Майорат на двоих Майорат на двоих Что делать братьям, чей дом сожжен, а дядя - единственный родственник - убит неизвестными? Что делать, найдя на пепелище тайник, долгие годы скрывавший свидетельства их благородного происхождения и права на майорат одного из домов, правящих миром Чаши? Покинуть лесную глушь и отправиться в большой мир. Взять то, что принадлежит им! Но свое право надо еще доказать. И выяснить, кто же из двоих братьев имеет право на майорат? Центрполиграф 978-5-227-04866-0
229 руб.
Russian
Каталог товаров

Майорат на двоих

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Что делать братьям, чей дом сожжен, а дядя - единственный родственник - убит неизвестными? Что делать, найдя на пепелище тайник, долгие годы скрывавший свидетельства их благородного происхождения и права на майорат одного из домов, правящих миром Чаши? Покинуть лесную глушь и отправиться в большой мир. Взять то, что принадлежит им! Но свое право надо еще доказать. И выяснить, кто же из двоих братьев имеет право на майорат?
Отрывок из книги «Майорат на двоих»
- Фарри! Слов! - хриплый голос еле слышен за стуком деревянных палок.
Два юноши, достигшие уже того возраста, когда их перестали воспринимать как детей, однако, еще не называют мужчинами, размахивали палками, изображая бой на мечах. Высокая трава вокруг них вытоптана, словно здесь промчался табун лошадей, сочащаяся влагой земля превратилась в грязное месиво. "Клац-клац" - стучат палки.
- Фарри! Слов! - голос не сдается. - Хватит палками махать!
Ребята похожи друг на друга, почти как две капли воды. Придирчивый взгляд, конечно, без заминки отыскал бы в них различия, но никто не усомнился бы, что перед ним - братья. Оба среднего роста, черноволосые. У обоих правильный, благородный, овал лица, которое лишь чуть портит немного крупноватый для него нос. Темные, почти черные, глаза одновременно сверкают задором схватки, и излучают настороженность, внимательно следя за соперником. Волосы того, кто справа, чуть длиннее чем у второго - еще чуть-чуть, и достанут до плеч. Другой брат стрижен более коротко, зато он может похвастаться небольшими усиками над верхней губой, а его челюсть тенью окутывает короткая щетина.
Запыхавшись после целого урагана ударов, так, впрочем, и не достигших цели, братья чуть отступили друг от друга, но своего "оружия" не опустили.
- Так, парни, - в голосе, зовущем их, послышалась нотка раздражения. - Если мне придется самому идти к вам...
- Дядя зовет. - тяжело дыша, произнес Слов, не отвлекаясь от плавно перемещающегося вокруг него брата. - Надо ловушки проверить.
- Не раньше, чем я оставлю тебе такую же отметину, как ты мне только что. - на левом боку Фарри наливался фиолетовым большой синяк - след удачной атаки Слова.
- Бьюсь об заклад, что, если мы сейчас же не откликнемся, - Слов усмехнулся, - то наши ребра украсит не одна такая отметина.
- Ты же не думаешь, что я позволю, чтобы у тебя было на один синяк меньше? - Фарри прыгнул к брату, занося палку.
Слов отступил чуть в сторону, поднимая свое оружие. "Клац-клац-клац" - снова защелкали удары дерева об дерево. Длинный рубящий удар сверху-вниз, которым атаковал Фарри, неожиданно сменился режущим - наискосок слева-направо. Слов еле успел перестроится и его палка встретился палку брата всего в ладони от груди. Приземлившись, Фарри чуть присел и, будто пружина, оттолкнулся ногами, наваливаясь всем весом на Слова. Тот, ожидая чего-то подобного, снова отступил, уйдя от толчка, и, развернувшись, оказался за спиной брата. Пинок под зад был не очень сильным, но, по инерции своего движения, Фарри покатился по земле.
- Милорд, вы смертельно ранены! - Слов отсалютовал палкой Фарри, который копошился в грязи, пытаясь подняться на ноги, и захохотал. - Прямо в задницу!
- А вот я кому-то сейчас сам по заднице надаю! - не дозвавшись братьев, дядя таки решил сам прийти к ним.
Смех тут же утих, будто его и не было вовсе. Слов, вместе с поднявшимся наконец-то с земли, Фарри, вытянулись перед дядей. Выражение лиц братьев было настолько невинным, что любой, кто не знал бы их, тут же усомнился бы, что они вообще могли в чем-то провинится. Просто ангелы какие-то! Однако, старый Алмостер Бровин отлично знал их. Знал он и это выражение, довольно часто посещающее лица Слова и Фарри. Особенно часто - Фарри.
Алмостер Бровин был уже в том почтенном возрасте, когда большинство людей уходят на покой и проводят дни, предаваясь, за кружкой пива, разговорах о минувших временах и обсуждении нынешних. Но это все не нем. Старик больше напоминал корень дуба - чем старше он становился, тем, казалось - крепче и жилистей. То же касается и его характера. Если тело и начало уже иногда подводить Алмостера Бровина - в чем он, следует сказать, отказывался признаваться даже себе самому - то нрав его, с каждым прожитым днем, становился все жестче и жестче. И этот нрав не раз приходилось испытывать братьям за всякие проступки и шалости, обычно свойственные их возрасту.
Ни отца, ни матери Фарри и Слов никогда не знали. Сколько они себя помнили, единственным их родственником был только Алмостер Бровин. Их дядя. Впрочем, они даже не знали, с чьей стороны он им родственник. Со стороны отца или матери? Алмостер Бровин никогда не говорил о прошлом их семьи. Любой другой счел бы это странным, но для братьв так было всегда. Поэтому, особого внимания они на это не обращали. Конечно, временами их снедало любопытство, но, после первого же вопроса, Алмостер Бровин всегда находил какое-либо 'полезное занятие', которое напрочь отбивало любые другие мысли. Постепенно так и повелось. Двое братьев вместе с дядей просто жили в самой глуши, почти рядом со стеной, земель Дома Вудакс. Промышляли охотой, ловлей рыбы. Время от времени спускались по реке в небольшую деревеньку, которая даже не имела названия, чтобы обменять добытые шкуры на вещи, необходимые в хозяйстве. И не задавали никаких вопросов.
- Фарри, это что за цирк? - старик упер руки в бока и насуплено глянул на одного из братьев.
- Мы просто тренировались, дядя. - Фарри безуспешно пытался очистить грязь с одежды. - Ты же сам говорил...
- Я знаю, что я говорил! Что это был за прыжок?
- Нууу... - протянул Фарри, оставив наконец одежду в покое. - Я думал...
- Ты думал тем местом, по которому получил пинок от брата. - перебил дядя. - И скажи спасибо, что это был только пинок, а не кинжал под ребра.
Он покачал головой, глядя то на одного парня, то на другого. Братья стояли перед ним, всем своим видом выражая раскаяние. Немного портило картину только то, что Фарри потирал ушибленный сапогом Слова зад.
- Ладно, на охоту пора. - в конце концов Алмостер Бровин махнул рукой. - Если через минуту вы не будете стоять передо мной, готовые идти в лес...
Последние слова были обращены в пустоту. Фарри и Слов будто испарились, исчезнув за углом дома. Алмостер Бровин лишь покачал головой.
- Тренировались они... - буркнул он и глянул на стоявшее уже высоко солнце. - Вечером потренируетесь.
Лес был настолько густым, что пройти по нему хоть сотню шагов казалось уже подвигом. Толстые стволы деревьев стояли густо - почти вплотную друг к другу, оставляя только небольшие просветы, в которые только лиса и протиснется. Там же, где расстояние между деревьями позволяло пройти и человеку, царствовали густой кустарник, заросли высоких трав и, конечно же, вездесущий бурелом, которого кое-где было навалено чуть ли не на высоту человеческого роста.
Этот лес протянулся, как говорил Алмостер Бровин, больше чем на сотню верст с севера на юг, до самого Большого озера, на острове посреди которого расположилась столица Дома Вудакс, и еще больше - с запада на восток. Вечный лес - вот как его называют. Дядя рассказывал братьям, что именно этот лес и есть основа всего богатства Дома Вудакс. Он действительно был вечным. Нигде в землях Чаши растительность не была такой стойкой, и не разрасталась столь быстро. Может причиной тому было огромное количество болот и озер, из-за которых Дом Вудакс называли еще 'Озерным Домом', а может было в этих местах нечто другое, особенное. Посаженное здесь дерево уже через год достигало таких размеров, как в других землях, по словам Алмостера Бровина, за десять лет. Хотя, по его же словам, деревья здесь росли самые обычные - как и везде. В итоге, когда практически все леса в Чаше оказались вырублены и превращены в поля, Дом Вудакс стал главным поставщиком древесины в Чаше. Как Дом Хорра - главным поставщиком железа, а Дом Кавер - товаров подземного народа.
- Слов, опиши дом Хорра. - Алмостер Бровин всегда утверждал, что не стоит зря тратить ни секунды времени. Поэтому, пока они шли, дядя изводил братьев бесконечными вопросами.
- Дом Хорра находится южнее Моря. На востоке - граничит с Домом Варрайд, а на западе - с Домом Добфин. Столиц Дома - Хоррхолл. Герб - на темно-синем поле три семиугольные золотые звезды. - Слов говорил легко и непринужденно, словно не рассказывал скучнейшие и никому не нужные, по мнению Фарри, сведения, а, напротив - о чем-то приятном. - Основа богатства Дома Хорра - руда с Железных холмов. На землях дома находится три четверти всего запаса железной руды Чаши...
- Дядь, ну зачем оно нам надо? - Фарри больше не мог слушать. Почему-то, стоило зайти речи о подобных вещах, как его сразу же неудержимо клонило в сон.
- Затем, что надо быть образованными людьми. - спокойно ответил Алмостер Бровин. - Вот представь себе - встретишь ты кого-то из членов Дома и, не разбираясь в цветах, неправильно назовешь его Дом...
- Кого в этой глуши встретишь? Сюда даже Искатели почти не забираются! - взвыл Фарри. - Чего это какая-нибудь благородная шишка будет шляться болотам?!!
- ...Если тебе повезет, - не слушая племянника, продолжал Алмостер Бровин, - и этой благородной шишкой окажется кто-то из, например, Гирайи, то он даже не обратит на твою ошибку внимания. Если, конечно, ты не перепутаешь его Дом с Бовкроссами. Тогда он тебе попросту выпустит кишки, не хуже, чем какой-нибудь Вулхов. А почему?
- Потому что Дом Гирайя враждует с Домом Бовкросс из-за Северной реки. - ответил за Фарри Слов.
- Перепутай их... - проворчал Фарри. - Ясно же - если одет в белое, то Гирайа. Если в фиолетовое - Бовкросс.
- Вот. - наставительно произнес дядя. - Кое-что, все же, знаешь. А говоришь - незачем.
Возвращались домой уже в сумерках. Настроение у дяди значительно улучшилось после того, как оказалось, что большая часть ловушек сработала и принесла им неплохую добычу. Семь великолепных водяных крыс и три бобра пополнят своими шкурами уже накопившийся запас, который Алмостер Бровин обменяет на припасы в следующий поход в деревню. В одну из ям попался кабан, который обещал превратиться в отличный ужин и пополнить запасы вяленого мяса. Вдобавок, две сети, расставленные в небольшом озере, которые Алмостер Бровин проверил на обратном пути, оказались полны рыбы. В общем, настроение охотников поднялось настолько же, насколько тяжесть добычи оттягивала им руки. Правда, радость Фарри и Слова немного омрачало то, что именно им пришлось тащить тушу кабана, но это была привычная работа.
По возвращении домой, Алмостер Бровин не дал ни минуты отдыха братьям. Едва они остановились перед небольшим бревенчатым домом, служившим им жильем, дядя тут же принялся раздавать указания.
- Фарри, займись коптильней. - положив на стоящий во дворе стол тушки крыс и бобров, Алмостер Бровин потянулся, расправляя плечи, и подошел к кабану, которого ребята с облегчением бросили на землю. - Слов, поможешь мне снять с хряка шкуру.
Работа закипела. Пока Фарри разжигал огонь под коптильней, его брат и дядя быстро расправились с кабаном, разделив мясо на то, что пойдет на ужин сегодня, и то, которое займет свое место в коптильне. Слов, при этом, перемазался в крови так, что Фарри заржал, лишь увидев его.
- Раз у тебя такое хорошее настроение, - тут же отреагировал Алмостер Бровин, - значит, тебя не особо огорчит и чистка рыбы.
Смех тут же прекратился. Зато на губах Слова заиграла улыбка. Тяжко вздохнув, Фарри направился к корзине, полной рыбы.
Когда работа была закончена, стояла уже поздняя ночь. Желудки братьев вовсю урчали, требуя жареного мяса, аромат которого уже давно распространился по двору. Но дядя не подпускал их к очагу, зорко следя, чтобы никто 'случайно' не забыл сто-то сделать. Только когда почищенная рыба и свинина заняли свое место на коптильне, а шкурки бобров и крыс были вычищены и растянуты на рамах, Алмостер Бровин объявил, что время ужинать. Возражений, конечно же, не последовало. Фарри и Слов, не теряя ни секунды, направились вслед за дядей, несущим миску с мясом и закипевший чайник, в дом.
Что может быть лучше ужина, особенно, если этот ужин уже довольно поздний, и после насыщенного работой дня? Примерно такие мысли витали в головах братьев, устроившихся у пылающего камина с тарелками и кружками. Слов за обе щеки уписывал горячую свинину, закусывая ее испеченным утром хлебом и запивая обжигающим чаем. Фарри не отставал от него. Да и сам Алмостер Бровин всем своим видом излучал удовлетворение.
- Дядя, можно мы завтра потренируемся с настоящими мечами? - Фарри указал кружкой на два длинных меча, висевшие над камином. - А то с палками этими...
- Палками вы, по крайней мере, не настрогаете друг друга ломтиками. - эту тему братья поднимали уже не в первый раз, но ответ Алмостера Бровина был всегда одинаков. - Боевое оружие предназначено для боевой схватки, а не для развлечения мальчишек.
- Хоть бы опробовать их. - вздохнул Фарри.
Дядя никогда не разрешал им прикасаться к этим мечам. Даже чистил их сам. И, хоть братьев всегда тянуло оружию, они с самого детства усвоили, что лучше без разрешения его не трогать. Взбучка, устроенная Алмостером Бровином, когда Фарри и Слов еще не полностью осознали это правило, запомнилась им на долгие годы.
- Опробовать? Вот послушайте. Это еще до вашего рождения было. - Алмостер Бровин поудобнее устроился в кресле. Как обычно, после ужина, дядя приготовился рассказать одну из историй, которых, похоже, у него было огромное количество, и рассказывал он их братьям с огромным удовольствием. Впрочем, Слов и Фарри слушали эти истории с еще большим удовольствием - ведь в этом, затерянном на самом краю мира, доме, кроме хозяйственных дел, других развлечений они практически не знали. Была, разве что, парочка книг, но, во-первых, братья эти книги перечитали уже не один десяток раз, а во-вторых, они не могли сравниться в историями Алмсотера Бровина. - Слов, принеси-ка мне пивка.
Парень спешно метнулся к бочонку и исполнил просьбу дяди. Но тот не спешил приступать к рассказу, наслаждаясь вниманием братьев и нетерпеливым выражением их лиц. Продолжил Алмостер Бровин только после того, как сделал пару больших глотков из поданной кружки.
- Еще до того, как я пришел в эти места, случилось мне поучаствовать в одной войне. Помнится, я тогда был в лагере Бокенов - мелкого Дома, принадлежащего тогда Дому Вулхов. С кем же мы тогда воевали?.. - Алмостер Бровин на мгновение задумался, сделал еще глоток пива. - Точно! Жеданы тогда подумывали переметнуться к Варрайдам, а Вулховы, чтоб выбить у них из головы подобные мысли, отправили на Жеданов пару своих вассалов. Боккенов, Тагиров и, по-моему, Скахедов. Жеданы тогда сильно пожалели, хе-хе, что не успели принести клятву Варрайдам, и те прямо не смогли их поддержать. Но Варрайды тоже тогда отправили какой-то захудалый Дом на помощь Жеданам. Естественно, сделав, при том, вид, что ничего об этом не знают.
- Так что там случилось? - Фарри быстро надоели разговоры о политике. Кто кого поддержал, кто против кого выступил... Ведь гораздо интереснее слушать рассказ о битве, а не о политических финтах Домов!
Алмостер Бровин вздохнул и снова ненадолго замолчал, делая вид, что пиво интересует его гораздо больше, чем выжидательные взгляды племянников. Фарри и Слов ожидали продолжения молча - все равно дядя продолжит рассказ только тогда, когда сам сочтет нужным. В том, что продолжение будет, они не сомневались. Наконец, когда кружка опустела, и Алмостер Бровин решил, что довольно уже мучить племянников, он снова принялся рассказывать.
- В общем, был у нас в лагере один паренек. Обычный ополченец - ничего особенного. Но, как все новобранцы, только одевшие форму, считал себя великим воякой, чуть ли не гвардейцем Великого Дома. Ходил он, гордый, как петух, в новенькой форме по лагерю. Меч напоказ выставлял, хотя сам же об него спотыкался время от времени...
Дядя резко оборвал рассказ и уставился в окно. Слов раскрыл рот, желая что-то спросить, но не успел. Дверь сотряс мощный удар снаружи. Засов выдержал, но треск дерева не оставил никаких сомнений, что эта преграда задержит того, кто снаружи, ненадолго.
- Что... - Фарри привстал со своего места, но его слова потонули в грохоте нового удара.
Алмостер Бровин резко, будто распрямившаяся пружина, сорвался с кресла. Одним прыжком он оказался возле камина. Слов и Фарри, немного запоздало последовав примеру дяди, тоже уже были на ногах. Алмостер Бровин сорвал мечи с крюков.
- Держи. - бросил он один Слову. Парень, растерянно оглядывающийся то на дверь, то на дядю, еле успел поймать оружие.
Нового удара засов не выдержал. Дверь распахнулась, грохнув о косяк. Бесшумно, словно тень, в дом скользнула фигура, одетая во все черное. На миг незваный гость замер на пороге, оценивая обстановку в помещении, но и этого хватило, чтобы старик успел прыгнуть ему навстречу. 'Почти как я утром!' - отметил Фарри, хватая кочергу - первое, что попалось под руку.
В один миг все преобразилось. Слов замер, пытаясь переварить происходящее. Только что они сидели, отдыхая после длинного дня, слушали рассказ дяди... И вот уже дверь выбита, вместо воспоминаний дяди о былом в комнате звучит ругань, за которую сам Алмостер Бровин хорошенько вымыл бы с мылом рот любому из братье, вперемешку со свистом и звоном железа. Когда именно началась схватка, Слов сказать не мог. Вот, вроде, только дядя прыгнул к темной фигуре на пороге, а вот уже там кружится какой-то бешеный танец. Еще и меч - настоящий меч! - так непривычно оттягивает руку... С диким воплем, скорее для того, чтобы подбодрить себя, а не испугать врага, мимо промчался Фарри, занося над головой кочергу. Только тогда Слов опомнился. Но не успел он закончить первый шаг, как раздался протяжный, исполненный боли, стон. Кто?!!
Танец прекратился так же неожиданно, как и начался. Алмостер Бровин стоял спиной к братьям, закрывая все, что творилось перед ним. Фарри только успел добежать до дяди, как тот чуть сместился в сторону. С меча Алмостера Бровина сорвалась и упала на пол алая капля. Человек, одетый во все черное, с которым он сражался, медленно, держась за живот, повалился на бок. Фарри застыл, разглядывая дергающееся у его ног тело. Мгновение - и рядом оказался Слов, наконец-то пришедший в себя.
- Назад! - рыкнул Алмостер Бровин, отталкивая Фарри в сторону. - не выс...
Короткий протяжный свист, чмокающий удар...
- Дядя! - вскрикнул Слов, бросаясь к старику.
Пошатнувшись, Алмостер Бровин сделал шаг назад. Еще один... Из его груди торчало древко стрелы - непривычно толстое, как на взгляд Слова. Потянуло запахом дыма. Только сейчас Фарри заметил, что на земле снаружи, пока слабо, играют оранжевые отблески. Нос уловил запах дыма.
- Пожар... - прошептал Фарри, неуверенно глядя на дядю.
Новый свист. Срезав клок волос с головы Фарри, пролетела мимо и вонзилась в стену еще одна стрела. Парень от неожиданности присел, непонимающе глядя на еще подрагивающее древко. В чувство его привел громкий треск и, резанувший по ушам затем, рык Алмостера Бравина. Фарри отпрыгнул, прижимаясь к стене возле двери. Дядя, выругавшись, отбросил в сторону отломанное древко стрелы. Запах дыма становился все сильнее. Фарри показалось, что он даже заметил язычок пламени, скользнувший сквозь щель в досках, перекрывавших потолок.
- Не зря я их учил... - еле слышно пробормотал Алмостер Бравин, а потом голос его окреп. - В доме оставаться нельзя - сгорим, как крысы.
Фарри глянул на окна и вздохнул. Если бы они были чуть побольше! За дверью ведь неизвестный стрелок. И, кто знает - может он не один.
- А если выйдем, нас перестреляют. - на удивление спокойно отозвался Слов, невольно озвучивая мысли брата. Он стоял по другую сторону дверного проема, рядом с дядей, и хмуро пытался что-то рассмотреть в том небольшом куске двора, который открывался с его угла обзора. - Мы не знаем, сколько их там...
- ...и кто они вообще. - добавил Фарри, глядя на дядю.
- Не время сейчас. Об этом позаботимся после. - Алмостер Бровин оглядел племянников и потрепал окровавленной рукой Слова по плечу. - Первым выхожу я. Не спорить! Вы двое сразу бежите в лес...
- Нет! - в один голос воскликнули братья.
- Я сказал - не спорить! - прикрикнул на них дядя. - Мне, все равно, далеко с этой раной не уйти...
Отвлекшись на разговор, Фарри еле заметил, как в дверь влетел новый нападающий. Еле успел выставить перед собой кочергу. Звякнула сталь, врезавшись в железный прут. Еще чуть-чуть... Что было бы, если бы 'еще чуть-чуть', Фарри даже думать не хотел.
- Ах ты... - скривившись от боли, Алмостер Бровин сделал выпад, но напавший на его племянника резко развернулся, и снова сталь зазвенела о сталь.
На этот раз Фарри успел. Как только дядя отвлек от него внимание, парень взмахнул кочергой. От удара по голове, фигура в черном пошатнулась. Фарри снова занес свое оружие, но того мига, на который нападающий отвлекся, хватило, чтобы дядя успел проткнуть и этого. Однако, этот удар отобрал у него слишком много сил. Схватившись рукой за грудь, в которой торчал обломок стрелы, Алмостер Бровин тяжело осел на пол.
- Под моей кроватью... - прохрипел он из последних сил. - Доска, сразу у стены....
- Какая доска? - опешил Слов.
- Доска... Заберите обязательно... Если выживете... - голос Алмостера Бровина ослабел настолько, что его слова были еле слышны. На губах его вздулся и лопнул кровавый пузырь. - Заберите... Ваш отец... Наследство...
Последнее слово сменилось громким стоном. Алмостре Бровин затих.
- Дядя? - Слов присел рядом с ним на корточки. - Дядя?!!
- Что о нашем отце? - вторил ему Фарри.
Но Алмостер Бровин уже не слышал. Из уголка его рта сбежала струйка крови. Ярко-алая, она резанула по глазам ребят, выдавливая из них слезы. 'Умер?' - беззвучный вопрос возник в этих глазах одновременно. 'Умер...' - сами себе ответили глаза. Тело Алмостера Бровина, их дяди, который был единственным родным человеком, которого они знали, лежало неподвижно у их ног. А сверху, над головами ребят, гудел, все набирая силу, пожар.
- Что будем делать? - Слов первым пришел в себя и отвел взгляд от тела дяди.
- Что? - пробормотал Фарри и закашлялся от едкого дыма, постепенно заполнявшего дом. Он глянул вверх. Потолок уже охвачен пламенем. Того и гляди, дом обрушиться им на головы.
- Лови! - Слов поднял меч, выпавший из руки Алмостера Бровина, и бросил его брату. - Или ты кочергой драться будешь?
Фарри тряхнул головой, приводя мысли в порядок, и взял упавший у его ног меч. Дядя тренировал их с самого детства. На палках, не позволяя прикасаться к настоящему оружию, но тренировал. Предвидел ли он все, что происходит сейчас? Было ли это просто игрой, как всегда выставлял их тренировки Алмостер Бровин? Меч непривычно оттягивал руку. Непривычно блестел в свете пламени...
- Что за наследство, о котором говорил дядя? - спросил Фарри, задумчиво глядя на меч в своих руках.
- Я знаю не больше твоего. - огрызнулся Слов. - Но знаю точно, что если мы не начнем шевелиться, то...
Он не договорил. И так все понятно. Снаружи поджидает неизвестный стрелок, и благо, если один. Внутри вскоре воцарится огненный ад... Двое парней застыли над телом дяди, не зная, как поступить. Был бы жив дядя - уж он всегда знал что делать!
- Я посмотрю, что там у дяди под кроватью. - неожиданно уверенно сказал Слов. - Ты пока смотри за дверью. Если что...
- Куда! Там уже, наверно, все в огне! - опешил Фарри. - Дом вот-вот обрушиться! Надо...
- Смотри за дверью! - крикнул Слов, не слушая брата, и бросился через всю комнату.
Свистнула еще одна стрела, но выстрел снова оказался неудачным. Выругавшись вслед брату, Фарри обратил все свое внимание на дверной проем. И сделал он это вовремя.
Слов пинком распахнул дверь, ведущую в спальню, и отпрянул от волны жара, хлынувшей ему навстречу. Здесь огонь уже бушевал вовсю. Языки пламени лизали стены, с потолка сыпались искры, а дым практически не давал что-либо разглядеть. Слов замер в нерешительности. "Ваш отец..." - вновь зазвучали в его голове последние слова дяди. Отец. Братья никогда не знали своего отца. Сколько они себя помнили - рядом был только Алмостер Бровин, а тот от любых разговоров о семье всегда уклонялся. "Наследство..." Слов сжал зубы и бросился, сквозь огонь, к дядиной кровати, еле видневшейся в дыму.
Едва брат скрылся в спальне, еще один убийца перепрыгнул через трупы своих товарищей. на этот раз Фарри был наготове. Первое смятение прошло, а гибель дяди вселила в него такую злость, что парень, едва увидев перед собой цель, тут же, с криком, бросился на врага. Он даже не задумался над тем, почему этот человек ворвался в горящий дом, почему он не дождался, пока обгоревшие остатки дома обвалятся, похоронив под собой всех, находящихся внутри. Главное - перед ним один из тех, кто убил его дядю, поджог его дом и, походя, разрушил всю привычную жизнь Фарри.
Длинный выпад, одновременно - уход, чуть ли не перекатом, от ответного удара. Вражеский клинок прошел близко... Слишком близко! Звон стали, когда Фарри рубанул врага, держа клинок параллельно земле. Парень не был мастером меча. Однако, по каким-то своим соображениям, Алмостер Бровин с самого детства обучал их с братом. Палки, конечно, не мечи, но, под руководством хорошего учителя, научится фехтовать можно и ими. И они с Словом научились. Учились, потому что, кроме всего прочего, это было одним из немногих развлечений, доступных ребятам в лесной глуши. И теперь все те синяки, полученные Фарри от брата в тренировочных боях, а также те, которые он сам поставил Слову, очень пригодились.
Удар - удар - блок - удар - блок - блок... Сталь звенела, заглушая гул огня и треск бревен, начавших уже прогорать и подающихся под собственным весом. Глаза незнакомца удивлено расширились - он явно не ожидал встретить такой отпор от парня, только вышедшего из детского возраста. Удар - блок - удар... Убийца оказался слишком опытным противником. Фарри вскрикнул, когда меч незнакомца чуть не отсек ему руку. На предплечье налился кровью длинный порез. Вложив всю свою злость, Фарри сделал выпад, целясь в живот противника. Но тот небрежно отбил клинок парня в сторону. Следующий удар должен прикончить мальчишку...
Слов, задыхаясь в дыму, отодвинул дядину кровать. Доски пола под ней уже начали гореть, плюясь искрами и выпуская тонкие усики сизого дыма. Крайняя доска... Слов бросил на пол одеяло, прибивая огонь, и упал на колени. Вот эта доска, но что с ней делать? Обжигая пальцы, он ощупал пол, в поисках... В поисках чего? "Наследство..." Доска чуть подалась под пальцами. Слов заметил небольшую, как раз просунуть лезвие ножа, щель между этой доской и стеной. Для меча щель оказалось узковата, но, с третьего раза, Слов все же сумел поддеть доску и, надавив, отбросить ее в сторону. Его глазам открылась ниша, в которой лежал какой-то сверток. Огонь добрался уже и сюда. Ткань, в которую было завернуто то, что прятал Алмостер Бравин, кое-где играла небольшими язычками пламени, тлела. Слов схватил сверток и, на ходу сбивая с него огонь, бросился прочь из спальни. Едва перескочив порог, он увидел, как брат, роняя капли крови с порезанной руки, вскрикнул, и выбросил руку с мечом в живот человека в черном.
Убийца поднял меч, намереваясь одним ударом покончить с Фарри. нап его губах зазмеилась улыбка, не предвещающая парню ничего хорошего. острие его меча сверкнуло алым, отражая свет пожара - словно тоже улыбалось, готовясь вонзиться в мягкую плоть. Фарри в ужасе не мог отвести глаз от блестящей стали. Вдруг незнакомец содрогнулся всем телом и застыл. Парень увидел, как из живота его вырастает острый кусок железа. Еще мгновение понадобилось Фарри, чтобы заметить стоящего за спиной убийцы брата.
- Чего разлегся? - тело еще не успело упасть, когда Слов протянцул брату руку. - Давай, живо!
Схватившись за протянутую руку, Фарри вскочил, и братья опрометью бросились вон из горящего дома. В лес, подальше отсюда! Они даже не оглянулись, когда сзади раздался громкий треск рушащегося строения, а вокруг заиграли причудливые тени от взметнувшегося в самое небо пламени. Братья бежали, словно за ними гналась сама смерть. Хотя, может так оно и было? Бежали, продираясь сквозь кусты, чудом не переломав ноги об выступающие из земли корни. Остановились они только тогда, когда вокруг них не было ничего, кроме темного леса, а зарево оставшегося позади пожара стало всего лишь отсветами в ночном небе.
- Стой! - прохрипел Фарри, дернув Слова за руку.
Ребята попадали на землю, тяжело дыша, и не прекращая оглядываться туда, откуда они только что прибежали. Сквозь шум в ушах и хрипы в легких, они прислушивались - не идет ли кто следом, но ничего, кроме звуков ночного леса, они не слышали.
- Дядя. - тихо произнес Фарри, когда они чуть отдышались. - Он...
- ...Мертв. - закончил за брата Слов.
Снова повисла тишина. Каждый пытался осознать, что же произошло только что. Понять, из-за чего этот обычный вечер, такой же, как все в их жизни, превратился внезапно в кошмар. Но никому из братьев не приходило в голову ничего, кроме одной мысли - "Дядя мертв".
- И что теперь? - снова нарушил тишину Фарри. - Слов, что делать будем?
- Надо идти в деревню. - чуть подумав, произнес Слов. - Там люди...
- А на нас, что - звери напали? - тихо спросил Фарри. - Как по мне, так жили здесь сами, без людей, так и дальше неплохо было бы.
- Как ты себе это представляешь? - фыркнул Слов. - Будем дом заново отстраивать? А если те, кто напал на нас, вернутся?
Фарри промолчал. Его взгляд упал на обгоревший сверток, лежащий возле ног брата. Хотя мысли его были далеки от любопытства, чисто автоматически он спросил:
- Что там?
Слов тоже взглянул на сверток. Какое-то время братья тупо смотрели на него, пока Слов не принялся разворачивать ткань.
- Темно. - сказал он. - От луны света недостаточно.
- Огоньку бы, да? - нервно хохотнул Фарри, но быстро взял себя в руки. - Погоди, у меня где-то огниво было.
Дождавшись, когда небольшой огонек, разожженный Фарри из мелких веточек, хоть как-то осветит сверток, Слов развернул и аккуратно расстелил на земле укрывающую его ткань. Ничего особенного перед братьями не появилось. Хотя, кто скажет, чего они ожидали? Пухлый мешочек, звякнувший, когда Фарри тронул его пальцем, обгоревший свиток, небольшая книжица в кожаном переплете - вот и все, что, по словам покойноно Алмостера Бровина, было их наследством. Все, из-за чего Слов рисковал сгореть заживо в охваченной огнем спальне.
- И что нам с этим делать? - недоуменно спросил Фарри.
Слов пожал плечами и поднял мешочек.
- Золото! - когда завязки были распущены, в слабом свете заблестел желтый металл. - Погоди, тут еще что-то.
Позвякивая монетами, Слов вытащил из мешочка толстый золотой перстень. На прозрачном камне, украшавшем его, было вырезано какое-то изображение, но для того, чтобы ясно разглядеть его, света оказалось слишком мало.
- Слов. - голос Фарри прозвучал настолько странно, что брат тут же отвлекся от разглядывания перстня.
Фарри держал в руках развернутый свиток, внимательно изучая его в свете гаснущего костерка. Прямо посередине большого листа бумаги зияла неровными черными краями обгоревшая дырра.
- Слов... - повторил Фарри и протянул свиток брату.
Тот осторожно взял свиток и всмотрелся в обгоревшую, пожелтевшую от времени бумагу.
- Я, Сам Бровин Грах-Дормайл, глава Дома Дормайл, милорд замка Дормайл, города Амилон, деревень Зыбь, Луг Покета, Сабова, Кроты и Золотая, - вслух прочитал Слов, - а также - находящихся вблизи последней рудников, верный вассал и капитан третьей сотни гвардии Великого Дома Бовскросс, объявляю о том, что отрекаюсь от всех титулов и владений в пользу своего старшего сына... ...сыну, когда тот достигнет подходящего возраста, оставляю две тысячи золотых и наказ вступить в гвардию Великого Дома Бовкросс, служить с честью, достойной Дома Дормайл и всех его предков. До достижения совершеннолетия моего старшего сына, протектором Дома Дормайл назначаю своего брата, Алмостера Бровина Дормайла. да будет так...
Тишина, сгустившаяся, стоило лишь смолкнуть последнему слову, давила на уши, словно была вполне материальной. Схватка, пожар - все вдруг как-то размылось, словно произошло не полчаса назад, а прошли уже годы. Слова, написанные красными чернилами на свитке, кружили хороводы в головах братьев. "Глава Дома Дормайл...", "...старшему сыну...", "...своего брата, Алмостера Бровина...". И слова дяди, произнесенные им вместе с последним дыханием- "...Отец...", "...наследство..."
- Это что получатся?.. - Слов икнул и снова уставился на свиток, словно пытаясь прочесть там что-то еще.
- Слушай... - голос Фарри звучал хрипло. Он прокашлялся. - Алмостер Бровин Дор... Дормайл? Значит, насчет наследства...
- ...это - про нас. - закончил за брата Слов.
- А кто из нас старше? - братья посмотрели на прожженную дыру в бумаге, на том месте, где огонь съел имена наследников, а потом перевели взгляд друг на друга.

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9785227048660
Аудитория:   16 и старше
Бумага:   Газетная
Масса:   366 г
Размеры:   207x 136x 33 мм
Тираж:   3 500
Литературная форма:   Роман
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить