О войне О войне Книга Карла фон Клаузевица (1780-1831) \"О войне\" - это кропотливый, уникальный и актуальный труд по военной стратегии. Его автор, офицер прусской армии, принимал участие в наполеоновских войнах; вопреки решению короля Пруссии, заключившего союз с Францией, в 1812 г. перешел на русскую службу. А после того как Наполеон был окончательно повержен, Клаузевиц в течение пятнадцати лет изучал и анализировал результаты почти 200 кампаний и сражений - начиная с середины XVI века и заканчивая теми, в которых принимал непосредственное участие. В результате стратегическое и философское понимание войны как явления оказалось разделенным - на \"до\" и \"после\" появления этой книги. Клузевиц не просто дал обзор вооруженных конфликтов в истории человечества - он блестяще сформулировал войну как науку и философию, вывел ее законы и определил движущие силы. Именно поэтому книга \"О войне\" является одним из величайших стратегических исследований в истории, а определенные автором принципы применяются не только для анализа военных действий, но и для формирования стратегий конкурентной борьбы в политике и бизнесе. Эксмо 978-5-699-66486-3
918 руб.
Russian
Каталог товаров

О войне

О войне
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Книга Карла фон Клаузевица (1780-1831) "О войне" - это кропотливый, уникальный и актуальный труд по военной стратегии. Его автор, офицер прусской армии, принимал участие в наполеоновских войнах; вопреки решению короля Пруссии, заключившего союз с Францией, в 1812 г. перешел на русскую службу. А после того как Наполеон был окончательно повержен, Клаузевиц в течение пятнадцати лет изучал и анализировал результаты почти 200 кампаний и сражений - начиная с середины XVI века и заканчивая теми, в которых принимал непосредственное участие.
В результате стратегическое и философское понимание войны как явления оказалось разделенным - на "до" и "после" появления этой книги. Клузевиц не просто дал обзор вооруженных конфликтов в истории человечества - он блестяще сформулировал войну как науку и философию, вывел ее законы и определил движущие силы. Именно поэтому книга "О войне" является одним из величайших стратегических исследований в истории, а определенные автором принципы применяются не только для анализа военных действий, но и для формирования стратегий конкурентной борьбы в политике и бизнесе.
Отрывок из книги «О войне»
Понятие стратегии установлено во II {54} главе 2-й части. Стратегия, это — использование боя в целях воины. Собственно говоря она имеет в виду только бой, но ее теория должна рассматривать вместе с тем и проводника этой своеобразной деятельности, т. е. вооруженные силы как сами по себе, так и в их главных соотношениях, ибо бой дается при их посредстве и оказывает свое влияние прежде всего на них же. Самый бой стратегия должна исследовать со стороны его возможных последствий, а также в отношении моральных сил, играющих в нем важнейшую роль.

Стратегия есть использование боя для целей войны, следовательно она должна поставить военным действиям в целом такую цель, которая соответствовала бы смыслу войны. Она составляет план войны и связывает с поставленной военным действиям целью ряд тех действий, которые должны привести к ее достижению; иначе говоря онa намечает проекты отдельных кампаний и дает в них установку отдельным боям. Так как большинство этих действий может быть намечено лишь на основе предположений, которые частично не оправдаются, а целый ряд более детальных определений заранее и совсем не может быть сделан, то из этого очевидно следует, что стратегия обязана сама выступить на театр войны, дабы на месте распорядиться частностями и внести в целое те изменения, в которых постоянно будет нужда. Таким образом она ни на минуту не может оторваться от военных действий.

Не всегда держались такого взгляда, по крайней мере по отношению к руководству в целом; это доказывает имевшаяся раньше привычка отводить стратегии место в правительстве, а не при армии, что лишь тогда допустимо, когда правительство находится настолько близко к армии, что, на него можно смотреть, как на ставку главнокомандующего.

Теория также последует за стратегией в этом проектировании военных действий или, вернее сказать, она будет освещать явления в их существе и взаимоотношениях и выделять то немногое, что кажется принципом или правилом. [109]

Если мы припомним из I главы{55}, как много крупнейших величин затрагивает война, мы поймем, что способность учесть все эти величины предполагает редкую умственную силу.

Монарх или полководец, умеющий направить войну, которую он ведет, в точном соответствии со своими целями и средствами и делающей не слишком много, не слишком мало, дает этим лучшее доказательство своей гениальности. Но влияние гениальности сказывается не столько во вновь найденном оформлении действия, немедленно бросающемся в глаза, сколько в счастливом конечном исходе целого предприятия. Восхищения достойны именно попадание в точку безмолвно сделанных предположений и бесшумная гармония во всем ходе дела, обнаруживающиеся лишь в конечном общем успехе.

Исследователь, который, исходя от конечного успеха, не умеет напасть на след этой гармонии, часто ищет гениальности там, где ее нет и быть не может.

Обычно средства и формы, коими стратегия пользуется, являются столь простыми, а благодаря своему постоянному повторению столь знакомыми, что для здравомыслящего человека может показаться только смешным, когда ему приходится так часто слышать от критики преувеличенно напыщенные о них отзывы. Тысячу раз уже проделанный обход превозносится то как черта блестящей гениальности, то как глубокая проницательность, то даже как проявление самого всеобъемлющего знания. Могут ли быть в книжном мире более нелепые бредни?

Еще смешнее становится, если к этому добавить, что та же самая критика, исходя из самого пошлого взгляда, исключает из теории все духовные величины и хочет иметь дело лишь с одними материальными. Таким путем все сводится к 2 — 3 математическим соотношениям равновесия сил и численного превосходства во времени и пространстве да к нескольким углам и линиям. Если бы в самом деле все сводилось лишь к этому, то из такой дребедени едва ли удалось бы составить даже задачу для школьника.

Но согласимся раз навсегда: здесь не может быть и речи о научных формах и задачах; соотношения материальных элементов крайне просты; труднее уловить поставленные на карту моральные силы. Однако и в этой области сплетение явлений морального порядка и большое разнообразие моральных величия и их соотношений можно найти лишь в высших сферах стратегии, там, где она граничит с политикой и государствоведением, или вернее, где она сама становится и тем и другим. Тем не менее и в данном случае, как мы сказали, дело идет скорее об определении степени напряжения сил, чем о форме выполнения. Там, где господствует последняя, как это имеет место в отдельных мелких и крупных событиях войны, количество моральных величин уже значительно уменьшается. [110]

Таким образом в стратегии все оказывается чрезвычайно просто, но из этого не следует, чтобы все было и чрезвычайно легко. Раз из состояния и отношений государства определилось, чего должна и чего может достигнуть война, то найти к этому путь нетрудно; но неуклонно следовать по этому пути, проводить план до конца, не позволять себе тысячу раз сбиваться с него под влиянием различных побуждений — для этого помимо большой силы характера требуется еще и большая ясность и уверенность ума: поэтому из тысячи людей, из которых один отличается умом, другой — проницательностью, третий — отвагой и силой воли, может быть ни один не соединяет в себе все те качества, которые выдвинули бы его на стезе полководца из ряда посредственностей.

Может показаться странным, что для принятия важного решения в стратегии требуется гораздо больше силы воли, чем в тактике; но это не подлежит сомнению для тех, кто знает войну с этой стороны. В тактике мгновение само вас увлекает с неудержимой силой; действующее лицо чувствует, что его уносит водоворот событий, против которого оно не может бороться, не рискуя вызвать самых гибельных последствий; оно подавляет в себе подымающиеся сомнения и смело продолжает дерзать. В стратегии, где все протекает гораздо медленнее, предоставлено гораздо больше простора для собственных и чужих сомнений, возражений, представлений, а следовательно также и для несвоевременных сожалений о прошлом. А так как в стратегии не приходится, как в тактике, видеть собственными глазами хотя бы половину всего, но лишь угадывать и предполагать, то и воззрения бывают менее устойчивы. В результате большинство полководцев, там где они должны были бы действовать, топчутся на месте среди мнимых затруднений и колебаний.

Бросим теперь взгляд на историю; остановимся на кампании Фридриха Великого 1760 г., прославленной блестящими маршами и маневрами, подлинном произведении искусства стратегического мастерства, как нам превозносит ее критика. Неужели мы должны приходить в безумный восторг от того, что король решал обходить то правый фланг Дауна, то левый, то опять правый и т.д.? Неужели мы обязаны в этом усматривать проявление глубочайшей мудрости? Нет, мы не в праве это делать, если хотим судить естественно и без жеманства. Раньше всего, конечно, мы должны удивляться мудрости короля, который, преследуя великую цель и располагая только ограниченными средствами, никогда не брался за дела, не отвечающие этим средствам, но предпринимал ровно столько, сколько было нужно для достижения его цели. Эта мудрость полководца была им проявлена не только в этой кампании, но и в течение всех трех войн, которые вел великий король.

Привезти Силезию в надежную гавань хорошо обеспеченного мира — вот, что было его целью.

Стоя во главе небольшого государства, во многих отношениях сходного с другими и имевшего превосходства лишь в некоторых отраслях административного управления, он не мог сделаться Александром Великим, а в качестве Карла XII, как и этот последний, он мог только разбить себе голову. Поэтому мы всегда видим в его способе вести войну эту сдержанную силу, которая всегда парит в равновесии, у которой никогда нет недостатка в настойчивости и которая в опасный момент возвышается до достойного удивления с тем, чтобы мгновение спустя снова спокойно парить, подчиняясь требованиям самых тонких побуждений политики. [111]

Ни тщеславие, ни честолюбие, ни жажда мести не могут сбить его с этого пути, и только этот путь привел Фридриха к благополучному исходу борьбы. Как слабы эти слова, чтобы достойно оттенить эту черту великого полководца; лишь внимательно всмотревшись в удивительный исход борьбы и проследив причины, которые его обусловили, проникаешься убеждением, что лишь проницательный взор короля провел его благополучно через все подводные камни.

Это — одна сторона, которой мы восторгаемся в великом полководце, проявленная им в кампании 1760 г. и во всех остальных, но особенно в кампании 1760 г., ибо ни в одной другой ему не приходилось с такими малыми жертвами уравновешивать столь значительно превосходящие неприятельские силы.

Другая сторона связана с трудностями исполнения. Легко наметить марши для обхода справа и слева; нетрудно прийти и к мысли — всегда держать сосредоточенно свою горсточку войск, дабы всюду иметь возможность противостоять разбросанному неприятелю и умножить свои слабые силы быстрой их переброской; отсюда видно, что подобное изобретение не может вызывать нашего изумления, и перед лицом столь простых действий ничего не остается другого, как сознаться, чти они просты.

Но пусть какой-нибудь полководец попробует повторить эти дела по примеру Фридриха Великого. Долго спустя толковали писатели, бывшие сами очевидцами, об опасности, даже о неосмотрительности, сопряженной с теми лагерями, которые занимал король, и мы не сомневаемся, что в тот момент, когда он располагался в них, эта опасность казалась втрое больше, чем впоследствии.

То же нужно сказать и о маршах, совершавшихся на глазах, часто даже под жерлами пушек неприятеля. Фридрих Великий располагался в этих лагерях или предпринимал эти марши потому, что он находил в методе действий Дауна, в его манере занимать позиции, в его чувстве ответственности и характере ту гарантию, которая делала его стоянки и марши хотя и рискованными, но не безрассудными. Но при этом требовались отвага, решительность и сила воли короля, для того чтобы видеть обстановку под таким углом зрения и не сбиться с пути, испугавшись той опасности, о которой в продолжение 30 лет после нее не переставали писать и говорить. Немногие полководцы, оказавшись в положении Фридриха, сочли бы выполнимыми эти простые стратегические средства.

Была еще и другая трудность выполнения: армия короля в течение этой кампании находится в постоянном движении. Два раза идет она по пятам Дауна, имея позади себя Ласси, по плохим проселочным дорогам от Эльбы к Силезии (начало июля и начало августа). Она каждое мгновение должна быть готова к бою и искусно организовать свои марши, что однако связано с большим напряжением войск. Хотя армию и сопровождают тысячи повозок, затрудняющих марш, однако ее снабжение крайне скудно. В Силезии до самого сражения под Лигницем, в течение 8 суток непрерывно, она была вынуждена совершать ночные переходы, все время двигаться взад и вперед мимо неприятельского фронта; это влечет за собой страшное напряжение сил и сопряжено с большими лишениями. [112]

Оставить заявку на описание
?
Содержание
Часть первая. Природа войны

Глава первая. Что такое война?

Глава вторая. Цель и средства войны

Глава третья. Военный гений

Глава четвертая. Опасности на войне

Глава пятая. Физическое напряжение на войне

Глава шестая. Сведения, получаемые на войне

Глава седьмая. Трение на войне

Глава восьмая. Заключительные замечания к первой части

Часть вторая. Теория войны

Глава первая. Деление на части теории военного искусства

Глава вторая. Теория войны

Глава третья. Военное искусство или военная наука

Глава четвертая. Методизм

Глава пятая. Критика

Глава шестая. Примеры

Часть третья. Общие вопросы стратегии

Глава первая. Стратегия

Глава вторая. Элементы стратегии

Глава третья. Моральные величины

Глава четвертая. Основные моральные потенции

Глава пятая. Воинская доблесть армии

Глава шестая. Смелость

Глава седьмая. Твердость

Глава восьмая. Численное превосходство

Глава девятая. Внезапность

Глава десятая. Хитрость

Глава одиннадцатая. Сосредоточение сил в пространстве

Глава двенадцатая. Сосредоточение сил во времени

Глава тринадцатая. Стратегический резерв

Глава четырнадцатая. Экономия сил

Глава пятнадцатая. Геометрический элемент

Глава шестнадцатая. О паузах в военных действиях

Глава семнадцатая. Характер современной войны

Глава восемнадцатая. Напряжение и покой

Часть четвертая. Бой

Глава первая. Обзор

Глава вторая. Характер современного сражения

Глава третья. Бой вообще

Глава четвертая. Бой вообще (Продолжение)

Глава пятая. О значении боя

Глава шестая. Продолжительность боя

Глава седьмая. Решение боя

Глава восьмая. Обоюдное согласие на бой

Глава девятая. Генеральное сражение

Глава десятая. Генеральное сражение (Продолжение)

Глава одиннадцатая. Генеральное сражение (Продолжение)

Глава двенадцатая. Средства стратегии для использования победы

Глава тринадцатая. Отступление после проигранного сражения

Глава четырнадцатая. Ночной бой

Часть пятая. Вооруженные силы

Глава первая. Общий обзор

Глава вторая. Театр войны, армия, поход

Глава третья. Соотношение сил

Глава четвертая. Соотношение родов войск

Глава пятая. Боевой порядок армии

Глава шестая. Группировка армии

Глава седьмая. Авангард и сторожевое охранение

Глава восьмая. Способ действия передовых частей

Глава девятая. Бивачное расположение

Глава десятая. Марши

Глава одиннадцатая. Марши (Продолжение)

Глава двенадцатая. Марши (Продолжение)

Глава четырнадцатая. Довольствие войск

Глава пятнадцатая. Операционный базис

Глава шестнадцатая. Коммуникационные линии

Глава семнадцатая. Местность

Глава восемнадцатая. Командование местности

Часть шестая. Оборона

Глава первая. Наступление и оборона

Глава вторая. Соотношение между наступлением и обороной в тактике

Глава третья. Соотношение между наступлением и обороной в стратегии

Глава четвертая. Концентричность наступления и эксцентричность обороны

Глава пятая. Характер стратегической обороны

Глава шестая. Объем средств обороны

Глава седьмая. Взаимодействие наступления и обороны

Глава восьмая. Виды сопротивления

Глава девятая. Оборонительное сражение

Глава десятая. Крепости

Глава одиннадцатая. Крепости (Продолжение)

Глава двенадцатая. Оборонительная позиция

Глава тринадцатая. Крепкие позиции и укрепленные лагери

Глава четырнадцатая. Фланговые позиции

Глава пятнадцатая. Оборона в горах

Глава шестнадцатая. Оборона в горах (Продолжение)

Глава семнадцатая. Оборона в горах (Продолжение)

Глава восемнадцатая. Оборона рек

Глава девятнадцатая. Оборона рек (Продолжение)

Глава двадцатая. Оборона болот. Затопление

Глава двадцать первая. Оборона лесов

Глава двадцать вторая. Кордон

Глава двадцать третья. Ключ страны

Глава двадцать четвертая. Фланговое воздействие

Глава двадцать пятая. Отступление внутрь страны

Глава двадцать шестая. Народная война

Глава двадцать седьмая. Оборона театра войны

Глава двадцать восьмая. Оборона театра войны (Продолжение)

Глава двадцать девятая. Оборона театра войны (Продолжение)

Глава тридцатая. Оборона театра войны (Продолжение)

Наброски к седьмой части. Наступление

Глава первая. Наступление по его отношению к обороне

Глава вторая. Природа стратегического наступления

Глава третья. Об объекте стратегического наступления

Глава четвертая. Убывающая сила наступления

Глава пятая. Кульминационный пункт наступления

Глава шестая. Уничтожение неприятельских вооруженных сил

Глава седьмая. Наступательное сражение

Глава восьмая. Переправа через реки

Глава девятая. Наступление на оборонительные позиции

Глава десятая. Наступление на укрепленный лагерь

Глава одиннадцатая. Наступление в горах

Глава двенадцатая. Атака кордонных линий

Глава тринадцатая. Маневрирование

Глава четырнадцатая. Наступление в болотах, затопленных пространствах и лесах

Глава пятнадцатая. Наступление на театре войны, когда ищут решения

Глава шестнадцатая. Наступление на театре войны, когда не ищут решения

Глава семнадцатая. Атака крепостей

Глава восемнадцатая. Нападение на транспорты

Глава девятнадцатая. Нападение на квартирное расположение неприятельской армии

Глава двадцатая. Диверсия

Глава двадцать первая. Вторжение

Наброски к восьмой части. План войны

Глава первая. Введение

Глава вторая. Война абсолютная и война действительная

Глава третья. Внутренняя связь явлений войны. О размерах политической цели войны и напряжения

Глава четвертая. Ближайшее определение цели войны. Сокрушение противника

Глава пятая. Ограниченная цель (Продолжение)

Глава шестая. Влияние политической цели на конечную военную цель. Война есть орудие политики

Глава седьмая. Ограниченная цель. Наступательная война

Глава восьмая. Ограниченная цель. Оборона

Глава девятая. План войны, когда цель заключается в сокрушении неприятеля

Приложение. Важнейшие принципы войны

Приложение. Учебное пособие для обучения тактике, или учение о бое

Примечания
Штрихкод:   9785699664863
Аудитория:   16 и старше
Бумага:   Офсет
Масса:   1 076 г
Размеры:   265x 170x 37 мм
Оформление:   Тиснение золотом, Частичная лакировка
Тираж:   4 000
Литературная форма:   Научно-популярное издание
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Черно-белые, Цветные, Карты, Репродукции картин
Переводчик:   Рачинский А.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить