и, стараясь думать о ноготке на маленьком пальчике, который следовало бы получше подкрасить, заикаясь, попросила:
- Ввверните мне одежду, пожалуйста... вот.
В ответ веселое:
- Двери закрой.
Я закрыла. Едва отпустила ручку, в механизме что-то щелкнуло. Забыв о любовании полом, стремительно развернулась к двери, попыталась открыть и в результате поняла, что...
- Заперто!
- Ага, - с энтузиазмом согласился Эдвард, - я поставил на режим запора изнутри.
- И как открыть? - не поворачиваясь к собеседнику, спросила я.
- Все очень просто, - тихий смех, - нужно вежливо попросить об этом хозяина квартиры.
Развернувшись, взглянула на хозяина квартиры. Едва наши глаза встретились, Эд снова сказал:
- Привет.
Чувствую, как густо краснею, и с разговорами оно как-то опять не получалось.
- Поговорим? - предложил Эдвард и... достал из кармана мои собственные черные ажурные трусики.
А мне казалось, что краснеть уже больше некуда!
- Молчишь? - невероятно притягательный парень, в синих джинсах и черной облегающей его мускулистый торс майке, с совершенно хулиганским выражением на лице извлек из ящика письменного стола еще и лифчик, а следом даже чулки. И все это горкой сложил, а вот трусики продолжал держать в руке.
Странно и как-то волнующе было видеть свое белье в его ладонях. Я снова покраснела.
- Ки-и-ир, - Эд с улыбкой смотрел на меня, - прекращай смущаться.
Я не смущалась! Я развернулась к двери и начала прилагать остервенелые попытки ее открыть... Звук шагов не услышала, и осознание происходящего пришло, едва руки Эдварда скользнули на талию.
- Киран, - прошептал он, - Кира... Ты мне очень давно нравилась, Кир.
Сердце начало стремительно наращивать темп.
- Малыш, посмотри на меня.
Бедная сердечная мышца, едва взяв разгон, мгновенно затормозила... ощущение, что я слышу скрип шин по асфальту.
- Киран, пантеренок мой, ты же такая отважная... а сейчас что, боишься?
Кто боится?! Я боюсь?!
Стремительно развернулась в кольце его рук и разгневанно посмотрела на Эда.
- Попалась, - весело сообщили мне, после чего герой моих детских фантазий стремительно наклонился и завладел моими губами.
Ноги решительно взяли очередной тайм-аут, из-за чего рукам пришлось вцепиться в единственную имеющуюся опору - Эдварда. Сердечная мышца, проклиная собственную хозяйку, снова взяла низкий старт, мысли помчались следом, уносясь куда-то вдаль...
И тут за дверью раздалось недовольное:
- Ки-и-ира, ты где-е?
Эд усмехнулся, не прерывая поцелуя, и прошептал:
- Мелкую посвящать будем? - так как я промолчала, он же и принял решение. - Ладно, пусть пока мучается в безвестности. Одевайся, малыш.
И меня отпустили, а Эдвард, открыв дверь, вышел в коридор, и вскоре послышался их с Микаэллой разговор на повышенных тонах.
Торопливо подойдя к столу, я забрала вещи и прошмыгнула в нашу с Микой комнату. Там обнаружила, что трусики мне так и не вернули! В итоге, натягивая короткую юбку как можно ниже, дала самой себе зарок больше никогда не появляться на данной жилплощади.
К моменту, когда я была одета, собрана и даже успела подкраситься, услышала, как открылась входная дверь. Потом в квартире снова стало тихо, и уже никто не ругался. Осторожно ступая, вышла в коридор, постояла. Мики слышно не было. Страшась нарваться на Эдварда, я негромко позвала ее... в ответ тишина. Позвала снова и вновь с тем же успехом.
С тяжелым вздохом расстегиваю босоножки на умопомрачительной шпильке, ибо только в такой обуви мы устремлялись в очередной забег по клубам, и, стараясь ступать бесшумно, иду искать Микаэллу.
И вот иду я, опасливо в комнаты заглядываю, добралась до помещения с тренажерами Эда, осторожно заглядываю и вдруг слышу над ухом:
- Попалась!
Одна рука Эдварда обняла за талию, вторая... вторая оказалась под юбкой.
- Ки-и-ир, - протянул парень, едва я начала гневно вырываться, - домработница уже ушла, а Мика убежала в университет.
- Что?! - я перехватила его вторую руку, ту самую, что покушалась на самое сокровенное, и, продолжая удерживать ладонь несопротивляющегося Эдварда, к нему развернулась.
Откровенно посмеиваясь, он отодвинул меня от двери, прижал к стене и, нагнувшись так, что мы уже почти целовались, прошептал:
- Ваш зачет... я связался с деканом, вам его поставят. Тебе автоматом, Микаэлле при предоставлении контрольной, которую она, в отличие от тебя, не сдала. У Мики три часа на пересдачу.
И все бы ничего, но его руки...
- Эд... - я уже с трудом дышала от нахлынувших ощущений.
- Что? - выдохнул он, беря в сладкий плен мои податливые губы.
- Эдвард, пожалуйста, - простонала я, пытаясь перехватить хоть одну из его не в меру наглых рук. И вроде их всего две, но такое ощущение складывается, что он по меньшей мере шестирукий.
- Что 'пожалуйста'? - выдохнул он, медленно опуская ладони на мою талию.
- Отпусти меня, - стон получился каким-то неуверенным.
- 'Отпусти'? - он повторил это за мной, усмехнулся и опустился на колени.
Топик взлетел вверх, обнажая живот, к которому прижались его губы. И это было так трогательно и так... неправильно. Я ведь отчетливо понимала, что он выставил Мику и домработницу намеренно, а еще кому, как не мне, знать о многочисленных девушках Эдварда Дрейга.
- Все еще отпустить? - посмеиваясь, спросил Эд. - Ты действительно думаешь, что я способен это сделать?
Я в этот момент уже ни о чем не думала. Хотя, конечно, отдаться парню вот так, с первой его попытки - не то, чему мама учила...С другой стороны - остановить его я точно была не в силах.
- Киран, - шептал Эдвард, покрывая поцелуями все, до чего мог из положения на коленях дотянуться, - Кира...
А дотягивался он успешно, и губы его давно целовали бедра, добираясь до края юбки... Но если тут кто-то и был против подобного, то явно не я...
Резкий звонок в двери оборвал мой протяжный стон и стал причиной весьма злого ругательства Эдварда. Но никакой звонок не мог отвлечь нас от столь захватывающего момента, как первое получение совместного удовольствия.
Но тут дверь открылась, послышались уверенные шаги, и на всю квартиру раздался крик:
- Дрейг, у нас вылет через час!
В следующую секунду моя юбка вернулась на приличествующее ей место, топик также, лиф был застегнут, а Эд развернулся к излишне наглому посетителю, прикрыв собой собственно временно невменяемую - меня.
- Э-э-э, ты не один? - насмешливо поинтересовался тот, кого я не видела, находясь за внушительной фигурой Эда.
- Дейм, сваливай на кухню, сделай себе... чаю, - откровенно послал его Эд.
- А может, мне стоит кофе себе заварить? - насмешливо предложил посетитель. - Это займет несколько больше времени.
- Хорррошая идея, - прорычал мой герой.
В ответ - громкий и весьма насмешливый смех и веселое:
- Прости, что-то не хочется. И покажи уже свою зазнобу, любопытно, кого ты там так старательно прячешь.
Дальнейшее повергло меня в шок!
- Ничего особенного, Дейм. Просто... снял девочку на ночь, - спокойно ответил Эдвард.
И дыхание у меня вновь перехватило. На сей раз от обиды, гнева, ярости и непонимания. Но злости было больше.
- Ммм, - протянул незваный гость, - малышка явно хороша, раз ты не желаешь ее отпускать утром. Из дорогих? Хотя о чем это я, других ты не выбираешь. Я на кухню, у тебя три минуты.
- До вылета час, - прорычал Эд.
- Ты работаешь со мной в паре, - спокойно возразил ему незнакомец, - в моих правилах проверка корабля перед стартом. Три минуты, Дрейг.
И этот самый Дейм неторопливо удалился. А Эдвард медленно повернулся ко мне. Но слова уже были сказаны, и даже его виноватый взгляд ничего не менял.
- Шлюх ищи себе где-нибудь в другом месте! - прошипела взбешенная я.
- Кир... - Эд выглядел растерянным.
А в моих глазах застыли злые слезы.
- Зато теперь я понимаю, почему мы ничего не будем сообщать Микаэлле! - прошипела я и попыталась уйти.
Эдвард попытался задержать, за что и получил - ребром ладони по кадыку и удар кулаком в солнечное сплетение. Меня не только за зеленые глаза и черные волосы называли пантерой - по рукопашной я в группе одна из лучших.
Когда я стремительно уходила из квартиры, Эд хрипел на полу. Но едва подхватила босоножки и открыла двери, услышала насмешливое:
- Неплохо.
Развернувшись, увидела высокого, темноволосого, смуглого 'незваного гостя', который потягивал кофе, насмешливо улыбаясь и привалившись плечом к стеночке. В ответ на мой разгневанный взгляд напарник Эда развязно подмигнул, но, к его счастью, ничего не сказал. Или к моему. Странный тип - слишком мускулистый для местного, слишком умный взгляд для такого возраста и слишком уж понимающая ухмылка. Что-то было в нем... странное.
Я так и ушла, преследуемая этой наглой насмешливой ухмылочкой! В тот самый день мною было принято два важнейших жизненных решения:
1. Больше никакой зюзи!
2. Больше никакого Эдварда!



История вторая, предупредительная

'Кир, пожалуйста, ответь хоть что-нибудь. Кир, не заставляй меня посвящать мелкую'.
Очередное сообщение от Эдварда настигло перед тренировкой. Я бы не подключалась к связи, но ждала сообщение от мамы. От мамы не было, что очень тревожило, от Эда более десяти за один только истекший час.
- Киран МакВаррас!
И почему я опять первая? Стремительно бросила сейр в карман и, схватив эенг, вышла в круг.
Кто объяснит, зачем будущим капитанам навыки рукопашного боя? Капитан должен управлять кораблем, но никак не бить морды подчиненным. Или преподы именно это имели в виду под термином 'субординация'?
- Первая позиция, - тренер крутанул свой эенг, и, едва вращение прекратилось, в его руке оказалось длинное копье.
Метра три как минимум. Мой эенг мгновенно повторил трансформацию тренировочного снаряда мастера, и я приготовилось к бою.
- Атакуй!
Спокойный приказ уверенного в себе наставника. Лоджен истязал всех студентов первого курса и заодно пятьдесят курсантов высшей офицерской. Истязал мастерски и зверски. Увечья легкой формы тяжести получал каждый, кого мастер вызывал в начале занятия на показательный бой. Лоджен показывал, остальные повторяли. Мальчик или девочка для битья, которым не повезло, уползали. Сегодня эта роль досталась мне.
- МакВаррас, атакуй! - повтор команды, это уже сломанная рука как минимум.
- Да, сэр, - мрачно отвечаю тренеру, но... даже не двигаюсь с места.
Почему я стояла? Не знаю. Возможно, все дело в том, что последние три занятия роль уползающего и стенающего доставалась мне. Два перелома ребер, перелом правой руки в трех местах, трещина берцовой кости, растяжение сухожилий... Боль приходилось терпеть только до медотсека, там в гелликсе восстановление было мгновенным, и на выход отправляешься уже совершенно здоровым, вот только...
- МакВаррас, - прорычал тренер. Именно прорычал, это уже не было сказано тем спокойным и чуть издевательским тоном, с которым он доводил студентов до истерики и соплежуйства. - Прямое неподчинение приказу!
- Нет, сэр, - почему-то я продолжаю проявлять упорство, - ни в коем случае, сэр!
Мы стоим посреди зала, на возвышении. Вокруг пять сотен удивленных студиозов, которые, с одной стороны, рады, что это не им на моем месте стоять, а с другой - уже хотят начать тренировку. И я, застывшая на месте исключительно для того, чтобы просчитать первый удар тренера... Не хочется выть от боли в очередной раз.
- МакВаррас!
В этот поистине эпический миг послышался звонок мобика, который я к своему ужасу отключить не успела, так как отвлеклась на вопль мастера. А сейры более чем под запретом во время тренировок, и Лоджен просто бесится, если происходит подобный казус.
Рванула застежку кармана, но отключить не успела. Щелчок, затем переход на громкую связь, и в абсолютнейшей тишине прозвучал усталый голос Эдварда:
- Кир, малышка, ответь! Киран, сколько можно? Маленькая моя, нежная, желанная, я возвращаюсь сегодня вечером. Нам нужно поговорить, слышишь?
Если мне казалось, что тихо было до этого момента, то уж теперь и вовсе тишина гробовой стала.
- МакВаррас, - Лоджен Алинсар, невысокий шатен с серыми глазами и невыразительным лицом, в моменты гнева превращался в синеглазого монстра. Вот и сейчас глаза от ярости приобрели ярко-синий цвет. - Ваш сейр, сюда. Немедленно!
Пристально глядя на тренера, медленно тянусь к переговорному устройству, одновременно задавая иные параметры эенгу... потому что Лоджен сейчас нападет, это ясно как то, что после рассвета день наступает.
И тут снова голос Эдварда:
- Киран, девочка моя, не молчи, я же знаю, ты меня слышишь.
Сейр я разбила сама. Уже от злости. Швырнула тонкую пластиковую модель, припечатала ногой и добила палкой. И я его била, била и била, ровно до тех пор, пока не прозвучало:
- МакВаррас, защита!
Злая, смущенная и вконец взбешенная, я перехватила эенг, который уже начал трансформацию из одного двухметрового копья в два полутораметровые.
И началась битва! Если бы в наших руках были не эенги, а обычное дерево, сейчас щепки летели бы в разные стороны. Но в тренировочном бою щепок нет, есть кровь, слезы, стоны и садизм преподавателей.
Удар! Я увернулась, проскочила под палкой, нанесла двойной аркад в корпус и мгновенно левой жестокий удар по коленной чашечке.
- Пантера! - прохрипел тренер, вынужденный перенести вес на оставшуюся здоровой ногу. - Продолжаем!
Ну, дальше закономерно - я уползала с двумя переломанными ногами по-пластунски. Позади на одной ноге прыгал тренер и продолжал рассказывать, какая я бестолковая.
Вечером, сидя в комнате нашей общаги, пытаясь учить 'Инверсионные течения' и не слышать третьей сотни вопросов на тему 'Что там было?' от Мики, я приняла еще одно важное решение:
1. Больше никаких пластиковых сейров. Буду пользоваться встроенным.
Когда засыпала, услышала раздраженные переговоры сестры и брата:
- Мика, почему у тебя с обеда телефон не работал?
- Почему? - Микаэлла изобразила смех черного властелина. - Почему, спрашиваешь? У нас повсеместно заблокировали связь во время лекций и тренировок. А знаешь почему? Да потому что один идиот звонил Кире, а она не успела отключить связь, и его слова слышали ВСЕ!
В трубке воцарилось удивленное молчание.
- Что между вами было?! - заорала Мика.
В ответ снова тишина. Напряженная, только слышно его дыхание. А после раздалось едва слышное:
- Мик, Кира сейчас рядом?
Голубые глаза подруги взглянули на меня, и Мика не стала лгать:
- Да, рядом. Она рядом, Эд, и в то же время ее нет! Что между вами произошло? Прошло уже два месяца с той нашей дурацкой пьяной выходки, и все это время Кира молчит!
Я нахмурилась и уже хотела встать, чтобы отобрать сейр, но Микаэлла сорвалась:
- Она молчит, зубрит лекции, записалась в две новые секции и больше не пьет. А самое страшное знаешь что, Эд? Она даже не улыбается больше! И я все думала, что это с Киран? А это оказался ты! ТЫ! Сволочь ты!
Последнее слово потонуло в судорожном всхлипе. Не выношу, когда Мика плачет, она такой добрый и светлый человечек, и, когда плачет, у меня сердце сжимается.
- Мик, - смотрю на подругу. Она ручки к груди прижала, старается не всхлипывать, а у самой подбородок дрожит. - Мик, - я встала, забрала телефон, мстительно отключила. - Ничего он мне не сделал, успокойся. И не надо себя ни в чем винить.
Сидит и плачет, и на меня даже смотреть не может. Знает, что вру. Мика - солнечный человек, она может улыбаться и веселить всех вокруг, но при этом очень чутко чувствует чужую боль.
- Слушай, хочешь сегодня пойдем погуляем?
Влажный от слез взгляд и выразительный кивок в сторону часов - ага, после одиннадцати покидать общежитие нельзя.
- Давай поднимайся, - скомандовала я, направляясь в душ, - сегодня поиграем на контрасте.

Мика натуральная блондинка. Длинные светлые чуть вьющиеся волосы, голубые глаза, розовые губки и хрупкая фигурка. Я ее полная противоположность - жгучая брюнетка с зелеными глазами, и на фоне стройной Микаэллы кажусь очень женственной. А так самая обычная фигура... если ее не подчеркивать. Но как раз показывать достоинства и скрывать недостатки мы с Микой умели, а потому она в черном облегающем платье с глубоким декольте, я в таком же белом, но более коротком.
Пробраться мимо камер и охраны труда не составило - мы давно знали путь через подсобные помещения, а наши поддельные карточки идентификации как раз таки и сообщали системе, что это две сотрудницы института покидают здание. И едва мы вышли из служебных дверей, как спортивные балетки были оставлены в нише над окном, а мы начали дефилировать на двенадцатисантиметровой шпильке. Туфли, к слову, были новые, посему мы поначалу шли медленно и осторожно, но уже скоро приноровились и дело пошло быстрее.
Поймали такси, назвали первый пришедший на ум адрес и полетели тусить, как умеем это только мы с Микой.

***
Громкая музыка на этот раз как-то давила на мозги, но исключительно мне. Микаэлла царила на танцполе в окружении трех... а, нет, уже пяти кавалеров и наслаждалась повышенным к себе вниманием. Я же устроилась за барной стойкой и потягивала мятный коктейль с запредельным содержанием алкоголя. Время близилось к трем ночи, в клубе 'Морской бриз', под это самое море декорированном, веселье было в самом разгаре, и я с тоской подумала, что теперь Мику до пяти утра не вытащить.
Но уже в следующее мгновение мысли о Микаэлле были вытеснены чуть насмешливым:
- Сколько?
Нам с Микой, конечно, и раньше делали подобные предложения, что не удивительно, учитывая форму одежды, нами предпочитаемую, а потому реагирую нормально и привычно, даже не глядя на собеседника:
- Мужик, обернись ко входу. Видишь охранников? Достаточно одного жеста с моей стороны, чтобы вон те далеко не маленькие парни вмешались. Так что, если не хочешь собирать свои зубы с пола, просто иди, куда шел.
Обычно на этом любые домогательства прекращались мгновенно, но в этот раз почему-то нет.
- Так вот она, твоя цена - выбитые зубы, - тихий смех. - Да, а ты реально дорогая девочка.
Стремительно крутанувшись, повернулась к нахалу, который не внял предупреждению. Темноволосый незваный гость, памятный по не слишком приятным событиям, обворожительно улыбнулся и поинтересовался:
- Что пить будем? Кстати, я Дейм.
Дейма забыть было бы сложно - красивый, наглый, мускулистый, смуглый, темноволосый, и взгляд - умный, такое сочетание редко встретишь. А я и вовсе видела впервые.
- Девочка по вызову, - в свою очередь представилась я.
- Забыла добавить - очень дорогая девочка, - парировал он.
Его белоснежная улыбочка вновь сверкнула в полумраке бара. Такой тип парней я хорошо знала - бабники, правда такие обычно цеплялись к Мике, я как-то больше другой контингент привлекала.
- Прости, Дейм, я сегодня... не работаю, - да и настроения перебрасываться колкими фразами не было совершенно.
Мне бы в общагу, под одеяло и маме дозвониться, наконец. Стандартный ответ 'Все хорошо' полученный после звонка с телефона Мики я еще поняла, а вот нервное 'Прекрати звонить, Микаэлла', мне не понравилось совершенно. Мама же знала, что звоню я. Так к чему это подчеркнуто официальное 'Микаэлла', ведь ма мою подругу иначе чем 'Микусик' не называет.
- Производственная травма? - решил продолжить беседу напарник Эдварда.
Мрачно взглянув на него, грубо ответила:
- Испарись! - обычно хамство действовало.
Но не в этот раз. Дэйм чуть склонил голову к плечу, разглядывая меня внимательным, слишком проницательным взглядом и неожиданно произнес:
- Что случилось?
Хотелось просто его послать. Но что-то удержало. То ли проницательный взгляд, то ли искреннее участие, прозвучавшее в его голосе.
- Лучше проваливай, - я резким движением подняла стакан, сделала глоток.
Он протянул руку, накрыл мою ладонь неожиданно сильной своей. Не могу сказать, что не ощущала раньше силы мужских рук, - при смешанных группах в спаррингах моими противниками всегда были парни. Но что-то с этим Дэеймом было не так. Я вернула стакан на барную стойку, прикоснулась к ладони, провела пальцами по выступающим венам. Что меня напрягло? Не знаю, наверное, эта вот странность - вены. В летних лагерях мы сталкивались с бойцами десанта, вот там такие же вылезшие вены были, но те бойцы качались, плюс стероиды, плюс имплант, а Дэйм, если служит с Эдом, относился к разведподразделениям. Тогда откуда это?
- Новая тактика обольщения? - произнес Дэйм, а едва я взглянула на него, подмигнул и ехидно добавил: - Начинаю понимать причины твоей завышенной стоимости.
Мгновенно убрала руки и вообще вернулась к коктейлю, сделав вид, что ничего не было. Хотя с чего это вообще я смутилась? Крутанувшись на стуле, с вызовом взглянула на Дэйма... под его понимающим и опять же чуть снисходительным взглядом смутилась окончательно и решила пить и молчать.
- Я бы тоже сделал вид, что ничего не было, но мне просто интересно - что ты там заметила такого любопытного, в моей ладони? - веселый голос, в котором проскальзывают стальные нотки.
Не скажу, чтобы подобное мне было в новинку - адмиралы, капитаны крейсеров, капитаны военных баз говорили примерно так же, вроде и по-дружески, мы-то для них всего лишь курсанты, прибывшие на экскурсию, но за внешней мягкостью проскальзывала эта командная сталь. И снова вопрос - откуда у разведчика подобный голос? Сомневаюсь, что у него привычка командовать впиталась в характер.
- Люблю мужские руки, - с придыханием ответила я и похлопала ресничками.
- Люблю красивых девушек, - в тон мне произнес Дэйм, неожиданно придвигаясь ближе и превращая наше общение в нечто интимное.
А это уже наглость.
- Дейм, - пропела я, тоже придвигаясь к нему, - есть предложение.
- Мм, слушаю, - его рука скользнула на мою коленку.
Я облизнула губы и, глядя в черные насмешливые глаза, выдохнула:
- Проваливай!
Дэйм отреагировал странно. Ни злости, ни раздражения, ни насмешки - он удивился. Он действительно сильно удивился и теперь смотрел на меня чуть нахмурившись и явно не понимая.
- Что? - спросила я.
- Ты меня послала, - констатировал Дэйм. - Ты серьезно меня послала?
Настала моя очередь удивляться. Запел женский красивый голос, ударили басы, клуб взорвался восторженным женским визгом, а я удивленно смотрела в черные глаза напарника Эдварда Дрейга, который не менее удивленно смотрел на меня.
- Кира, - обнаружил он знание моего имени, - нет, правда послала?
- А что тебя удивляет? - решила я возмутиться. - У меня нет настроения. После случившегося на квартире Эда мне банально стыдно и вспоминать о нашем знакомстве нет желания абсолютно. И да - я тебя послала, ты не в моем вкусе.
Его глаза округлились.
- Что? - повысив голос, вопросила я.
Дэйм тряхнул головой, словно пытаясь отогнать какие-то мысли и коротко приказал мне:
- Смотри.
После чего стремительно поднялся. Развернувшись вполоборота, я начала смотреть. Дейм же оглядел зал, выхватил взглядом девушку в ярко-малиновой мини-юбке и едва зримом черном топике. Повернулся ко мне, удостоверился, что я наблюдаю, и подошел к жертве, которую приобнимал довольно-таки симпатичный парень. Дальше случилось нечто - девушка повернулась, едва Дейм обратился к ней с вопросом... в следующее мгновение улыбка исчезла с ее лица, глаза расширились, лицо приняло восторженное выражение, и, отбросив руку своего парня, она шагнула к темноволосому напарнику Эдварда Дрейга. Бракованный навигатор, у нее мозги явно закоротило. А наглая рожа чуть склонил голову, словно извиняясь, крутанулся и спокойно, с явно вернувшейся самодовольной уверенностью направился ко мне.
Подошел, сел рядом и произнес:
- Видела?
- Да, - согласилась я, - ты козел.
'Козел' удивленно вскинул бровь, меня это не тронуло.
- Так ты, значит, веришь, что сможешь привлечь внимание любой девушки? - не скрывая насмешки, поинтересовалась я.
- 'Привлечь внимание'?! Я не клоун, - отрезал Дейм, - а вот влюбить в себя я действительно могу любую. Собственно поэтому я и подошел к тебе.
- Чтобы влюбить меня в себя? - меня откровенно воротило от его самоуверенности.
- Чтобы поговорить, - уточнил Дэйм. Усмехнулся и нехотя начал: - Кир, то, что случилось тогда у Эда...
- Хватит, - отрезала я. И встала, намереваясь прекратить беседу.
- Он из-за меня так поступил, - черные глаза пристально смотрели на меня.
Усмехнулась, качнула головой и честно ответила:
- Мне все равно, Дэйм.
И уже собиралась уйти, как услышала:
- Не будь стервой, Кира.
Да, после такого я осталась, села обратно и ответила:
- Не будь козлом, Дэйм.
Улыбнулся, едва заметно, несколько мгновений раздумывал, продолжить беседу или нет, но все же решился. И, не глядя на меня, с раздражением произнес:
- Я могу получить любую, Кир. Абсолютно. Эд в курсе, и он попытался прикрыть тебя, не позволяя мне даже рассмотреть его утреннюю гостью. А то, что сказал, - он рассеянно пожал плечами, - Дрейг знает, что я шлюхами не интересуюсь, вот и обезопасил тебя от моего интереса.
- Бредово звучит, - сообщила я.
- Правда - всегда бред воспаленного сознания, - парировал он.
Забавный у нас выходил разговор, но все же:
- Любую? - недоверчиво переспросила я.
Мне весело и с намеком подмигнули. А вот это уже любопытно. Я демонстративно крутанулась, оглядела зал. В него как раз входили Вероника и ее новая игрушка Симма. Веронику я знала давно, у шефа встречались, и ее интересы мне также были известны - мужчины в них не фигурировали.
- Ее сможешь? - скрывая ехидную улыбочку, поинтересовалась я.
- Мм, что мне за это будет? - в свою очередь поинтересовался Дэйм.
Я подтянула платье, чуть сползшее на груди, и осторожно спросила:
- А чего хочешь?
Если скажет 'тебя', получит в морду немедленно. Но напарник Эда удивил, произнеся:
- Поговоришь с Дрейгом.
Бросив на него удивленный взгляд, я переспросила:
- Что?
- Поговоришь с Эдвардом, - спокойно повторил он.
- Зачем?
От очередного всплеска визгов восторженных любительниц клубной музыки я чуть поморщилась. Дэйм усмехнулся, побарабанил пальцами по барной стойке и сделал неожиданное признание:
- Жаль мужика.
Катарсис, приди к нему - все, что тут можно сказать. Я хмыкнула и уточнила:
- Так что я должна сказать Эду?
Дейм загадочно произнес:
- Ты знаешь.
- Если бы знала - не спрашивала.
Но все же он прав - я знала. Прочла ответ в его взгляде, скользнувшем по моим губам, и, прежде чем он его озвучил, уже догадалась, что услышу:
- Скажешь, что ты со мной.
Бракованный навигатор!
- Дэйм, - мягко начала я, - да ты просто...
- Мерзавец, гад, подонок, сволочь, - он без труда догадался, что я планировала выдать, и вызывающе улыбнулся.
Не менее нагло улыбнулась ему. В полумраке барной стойки наши оскалы сияли в свете неона пару секунд, после чего я искренне пожелала ему:
- Чтоб у тебя автопилот заглючил.
- Это типа 'нет'? - вопросили с явным предвкушением.
- Зря ты вообще этот разговор затеял, - сообщила я и отвернулась, не желая продолжать наше общение.
- Кира, - тон его голоса мне не понравился. - Поговори с Эдом. Без нанесений легких телесных повреждений.
Я не отреагировала.
- Поговори с ним сама, иначе я заставлю.
И вот тогда я не выдержала, развернулась к нему и напрямую спросила:
- А какая тебе разница, буду я с ним разговаривать или нет?!
Дэйм усмехнулся и, глядя мне в глаза, спокойно ответил:
- Предпочитаю работать с теми, кому есть что терять. Видишь ли, у них не бывает потерянного взгляда, да и проблем они не создают. В общем, Кир, я ушел покорять девицу нетрадиционной ориентации, - я покраснела, никак не ожидала, что Дейм все поймет, - а ты готовишься к встрече с Эдом.
И он поднялся, я же спокойно спросила:
- А если нет?
Дейм развернулся и теперь стоял за моей спиной. Затем нагнулся, пошевелив дыханием волоски на моем затылке, и прошептал:
- А если нет, тобой займусь я. Не скажу, что ты в моем вкусе, но согласись - девушка, сумевшая сказать 'нет', - это уже вызов, заслуживающий внимания. Будь хорошей девочкой, Киран, вы с Дрейгом чудесная пара, не мучай парня.
И он ушел.

Допив коктейль, протянула бармену карточку. Тот, весело подмигнув, вернул обратно.
- Опять за счет заведения? - догадалась я.
- Дань твоей красоте от постоянного почитателя, - отозвался Крис, намекая, что подарок от него. Не в первый раз уже.
- Мой рыцарь, - я томно улыбнулась.
- Пантеренок, я готов быть твоим до конца жизни, - с Крисом никогда не поймешь, шутит он или серьезно.
Надо забирать Мику и валить домой. Оглянулась на танцпол. За время общения с Дэймом я как-то упустила происходящее из виду, и вообще визги восприняла как реакцию разбушевавшихся меломанок, а оказывается, дело было не в излишке алкоголя - судя по всему, там только закончилась драка. И атмосфера накалялась. Неизвестно откуда взявшиеся два бугая, выше всех на голову как минимум, похоже, в процессе драки разогнали всех кавалеров Микаэллы и теперь пытались 'поговорить'.
- Кир, стой, я скажу охранникам, - встревожился Крис.
Видимо, он, как и я, только заметил неладное.
- Разберусь, - спокойно отозвалась я.
И походкой от бедра уверенно направилась туда, откуда все нормальные люди, предчувствуя проблемы, уже разбегались.

- Чья ты? - низкий гортанный голос, с трудом выговаривающий слова.
Явно не местные ребята.
И чем ближе я подходила, чем отчетливее понимала это. Одежда не из синтетической ткани, оружие на поясе, оружие в сапогах, ножи в ножнах. И оба громилы поразительно походили друг на друга. Бронзовый оттенок кожи, черные большие чуть зауженные глаза, крупный нос, твердые губы, квадратные подбородки, длинные волосы и татуировки странного членистоногого на правом плече.
Именно татуировки заинтересовали сверх меры - изображение точно такого же членистоногого когда-то украшало и мое собственное плечо. Сейчас там красовалась аппликация из стразов и кусочков кожи, за которую я отдала немалые деньги.
- Привет, мальчики, - я уверенно взошла на танцпол и, подойдя к Мике, резким ударом ребра ладони заставила громилу отпустить ее руку.
Что странно - Микусь громилам не сопротивлялась совершенно, стояла и с выражением восторженного обожания смотрела на того, кто к ней с вопросом обратился. Я дернула ее за руку - никакой реакции, меня словно и не заметили.
В следующее мгновение Микаэлла была у меня за спиной. А оба воина, иначе их и не назовешь, сфокусировали трезвые взгляды на мне. Да, оба были трезвыми, абсолютно и совершенно, и это мне очень не понравилось. А еще у них у обоих был очень умный взгляд. Цепкий, проникновенный и... странный. Мне невольно Дэйм вспомнился. И то, как после его взгляда и вопроса девушка в красной мини-юбке стояла с восторженным и тупым выражением на лице, совсем как сейчас Мика. Странно, да? Что еще страннее - кажется, от меня ждали той же реакции. Не дождались, недоуменно переглянулись.
- Чья? - хрипло спросил второй, который к Мике не приставал.
- Вы кто? - в свою очередь поинтересовалась я.
Сдержанные кивки головами, видимо, заменяли поклоны, после чего первый представился:
- МакХаррвед, воин первой руки.
- МакАтлар, воин четвертой руки, - выдал второй.
Забавно. Очень-очень забавно. Потому что я - МакВаррас! А двойных фамилий на Гаэре нет ни у кого... кроме меня.
- Люси, Ванесса, - представила я нас с Микаэллой, которую явно трясло, так как подруга вцепилась в мою ладонь.- Рады были познакомиться, мы пойдем.
В ответ раздалось:
- Стоять!
Я не успела отреагировать, как МакАтлар с невероятной для такого огромного существа скоростью блокировал нам отход, в то время как МакХаррвед сделал шаг и приблизился вплотную.
- Чьи вы? - хрипло и властно спросил воин. - Кому принадлежите?
Внезапно поняла, что лучше нам сейчас действительно принадлежать хоть кому-то, потому как иначе у нас проблемы. Большие проблемы. Учитывая скорость, с которой эти громилы двигаются, охрану данного заведения и оружие не спасет.
- Мы... - начала я медленно подбирать слова.
- Да ничьи мы, - закричала Мика. - Ничьи, я говорила!
Зря она это сказала. Ой зря...
- Это хорошо, - МакХаррвед широко и неприятно улыбнулся и сказал Мике: - По праву сильнейшего ты, Люси, моя!
Я уже догадалась, что это большая, очень большая проблема, как услышала за спиной:
- По праву сильнейшего ты, Ванесса, моя!
Оглянувшись на бледную Микаэллу, которая, кажется, начала отходить от странного состояния загипнотизированности, я мрачно выдала:
- Здорово погуляли, да? - и сделала знак охране.
Увы, даже когда шестеро двухметровых сотрудников службы безопасности 'Морского бриза' стремительно и уверенно шагнули на танцпол, я точно знала, что выносить отсюда будут именно их. С другой стороны - чем они думали, пропуская сюда столь странных посетителей, да еще и с оружием!
Зато, едва охранники подошли, началось самое веселое:
- Девушки, вам требуется помощь? - скорее для того, чтобы отвлечь громил, чем из вежливости спросили они нас.
- А вы как думаете? - в свою очередь поинтересовалась я. - Кто вообще впустил сюда индивидов с оружием?
Начальник СБ смущенно кашлянул и сообщил:
- Они вырубили сотрудников фейсконтроля.
- А вы полицию вызвали? - Мика тоже была возмущена.
- Уже на подходе, - ответили нам.
- Тогда мы пошли, - решила я, вспомнив, что нами-то полиция и заинтересуется, учитывая поддельные документы.
И тут прозвучало:
- Нет, - МакАтлар перехватил мое запястье, рванул на себя и задвинул за спину. - Женщина моя, уйдет со мной. Слова были произнесены.
В ту же секунду участь, подобная моей, постигла Мику. Стоя за широкими спинами воинов, мы мрачно переглянулись. Потом началась драка... И закончилась спустя пару секунд. 'Наши' воины одержали полную и безоговорочную победу. Остальные остались отдыхать на полу танцпола, подсвечиваемые светомузыкой.
- Женщина, - обращение воина ко мне не радовало. - Идем!
- У меня есть имя, - решила напомнить на всякий случай.
- Имя у свободных, имя жены - женщина. Ты строптивая. Воин научит послушанию.
Самое обидное - что этими скупыми фразами мужик словно подчеркивал мою тупость. Не свою, а действительно мою, что бесило.
- Это вряд ли, - отозвалась я, уже примеряясь, куда буду бить.
И тут на сцене действа появился новый персонаж.
- Кир, я не это имел в виду под термином 'хорошая девочка', - Дейм брезгливо перешагивал тела бессознательных охранников, направляясь к нам.
Мы с Микаэллой скептически оглядели 'спасителя'. По сравнению с гаэрскими парнями он и Эдвард были, несомненно, крупными и накаченными, но в сравнении с воинами Дейм казался хрупким подростком. А еще он двигался как самый обычный человек и был совершенно без оружия. В общем, учитывая, что эти двое сделали с охранниками, в том, что Дейм сейчас тоже отправится поспать, я не сомневалась. Но так у нас с Микой хоть будет время снять туфли и сбежать, благо физподготовка на уровне.
- Помощь не помешает, - заметила Микаэлла, как и я, спешно снимая обувь.
Дейм не ответил. Теперь он переводил взгляд с одного воина на другого, а в следующую секунду стремительно атаковал.
Каюсь, сбежать не успели! На пару с Микой, открыв от удивления рты, мы смотрели, как парень бережно уложил 'спать' сначала одного громилу, а затем поверх него и второго. И все это неторопливо и вместе с тем молниеносно.
После сего безмолвного действа Дейм выпрямился, достал салфетку и, вытирая руки, весело спросил:
- Ножкам не холодно?
Холодно не было. Было странно.
- Ты его знаешь? - не отрывая взгляда от темноволосого, спросила Мика.
- Встречались разок, - тихо ответила я, - в небезызвестной тебе квартире.
- Это какой? - Микаэлла продолжала восхищенно рассматривать незнакомца.
- Там где... эм... в футболках ходили...
Мика приняла единственно верное решение:
- Сматываем! - это мне. - Спасибо, - это Дейму.
И, не сговариваясь, мы так босиком и рванули прочь, причем не в сторону входа, а к служебным помещениям, ибо на улице уже завывали сирены полицейских катеров.

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9785699675616
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Газетная
Масса:   276 г
Тираж:   10 000
Литературная форма:   Роман
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Отзывы Рид.ру — Право сильнейшего. Дочь воина, или Кадеты не сдаются
4.65 - на основе 17 оценок Написать отзыв
2 покупателя оставили отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
5
07.07.2016 11:53
Очень понравилась данная книга. Сложно было от нее оторваться. Героиня - потрясающая девушка, не удивительно, что от нее без ума все окружающие мужчины. Хотя тут не только боевой характер срабатывает, красота и фигура тоже имеют место быть. Я могу понять и ярость отца Киры, потому что номера, которые она выкидывает на протяжении книги - это что-то. А ведь есть еще и вторая часть, а также третья.
Автору удалось создать интересный и самобытный мир. Планета Иристан - это мир воинов, именно они здесь правят. Героиня, попавшая туда, с одной стороны, против желания, а с другой, по своей воле, не собирается сдаваться на волю обстоятельств и начинает бороться как за свою свободу и честь, так и за свою мать, которая прожила много лет на Иристане. Ее изобретательности и силе можно только позавидовать, а ведь она в своем родном мире учится только на первом курсе. Да и возраст у нее совсем юный - 18 лет.
Стоит сразу сказать, что по задумке автора все воины Иристана - мужчины крупные, могучие и очень... темпераментные. Отсюда и специфика сюжета. Все шалости героини сделаны с упором именно на эту особенность мужского населения. Разумеется, есть в книге и потрясающе-невероятный ОН, как же без этого? Встреча героев совсем не романтична, но очень наглядно описана автором - тут много пикантных сцен. А интерес к сюжету не пропадает еще и потому, что героиня постоянно убегает от героя, ввиду разных причин. Окончательно встретятся они еще не скоро, но дочитать до этого момента определенно стоит. Ну а про разнообразные проделки девушки я вообще молчу - порой они на грани фола. Да и их масштабы весьма впечатляющие.
Рекомендую к прочтению все три книги. Третью я пока и сама не прочла, но уже в предвкушении. Елена Звездная пишет великолепно, этого у нее не отнять.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
5
28.08.2014 19:26
очень захватывающая история! достаточно необычные традиции загадочной планеты Иристан! ну ГГ, конечно, очень смелая и практически безрассудная девушка, которая, как оказалось, по совету матери отрывается в свои годы юности. Киран учится на капитана, и очень хорошо понимает,что когда учёба закончится, то закончится то бесшабашное время. именно поэтому она берет от жизни все, что только можно. и очень любит свою маму. и очень ранимая в душе, ей дико не хватает полноценной семьи, и она завидую смотрит, как ее подруга бежит с радостью, с криком "папка мой! Папулечка!" и Кире так хочется, чтобы ее обняли крепкие и надежные руки отца. руки ее отца действительно очень крепкие. и Кира на себе чувствует силу своего отца. удары и истязания плетью своей матери и короткий бой с отцом. и вот тут начинается очень непонятная и темная история. Киран приходится много чего узнать, удивиться, изумиться, разозлиться. в книге очень много действий, загадок, неожиданных поворотов. правящий клан и изнанка города. любовь и ненависть. братья-предатели и враг, оказавшийся несчастным человеком. и ставший другом. загадочные тени. удивительные звери под названием Снежная смерть... очень интересно, захватывающе..
Нет 0
Да 1
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 2
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Право сильнейшего. Дочь воина, или Кадеты не сдаются» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить