Тени безумия Тени безумия Нелегко быть боевым магом. Охотиться на нечисть и нежить, уничтожать запретные артефакты и сражаться с посвятившими жизнь служению Хаосу чернокнижниками. Но еще опаснее и труднее бороться с подлостью и хитростью смертных. Когда ты пешка в чужой игре и даже не знаешь правил, сложно победить врага. Особенно когда игру затеял Высший совет магов, а противник — лучшие убийцы в мире. И что при всем этом делать с упырями, которые требуют от тебя невыполнимого? И ты даже не подозреваешь, что настоящий, куда более опасный враг притаился и ждет своего часа в тени. Альфа-книга 978-5-9922-1614-1
162 руб.
Russian
Каталог товаров

Тени безумия

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Нелегко быть боевым магом. Охотиться на нечисть и нежить, уничтожать запретные артефакты и сражаться с посвятившими жизнь служению Хаосу чернокнижниками. Но еще опаснее и труднее бороться с подлостью и хитростью смертных. Когда ты пешка в чужой игре и даже не знаешь правил, сложно победить врага. Особенно когда игру затеял Высший совет магов, а противник — лучшие убийцы в мире. И что при всем этом делать с упырями, которые требуют от тебя невыполнимого?
И ты даже не подозреваешь, что настоящий, куда более опасный враг притаился и ждет своего часа в тени.
Отрывок из книги «Тени безумия»
Глава первая
ЛАНГАРЭЙ

Девушка танцевала.
Она кружилась, молитвенно вскидывая руки к ночному небу, приседала, быстро касаясь травы ладонями. Рыжие косы метались жадными языками пламени. Подол белого платья развевался, бесстыже открывая взглядам голые ноги. Несмотря на поднимавшуюся от движений пыль, облачение девушки оставалось чистым.
Девушка танцевала и смеялась. Ее танец под полуночной луной походил на ритуал в честь ночных богов, проводимый эльфами Лесов Кенетери. Но танцовщица не была Высокорожденной, а танец не посвящался божествам ночи и луны.
Ярко сияли в небесах созвездия Охотника и Скорпиона - древнего героя-полубога и ужасного чудовища, в давние времена сошедшихся в битве, от которой сотрясалась земля и обрушивались горы, высыхали реки и озера, падали заслоны и барьеры меж измерениями; и испугавшиеся за мир боги вознесли сражающихся на небо, поместив между ними малозаметное созвездие Щита. Охотник и Скорпион, не в силах преодолеть Щит и вновь сойтись в поединке, свой гнев и ярость изливали в ослепительный небесный огонь. Но звездный свет преломлялся, достигая пурпурной завесы, делящей воздушные высоты на две неравные части. Столетиями живущие под Куполом смертные уже привыкли к изменению в сиянии ночных светил. Да и то оно не являлось заметным для обычного зрения, невооруженного волшебным или техническим инструментом. Магическая пелена, отделяющая Царствие Ночи от окружающего мира и непереносимого для упырей Воздействия, хорошо видна только вблизи. Разве что рожденные в клане Дайкар, чья Сила крови позволяет разглядеть все в пределах определенного участка пространства, способны увидеть пурпурные переливы в высях аэра, устремив свой Внутренний Взор в небеса.
Взмах рукой.
Поворот.
Хлопок ладонями - три раза, затем два, затем снова три, как на талорском празднике в честь прихода весны.
Ноги скользят по земле, так быстро, будто не касаются ее.
Голая ступня задела скрюченное тело. Мертвые глаза удивленно уставились на девушку. Вмятина на доспехе павшего воина была словно нанесена ударом палицы троллей или пульсаром. Он даже не успел вытащить меч из ножен, когда бог смерти обрезал нить его жизни.
Смех прервался, но девушка продолжила танцевать.
Пущенная ей в грудь арбалетная стрела сломалась, схваченная и отброшенная потоком воздуха. Ветер зашелестел, вздымая подол, и земля вокруг девушки задрожала. Брошенные гоблинами-пращниками снаряды ударились о взметнувшийся стеной каменный пласт.
Девушка танцевала, не обращая внимания на новые стрелы и камни, игнорируя мертвые тела, которые устилали путь перед ней. Она целеустремленно двигалась вперед, и земля с ветром послушно защищали ее.
Охранявший прикупольную территорию отряд уже не пытался захватить танцовщицу живой. Семнадцать воинов, в том числе четверо Шифау из Средних, погибли, не сумев нанести даже одного удара перед гибелью. Ветер и земля, повинуясь танцовщице, в мгновение ока отправили в посмертие не ожидавших нападения бойцов. Обычных смертных словно сжали огромные невидимые руки, круша доспехи и кости. Шифау не только сдавил ветер, под ними вдобавок разверзлась земля, поглощая в свое темное нутро. Вырвавшийся из сомкнувшейся над упырями почвы огонь указывал с ужасающей определенностью, что Шифау умерли окончательно.
Оставшаяся в живых десятка прикупольных бойцов пятилась от танцовщицы, продолжая разряжать в нее самострелы, хотя еще ни одна арбалетная стрела не достигла цели. Трое гоблинов прекратили попытки попасть в девушку, и теперь быстро бежали в сторону небольшого леса. Семеро остальных воинов упорно осыпали проникшего сквозь Пелену врага бельтами. Они должны были задержать девушку любым способом, дать гоблинам время добраться до храма Ночи, расположенного в лесу, где упырь из клана Дайриш сможет послать весть ближайшим прикупольным отрядам и в замок Артана Род-ан-Тола Роху. Родовая обитель Род-ан-Толов уже десять лет служила пристанищем для Братства Крови, военного ордена упырей, и отряд Братьев мог прибыть к рубежу Купола в считанные минуты.
Оставалось лишь одно - продержаться до прибытия.
Приставленный к отряду маг Роман Вьен поспешно колдовал, пытаясь создать огненный шар. В ауре чародея не имелось заранее подготовленных боевых заклинаний, да и способности к управлению эфиром у волшебника были довольно посредственными. Главным предназначением Романа являлось недолгое усиление трансформы упырей, а для этого ему не требовалось особо стараться. Особая магопрактика под руководством Постигающих ночь, сообщества упыриных магов, позволяла смертным чародеям просто-напросто открывать Живущим в Ночи свои эфирные запасы для поглощения и преобразования.
Атаковавшая прикупольный отряд девушка была волшебником, причем волшебником высокого уровня, судя по тому, как обходилась без использования Слов. Скорее всего, она преобразовывала эфир в заклинания при помощи танца, но однозначно утверждать этого отрядный чародей не мог. Роман не разбирался в теории Искусства. Учили его в Лангарэе, а Постигающие ночь не позволяли магам иных народов изучать принципы создания могучих заклинаний.
Однако в одном отрядный чародей был уверен точно. Девушка, скорее всего, была инициирована Землей и Ветром, поскольку использовала только эти стихии с самого начала нападения. И Роман бесхитростно решил атаковать Огнем. Файербол не отбить подобно арбалетной стреле или пущенного из пращи камня. Но если девушка сумеет отразить огнешар, значит, уровень ее стихий выше доступному Роману, и чародею лучше держаться за спинами воинов, стараясь создать заклинание похитрее.
- Идут! - крикнул воин, державший наготове дротик. Взгляды остальных невольно скользнули в ту же сторону, куда смотрел боец. Шесть темных фигур приближались со стороны пелены, и, судя по скорости движения, на помощь спешили Живущие в Ночи.
Невольно Роман вздохнул с облегчением. Шифау не успели воспользоваться его эфирным запасом, и если новоприбывшие упыри окажутся умнее, то не будут безрассудно атаковать девушку, а сначала увеличат свою Силу крови. Ну а с трансформировавшимися упырями не всякий маг может справиться.
Вот Роман уж точно бы не смог.
Вспыхнула алый огонек между ладоней, и Роман улыбнулся. Зародыш огнешара разрастался на глазах, рожденный соприкосновением магии и косной материи. Инициированный пламенной стихией, Вьен остро чувствовал пульсацию Силы в файерболе.
Маг мгновенно принял решение. Он поддержит атаку Живущих в Ночи, отвлекая внимание врага на свое заклятье. Пускай оно и не принесет много пользы, но любая помощь будет оценена по достоинству. Упыри суровые владыки, но справедливые.
- Нет! - услышал Роман, вздымая руку с огнешаром и приказывая своему заклятью ударить по танцовщице.
Хоть их еще разделяло большое расстояние, маг очень хорошо расслышал крик приближающейся упырицы.
А в следующий миг файербол взорвался, разнесся руку Вьену. Маг не успел закричать от боли. Потоки огня окутали его, лишая жизни, и только обугленный костяк осыпался на землю.
Воины вздрогнули, когда позади них взметнулось пламя, пожирая волшебника. Ужас охватил людей. Бросая арбалеты, они разбежались в разные стороны. На месте остался стоять только воин с дротиком, весь дрожа, но крепко сжимая оружие.
Танцовщица снова засмеялась.
Воин метнул дротик, и тут же выхватил меч. Угрюмое лицо было полно решимости. Двадцать лет назад прорвавшиеся сквозь магическую пелену волшебники и наемники, с которыми шли Магистры и Меченые, напали на торговый город вблизи Купола. Целью выпускников Школы Магии и Школы Меча был храм Ночи посреди города, остальные же бандиты решили поживиться добром простых жителей. Они не гнушались убивать безоружных, и в тот день Замар Келос, обычный пятнадцатилетний подросток, ничего не сумел сделать, чтобы защитить мать и сестер. Огромный наемник походя рубанул его мечом, а следовавший за ним орк просто-напросто отшвырнул Замара в сторону. Лежа на холодном полу и истекая кровью, он слышал отчаянные крики родных, но не мог спасти их.
Ворвавшийся в дом Сайкеу был страшен. Вместо головы одна лишь пасть с острыми клыками, такие же пасти на шести руках, торчащих из плеч, груди и спины. Особенно запомнились пасти вместо коленей, способные удлиняться по воле Сайкеу. Пятеро ублюдков умерли в мгновение ока. Магистры и Меченые, которые должны были отвлечь упырей на себя, поступили наоборот, используя наемников как приманку. Впрочем, и они не избежали участи остальных прорвавшихся сквозь Купол.
Тогда упырь спас от смерти семью Замара.
Было бы бесчестьем сейчас бежать.
Воин бесстрашно шагнул навстречу девушке, занося меч для удара. Он закричал, подбадривая себя. И побежал вперед.
- Стой! - закричала упырица. Живущие в Ночи быстро приближались.
Недостаточно быстро, чтобы помочь единственному сохранившему храбрость бойцу. Ветер засвистел, стальной хваткой сжимая Замара, он затрепыхался, но не пытаясь вырваться - изловчившись, Келос бросил меч в голову танцовщицы.
Она притопнула ногой, и вздыбившаяся земля поглотила клинок.
Ветер сильнее сжал свои объятья, Замар вскрикнул, чувствуя, как ломаются кости. Последнее, что он увидел в своей жизни, была огромная, почти на все небо луна.
Шестеро упырей остановились метрах в десяти от девушки, которая тут же прекратила танцевать и развернулась в их сторону. Живущие в Ночи тяжело дышали. Даже упырям нелегко далась скорость их бега.
- Все назад! Дарион, помоги мне! - приказала беловолосая упырица, та же, что кричала до этого магу и воину. Не-живые послушно отступили. Живущая в Ночи сбросила с себя куртку, оставив легкую рубашку без рукавов, прилипшую от пота к телу. Упырица осторожно шагнула в сторону девушки. И быстро подпрыгнула, когда земля под ней с грохотом обрушилась.
Девушка вскинула руки, из образовавшегося провала стремительно взметнулось облако пыли, готовое закружить в своих объятиях упырицу, стоило ей приземлиться рядом. Но Живущая в Ночи оттолкнулась от воздуха, будто в нем находилась невидимая площадка, и оказалась прямо над врагом. Руки упырицы покрыли острые наросты. Девушка внезапно захлебнулась смехом и завизжала от боли, схватившись за левое плечо. С изумлением она уставилась на торчащий из руки шип, по которому скользили серебристые разряды. Такие же шипы окружали ее со всех сторон. Подняв голову, девушка увидела, как упырица вновь оттолкнулась от воздуха. Шипов на ее руках не было. Но вот на предплечьях снова вспухли острые наросты, а в следующий миг один из них вонзился девушке в лодыжку.
Не-живая выпускала снаряды из своих рук с такой скоростью, что окружавший девушку ветер не успевал защитить ее. Пускай из нескольких десятков в нее попали только два шипа, но она не могла атаковать кровососа в ответ. Землей врага не достать, а если ударить ветром, то этим незамедлительно воспользуются остальные пять упырей. Это не те Средние, с которыми она расправилась без особых проблем. Нет, ее ветер успел уловить токи энергий, указывавших на опыт многих сражений этой команды.
А это значит, что у нее нет выбора, и остается только прибегнуть к крайнему средству.
Девушка закричала, выплескивая из себя ярость и боль, взметнула руки к небу. Теперь она и вправду возносила молитву, но не ночным богам и вообще никому из тех, кто почитался в Равалоне. Нет, она молилась Ему, Истинно Сущему, тому, кто избрал ее своим орудием, кто наделил ее особой силой и кто поможет, несомненно поможет ей сейчас!
По вонзившимся в землю шипам побежали молнии, складываясь в причудливый узор. Два извивающихся серебристых зигзага протянулись от узора к девушке - к зарядам в ее плече и лодыжке. Она изумленно дернулась, чувствуя, как тело перестает слушаться, а ветер и земля, до того покорные, не отвечают на призыв.
Серебристый узор внезапно поднялся в воздух и подлетел к девушке, закутывая ее в упругую сферу шипящих молний.
Отчаянный крик, полный ощущения безысходности, упыри услышали, несмотря на издаваемый сферой оглушительный шум.
Упырица сошла на землю по воздуху, словно по лестнице. Сфера расплелась, молнии змеями расползлись по снарядам и растворились в них. Рыжеволосая танцовщица лежала на земле. Белое платье исчезло, уничтоженное ударом молний, но тело, за исключением ран на плече и ноге, не пострадало. Однако упырица знала, что внутри уничтожены все внутренние органы. Живущая в Ночи старалась пощадить только мозг, но когда девушка умерла, внутри ее черепа сработало некромагическое заклинание, и теперь даже лучшие из чтецов Заваратов вкупе с магами Смерти, состоящими на службе у Сайфиаилов, не смогут извлечь из ее головы даже крупицу знаний.
- Братья Крови, - сказал один из подошедших упырей, указывая на восток. Там показались всадники на варгах, спешащие к месту сражения.
- И Постигающие, - добавила, приблизившись, другая упырица, показывая на запад. Со стороны заката приближалась процессия магов Ночи. Традиционные плащи с капюшонами, не менее традиционные посохи - упыриные чародеи следовали общей моде магов Равалона.
- "Лучше поздно, чем никогда" в данной ситуации не подходит, - проворчала беловолосая Живущая в Ночи. - Болваны. Я же...
Она осеклась и сплюнула на землю. Остальные не заметили, но приближавшихся Постигающих ночь возглавлял сам Первый Незримый. Он почти не отличался в своем черном плаще и со своим посохом от остальных магов-упырей, но у Первого кристалл на верхушке посоха покрывали иные рунические надписи. Самый древний упырь в мире - и самый могучий из магов Ночи в Лангарэе. Он вышел встретить команду Истребителей вместе с другими Постигающими.
Нельзя сказать, что Иукену Рош-Шарх Татгем это обстоятельство обрадовало.
Известный тем, что почти никому не известен, и редко покидавший свою обитель, Первый Незримый самим своим присутствием указывал на необычность и сложность сложившейся ситуации.
Впрочем, Иукена и так это знала.

* * *

- Рассказывай по порядку, - сказал Первый Незримый.
Обстановка одной из многочисленных келий Первого в древнейшем лангарэевском храме Ночи была более чем скудной. Расположенная на нижнем этаже подземной пирамиды комната главы Постигающих не походила на обитель мага. Отсутствовали сложные приборы и алхимические приспособления, наборы магических знаков и символов, камни и травы с волшебными свойствами, различные артефакты. Посреди кельи стоял стол, к нему прилагались два стула, а в углу расположился шкаф с несколькими книгами, судя по корешкам, историческими сочинениями, а не гримуарами или иными магическими трактатами - вот и все содержимое принадлежащего Первому Незримому помещения.
- Вы же уже прочитали доклады моей команды, - ответила Иукена, складывая руки на груди. Она сидела на одном из стульев, а на втором напротив расположился Незримый. Он внимательно изучал ее из-под капюшона своими серыми глазами.
Иукена могла поклясться, что минуту назад зрачки Первого были голубого цвета.
- Живое впечатление лучшего сухого письма. К тому же, ты могла что-то упустить, что-то посчитать неважным. Я способен обратить внимание на ускользнувшее от твоего сознания.
- Поэтому за стенкой сидит Заварат и пытается читать мои мысли?
Первый улыбнулся. Татгем ответила угрюмым взглядом.
- Улавливает твои образы, Иукена. Реконструирует семантический контекст эмоциональных коннотаций пси-потоков... Извини. Я недавно общался с Магистрами, и никак не могу избавиться от их манеры вести беседу. Тем не менее, клянусь Ночью, никто не пытается проникнуть в твой разум.
- Вы же знаете, я бы заметила. - Иукена грустно усмехнулась, ее взгляд скользнул в сторону. - Понтей... он учил меня простейшим психоблокам.
- Прошу еще раз, кратко опиши, что произошло. - Первый являл собой образец терпения.
- Ладно. - Иукена расцепила руки, вздохнула. - Мы охотились за Дикими, расплодившимися в городах Торгового союза, когда получили весть о появившемся в Бронвольде логове Блуждающей крови. Немедленно отправились туда. Нашли логово и уничтожили его, однако обнаружили, что бронвольдских Средних контролировали. Травили какой-то алхимией, что-то среднее между галлюциногенами и диссоциативами. Более того, над ними проводились эксперименты - треть упырей содержались распятыми на столах, вскрытыми, и раны у них не заживали. Мы все уничтожили и решили устроить засаду. Однако никто не появлялся. Возможно, имелись средства магического оповещения о вторжении, может, еще что-то. Мы ждали неделю, и уже решили покинуть Бронвольд, когда появились они. Парень и девушка. Он - в белой хламиде. Она - в белом платье. И мы чуть не погибли, пытаясь их схватить. Их магия - это нечто.
- Почему? - спросил Незримый, хотя Иукена знала, что ему известен ответ.
- Да потому что, что нас чуть не прикончили наши собственные Клинки! - Иукена зло сверкнула глазами. - Их смертоносная магия обрушилась на нас, и не будь мы готовы к чему угодно, то все бы там и остались. А так я потеряла только Кетероса и Тарию.
- Они использовали вашу магию против вас же самих? - уточнил Незримый. - Но разве принципы, заложенные Понтеем в Клинки Ночи, не должны позволять активировать их чары только владельцам?
- Не должны. Но, сожги меня Проклятый Путник, мы даже не успели прикоснуться к Клинкам, когда их магия ударила по нам. Стрелы Ночи обратились против меня! Только избавившись от всего магического, мы смогли атаковать. И тогда по нам ударила их магия. И... это было довольно необычно.
- Необычно?
- Я не знаток магии, Незримый. Но когда мы охотились за Блуждающими в Элории, и моей команде пришлось сражаться с чародеями элорийских князей, решивших обрести упыриную не-жизнь, я навидалась различной волшбы. Различной - но обычной. И, хотя я не люблю об этом вспоминать, шесть лет назад мне пришлось столкнуться со странной магией. Непривычной, ненормальной, неправильной. Можете говорить что угодно, но моя интуиция подсказывает, что магия тех двоих была необычной.
- Мне жаль, что никого из Постигающих с вами не было.
- А мне не жаль. Стоило ему применить хоть одно из заклинаний, и наш смертный путь навсегда бы завершился в Бронвольде.
- Не думаю, что мои ученики смогли бы создать столь могучие заклятья, Иукена. Даже Ночные Поводыри.
- Вы ошибаетесь, Незримый. Я подразумевала магию этих... белых. Подробности - в моем докладе, который вы, несомненно, уже читали.
- Как и доклады остальных из твоей команды, - кивнул Незримый. - Тем не менее, повторю: описывая, ты могла упустить из виду что-нибудь важное.
- О, я описала все, чему была свидетелем. И выделила самое важное. - Иукена усмехнулась. - Семь, представьте себе, семь трансформировавшихся Высоких упырей, в полную силу, не жалея себя, смогли убить всего лишь одно чародея. Не боевого мага Школы или Конклава, а обычного чародея, использовавшего всего две стихии. И семь Высоких упырей потеряли при этом двух из своих. Вот это, кажется мне, важно.
- Ладно. Хорошо. Но я так и не понял, как в итоге вы оказались в Лангарэе. Ты детально описала магические явления, однако не совсем ясно, почему эта магичка направилась из Бронвольда в Царствие.
- Это не она.
- Что?
- В Царствие пришла другая.
- Иукена, - взгляд Незримого похолодел. - Ты хочешь сказать, что смертная, напавшая на вас, и смертная, пробившаяся сквозь Купол, не одна и та же личность? Но ты и словом не обмолвилась об этом в докладе!
- Да. Потому что иначе среди Идущих Следом начнется паника, и они примут неправильные решения.
- Не тебе решать, что правильно, а что неправильно, Иукена! Совет Идущих Следом...
- Мигом решит ввести военное положение, когда выяснится, что подобных этой девице много, и они явно настроены враждебно по отношению к упырям. Будут отозваны все Истребители, значит, Западный Равалон снова будет некому защищать от Блуждающих и Диких. Ведьмаки и боевые маги не в счет. Им никогда не сравниться с нами - они уничтожают одиночек, мы боремся с системой. А Конклаву только дай повод вмешаться, и они вмиг объявят о необходимости объединения всех магов запада под эгидой Высшего совета для борьбы с Царствием. Уничтожить рассадник зла - и будет мир во всем мире. И заодно как раз перестанут обсуждать проблемы Конклава с чернокнижниками и магами востока и юга.
- Не думаю, что Совет настолько боится внешних угроз.
- Правда? - Иукена прищурилась. - Мне напомнить, что случилось шесть лет назад, Незримый? Напомнить, как лишь благодаря Сива, Фетис и Нугаро раскрылся заговор внутри кланов Атан и Вишмаган? Я же знаю - Незримые выявили множество их сообщников в Совете, но решили не трогать, чтобы в Лангарэе не запылала гражданская война. И для успокоения разных сторон вы уже шесть лет потчуете им сведениями о различных военных группах в Границе, о проблемах с арахнотаврами, о росте вооружений гномов Гебургии и тому подобных вещах.
- Полнейшая чушь, - заметил Незримый, покосившись в сторону.
- Чушь полнейшая, согласна, - усмехнулась Иукена. - Но вы сами превратили Совет в огненное заклинание, готовое взорваться от малейшего внешнего воздействия. Поэтому уж позвольте мне решать, что я считаю верным, а что - нет.
- Ладно, - кивнул Незримый. - Не время для споров. И я не буду спрашивать, кто твои глаза и уши в Ордене. Догадываюсь. К тому же, ты ничего не скрываешь от меня, значит, доверяешь. Но прежде, чем я спрошу тебя, что, по-твоему, нужно делать, все-таки расскажи, как вы оказались в Лангарэе.
- Девушка сбежала, как только мы убили парня, - продолжила Иукена. - Это была земная эльфийка, а не из племени людей, которую мы прикончили недавно. Мы уничтожили Клинки Ночи и отправились за ней. Благодаря Арку мы не потеряли ее след и преследовали ее примерно неделю.
- Арк смог так долго удерживать Взор Вечности?
- Смог. Ну, вы видели в каком он состоянии сейчас. Однако неожиданно мы ее потеряли. След просто исчез, хотя Арк клялся, что она не умерла и не ушла в Нижние Реальности. Кто-то просто блокировал его Силу крови. Задавил магией, скорее всего.
Иукена едва сдержалась, чтобы не сплюнуть на пол. Она представила себе лицо Первого Незримого, если бы она все-таки плюнула, и не смогла сдержаться от смешка. Как же она отвыкла от цивилизации. Еще бы, почти полгода она с командой провела в землях Торгового союза Герзен, и эти полгода совсем не благоприятствовали развитию ее изысканных манер. Когда бродишь по заброшенным катакомбам, преследуешь Диких в канализациях, сражаешься с Блуждающими на кладбищах - тут как-то не до манер, хоть изысканных, хоть любых.
- Мы потеряли ее след в землях арахнатовров, и у нас ушло почти две недели, чтобы снова ее отыскать. У арахнотавров сейчас празднования в честь Тартана Козлорогого, и они излишне воинственны. Когда Арк ее снова учуял, мы решили, что она столкнулась с кем-то из жителей Стеклянной степи и потеряла контроль. Лишь когда мы почти догнали ее, то поняли, что нас обманули. Человеческая смертная, а не Высокорожденная. И куда слабее той.
- Слабее? Но как она тогда прошла по Границе и пробила Пелену?
- Я думаю, она шла не одна. Кто-то обладающий достаточной магической силой, чтобы успокоить Границу и открыть проход в Куполе сопровождал ее. И при этом остался незамеченным для Взора Вечности.
- Серьезное заявление. Но зачем кому-то это делать?
- Во-первых, нас сбили со следа. Кто знает, может, та эльфийка могла вывести нас куда не надо, а с нами ведь был Эдлар. Он мог успеть уйти, какой неожиданной не оказалась бы атака. По крайней мере, именно ему мы обязаны жизнями в Бронвольде. Во-вторых, нам прямо показывают - не лезьте, куда не надо. Девушка являлась предупреждением. И даже, я считаю, попыткой заставить Совет нервничать и принять неверные решения.
- Простое нападение не заставит Идущих Следом потерять голову.
- А вкупе с нашими докладами? В конце концов, Незримый, вы можете быть уверенным, что вот такие девушки не появлялись в Лангарэе в последнее время?
- Я слежу за всеми отчетами прикупольных отрядов и следящих за Пеленой Постигающих...
- Я говорю не об этом, - перебила Иукена. - Какова вероятность того, что среди переселенцев за последние несколько лет не имелись подобные маги? Ведь Арк не почувствовал их волшбу до ее проявления. Что, как вы знаете, весьма и весьма необычно. С его-то Силой крови.
- Это очень серьезные слова, Иукена.
- Я понимаю. Но ведь все очень серьезно. Поэтому я настаиваю, что вы должны представить это как нападение мага из очередной команды смельчаков, решивших пощипать упырей. Мага, чья команда нашла в Границе какой-нибудь могущественный артефакт, от которого маг сошел с ума, убил товарищей и напал на Царствие. Это даст нам время.
- Время на что? И кому?
- Время разузнать больше о происходящем. Мне и моей команде.
- Следует все хорошенько обдумать...
Слова Незримого прервал стук в дверь. Первый удивился. Мало кто решался беспокоить его уединение. Чаще Первый сам беспокоил своими визитами членов Совета или Повелевающих кланов.
Глава Постигающих ночь особым образом сложил пальцы левой руки и дверь приоткрылась. В комнату, низко поклонившись, проскользнул послушник Постигающих. Приблизившись к Первому Незримому, послушник зашептал ему на ухо, бросая осторожные взгляды в сторону Татгем.
Иукена, сосредоточившись, могла бы услышать, о чем идет речь, однако сейчас надобности в этом не было. Да и прав Незримый - ему она доверяла. Несмотря на события шестилетней давности, в результате которых она лишилась самого дорогого ее сердцу Живущего в Ночи, и одним из инициаторов которых косвенно являлся Первый - ему Иукена доверяла. Потому что...
Да какое кому дело? Доверяла - и все.
Отослав послушника, глава Постигающих повернулся и участливо посмотрел на упырицу. Внимательный взгляд зеленых (снова изменились!) глаз заставил Иукену собраться.
- Тебя хотят видеть.
- Кто? - насторожилась Иукена. - Совет?
- Нет. Однако кое-кто не менее влиятельный.

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9785992216141
Аудитория:   16 и старше
Бумага:   Газетная
Масса:   374 г
Размеры:   206x 133x 32 мм
Тираж:   9 000
Литературная форма:   Роман
Тип иллюстраций:   Фронтиспис, Разворотная
Художник-иллюстратор:   Федоров В.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить