Зажечь звезду Зажечь звезду В одной старой песне есть строки: \"Ты на войне, просто не знаешь об этом\". Вот и Найта, стихийная волшебница-ровейна, пока не знает. Она замешкалась на перепутье - ищет приключений, но без риска; хочет защищать близких, но не пачкать руки в крови. Найте кажется, что есть ещё время выбрать путь, но перекресток уже давно позади. И теперь ей предстоит многое осознать. Так ли сладко в самом деле поют сирены? Что побороть труднее - смертельное проклятие или человеческие предрассудки? Есть ли пределы, которые не одолеть? Правда ли за океаном такая жизнь, что хоть волком вой? Если чувство вины сковало душу льдом, то откуда взять огонь, чтобы растопить его? И, самое главное: как за два года сделать то, что другие не смогли за три тысячи лет - создать лекарство от солнечного яда? ...Ей придется ответить на эти вопросы. Увидеть свою войну. И повзрослеть. Эксмо 978-5-699-67833-4
227 руб.
Russian
Каталог товаров

Зажечь звезду

Зажечь звезду
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
В одной старой песне есть строки: "Ты на войне, просто не знаешь об этом". Вот и Найта, стихийная волшебница-ровейна, пока не знает. Она замешкалась на перепутье - ищет приключений, но без риска; хочет защищать близких, но не пачкать руки в крови.
Найте кажется, что есть ещё время выбрать путь, но перекресток уже давно позади. И теперь ей предстоит многое осознать.
Так ли сладко в самом деле поют сирены? Что побороть труднее - смертельное проклятие или человеческие предрассудки? Есть ли пределы, которые не одолеть? Правда ли за океаном такая жизнь, что хоть волком вой? Если чувство вины сковало душу льдом, то откуда взять огонь, чтобы растопить его? И, самое главное: как за два года сделать то, что другие не смогли за три тысячи лет - создать лекарство от солнечного яда?
...Ей придется ответить на эти вопросы. Увидеть свою войну. И повзрослеть.
Отрывок из книги «Зажечь звезду»
Город, обесцвеченный и обессиленный, томился в ожидании рассвета.
Стены домов посерели и стали на вид ломкими, как старые газеты, кажется, тронь - и зашуршат, и сомнутся от одного прикосновения. В безветрии деревья схожи были с поделками из плотной бумаги - листья-серпантин, картонные стволы, проволочки-ветки... Небо - и то напоминало сейчас не бездну, а стеклянную крышку, расписанную белой гуашью.
Если в это время глянуть на улицы с высоты, то легко можно заработать головокружение и ложное чувство всесилия - таким искусственным выглядит город. Протяни руку - и играй себе, будто с кукольным домиком. Но двоим, что пили остывший кофе на плоской крыше высотного здания, подобное не грозило, потому что мужчина был слишком стар, хоть с виду ему никто не дал бы больше тридцати, а девушка, слишком задумчивая для своего юного облика, казалась старше и серьезней.
Но именно она первой нарушила молчание.
- Уже ушел? - спросила девушка обреченно и устало. Ее собеседник прекрасно понял, о ком речь, и задержался с ответом только на мгновение, словно прислушавшись к себе:
- Нет. Но вот-вот уйдет. Он прощается с ней.
Девушка вздохнула.
- Значит, время пошло. Поверить не могу, что я решилась на это... - потерянно прошептала она, закрывая лицо руками. - Сколько нам осталось? Год, два?
- Полагаю, так. Не более двух с половиной, - задумчиво кивнул мужчина и перевел взгляд на нее. Теперь стало видно, что глаза у него темно-вишневые, каких у людей не бывает. - Договор вступает в силу?
- Да, - ответила девушка без колебаний. - Вы, князь, помогаете мне провести её по ступеням взросления - действие на инстинктах, понимание окружающего мира, принятие себя, осознание последствий содеянного и обретение пути. Взамен я поверну колесо судьбы так, что у вашего друга появится шанс.
- Повернете колесо судьбы...Это уже много. Но гарантировать вы не можете ничего, верно я понимаю.
- Верно, - вздохнула она, кажется, немного виновато. - Пророчества - не математические примеры, где верное решение только одно. Слишком многое зависит не от меня. Я могу спрямить пути, сделав какой-то из них более удобным, но когда это люди выбирали самый удобный путь, не оглядываясь на другие?.
- Что ж, полагаю, у меня нет выбора... Ведь если не... как вы выразились? "Найти звезду"?
- "Зажечь звезду", князь.
- Если не зажечь нашу звезду, то через два года нам придется туго. Постоянный портал на тонкий план, кто бы мог подумать... Если бы не услышал об этом от вас, от пророчицы, то не поверил бы. Но вы - особая. Поэтому я помогу вам. Даже если у моего... у моего друга не останется шансов.
- Благодарю вас, князь, - церемонно склонила голову девушка.
Над горизонтом показался край солнца - ослепительно яркий, и сухая газета домов вспыхнула, занялась оранжевым светом, ожила...
- Жарко будет.
- Похоже на то...

ЛУЧ ПЕРВЫЙ. ПЕСНИ МОРЯ


О, эта странная песня вдали...
Так море тоскует в закатный час,
Когда у причала стоят корабли,
И грустные пары танцуют вальс.

Дивная песня, голос морской,
Зов, что приходит из черных глубин...
Голос, что просит: останься со мной,
Ты - я ведь знаю - устал быть один.

Ты потерял и свой дом, и любовь,
Ну же, не бойся, следуй за мной!
Здесь, среди сонных подводных лесов,
Ты обретешь долгожданный покой...

- Что это ты всю дорогу напеваешь?
Этна лениво потянулась, насколько позволяло кресло. Зевнула.
Почесала нос.
Снова зевнула.
И только потом приподняла ресницы и в упор уставилась на меня по-кошачьи зелеными отстраненно-любопытными глазами.
-Что, уже приехали? - грубовато спросила Этна, словно это я была виновата в том, что дорога тянулась так долго.
- Нет, - ответ мой прозвучал, словно оправдание. Голова болела ужасно - самой противной разновидностью ноющей, настырной боли в затылке. Будто канат из-под черепа тащат... Этне повезло - она могла спать где угодно, даже, кажется, на потолке. А вот для меня самолеты и вообще любые ночевки в транспорте превращались в сущий кошмар. - Нет, не приехали.
- Тогда какого ты меня будишь? - поинтересовалась моя подруга совсем не по-дружески и сползла по креслу, прикрывая глаза. Волна ее рыжих волос, до этого спокойно лежавшая на спинке, соскользнула по обивке и до завидного густым потоком накрыла лицо.
Этна оглушительно, на весь автобус чихнула, мотнула головой и, лохматая, агрессивно уставилась в пространство.
- Ты что-то мурлыкала себе под нос, и мне стало интересно. Это новинка, да? Знаешь, я за современной музыкой не слежу... - забормотала я. Не говорить же прямо, что надоело мне коротать дорогу в одиночестве.
- Я во сне не разговариваю, - огрызнулась Этна и уселась, взъерошенная, как сердитая кошка со вздыбленной шерстью. - Врешь небось.
- Ну, не знаю... Может быть, с недосыпа мерещится. Мне-то подремать не удалось...
- Не объявляли, долго еще ехать? - перебила Этна унылый поток оправданий.
- Нет, но...
Не дослушав, Этна перелезла через мои ноги и отправилась доставать гида. Не хотелось бы мне сейчас оказаться на его месте. После пятичасового ожидания рейса, который несколько раз откладывали, утомительного перелета и проблем с получением багажа - транспортировочную ленту заело, и пришлось еще ждать, пока ее починят - Этна пребывала в исключительно поганом настроении. Все ее милые недостатки, такие, как мстительность, раздражительность, нетерпимость и властность обострились до предела и угрожали теперь душевному здоровью... окружающих. В такие минуты даже мне иногда хотелось сбежать куда-нибудь подальше и переждать бедствие по имени Этна в безопасном месте.
Словом, пока наш отдых принес больше неприятностей, чем удовольствия. Кроме традиционных для сезона отпусков проблем с вылетом, мы еще умудрились поругаться в самолете с хамоватой стюардессой и уже после приземления - заблудиться в аэропорту. Вдобавок ко всему водитель автобуса, доставляющего туристов в отель, свернул не в том месте, и пришлось возвращаться. Пока гид с водителем выясняли отношения, обратный путь и кто же все-таки главный, взошло солнце и в воздухе разлилась удушающая жара. А ведь нам обещали выдать ключи от номеров еще затемно и заселить "по холодку"! Этне повезло чуть больше, чем мне, она не мучилась, проспала всю дорогу. А вот я уже несколько часов подряд угрюмо таращилась в окно, лелея несбыточные мечты о кровати.
За стеклом тянулся на редкость однообразный пейзаж. Всюду угловатые песчано-глиняные горы, среди которых ужом на сковородке вилась дорога, справа - редкие вкрапления пыльно-зеленой растительности, слева - обрыв в море. Ночью оно казалось черным и загадочно фосфоресцировало, а на рассвете вдруг сделалось белым, как ледяное поле. Гид что-то вякнул в микрофон насчет высокой концентрации соли и каких-то там испарениях: мол, из-за специфического оттенка, который море приобретает по утрам, местные жители его иногда называли Белым, хотя официальное название у него было другим.
Ну, люди могли сколько угодно извращаться, выдумывая свои собственные глупые имена, но весь цивилизованный мир вообще-то знал это море как Последнее. Последнее оно и есть последнее - дальше только пески и раскаленные ветра южных пустынь.
Наш самолет приземлился ночью, поэтому особой разницы в погоде я поначалу не заметила. Только воздух был влажным и пах мокрой древесиной, как в бане. Сейчас уже начало порядочно припекать... лучше не думать о том, что творится здесь днем, в самую жару.
- Урод, - процедила Этна сквозь зубы, пролезая к окошку. Кресло, до этого полуопущенное, распрямилось с сердитым щелчком. - Чтоб у него самого волосы к черту выпали!
Я поперхнулась.
- Ты поосторожнее. Еще вправду выпадут.
- Заслужил, - припечатала она, рывком раскрывая сумку. - Я его так тихонько, спокойненько спросила, мы приедем когда-нибудь или нас кругами возят. А этот, чтоб его Древние сожрали, знаешь что ответил? "Не волнуйтесь, у вас как раз будет время причесаться!" И на волосы мои посмотрел, - Этна демонстративно тряхнула спутанной гривой и опять зарылась в недра сумки. - Да где же оно, а...
Я хихикнула, представив себе, как на самом деле проходил диалог. Тихая Этна. На такое стоит посмотреть. А еще на цветок папоротника, к примеру - примерно такое же по степени вероятности явление.
- Да не заводись ты, - попыталась я успокоить злую, как ведьма, Этну. - Может, он ничего такого и не имел в виду, просто язык плохо знает. Иностранец ведь, имей снисхождение... Что ищешь, кстати?
- Расческу, - буркнула она. Я не выдержала и рассмеялась, и потусторонняя зелень Этниных глаз стала еще ярче - будто их изнутри подсветил кто-то колдовским огнем. - Чего ржешь? Ты за него, что ли?
- Нет, просто настроение хорошее, - ради собственной безопасности соврала я. - А расческа твоя в чемодане осталась, мы это еще в аэропорту выяснили, помнишь? Возьми пока мою.
- А ты? - поинтересовалась Этна, с остервенением раздирая огненно-рыжие пряди. Они извивались, как живые, и разве что только не шипели. А так - натуральные змеи.
- А что я? У меня коса, заплела - и до вечера не думаю.
- Везуха, - завистливо вздохнула Этна, дергая особенно неподатливый локон. - А у меня короткие, не заплетешь.
- Ура, - флегматично порадовалась я. Все-таки ночь без сна начала сказываться на восприятии мира - все ощущалось как через прозрачную преграду. - Хоть в чем-то мне повезло. Надо порадоваться, пока поздно не стало.... Кстати, о радостях. Эта белая штука внизу - не наш мифический отель?
- "Медива", - нараспев прочитала Этна, вглядываясь в далекую вывеску. Оставленные без внимания волосы самопроизвольно вернулись к подобию вороньего гнезда. "Точно, живые, - подумалось мне. - Надо проверить потом, нет ли у Этны родственников среди аллийцев". - Похоже, что наш. Ну, наконец-то! Не прошло и года. Теперь-то начнется настоящий отдых!
Как выяснилось позже, мы рано расслабились. Уже в приемной развернулась очередная волна проблем, на сей раз с номерами. Вопреки заверениям турфирмы, одноместных и двухместных апартаментов на всех не хватило, и теперь горстка несчастных, включая и нас, с энтузиазмом делила оставшиеся "квартирки" на пять человек. С трудом отвадив троих разбитного вида друзей, явно отметивших впечатляющую фигурку Этны, мы договорились с вполне разумными на первый взгляд пожилыми дамами - то ли подругами, то ли матерью и великовозрастной дочкой. Пятой к нам попросилась странная девушка с небесно-голубыми очами и ярко-розовыми, как детская жвачка, волосами, стянутыми в аккуратный пучок. Говорила незнакомка по-заокеански, со странным акцентом, но очень разборчиво - понятно даже для меня, знающей иностранный язык на школьном уровне. Одета она была "в классическое туристическое" - в короткие джинсовые шорты и белую майку с каким-то глазастым и лохматым персонажем.
Дам звали Ксения и Виктория Самсоновы, а девочку, словно сошедшую с раскрашенной картинки из манги - Сианна. "Просто Сианна, без фамилий обойдемся", - представилась она и улыбнулась так располагающе, что впору заподозрить было ее в телепатическом воздействии. Этна - и та перестала хмуриться.
Большие часы в фойе пробили двенадцать.
Итак, в полдень, когда с неба изливались обжигающие лучи, и завтрак давно закончился, а до обеда было еще далеко, мы, наконец, получили ключи и потащили тяжеленные сумки к вожделенным гостиничным корпусам.
Всего зданий в западной части отеля было тридцать девять - три улицы по тринадцать коттеджей. Каждый домик насчитывал целых четыре этажа и загибался буквой "п", образуя тенистый внутренний дворик. Наружные лестницы с высокими ступенями, облицованными скользким кафелем, выводили на открытые всем ветрам площадки с рядами одинаковых дверей на магнитных замках.
- Давай помогу, - предложила Сианна, мельком взглянув на мои бесплодные попытки втянуть багаж по ступеням. Я с благодарностью кивнула. К моему удивлению, хрупкая с виду девчонка не стала браться за другую ручку чемодана, а оттеснив меня плечом, втащила его на площадку и выдохнула: - Что у тебя там, кирпичи что ли?
- Вроде того, - осторожно подтвердила я. Ничего себе, ну и силушка! - Там учебники. В октябре экзамены сдавать, надо готовиться.
- Экзамены? - смешно выгнула она брови и вдруг разразилась кашляющим, старушечьим смехом: - На море купаться надо, а не учиться, а то морские духи обидятся.
- Пускай обижаются, им же хуже, - доверительно сообщила Этна, выглядывая из номера. - Ты идешь, Нэй?
- Иду. Спасибо, Сианна, сама бы я не справилась, - от души поблагодарила я неожиданную помощницу.
- Спасибо не шуршит, лучше я первая в душ пойду! - подмигнула она - и мышкой прошмыгнула за дверь.
Я задержалась на площадке и еще раз попыталась приподнять чемодан. Как и ожидалось, он оказался тяжеленным - еще бы, тридцать два килограмма, если не врали весы в аэропорту. И как Сианна его подняла?
- Странная она какая-то, - вырвалось у меня задумчивое. - В смысле, внешне. И ведет себя тоже не по-человечески.
Этна похмыкала, похмыкала, а потом расхохоталась:
- Ну да, ну да, подруга, а мы, значит, нормальные. И выглядим прям как туристки - что ты, бледная, как кланник, что я. Забей на все. Небось, у девки кто-то из предков на стороне гулял. Но вообще наша Феникс человек, а внешне - ну чистая аллийка. Может, и эта такая же. Или крашенная.
- Этна, не в масти дело, она мой чемодан одной рукой подняла. Тридцать два килограмма.
- Да ладно тебе, я тоже так могу, - с долей зависти откликнулась подруга.
- Сможешь, - пожала я плечами. - Только не рукой, а колдовством. Это не считается.
- Тише ты! - шикнула на меня Этна, и по волосам у нее пробежали искры, будто электричеством прошило. - Ты помалкивай, а то психами назовут. Я хочу отдохнуть нормально, потусоваться, с компанией погулять, а не жариться на пляже в гордом одиночестве.
- Ладно-ладно, я и не собиралась... - начала было оправдываться я, но Этна уже ушла в номер.
В чем-то она была права. В конце концов, мы ведь на человеческий курорт приехали, вот и вести себя надо по-человечески. И болтать поменьше - это везде только на пользу.
К счастью, Самсоновы были слишком заняты распаковкой багажа, чтобы обращать внимание на оговорки, а Сианна вообще успела спрятаться в душе. Кстати, Ксения и Виктория оказались сестрами, с разницей в пятнадцать лет. Ксения явно верховодила. Этой парочке, по моему скромному мнению, надо было родиться за океаном - социально активных леди там хватало, сошли бы за своих. А вот нам выдерживать их агрессивный напор и недовольство всем миром было трудновато, и соседство с такими дамами уже не казалось благом.
Гостиница тоже принесла сплошные разочарования. Номер, мягко говоря, не поражал роскошным убранством. Крохотная общая прихожая - только тапки расставить, стерильно-белая ванная комната с хромированно сверкающими кранами и две комнатки-спаленки - в первой, что была поменьше, помещалась только пара кроватей, а во второй - целых три, да еще и телевизор со шкафом. Но только мы с Этной начали прикидывать, где бы нам лучше разместиться, как выяснилось, что Самсоновы уже все решили за нас.
- Так, милочки, ать-два за эту кровать и живо-живо в маленькую комнату, - деловито распорядилась Ксения, отирая пот с покрасневшего лба. - Она как раз тамочки втиснется.
- Зачем? - недоуменно захлопала ресницами Сианна, после душа благоухающая жасмином. - А где же мне тогда спать?
- Вот тама и поспите, - невозмутимо шмыгнула носом Ксения. - Мы уж люди немолодые, - грузная Виктория недовольно засопела на сестру и сдвинула выщипанные в ниточку брови. - Нам свету надо, простору. На балконе опять-таки покурить. А вы, молодежь, хоть на коврике у двери всю ночь поваляетесь, ничего вам не сделается.
Не знаю, как остальные, а я совершенно ясно ощутила глухую дрожь, исходящую из недр земли. Стаканы на железном подносе у телевизора глухо звякнули.
- А луну на блюдечке вам не надо? - интеллигентно - по ее меркам, разумеется - возмутилась Этна. Я машинально отодвинулась от нее, чтобы не попасть под раздачу. - Лично я буду жить в большой комнате, и чхать мне на ваше мнение.
- Но... - тоненько протянула Ксения, заламывая бровки. Виктория только открывала и закрывала рот, как рыба, будто не могла найти слов от возмущения.
- Валите в свою комнату, - уже откровенно нахамила потерявшая терпение Этна и, хлопнув дверью, скрылась в ванной комнате. Когда потекла вода, дрожь земли понемногу начала успокаиваться.
С разгневанными дамами, разумеется, пришлось разбираться мне.
- Думаю, вариант расселения, предложенный Этной - оптимальный, - попыталась исправить ситуацию я и поежилась, оказавшись под прицелом сразу двух сердитых взглядов. - Посудите сами. В большой комнате даже двери нет, а маленькая на ключ закрывается. А еще - если мы ночью телевизор включим или на балкон пойдем, то не будем вам мешать. К тому же в той комнате стоит отдельный кондиционер, а здесь он общий для всего номера, значит, работает менее эффективно. Так какую комнату выбираете?
Толстое, красное лицо "старшенькой" сморщилось в недовольной гримасе.
- Ну, уболтала, - неохотно согласилась она. - Но чтоб без всяких выкрутасов, все тип-топ. Тишина, покой и... - Ксения сделала значительную паузу. - ...и чтоб мужиков не водили!
- Мы и не собирались, - я покраснела так, словно на самом деле собиралась устроить массовый выгул лиц противоположного пола в нашем номере. Но Сианна мышкой шмыгнула ко мне за спину и ободряюще положила холодную ладошку на плечо:
- За кого вы нас принимаете! - задрала она носик. Надо же, десять минут знакомства - и уже "нас". Не оказалось бы это "мы" еще неприятней, чем соседство Самсоновых.
- Знаю я вас, бесстыдницы, - проворчала Ксения и вместе с сестрой вперевалочку отправилась в свои "апартаменты". Чемоданы, что характерно, везла младшенькая - причем оба.
Я внимательно изучила закрытую дверь, жалея, что с нашей стороны задвижки не было. Закрыть бы этих дамочек...
- Вот точно, - растерянно пробормотала Сианна. Я удивленно посмотрела на нее, но в ответ получила только солнечную улыбку. Показалось?
Окна выходили в закрытый дворик, но солнечные лучи все равно каким-то образом умудрялись просачиваться внутрь. Со стороны казалось, что золотистая органза излучает свой собственный жаркий свет. Находиться в помещении, даже наглухо закрытом и с двумя кондиционерами, было невыносимо. Пришлось распрощаться с мыслями о здоровом дневном сне. Я вздохнула и выудила из чемодана полотенце и купальник.
- Этна, я пойду на пляж, разведаю, - отчетливо проговорила я, прижимая губы к щели в косяке. Душ мгновенно отключили.
- Куда ты там пойдешь? И почему без меня?
- На пляж.
За дверью послышался громкий всплеск, ругань и шлепанье босых пяток по мокрому полу. Я попятилась к выходу.
- С ума сошла? - Этна выскочила на порог и цапнула меня за локоть - умеренно сердитая, с небрежно стянутыми в "пальму" на макушке волосами. - Там сейчас пекло натуральное, угореть хочешь? Поспи лучше и не выдумывай.
- Этна, я не могу спать днем, тем более в такой духо...
- Не можешь - научим, - театрально протянула подруга и зловеще ухмыльнулась. - Никаких проблем.
- Этна, я...
Тонкое, почти невесомое плетение, характерное, скорее, для магии воды, окутало меня невидимой сетью. Этна торжествующе вскинула руку и тут же напялила на лицо обеспокоенное выражение, подзывая Сианну.
- Послушай, Найте тут от духоты плохо стало... Надо на кровать положить. Вот так, ага...
- Может, врача вызвать?
- Нет, ничего, отлежится и...

Здесь бывает тепло, но только днем. А сейчас ночь. Холодный воздух с гор опускается в спрятанную среди заснеженных пиков потаенную долину, заставляя цветы медленно смыкать лепестки. Только от земли все так же тянет раскаленным жаром.
"Я скучал по тебе. Как ты там, малыш?"
"Кажется, хорошо. Не помню. Все так странно".
Смех. Ветер покачивает верхушки трав, разгоняя туман.
"Это сон, маленькая. Хотя я тоже чувствую себя странно".
"Где ты?"
"Далеко".
Пауза.
"Тебя что-то беспокоит, Найта?"
"Беспокоит? Да. Пожалуй. Эта мелодия... Она здесь повсюду. Она со мной с тех пор, как я увидела море".
Тревога.
"Какая мелодия? Вспомни, пожалуйста. Это важно".
"Хорошо. Слушай..."
"Слушай..."
"Слушай же!"

- Да слушай же меня! Пошутила, и хватит. Нэй, ну вставай!
Я с трудом открыла глаза. Ресницы словно воском склеили.
- Этна? Что случилось? Ты почему кричишь?
Она перевела дух и в изнеможении плюхнулась на соседнюю кровать.
- Ты случилась, вот что.
Попытка занять вертикальное положение далась мне с большим трудом. Меня преследовало смутное ощущение, что внутри моей головы сейчас катаются металлические шарики, сталкиваясь и рассыпаясь от ударов колючими иголками. Иначе отчего бы в ушах стоял такой звон?
- Я случилась примерно семнадцать лет назад... Так что давай поконкретней. Что именно со мной случилось?
- Я тебя усыпила. Заклинанием, - мрачно созналась подруга. - Чтобы ты тихонечко полежала до обеда и не рвалась на пляж в поисках приключений на свою... Ну, не важно. В общем, я тебя выключила, как обычно, мы же сто раз так дома делали. И заклинаниями друг в друга швыряли, прикалывались еще круче. Честно, думала, что отобьешь. Не отбила - хорошо, мне же проблем меньше. Я сначала разбирала чемоданы и все такое, а потом...
- Дай-ка угадаю. Ты пыталась меня разбудить, а я все не просыпалась? - мрачно предположила я.
- Типа того.
Я потеребила край одеяла, не зная как объяснить все подруге так, чтобы не напугать и не расстроить.
- Этна, знаешь, лучше так больше не делай. Просто у меня в последнее время... Ну, проблемы со сном.
- Серьезные? - насупилась она так, словно собиралась накостылять "проблемам".
- Как сказать. Если я засыпаю не по своей воле, а от таблеток или заклинания... или там по затылку приложили... То мне потом очень трудно вернуться назад. И я ничего не помню о своих снах. Точнее, помню, но смутно.
Этна упрямо вздернула подбородок. Вообще-то она легко признавала ошибки, но только если по-настоящему чувствовала себя виноватой. Но это был не тот случай, видимо.
- Ну, прости. И вообще, ты сама виновата. На пляж ей надо срочно, видите ли! А солнечный удар - это тоже засыпание не по своей воле? А? - я вжала голову в плечи, давя в себе иррациональное желание начать оправдываться. - И давно это у тебя началось?
- После ритуала, - я невольно поморщилась, вспоминая, как выводила потом с кожи вырезанные по живому символы. - Элен сказала, что некоторые связи с реальным миром ослабли, а с тонким - усилились, но это ничего. Скоро все восстановится. Кстати, когда там обед?
Этна приуныла.
- Обед закончился, - раздраженно припечатала она. - Но скоро полдник, так что мы не совсем пролетаем. А сейчас... Айда на пляж!

Море... Да, это искупило все! И нервный перелет, и неприятный сон, и даже идиоток соседок! Синее, глубокое, нежное, теплое, бездонное море...
Вообще-то я не очень люблю воду. Речную так совсем не переношу, брезгую, озерная еще куда ни шло... Но море стоит особняком. А все потому, что здесь можно плавать. Нет, не спорю, плавать-плескаться можно и в ручейке глубиной полметра, и в бассейне, но море - совсем другое дело. Здесь есть особый ритм, который задают волны, и мягкость прозрачно-чистой воды, которая держит тебя на поверхности, не давая утонуть. В море я могу плескаться часами... Иногда становится жалко, что мне не довелось увидеть океан. Говорят, что он оставляет совершенно незабываемое впечатление... Не знаю. Но все-таки море - это нечто особенное и, думаю, никакие визиты на океан мое мнение бы не изменили.
Едва завидев прозрачные гребешки волн, я разбежалась и с криком "Этна, сторожи полотенце!" с разбегу нырнула в воду. Зеленовато-синяя теплая вода закружила меня. Я выпустила воздух из легких, пытаясь достать до дна. Бесполезно. Похоже, глубина здесь была метров двадцать, не меньше, без специальной подготовки не нырнешь. Жаль, ведь та раковина... справа... очень даже симпатичная.
Кровь в ушах застучала, напоминая, что людям вообще-то и дышать надо иногда. С сожалением оторвав взгляд от недосягаемого и загадочного дна морского, я устремилась вверх - к сверкающей водной глади, палящему солнцу и разъяренной Этне.
- Ты думаешь, что делаешь, а? - рявкнула она, едва я показалась на поверхности.
- Нет, - счастливо улыбнулась я. - Как более умная и взрослая, думать здесь будешь ты.
Этна аж поперхнулась от возмущения.
- Да это ты старше меня, на полгода, между прочим! А ведешь себя, как ребенок! Как дура! А если бы утонула?
- Может, мне вообще купаться не надо? Так, на солнышке полежать? Ах, нет, вдруг тепловой удар случится! - передразнила я подругу и тут же устыдилась своего порыва: - Да ладно тебе, не переживай так. В море невозможно утонуть, особенно в Последнем. Оно слишком соленое. Вода выталкивает наружу.
- Ну, верю, предположим. И все равно, давай осторожнее, - неохотно согласилась Этна.
- Хорошо, хорошо. А наперегонки до буйков слабо?
- Найта!!! - гаркнула она на весь пляж нисколько не смущаясь реакции недовольных туристов.
- Догоняй!
Я с силой оттолкнулась ногами от скользкой опоры пирса и, загребая руками, устремилась к оранжевым точкам, мерно покачивающимся на волнах. Позади послышался плеск - Этна рыбкой нырнула в воду.
"Быстро плывет!" - удивилась я, но не стала беспокоиться: после соревнований с Ксилем по "заплыву на озерной воде" у меня в запасе появилось несколько трюков.
- Это ты меня догоняй! - мерзко расхохоталась подруга, обдавая меня веером брызг от мощных гребков. Рыжие волосы, как диковинные водоросли, стелились по поверхности.
"Ну, мы еще посмотрим кто кого!" - я набрала воздуха, ныряя под воду. Нити привычно легли в ладони - осталось только дернуть за них. Все движения подчинялись странному рваному ритму, который диктовала вода. Он шел со стороны, как будто на берегу колонки включили. Бах, бах, бах. Трам-тарарам. Бах.
- Первая! - выкрикнула я на последнем кислороде, выныривая около пластикового конуса.
- Ты жульничала! - хрипло возмутилась Этна, хватая ртом воздух.
- Скажешь, ты нет?
- Ну...
- Тогда мы квиты. Кстати, дурацкие здесь какие-то буйки. Рыжие, облезлые... Фу. Мне больше пирс понравился. Давай до него наперегонки, а? Без магии.
- Дай-ка подумаю... Догоняй!

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9785699678334
Аудитория:   16 и старше
Бумага:   Газетная
Масса:   388 г
Тираж:   5 100
Литературная форма:   Роман
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить