Аркан Аркан Аркан - это колода карт. Магический артефакт, способный предсказывать судьбу, предостерегать и спасать. Но даже его помощи может быть недостаточно, чтобы найти брата и сестру, близнецов, которых Найд долгое время считал погибшими. Забывший собственное имя, потерявший семью и способность говорить, отказавшийся от своего дара… Теперь Найд уверен: пришло время вернуть себе всё. Даже если цена будет высока. АСТ 978-5-17-080096-4
69 руб.
Russian
Каталог товаров

Аркан

  • Автор: Татьяна Русуберг
  • Твердый переплет. Целлофанированная или лакированная
  • Издательство: АСТ
  • Серия: Легион (АСТ)
  • Год выпуска: 2013
  • Кол. страниц: 608
  • ISBN: 978-5-17-080096-4
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Аркан - это колода карт. Магический артефакт, способный предсказывать судьбу, предостерегать и спасать. Но даже его помощи может быть недостаточно, чтобы найти брата и сестру, близнецов, которых Найд долгое время считал погибшими. Забывший собственное имя, потерявший семью и способность говорить, отказавшийся от своего дара… Теперь Найд уверен: пришло время вернуть себе всё. Даже если цена будет высока.
Отрывок из книги «Аркан»
Часть 1. Безумец.

Глава 1,

или "Я знаю, кто ты есть".

- Надбавь ходу, Найд! Жернов желчью изойдет, если мы запоздаем.
Парень пропустил замечание мимо ушей. Зря Айден суетится, успеют они вовремя. А вот утро такое не каждый день выдается. Цель их путешествия - старая мельница на опушке леса - была почти не видна за завесой поднимавшегося от воды тумана. Там, где стена деревьев редела, его тонкие полотна просвечивали нежно-розовым в лучах восходящего солнца. Тишина была полной - только мерные "плюх-плюх" мельничного колеса неслись над рекой, отчетливо слышные в неподвижном воздухе.
От дыхания изо рта шел пар. Поймав заблудившийся солнечный луч, белое облачко вспыхнуло, будто алмазная пыль. Найд замер: почудилось ему, или он, действительно, услышал хрустальный звон...
- Бздынь! - в ушах у него теперь, точно, звенело - от подзатыльника Айдена, отчаявшегося заставить спутника ускорить шаг. - Может, хватит на птичек любоваться? Жернов уж точно землю копытом роет...
У Найда абсолютно не было желания выслушивать ворчание Айдена или дожидаться следующего тычка:
- Кто быстрее до мельницы? Последний - останется без бекона!
Прежде, чем его спутник успел открыть рот, парень был уже далеко впереди. Холодный воздух ударил в лицо, обжигая лоб и щеки. Сзади слышался тяжлый топот и пыхтение Айдена, но они быстро отдалялись. Найду не нужно было оглядываться: он знал, что тот безнадежно отстал. Может, молодой ленлорд и был здоровее и выше ростом, но ему никогда не угнаться за Найдом, особенно здесь, в лесу. Бекона к завтраку ему точно не видать. А уж фру Боливия, мельникова жена, знала, как сделать бекон сочным и хрустким...
Парень сглотнул слюну, предвкушая двойную порцию, и сбавил шаг. Он не хотел влетать на плотину на полном ходу - не хватало еще, чтобы Жернов подумал, что стряслось неладное.
- Что это с тобой? Кипятком тебя, что ль, ошпарили? - широкая спина мельника распрямилась, руки выпустили мешок с зерном, и, уперев их в боки, Жернов уставился на работника. Парень уставился в ответ, хлопая глазами. Жернов раздраженно хрюкнул:
- От тебя пар валит, что от супового котла Боливии.
Найд осмотрел себя: разгоряченное бегом тело, действительно, дымилось в холодном утреннем воздухе. Он увлеченно начал:
- Понимаете, херр Мальвиус, температура окружающей среды...
- Сегодня четверг, недоумок! - отрезал мельник, оправдывая данное ему мальчишками прозвище - Жернов. - А куда ты молодого ленлорда подевал? Или отец его, наконец, образумился? Ну, где это видано, чтоб единственного наследника, как простого мужика, на работы гонять, трудом неволить?
Парень попытался было вставить слово, но напрасно: раз Жернов начал молоть, остановить его была в силах только фру Боливия.
- Нет, скажу я тебе, парень, сапоги сапожник тачать должон, муку молоть - мельник, а ленлордов сын...
Тяжелый топот сапог по плотине предварил появление Айдена, грудью прорвавшего плывущую полосу тумана, как финишную ленту. "Единственный наследник" хватал воздух ртом и метал в сторону Найда убийственные взгляды.
- ...гхм-гхм, я говорю, ленлордов сын не должен рассчитывать, что старый Мальвиус даст ему спуску! Это лорд Харрис - наш господин, а ты, Айден, пока еще щенок сопливый! Эти мешки сами на мельницу не пойдут, а там еще две подводы разгрузки дожидаются. За работу, бездельники!
Напутственный тычок в спину получил Найд: на молодого ленлорда руку поднимать мельник не смел. Парень задумался, было, над словами Жернова, но товарищ быстро перевел его мысли в другое русло:
- Кто первый перетаскает зерно на мельницу? Я хочу мой бекон обратно. - с этими словами Айден легко закинул на плечи первый мешок. Услышав тоскливый вздох за спиной, он обернулся, блеснув белозубой улыбкой. - Ладно, дам тебе фору: моя подвода - дальняя.

Примерно тридцать треклятых мешков и всего одну порцию бекона спустя, Мальвиус смилостивился, и отправил Найда наверх: мешки принимать и подавать зерно в бункер. Наверху сонно пахло мучной пылью. Воркование голубей под стрехой вплеталось в монотонный стук водяного колеса и поскрипывание ворота, поднимавшего мешки с зерном на верхний ярус. Хлопнули створки люка и - плюх! - один из солдат генерала Жернова лежал серой тушей на полу, притворяясь мертвым. Стараясь двигаться бесшумно, отважный воин зашел с тыла, сливаясь с тенями. Стремительный прыжок - и противник был обездвижен, обезврежен и, в прямом смысле слова, выпотрошен в ящик бункера. Издав победный клич - несколько приглушенный, чтобы не встревожить мельника на нижнем ярусе - Найд нагнулся за следующим мешком.
Постепенно он вошел в ритм работы, мускулы разогрелись, и боль в них прошла - или отступила на второй план. Труд был однообразным: снять мешок с крюка, развязать горловину, поднять и вытрясти содержимое в бункер, снова нагнуться... Зато простой процесс оставлял голову свободной, давал время для размышлений.
Найд вернулся мыслями к утренней тираде Мальвиуса: "Значит, вот, что мельник думает о воспитательных методах херра Харриса. Что ж, это не новость". Недоумение Жернова разделяли многие - не столько в деревне, сколько в окрестных ленах и в самом Гнезде, ярлове борге. Оно и понятно. Сыновья ленлордов - да и сами ленлорды, если уж на то пошло, - не сеяли, не пахали и ремеслу не обучались. На это у них были слуги. Некоторые господа даже читали по складам. Грамота? На это были писари и ученые монахи. Время свое благородные лорды, во главе с ярлом Гнездом, проводили в охоте и воинских потехах.
Херр Харрис, владетель Горлицы и окрестного бора, был коловшим глаза исключением. Мало того, что он был из "новых", то есть получил свой титул и лен не от отца, а всего лишь лет двадцать назад - в награду за какие-то заслуги на армейской службе, о которых он никогда не распространялся. Так этот "выскочка голоштаный", как величали Харриса за глаза соседи, еще и порядки новые у себя позаводил.
Вместо того, чтобы гонять собаками лис, он плотничал, столярничал, подковывал лошадей, а если нужда была, и за плугом мог пойти. От сына своего требовал ленлорд таких же умений, и потому посылал его то к плотнику, то к каменщику, то к кузнецу, а теперь вот уже третью неделю Айден был в обучении у мельника. Найд участвовал в этой программе наравне в молодым ленлордом. Только вот его вклад в мельничное дело ни у кого не вызывал удивления. Он был всего лишь сиротой на попечении херра Харриса, приживале полагалось отрабатывать свой хлеб.
За все двадцать лет своего лордства херр Харрис не увеличил свой крохотный лен ни на сантиметр. Это соседи также не приминули поставить "новому" в укор: мол, что сам получил, то и сыну передаст. При этом они "забывали", что обычно малоимущие ленлорды расширяли свои владения за счет грабежей, междуусобиц и захвата соседской собственности. Каждый раз при посещении борга, Найду приходилось выслушивать о бедности хозяина Горлицы, не могущем позволить себе прислугу и работающем в поле, как последний холоп.
Время от времени этот припев приедался, и соседушки выдумывали что-нибудь новое. Последняя сплетня, которую Найд услышал в Гнезде, касалась, между прочим, его самого. Если раньше он и не подозревал, что являлся бастардом херра Харриса, зачатым от Чарской потаскушки, то уж теперь ему постарались открыть на это глаза. "Бастард ленлорда! Это я-то?!" Сверстникам Найд еще мог заткнуть рот. Что бы ни говорил херр Харрис, а расквашенный нос и тычок под ребра были действенным лекарством от злословия. Но что Найд мог поделать со взрослыми, вроде монаха Сибелиуса, на уроках каллиграфии заставлявшего его переписывать "Бедность не порок" двадцатью пятью различными шрифтами?
Хорошо, хоть в Горлицу соседская знать не наведывалась, да и в гости не приглашала - избегали "нового Горлицкого". Так что все сплетни обходили херра Харриса и его сына стороной. Ленлорд, конечно, прекрасно знал о своей репутации выскочки со странностями, но ему от этого, вроде как, было ни жарко, ни холодно. О чем догадывался и как относился к этому Айден, Найду было неведомо. Сам молодой ленлорд тему не поднимал, а сироте-воспитаннику совать нос в господские дела не годилось.
Найд знал только, что Айден завидовал ему за возможность каждую неделю ходить в борг на занятия с Сибелиусом. Интереса к грамоте, как у его наперсника, у ленлордова сына не было, но он давно уже просил отца отпустить его в Гнездо, на военную службу в ярловой дружине. И каждый раз получал отказ. Нельзя сказать, чтобы парень был неопытен в обращении с оружием. Отец обучал его сам, а Найд был постоянным инвентарем эти уроков - Айдену нужен был подходящий по возрасту и размеру противник. Несмотря на очевидные успехи сына в воинском искусстве, херр Харрис предпочитал отправлять наследника не в борг, а на покос, в кузню или - на мельницу. Взъерошенный после очередного объяснения с отцом, Айден выплеснул как-то свое раздражение на Найда:
- Людей, говорит, хлебом кормить - занятие более благородное, чем кровь им пускать! Что ж он меня, до старости хочет заставить крупу просеивать? А если война? Кто же этих... мельников от врагов защищать будет? А говорят, отец в свое время был доблестным воином! Эх, меня бы на твое место, я б уж не гавно мышиное с книжек в борге обметал, а давно бы разведал, как в дружину ярлову попасть...
Найд мог бы ответить, что рекрута с темной, как у него, родословной, в дружину никогда бы не взяли, хоть в лепешку расшибись. Он мог бы также, как очевидец, подтвердить воинскую доблесть херра Харриса и выразить сомнения насчет будущего Айдена в мукомольном деле. Но он промолчал. Найд был вполне согласен с херром Харрисом насчет кровопускания. К тому же, именно этим, был он убежден, и кончился бы первый визит молодого ленлорда в Гнездо. До сих пор сирота, как мог, старался ограждать Айдена от ходящих вокруг пересудов, и скрывал причину своих боевых похождений в борге, хоть за них ему здорово влетало дома...
Найд на мгновение прервал работу, чтобы отереть бегущий по лицу пот. Глаза его оказались на одном уровне с окошком, открывавшимся на Горлицу - реку, давшую название деревне и вращавшую мельничное колесо. Туман растаял под полуденным солнцем, и вода сияла небесной синевой, отражая редкие облака и ржавый лесной окоем. Течение было отсюда незаметно. Вода казалась застывшей, как синий хрусталь. Только изредка золоченый кленовый лист срывался с ветки, лениво кружился и, наконец, касался зеркальной поверхности, казалось, отвечающей музыкальным звоном. Этот чистый звон вступал в странную гармонию с голубиным воркованием, плеском мельничного колеса, поскрипыванием ворота... Как будто бы Найд слышал незнакомую мелодию, нет, песню. Он даже почти мог различить доносящиеся откуда-то издалека слова, одно из которых напоминало его собственное имя...
- Найд! Найд! Заснул ты там, что ли, паршивец? - рев Жернова заставил парня подпрыгнуть на месте, удариться о низкое перекрытие и полупрокричать - полупроохать в ответ:
- Я тут, ох-хе, херр Мальвиус!
- Тут он! Пока тебя, дармоеда, дозовешься, вся мельница ярким пламенем сгорит и пеплом рассыпется!
- А что, пожар начался, херр Мальвиус? - обеспокоенно завопил вниз Найд и закрутил головой по сторонам, высматривая следы дыма.
- Пожар - не пожар, а крыса у нас завелась. Здоровый крысак и наглый! Шастает среди бела дня по складу, как Боливия у себя в кухне. Дочку мою, Камиллу, досмерти перепужал, - мельник набрал воздуху в легкие и заорал наверх новую инструкцию. - Я пойду погляжу, что там, а то, как бы от всей нашей муки да крупы одни дыры в мешках не остались. Ты тут один с воротом управишься? Айден во дворе подводы грузит.
- Управлюсь, херр Мальвиус, не беспокойтесь.
Жернов проворчал в ответ что-то, не слышное за шумом водяного колеса. Перпеспрашивать работник не решился. Внизу хлопнула дверь.
Найд поспешил на нижний ярус. Без помощи мельника ему теперь самому приходилось насаживать мешок с зерном на крюк, запускать ворот и останавливать лебедку, когда груз исчезал в люке на потолке, нестись по крутым ступенькам наверх, высыпать пшеницу в бункер и снова катиться вниз по лестнице. В принципе, Найд мог бы и не торопиться. Но он дал себе слово, что не посрамит имя херра Харриса, своего попечителя, и с любой работой будет справляться на совесть. Жернов только что отчитал его за лень, так что теперь парень решил наверстать упущенное и показать Мальвиусу, что он один может управиться с помолом не хуже, чем если бы их было двое.
Вскоре с работника градом катил пот. Особенно жарко было на верхнем ярусе, который солнце успело нагреть через тонкую крышу. Найд скинул рубаху и продолжал носиться вниз-вверх по лестнице голый до пояса. Он не заметил, когда неуютное чувство, будто за ним наблюдают, стало настолько сильным, что отвлекло его от монотонной работы. Просто вдруг он выпал из своего ритма и застыл с пустой мешковиной в руках, уставившись в тени под косыми балками, поддерживавшими крышу. Тени зашевилились, и из них выступила высокая фигура, очертания которой показались парню знакомыми. Пушистые косы вспыхнули красным в солнечном луче.
- Камилла?
Дочь мельника вышла на свет, по-кошачьи жмурясь.
- Найд. А ты не только на лицо пригожий. Тонкая талия, широкие плечи... Ты уже не мальчик. Но ведь еще и не мужчина, верно, Найд? - говоря, Камилла медленно приближалась, чуть раскачиваясь, будто она танцевала под одной ей слышную музыку. Глаза ее поймали взгляд Найда, и не отпускали, обволакивая, засасывая в зеленую глубину.
Парню потребовалось все его самообладание, чтобы выдавить:
- Тебя э-э отец с поручением послал или фру Боливия?
"Интересно, как Камилла тут очутилась? Каким образом девушка проскользнула мимо меня незамеченной, когда я все время только и делал, что шнырял по единственной, ведущей наверх, лестнице?"
Камилла помотала рыжей головой:
- Нет. Я сама пришла, - сказано это было таким голосом, что у Найда под ложечкой что-то задрожало и оборвалось. Внезапно он остро почувствовал, что стоит перед мельниковой дочкой полуголый, и принялся беспомощно оглядываться в поисках неизвестно куда провалившейся рубахи.
- Ты не это ищешь? - Камилла вытащила руку из-за спины и продемонстрировала недостающий предмет его костюма. Парень вытянул руку вперед.
- Ты нашла ее? Спасибо. Прости, я не знал, что ты была здесь, иначе бы я никогда... Не позволил себе... - слова замерли у Найда на языке. Протянутая рука начала подрагивать. Камилла разглядывала его, чуть улыбаясь полными губами, не делая ни малейшего движения ему навстречу.
- Отдай мне рубаху. Пожалуйста. - голос его упал до шепота.
- Возьми ее сам, - девушка стояла перед ним, чуть помахивая своим трофеем. В глазах ее вспыхивали золотистые искры.
Найд сделал нерешительный шаг вперед, другой. Теперь одежда была в его досягаемости. Но едва пальцы коснулись шерстяной ткани, Камилла легко скользнула назад, оставив парня ни с чем.
- Ну, что же ты? - мучительница рассмеялась и потрясла злополучной тряпкой. Вспыхнув, Найд быстро шагнул вперед, одновременно вытягивая руку. Камилла изогнулась, как ивовая ветка, и ушла в сторону. Он последовал за ней. Девушка, хихкнув, отступила за косую балку. Используя ее как прикрытие, она продолжала дразнить парня, заставляя его метаться то вправо, то влево, но не позволяя ему завладеть рубахой.
Внезапно Найд остановился и уронил руки вдоль тела:
- Я не знаю, что за игру ты тут затеяла, Камилла, но играть в нее я не буду.
Он не мог видеть ее глаза в тени за балкой. Только яркая зеленая полоса горела там, где солнечный луч касался платья на груди девушки. Грубая ткань быстро колебалась в такт ее дыханию. Внезапно одним скользящим движением Камилла оказалась лицом к лицу с Найдом. Он никогда не видел дочь мельника так близко. Да что там, честно говоря, он ни одну девушку раньше не видел так близко.
Солнце горело в ее волосах, будто уложенные вокруг головы рыжие косы были кольцами дремлющей саламандры. Ее ресницы были длинными, темными и бросали сеть дрожащих теней на веснушчатое лицо. Парню пришлось смотреть вверх, чтобы встретить ее взгляд - неожиданно серьезный и требовательный.
- Это не игра, - горячая ладонь Камиллы сжала его руку, и перед глазами Найда все поплыло. Это случилось с ним снова, как всегда, в тот момент, когда он меньше всего этого ожидал. Красочный мир вокруг него пропал, отодвинулся невообразимо далеко, будто он смотрел на мельникову дочь через длинную темную трубу, вроде той, в которую за монетку можно глянуть на ярмарке, чтобы увидеть складывающиеся из кусочков картинки. Крошечная Камилла на другом конце трубки рассыпалась со стеклянным звоном, осколки перемешались, сдвинулись и составили новое целое, в котором девушка была не одна. Изображение внезапно приблизилось, будто калейдоскоп был одновременно подзорной трубой. Он слышал быстрый стук сердца Камиллы и звук другого сердца, делящего с ней потоки золотистой энергии, стремящиеся через ее тело. Там, в глубине золотой паутины, как в солнечном коконе, зрел живой плод. Он звучал. Музыка, исходящая от него, была исполнена силы и света, она наполнила Найда до краев, так, что он испугался, что не сможет вынести больше, что его собственное сердце лопнет, и никогда не сложится снова...
Испуг вернул Найда обратно. Казалось, будто на этот раз его самого протащили через слишком узкую и слишком длинную трубу и вышвырнули на то самое место, откуда он начал свое путешествие. Он все еще стоял перед Камиллой, тяжело дыша; девушка, по-прежнему, крепко сжимала его руку. Их глаза встертились.
- Теперь ты знаешь, - Камилла уверенно кивнула, будто это движение могло придать ее словам больший вес. - Не отпирайся. Старуха была права: у тебя есть сила. Ты видел его, правда? Ты видел! - девушка тряхнула Найда, не отводя от парня своих лихорадочно горящих глаз.
Найд и не думал отпираться. Он вообще едва был способен думать.
- Чего ты хочешь? - устало прошептал он.
- А ты не догадался?
Он помотал головой, на что его внутренности тут же ответили рвотным позывом. Найд еще никогда не погружался так глубоко. Теперь за это приходилось платить.
- Того, что старуха не смогла сделать! - непонимание было написано в глазах парня такими большими буквами, что Камилла потеряла тепрение. Приблизив свое лицо к его так, что они почти соприкасались носами, она прошипела:
- Избавь меня от него! - глаза девушки искали ответ в лице Найда. На веснушчатом лбу выступили капли пота. - Вытащи его из меня, и делай с ним все, что хочешь. Он твой!
Понимание ударило его, скрутив внутренности в холодный, скользкий узел. "Камилла хочет избавиться от ребенка! Она просит меня о помощи, потому что верит, что я - колдун. Не просто колдун, а темный! Она предлагает мне свое нерожденное дитя, потому что в народе ходит поверье, что темные используют тела нерожденных для приготовления самых страшных, запретных эликсиров, дающих им невероятную власть. Какого же Камилла обо мне мнения! Или кто-то навел ее на такие мысли?"
- Ты сказала... старуха не смогла... Значит - ты уже пыталась?... - казалось, слова обжигали Найду язык.
- Ведьма дала мне отвар, но я не скинула. Ведь ты мне поможешь, правда, Найд? - он ощутил, как тело Камиллы прижалось к нему. Грубая шерсть платья защекотала кожу на обнаженной груди, девушка пристроила его руку к чему-то горячему в складках своей юбки, надавила...
Он вырвался, дрожа с ног до головы, с трудом сдерживая рвотные спазмы.
- Я не могу!
Мысли Найда скакали с предмета на предмет: "Старуха, должно быть, - это Болотная Бабка, которой пугают детей в Горлице. Ходят слухи, что живущая на болотах вдова - ведьма. Слухи эти, впрочем, отнюдь не мешают деревенским искать у Бабки помощи в любовных делах или панацеи от крестьянских хворей. Но откуда болотная отшельница знает про меня? И с чего она возвела на меня такой чудовищный навет?"
- Конечно, можешь! - слепая вера звучавшая в голосе Камиллы выбила почву у него из-под ног. - Стоило тебе дотронуться до меня, и ты уже знал, что я в тяжести, хотя ни мать моя, ни сестры ни о чем не догадываются. Ты травы знаешь. Если у кого конь охромел, или корова не разродится, тебя зовут. Тебе сила дана.
Припев мельниковой дочки о силе уже сидел у Найда в печенках. Он хотел было напомнить девушке, что она - не корова, но вовремя сдержался.
- Ты не поняла. Я не могу убить твоего ребенка, - лицо Камиллы искривилось при слове "ребенок", которого она сама, заметил Найд, избегала. Он продолжал, пытаясь поймать ее бегающий взгляд. - Твое дитя прекрасно, Камилла. Его сердце бьется, у него большие глаза и пальчики на руках. Десять пальчиков, как полагается, - он пытался передать красоту своего видения молодой матери, но его слова были неуклюжими, бесцветными, и лицо ее оставалось застывшим, как каменная маска. Найд неуклюже закончил:
- Я не убийца, Камилла. И я не темный...
Но девушка поняла его по-своему:
- Не бойся, никто ничего не узнает. Не хочешь его, мы найдем другой способ тебе заплатить, - качнув бедрами, Камилла снова оказалась очень близко к Найду. Ее рука выпустила его рубаху и пустилась на исследование штанов. Слегка коснувшись губами найдова уха, девушка прошептала. - Нравится?
С ужасом Найд почувствовал предательское шевеление в упомянутых штанах, не ускользнувшее от внимания Камиллы. Оттолкнув настойчивые пальцы, он нагнулся, подхватил рубаху с полу и одним движением нырнул в нее, как в спасительную кольчугу.
- А что говорит отец ребенка? Или твой отец?
Эти слова подйствовали на мельникову дочку, как мытье на кошку. Сузив мечущие молнии глаза, она прошипела:
- Ни слова моему отцу, слышишь? Ты знаешь мою тайну, но я тоже знаю твою! - с усилием совладав с собой, девушка выпрямилась и сказала напряженным голосом:
- Так ты поможешь мне или нет?
Найд только покачал головой. Его снова одолевала тошнота.
Внезапно с глухим стоном Камилла осела на пол и принялась раскачиваться на коленях, спрятав лицо в ладонях. Ее плечи содрогались, из груди вылетали невнятные, жалостные звуки. Парень ожидал чего угодно, только не такого оборота событий. Немного потоптавшись на месте, он присел на корточки рядом с девушкой, не решаясь дотронуться до нее или заговорить. Прислушавшись, он разобрал между судорожными рыданиями:
- Мне... мне некуда больше... Такой позор... Если отец узнает... меня в монастырь... навечно... А мне только... шестнадцать...
Сердце Найда сжалось. Он осторожно подбирал слова:
- Херр Мальвиус не так уж суров. Вот увидишь, он простит тебя. Если я могу как-то помочь... То есть не так, по-другому...
Камилла не дала ему договорить. Оторвав руки от покрасневшего, но подозрительно сухого лица, девушка вцепилась в Найда:
- Если ты не поможешь - вот тогда ты станешь убийцей. Ты один будешь виновен в двух смертях! Я утоплюсь, ей-богу, утоплюсь, и ублюдка возьму с собой в могилу!
Парень отшатнулся. На мгновение он поверил в искренность мельниковой дочки. Но ее руки все еще сжимали его запястья, и озарение встряхнуло картину его реальности, как внутренности калейдоскопа, и выложило новый узор.
- Нет, Камилла, - ровно сказал он. - Ты не хочешь навредить себе. Только ребенку.
С рычанием девшушка оттолкнула его и вскочила на ноги.
- Будь ты проклят, колдун! Проклят! - она бросилась вон, но обернулась, уже стоя на лестнице.
- Ни слова никому! Помни, я знаю, кто ты есть! - с этими словами Камилла исчезла, только каблуки прогрохотали по ступенькам, да хлопнула внизу дверь.
Найд рухнул на пол, и его вывернуло прямо на то место, где только что сидела хозяйская дочь. Тупо глядя на то, что осталось от утреннего бекона, он спрашивал себя: "Почему девчонка уверена, что знает, кто я есть, когда я сам этого не знаю?"

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9785170800964
Аудитория:   16 и старше
Бумага:   Газетная
Масса:   440 г
Размеры:   207x 136x 45 мм
Оформление:   Тиснение серебром
Тираж:   2 500
Литературная форма:   Роман
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить