Путь на Багряный остров Путь на Багряный остров Люкануэль Сорингер или просто Люк - один из самых молодых вольных капитанов среди небесных парителей, и все же о нем и о его корабле \"Небесный странник\" уже идет добрая слава. А все потому, что приключения будто сами находят Люка. Ну посудите сами, на этот раз нужно попасть на Багряный остров, а попутно: заключить очень странный контракт; узнать, могут ли небесные корабли двигаться без парусов; спасти старого друга и решить, что делать со старым недругом; выйти с честью из весьма щекотливой ситуации; уцелеть при поиске сокровищ. Ах да, еще узнать, куда же подевалась несносная Софи-Дениз-Мариэль-Николь-Доминика Соланж! АСТ 978-5-17-082507-3
69 руб.
Russian
Каталог товаров

Путь на Багряный остров

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (1)
  • Отзывы ReadRate
Люкануэль Сорингер или просто Люк - один из самых молодых вольных капитанов среди небесных парителей, и все же о нем и о его корабле "Небесный странник" уже идет добрая слава. А все потому, что приключения будто сами находят Люка. Ну посудите сами, на этот раз нужно попасть на Багряный остров, а попутно: заключить очень странный контракт; узнать, могут ли небесные корабли двигаться без парусов; спасти старого друга и решить, что делать со старым недругом; выйти с честью из весьма щекотливой ситуации; уцелеть при поиске сокровищ. Ах да, еще узнать, куда же подевалась несносная Софи-Дениз-Мариэль-Николь-Доминика Соланж!
Отрывок из книги «Путь на Багряный остров»
Глава 1
СОФИ-ДЕНИЗ-МАРИЭЛЬ-НИКОЛЬ-ДОМИНИКА

Я сидел и смотрел на стол. На дальнем его краю лежали два небольших, сшитых из грубого полотна мешочка, перехваченных в устье серебристой проволокой, где каждая из них оканчивалась деревянной плашкой с сургучной печатью. Оттиск на сургуче был хорошо мне знаком, с такими я сталкивался много раз. Он представлял собой два перекрещенных молота заключенных в круг из растительного орнамента, должного изображать вьюнок и трех слов по самому низу: 'Мастерство, надежность, практика' - знак Гильдии.
Один из мешочков выглядел безукоризненно чистым, другой покрыт неприятными на вид разводами, и одно из них, ржаво-бурого цвета вызывало во мне чувство брезгливости. Оба мешочка лежали на самом краю стола и в любой момент могли обрушиться на пол. На палубу, если быть точным, потому что мы с моим собеседником находились в капитанской каюте 'Небесного странника'. И каюта, и сам летучий корабль принадлежат мне, а сам я, помимо того, что являюсь его владельцем, так еще и капитан.
И не могут мешочки свалиться со стола - корабль находится на земле, и ему, чтобы содрогнуться, необходимо, по крайней мере, землетрясение. Или что такое, чтобы все вокруг заходило ходуном. Да и не случится с содержимых мешков абсолютно ничего, упади они даже с гораздо большей высоты, эдак с высоты птичьего полета. А то, что один из мешочков покрыт отвратительными на вид пятнами, нисколько на цену находящегося внутри предмета не влияет. Совсем не влияет. Абсолютно не влияет.
И сам человек, находящийся за столом напротив меня, мне тоже не нравился.
Тщедушный, с несоразмерно большой головой, обряженный в одежду, явно знавшую более лучшие времена. К тому же висит она на нем как на пугале, явно не его размер. Взгляд, правда, хороший, без всякой затаённой хитринки внутри больших светлых глаз, и улыбка приятная, детская такая, открытая. Но, непогрешимая Богиня-Мать, что он несет!
Еще и не ко времени он прибыл, голова занята все чем угодно, только не его предложением. Да и какое это предложение, он меня что, за идиота принимает?
Почему он считает, что такое вообще возможно?
Когда я спросил его:
- Господин Берни Аднер, приходилось ли вам делать то, в чем вы сейчас пытаетесь меня убедить?
Он ответил мне (о, святые угодники, покровительствующие небесным скитальцам!):
- Нет, господин Люкануэль Сорингер, ни разу. Но...
Дальше я его даже слушать не стал. Правда, и послать его куда подальше почему-то тоже не торопился. Наверное, потому что сейчас мне необходим был собеседник, пусть и такой весь нелепый, как этот.
И если бы он еще и согласился принять участие в распитии бутылочки отличного итайского рома - лучшего не только у нас в герцогстве, но и еще во множестве других мест, на которую я время от времени скашивал глаз, так мы бы с ним вообще отлично поладили. И плевать мне было бы на то, как он выглядит.
А сколько я бы смог ему рассказать такого, отчего у него глаза непременно вылезли бы от удивления. Один полет в море Мертвых чего стоит. Он, несомненно, должен был слышать о находящемся в нем острове Гаруде, пусть и краем уха. Не все, конечно, смог бы рассказать - данное мною Коллегии обещание молчать о некоторых увиденных там вещах больше напоминает страшную клятву, коей оно, несомненно, и является. Но можно же и таинственно намекнуть в необходимых местах, а Берни Аднер, судя по всему человек не глупый, и потому все понял бы прекрасно.
Тогда, возвращаясь с Гаруда, вернее с того, что осталось от него после нашего визита, первым делом мы прилетели в Хавис - городок, расположенный на берегу одноименного озера, откуда мы, собственно, в море Мертвых и отправились. Именно в нем и произошла встреча с человеком из Коллегии - мессиром Анвигрестом, застававшая пуститься меня в такое опасное путешествие на остров Гаруд, откуда нам едва удалось унести ноги.
Нет, была у меня возможность решить все и по-другому. Но тогда бы мне пришлось навечно расстаться с той, вспомнив о которой, я застонал сквозь плотно сжатые зубами так, что Аднер, напоминая о себе, испуганно вздрогнул.
Именно для встречи с Анвигрестом мы и возвратились в Хавис. Мессир заявил, что с нетерпением будет ждать нас именно в нем, и при нашем расставании мне пришлось дать ему слово.
Каюсь, в большей степени двигало мною не желание как можно быстрее увидеться с ним и рассказать о чудесах, увиденных на острове, нет. Заодно с обнаруженными мною чудесами Древних, случилось и еще одно событие: я приобрел еще одного могущественного врага - Орден Спасения. Помимо Ганипура, нисколько не сомневаюсь, проклятого самим Создателем, а заодно уж и Богиней-Матерью.
Но Ганипур, государство, расположенное на острове в Суровом море, далеко.
А Орден Спасения вот он, рядом, пусть и тайный, но внутри родного мне герцогства, и он в любой момент может до меня дотянуться. Дотянуться с единственной целью: чтобы больше не стало на земле Люкануэля Сорингера, замечательного человека, отважного капитана, владельца 'Небесного Странника' и обладателя такого дара, как... Впрочем, неважно. И произошло все это из-за той, которую я!.. и которая сама!.. Где, спрашивается, благодарность?
Я застонал вновь, но мой собеседник, вероятно успев уже привыкнуть, вздрогнул на этот раз едва заметно.
В общем, прибыл я в Хавис именно по этим причинам. Коллегия - это не Орден Спасения и даже не Ганипур, она могущественнее, и потому в ее просьбах-приказах отказывать категорически не принято. Кроме того, я тешил себя надеждой, что покровительство Коллегии значительно укоротит мстящие руки Ордена Спасения.
Наш разговор с мессиром Анвигрестом затянулся не на один день, на несколько. При первой встрече мне пришлось подробно поведать ему об увиденном на Гаруде, о таинственных механизмах Древних и еще о многих других вещах. На второй день я свой рассказ повторил. Но на этот раз помимо самого мессира присутствовало целых три писца, тщательно записывающих каждое мое слово, и к концу дня я очень устал от собственной несмолкаемой речи. Но, как выяснилось, все это были только цветочки.
Ягодки начались на третий день, когда мне пришлось ответить на бесконечное множество вопросов. Вопросов порой самых неожиданных, казалось бы, не имеющих никакого отношения, ни к самой Коллегии, ни к ее жгучему интересу к наследию Древних, что заняло еще два дня. Кошмар закончился только на пятый день, и у меня осталось такое впечатление, как будто бы я провел все это время в застенках Коллегии, тех самых, о которых рассказывают множество страшных вещей. При расставании взгляд мессира Анвигреста показался мне таким, как будто он пытался сказать: уж лучше бы я сгинул сам, а Гаруд с его таинственными механизмами остался.
'Это уж кому как, господин Анвигрест, - подумал я тогда, откланиваясь. - Мне самому моя жизнь дороже, чем этот остров, множество других, если допустить мысль, что они существуют, а также все механизмы Древних - работающие, неработающие, и те, что не работают сейчас, но их можно наладить в будущем'.
Имелись в нашей встрече и два приятных момента. Мессир твердо пообещал мне покровительство Коллегии во всем, что касается Ордена Спасения. Конечно, и он и я отлично понимали, что во многих случаях помощь Коллегии может быть весьма иллюзорна, и прикрыться от мести Ордена ее именем у меня не получится никак. Хотя бы, потому что мне приходится бывать по всему герцогству, и где гарантия того, что я не столкнусь с Орденом в самом неожиданном месте? Но хоть что-то.
Второй момент касался тех нескольких ящиков, оказавшихся на борту 'Небесного странника' волей случая, что нам удалось вывезти с острова. Всего несколько небольших ящиков, довольно тяжелых на вес. Но зато каково их содержание!
Правда, сам Анвигрест, узнав о том, что в них находится, даже бровью не повел. Он лишь выразил уверенность, заявив:
- Очень надеюсь, господин Сорингер, что вы не ввяжетесь в контрабанду, и буду иметь дело только с нами.
Его уверенность мне пришлось подтвердить словами:
- Непременно, господин Анвигрест, и как вам такое только в голову пришло?!
Правда, в голове моей были совсем другие мысли:
'Теперь я восемь раз подумаю, прежде чем иметь дело с Коллегией еще раз. В конце концов, именно благодаря ей я и оказался на острове, после чего спасся лишь чудом. И ведь все далеко не закончено, один Создатель ведает, что может случиться дальше. А тут еще и это!..'
Очередной стон получился у меня совсем невпечатляющим, потому это Берни Аднер не отреагировал на него вообще никак. Вместо этого он попытался убедить меня в очередной раз, вкрадчиво заговорив:
- Ну так что, господин Сорингер, быть может все-таки решитесь? Вы только представьте, что произойдет в том случае, если все сложится хорошо! Такие перспективы! И вы и ваш... - тут Аднер на мгновение умолк, очевидно, вспоминая название корабля, затем продолжил: - 'Небесный странник' станете первыми, чтобы навсегда остаться в истории!
'Лучше бы он денег взаймы попросил, - устало подумал я, осторожно трогая голову самыми кончиками пальцев. - Глядишь, я и занял бы, хоть и вижу этого человека впервые. А его предложение...'
На ощупь голова была как голова, обычных размеров. Но внутри, складывалось такое ощущение, как будто бы она распухла до размеров артельного котла. Да ладно бы только распухла, болит-то как!
Суть предложения этого господина заключалась в том, чтобы установить на 'Небесный странник' два дополнительных л'хасса.
Л'хассы - это такие полупрозрачные камни размеров в два мужских кулака, и внутри каждого из них бьется язык пламени. Все убеждены , оговорюсь сразу: кроме Коллегии, Ордена Спасения, и других посвященных, что л'хассы - пролившиеся на землю слезы Богини-Матери. Или осколки Небесного трона Создателя. С недавних пор, побывав на Гаруде и собственными глазами увидев таинственные механизмы Древних, с чьей помощью л'хассы и создавались, я полностью разделяю мнение тех, кто считает: камни - дело рук человеческих, и небеса здесь совершенно не причем. От самого Гаруда, кстати, после нашего визита на него, практически ничего не осталось. Так, две одинокие скалы, торчащие посреди моря Мертвых. Не сказать, что я стремился именно к этому, но как получилось - так получилось.
Но как бы там ни было, именно л'хассы поднимают корабли в небесную высь, где они скользят над землей, влекомые надутыми ветром парусами.
Так вот, вся проблема в том, что камней этих, л'хассов, становится все меньше и меньше, и через какое-то время они закончатся совсем. Не умеют их сейчас делать, хотя и очень стремятся научиться. Та же Коллегия, например, чье могущество и строится именно на этих волшебных камнях. Ну и пытающийся занять ее место Орден Спасения, тайная организация, с недавних пор мой злейший враг.
Я снова взглянул на два холщовых мешочка с л'хассами, скрепленных сургучными печатями Гильдии, принесенные и положенные на стол господином Берни Аднером. Тогда, с острова Гаруд мы вернулись с несколькими деревянными ящиками, заполненными именно ими. Всего ящиков в трюме было пять, и в четырех из них рядком лежали завернутые в кожу л'хассы, по три в каждом.
Вообще-то л'хассы, несмотря на свои скромные размеры, очень тяжелы. Помнится мне, на острове я с трудом волок четыре, едва переставляя ноги от их тяжести. Кто же тогда мог знать, что люди из Ордена Спасения уже успели загрузить в трюм 'Небесного странника' целую дюжину камней? Пятый ящик принес всем нам жестокое разочарование. Когда мы его вскрыли, в нем оказались металлические таблички с непонятными рисунками и надписями, выполненными на языке Древних.
Но и двенадцатью л'хассами я распорядился достойно. Четырьмя из них полностью расплатился с займом, взятым под проценты у Доходного Дома Брагта на постройку 'Небесного странника'. Признаться, незадолго до этого, я рассчитывал покончить с долгом при благополучном течении дел лет этак за семь-восемь.
Два дополнительных л'хасса установили на сам корабль, благо такая возможность была предусмотрена мною еще при его строительстве. Теперь у меня всего их пять. Пять камней я продал, причем, как и было обещано мессиру Анвигресту, через Коллегию. Золото, полученное за три из них, разделила между собой команда 'Небесного странника'. На оставшуюся сумму у меня появилась возможность закупить собственный товар, а не перевозить чужой, как происходило прежде. Оставшийся камень я оставил на замену. Л'хассы, они, если их использовать, теряют силу, это хранить их можно вечно. При работе жизнь л'хассов сокращается: бьющий внутри камней язык пламени становится все тусклее и тусклее, пока, наконец, не погаснет совсем.
В общем, все было бы великолепно, если бы не исчезновение Николь. Да, пропала Софи-Дениз-Мариэль-Николь-Доминика Соланж, девушка, которую я безумно люблю.
Когда я вспомнил о ее пропаже в очередной раз, мне с трудом удалось удержать себя от того, чтобы не замычать в очередной раз. Я - мужчина, и потому все удары судьбы должен переносить с каменным выражением лица. Но почему она ко мне так неблагосклонна, судьба?
Как же все хорошо складывалось! Я владелец собственного корабля, у меня нет никаких долгов, рядом со мной любимая девушка, чей благосклонности мне наконец-то удалось добиться. А как нам хорошо было вдвоем! Мне ни с одной женщиной и вполовину не было так хорошо! Николь меня тоже любила, она и говорила об этом, да и сам я чувствовал ее отношение ко мне. И вдруг она пропала. Исчезла в тот день, когда я наконец-то, все хорошенько обдумав, решился сделать ей предложение. А она его ждала, честное слово!
Спрашивается, ну зачем меня понесло в Дигран - столицу герцогства? Ведь знал же я, что у Николь с ним связана какая-то тайна!
Вообще-то, если разобраться, в таком решении резон имелся. Если уж начинать карьеру торговца, то непременно с выгодной сделки. Ну а где, как не в Дигране можно приобрести достаточно дешевый товар, чтобы отвезти его в расположенный на побережье Кораллового моря Твендон, и получить чуть ли не половинную прибыль? Ну и еще один немаловажный фактор, почему именно в Твендон. Рядом с ним, всего в полдне лета, находится мой родной Гволсуоль, рыбачий поселок, где я и родился. И как приятно было бы навестить его владельцем летучего корабля, давно об этом мечтал. Кроме того, представить отцу с матерью, а заодно уж показать всем землякам свою красавицу-невесту. А уж Николь такая красавица, что мне бы там все обзавидовались.
Я, наверное, сотню раз представлял себе такую картину: вот я сажаю 'Небесный странник' на песчаный пляж близь Гволсуоля в том месте, где сам я впервые попал на борт летучего корабля. Сажаю обязательно под вечер, перед закатом, чтобы все успели вернуться с моря, с рыбалки, иначе не тот эффект. Некоторое время мы ждем, пока у корабля не собирается толпа любопытных - летучий корабль в Гволсуоле, это такая редкость. Затем в борту 'Небесного странника' открывается люк, ложится на песок, чтобы стать широким трапом, и появляемся мы с Николь.
'Я уговорю ее одеть свое лучшее платье, - мечталось мне не так давно. - Нет, я ей даже новое куплю, причем самое дорогое. Выходим мы, и, глядя на нее, все ахают. Тут я ее обязательно обниму и поцелую, чтобы все сразу поняли - чья это женщина! Ну а дальше уже по обстоятельствам. Но праздник я всему Гволсуолю устрою'.
Вот так я мечтал. И что получилось на самом деле?
Николь решила прогуляться по Диграну вместе с Миррой, девушкой, работающей на 'Небесном страннике' матросом. Вечером Мирра вернулась из города одна.
Я как раз стоял на палубе корабля, беспокоясь, что они задерживаются, вечерело. Когда увидел Мирру, возвращающуюся в одиночестве, сердце у меня тревожно екнуло. Как выяснилось, не напрасно.
Девушка сразу же подошла ко мне, причем вид у нее был самым виноватым.
- Николь куда-то исчезла, - со слезами в голосе сказала она, стараясь не встречаться со мной взглядом. - Мы шли, разговаривали, потом она перестала отвечать, я повернулась к ней, а ее уже нигде нету. Я ее искала, звала, - всхлипывала она. - Спрашивала у прохожих, обращалась к стражникам, но никто ничего не видел. Потом я долго ее ждала на том самом месте, но так и не дождалась.
Тут Мирра окончательно расплакалась, Энди - ее жених, принялся ее утешать, а я долго тряс головой, не в состоянии осознать услышанное. Затем, захватив с собой на всякий случай Аделарда Ламнерта, - он воин, и один десяток разнесет, если не вовремя произошедший приступ головной боли с ног его не свалит, помчался в Дигран. Мирру с собой прихватил, чтобы указала место. С ней и Энди Ансельм увязался. И еще Родриг Брис, наш боцман, плотник и шкипер. Амбруаз Эмметт, корабельный кок тоже хотел вместе со всеми отправиться, но я его оставил на 'Небесном страннике'. Бросать корабль без присмотра нельзя, а двух оставшихся человек из команды, Гвенаэля Джори и навигатора Рианеля Брендоса, в то момент на борту не оказалось.
Место, где Мирра потеряла Николь, показалось мне очень приличным: центральная улица Диграна, с него даже герцогский дворец видно. И стражников здесь полно, и людей всегда уйма. Не должно было с девушкой здесь ничего плохого произойти, но пропала же!
Наши поиски Николь, затянувшиеся далеко за полночь, оказались напрасными. Мы ходили по всей округе, приставали с вопросами к прохожим, стражникам, владельцам лавок и корчем, причем особенно усердствовал я. Бесполезно: никто ничего не видел, никто ничего не слышал, никто ни на что не обратил внимания - Николь исчезла бесследно.
Проснувшись утром, первым делом, еще не открывая глаз, я потянулся к другой половине постели, чтобы обнять Николь. Никого там не оказалось, я вспомнил произошедшее вчера, и сон как рукой сняло. Не одеваясь, в одной рубахе я бросился в каюту Николь - она иногда там ночевала, когда находила причину на меня обидеться, поймав по дороге сочувствующий взгляд Гвенаэля. Увы, ее крошечная каюта оказалась пуста.
И снова день в поисках, прошедший безрезультатно. За ним другой, третий, потом пятый... Я потратил кучу золота на сыщиков, но добился единственного: при виде меня, они едва заметно морщились, но деньги на дальнейшие поиски Николь охотно брали. Безрезультатно.
'Ее похитили? - размышлял я. - Но тогда кто? Орден Спасения? Из-за того, в
Софи-Дениз-Мариэль-Николь -Доминике Соланж течет кровь Древних?
Но она сумеет за себя постоять, пусть и вреда другим людям принести не может.
Единственный человек, кто сумеет с ней справиться - леди Эйленора. Но она должна была погибнуть вместе с Гарудом, исчезнувшим на дне моря Мертвых. Но погибла ли?'
В отчаянии я отправился в резиденцию Коллегии, расположенную на окраине Диграна. Мессир Анвигрест, занимающий в ней довольно высокое положение, к счастью, оказался там, и меня к нему даже допустили. Но разговор с ним ничего не дал.
Мессир живо заинтересовался произошедшим, долго расспрашивал о подробностях, заверил меня, что Коллегия к пропаже Николь не имеет никакого отношения, пообещал, что попробует чем-нибудь, и только-то.
И для меня наступило тяжелое время:
'Что с ней могло произойти? - размышлял я. - Как будто бы ничего не предвещало, что она сбежит, а по всему получается именно так'.
Полгода назад мы познакомились с Николь именно в Дигране. Правда, не в самом городе, а в портовом районе Сошоне. Должен признаться, то еще местечко, куда по ночам даже городская стража не осмеливается наведаться. Сама Николь попала в Сошон случайно, как она рассказывала, в поисках одного человека, после того, как долго разыскивала его в самом городе. Она увидела этого человека, чье имя я до сих пор не знаю, и сбежала с ним?
Крайне сомнительно, слишком уж у нас все было замечательно. Но что еще остается думать?
Прождав возвращения Николь еще несколько дней, в основном занятых тем, что бродил по улицам Диграна, в надежде ее увидеть, я запил. Не то чтобы очень запил, но некоторое время прошло у меня в тумане, когда я все ждал, что сейчас скрипнет дверь, в каюту войдет Николь и устроит мне разнос. Или, хуже того, вернется с самым виноватым видом, старательно пряча глаза.
Представляя, что увижу ее виновато прячущей глаза, иногда мне казалось - прощу ей все, но иной раз - устрою ей такое!..
Не знаю уж, какое именно, но на всякий случай стучал кулаком по столу. На стук в каюту обязательно кто-нибудь заглядывал, чтобы тут же сгинуть после одного моего взгляда. Как-то вечером в каюту робко заглянул посланный Миррой Ансельм.
- Мирра попросила меня передать, что в похищении Николь никакой ее вины нет, - мялся он возле входа, у открытой двери, опасаясь проходить дальше.
- Присаживайся, Энди, - широким жестом указал я на стол, заставленный всем тем, чем ему и положено быть заставленным в подобных случаях. - Нам есть с тобой о чем поговорить.
Отчасти Мирра права. Признаться, я никак не мог ей простить исчезновение Николь, хотя понимал - Мирра не имеет к нему никакого отношения. Но поговорить с Энди мне хотелось совсем на другую тему. Вернее, просто поговорить, чтобы излить душу. И тут как нельзя кстати появился он, человек, с которым мы знакомы много-много лет.
Закончился наш разговор тем, что Мирра унесла на себе Энди после того, как ему очень трудно стало сидеть за столом, и он все время пытался под него сползти. Меня почему-то хмель не брал.
На следующий день мне пришла мысль распорядиться извлечь из трюма бочку с ромом, доставшуюся мне подарком от самого Ордена Спасения. Правда, тогда еще он не был моим злейшим врагом. Я мечтал открыть ее в Гволсуоле, на площади, чтобы устроить в нем праздник по случаю моего прибытия. И чтобы каждый мог выпить столько, сколько душа пожелает за меня, за мою невесту, и за наше дальнейшее счастье.
Когда я показался из каюты, и объявил о своем желании, почему-то никакого энтузиазма у своей команды не обнаружил. Обрадовался моему решению только Энди, после вчерашнего выглядевший весьма неважно. Но после строгого окрика Мирры, он, как и все остальные, придал себе равнодушный вид.
Однажды, день на четвертый, возможно на пятый, проснувшись, я подумал, что настоящего мужчину такое поведение не красит. Что мне необходимо найти в себе мужество и принять жизнь такой, какова она есть, ко мне и заявился со своим предложением этот господин - Берни Аднер, сидящий сейчас за столом напротив меня.
- Господин Аднер, повторите, пожалуйста, ваше предложение, - обратился я к нему, когда наше молчание совсем уж затянулось, стараясь при этом не морщить лицо от бьющей молоточками в виски головной боли.
Тот с готовностью придвинул ко мне чертежи, не так давно мною от себя в очередной раз отодвинутые.
- Все очень просто, господин Сорингер, - ткнул он пальцем в тот из двух листов, что был побольше в размерах, и покрыт множеством пятен, цветом похожих на пролившийся соус а, возможно и на капли засохшей крови. - Суть всей моей идеи заключается в том, что, если установить на корабль два дополнительных л'хасса, он сможет двигаться без помощи парусов. Правда, для этого придется немного переделать привод, идущий от лебедки (вы называете ее кабестаном) к самим камням.
Честное слово, этот господин взглянул на меня чуть ли не победно.
- Господин Аднер, - осторожно начал я, стараясь говорить спокойно. И без того чувствуешь себя так, что сдохнуть хочется, а тут еще этот шарлатан. - Я в небе уже без малого одиннадцать лет, одиннадцать! Причем, пять из них проработал навигатором. И за все это время я ни разу, заметьте - ни разу! - не слышал о том, что подобное возможно в принципе. Даже тем, кто далек от всего, что связано с летающими в небе кораблями известно: л'хассы могут только поднимать их вверх. И все!
На последней фразе голос немного сорвался, и мой собеседник непроизвольно сжал голову в плечи. Ничего, переживет. Судя по всему, я не первый, к кому он обратился со своим предложением. Но, вероятно, единственный, кто не послал его сразу же, даже не дослушав до конца.
Мне почему-то представилась картинка, как мой 'Небесный странник' застыл в небе с опущенными парусами, а с пролетающих мимо кораблей нам усиленно показывают: 'Веслами гребите, веслами!', весело скалясь при этом...
- Но, господин Сорингер... - не сдавался Аднер, но я сразу же его перебил:
- Да вы хоть представляете, во сколько мне в таком случае обойдется одна регулировка привода от кабестана к л'хассам?!
Вопрос не праздный. Гильдия, а именно она, и только она занимается такими настройками, пользуясь тем, что соперников у нее нет, дерет за регулировку такую цену!
- Так я сам бы ее и отрегулировал. Ничего сложного, если знаешь, как именно.
С этого момента разговор становился уже очень интересным, я даже о головной боли на время забыл.
Не так давно, в Месанте я установил на 'Небесный странник' в дополнение к трем уже имеющимся камням, еще два. Это дает кораблю многое, и прежде всего легкость в подъёме на высоту, большую скорость при спуске, остойчивость в полете и лучшую управляемость. Установил бы и третий, но, во-первых, такая возможность при постройке корабля предусмотрена не была. Ну и во-вторых. В Гильдии меня заверили, что шесть камней, для 'Небесного странника' будет неоправданно много.
Месант, это город недалеко от столицы герцогства Диграна. Он расположен на
берегу Срединного моря, и на треть стоит в воде на сваях. Но славится он не этим. В Месанте расположены если не все, то лучшие верфи, где строятся летучие корабли. В нем, кстати, 'Небесный странник' мне и построили. Лететь от Месанта в Дигран, где мы сейчас находились, сущие пустяки. При попутном ветре день, не больше.
Так вот, за время полета в Дигран 'Небесный странник' приобрел устойчивый крен на левый борт. Небольшой такой крен, почти незаметный, но при погрузке в трюм груза, придется его учитывать, что всегда весьма хлопотно.
Посоветовавшись с Рианелем Брендосом, моим навигатором, мы пришли к выводу, что настройки слегка сбились. Причем, как мне показалось, настройка была произведена не самым лучшим образом, слишком выразительными взглядами обменивались эти парни из Гильдии.
'Коль скоро владелец ставит на такой малыш как 'Небесный странник' пять л'хассов, то ему непременно хватит денег обратиться к нам и еще разок, не разорится' - вероятно, посчитали они, и я о подобных случаях наслышан.
Это я к чему: получить на борт человека, умеющего настраивать привода, было бы большой удачей.
'Только можно ли ему доверять? - скептически взглянул я на своего собеседника. - Очень уж подозрительно он выглядит, как настоящий шарлатан. К тому же, обладая такими умениями, почему Аднер не трудится в той же Гильдии, а там платят очень хорошо? Так нет же, вместо этого он пытается найти дурака, согласного на его безумное предложение'.
Вспомнив о Месанте, я вспомнил и о том, что в нем родилась Николь. По крайней мере, сама она утверждает именно так. Что я знаю о ней вообще? Да практически ничего. Одно только с уверенностью могу сказать: у Николь чуть ниже левой груди небольшая красивая родинка, и все. Я даже возраста ее не точно знаю. Она младше меня на несколько лет, но насколько именно? На два года четыре, шесть? Еще Николь однажды мельком упомянула о том, что несколько лет провела в храме Богини-Матери, расположенном где-то в Келинейских горах. Вот, пожалуй, и все. Не знаю даже, почему у нее такое редкое имя: Софи - Дениз - Мариэль - Николь - Доминика, а не просто Дениз, Мариэль или Софи. Когда я интересовался у нее, она обычно отшучивалась.
И имеет ли оно какое-нибудь отношение к тому, что в ее жилах течет кровь Древних? Да и сама ее кровь. С тех пор, как Древние бесследно исчезли, прошли уже тысячелетия. Так почему кровь бесследно не растворилась за сотни поколений, что прошли с тех времен? Словом, не девушка, а загадка. И что, от этого я ее меньше люблю? Нисколько.
Рука помимо воли потянулась к бутылке рома, но тут раздался стук в дверь, сама она приоткрылась, и вошел мой навигатор Рианель Брендос. Он остановился у дверей, привыкая к полумраку каюты. Разглядев за его высокой худощавой фигурой Амбруаза Эмметта, корабельного кока, я упал духом.
'Сейчас они оба заявят, что пришли за расчетом. Следом за ними придет Аделард и история повторится. Ларда мучают частые приступы головные боли, Николь легко удавалось их снимать, а теперь, когда ее нет... Следом за ними потянутся и остальные. Нет, возможно, Энди с Миррой и останутся. Хотя кто их знает'.
Увидев в руках Амбруаза немалой величины поднос, заставленный сверх меры всевозможными судками и тарелками, я отчасти успокоился. Особенно когда заметил в центре подноса бутылку вина. Любимого, из белого, почти прозрачного и очень сладкого винограда, растущего только на моей родине, на самом юге герцогства.
- Не помешаю, господин Сорингер? - спросил навигатор.
- Нет, что вы, господин Брендос. Проходите и присаживайтесь.
Сколько нам уже пришлось пережить вместе, а мы все продолжаем обращаться друг к другу так официально. Все дело в том, что ровно половина крови Брендоса принадлежит очень знатному роду. И как суть - Рианель получил воспитание чуть ли не при герцогском дворе, что заставляет вести его крайне учтиво.
'И тут кровь замешана' - не удержался я о того, чтобы снова не поморщиться.
Но в остальном навигатор 'Небесного странника' замечательный человек. Именно ему я хотел предложить стать капитаном корабля в том случае, если Николь примет мое предложение и ей захочется спокойной жизни.
Искоса взглянув на неопрятного вида мешочки с л'хассами, Амбруаз начал сервировать стол.
- Не желаете к нам присоединиться? - поинтересовался я у Аднера, зачарованно глядевшего на исходящий аппетитным запахом большой судок, водруженный Амбруазом посередине.
Тот с таким энтузиазмом закивал головой, что у меня появилось опасение, как бы он ее не стряхнул. Пока Амбруаз расставлял посуду, рука моя в очередной раз потянулась под стол. Там, прислонившись к ножке, стояла бутылка рома, на которую я с нетерпением поглядывал все время разговора с неожиданным посетителем, пришедшим с не менее неожиданным предложением. Ее-то я и извлек.
- Вам налить? - поинтересовался я у навигатора.
Поинтересовался так, больше для проформы, у него другие вкусы, и потому немало удивился, услышав в ответ:
- А почему бы и нет? - после чего он передвинул бокал, приготовленный под вино, ко мне поближе.
Аднер от рома отказался и, по-моему, очень благоразумно: с таким субтильным телосложением ром пить нельзя, разве что нюхать. Кстати, отличный ром, крепкий, но не заставляющий перехватывать дыхание, сладкий, но не до приторности, и слегка отдающий какими-то пряностями. Непременно в провинции герцогства Итай, где его изготавливают, в него что-то добавляют.
- Здоровье всем присутствующим, - поднял бокал с ромом Рианель, когда за Амбруазом захлопнулась дверь.
Аднер поддержал его тост вином. Ну а я вдруг поставил бокал на стол: пить почему-то совершенно расхотелось. Нет, не потому что я не желал всем здоровья, но сколько можно-то? Затем все же отхлебнул вина, чтобы не показаться совсем уж невежливым и принялся за суп.
Суп у Амбруаза удался, что неудивительно: его поварское искусство выше всяких похвал. Особенно для человека, последнее время полностью еду игнорирующего, то есть, для меня. Аднер ел с еще большим аппетитом, вероятно, наголодался бедняга. Следующим блюдом оказалась запечённая в тесте фаршированная утка.
Новый тост за успехи во всех наших начинаниях, предложенный Брендосом,
я попросту проигнорировал, так же как и десерт. Чувствуя, что охмелел от еды, просто откинулся в кресло, и размышлял. Размышлял о многих вещах, но все мои думы почему-то заканчивались на пропаже Николь.
Затем прислушался к разговору навигатора и Аднера, и мне стало интересно.
Аднер, наш новый знакомый, осоловел от выпитого и съеденного, и все же на вопросы Брендоса отвечал, если и слегка заплетающимся языком, но не задумываясь.
Они с Брендосом перескакивали с темы на тему (и надо же!) во всех них Аднер оказывался сведущ.
Я даже поймал мимолетный взгляд Рианеля, в котором явственно говорилось: 'Надо же! Признаться, не ожидал'.
Когда они перешли на какой-то особый способ огранки алмазов, позволяющий придавать бриллиантов не девять, что обычно, а целых четырнадцать граней, я влез в разговор со следующей фразой, добавив в тон голоса изрядную долю сомнения:
- Господин Аднер утверждает, что умеет производить регулировку приводов.
- Да ничего там сложного нет! - Аднер даже рукой отмахнулся. - Всего-то нужно выставить на ноль обе осевые линии: продольную и поперечную. А там уже проще простого.
- Но, вероятно, для того, чтобы их выставить, необходимы какие-нибудь сложные приборы механизмы, - вновь усомнился я.
Когда Гильдия настраивает л'хассы, она просит всех удалиться с корабля и близко к нему не подпускает. Вид у них при этом самый загадочный, а в руках полно таинственных инструментов.
- Два плотницких ватерпаса и несколько канатов - вот и все что необходимо, - запальчиво продолжал упорствовать тот. - Конечно, с такой точностью как в самой Гильдии настроить не удастся, но результаты получатся приличные, и для полетов в небесах их будет достаточно.
Аднер, видимо, все же несколько перестарался, покончив с третьим бокалом вина, но говорил вполне внятно.
Взгляд моего навигатора стал совсем уж заинтересованным, и мне было понятно отчего. Особенно если принимать во внимание тот факт, что Рианель единственный из всей команды 'Небесного странника' имеет долю от прибыли, в отличие от остальных, получающих оговоренную плату. И потому следующие его слова не стали для меня неожиданностью.
- А почему бы вам, уважаемый Аднер, не стать одним из команды 'Небесного странника'? Люди у нас подобрались на редкость хорошие, а кок, как вы только что сами могли убедиться, попросту кудесник. Думаю, что капитан не будет иметь ничего против.
Аднер посмотрел на меня, я пожал плечами, всем своим видом показывая: 'Буду всячески рад видеть среди команды такого замечательного человека, как он'.
Затем он взглянул на Рианеля, после чего снова на меня, и лицо его отражало тяжелую работу мысли. Он задумался на некоторое время, для чего установил локти прямо на стол, и обхватил ладонями голову.
- И действительно, господин Аднер, почему бы и нет? - я попытался привести его в чувство, когда молчание затянулось.
'Небесный странник' мал, но мы ему даже отдельную каюту найдем.
Крошечную каморку, которую прежде занимала Николь, каютой назвать трудно, так, каютка. Но ведь отдельная. И Николь ничего не потеряет, если вернется, (я все еще тешил себя такой надеждой) ей просто некуда будет сбегать, а придется поселиться в моей.
- И чем я буду заниматься? - довольно растерянно поинтересовался Аднер.
Тут наступило время призадуматься мне. Действительно, что я могу ему предложить? Место второго навигатора? Но мы и вдвоем с Рианелем справляемся превосходно. Да и не будет в этом случае толку от Аднера. Матросом? Но и эта работа ему незнакома, пусть она и не требует особого ума.
А с другой стороны, стоит ему лишь один раз настроить привод к л'хассам, его оплата окупится на много месяцев вперед, настолько ужасно дерут в Гильдии, семь шкур, можно сказать.
- Думаю, мы сможем найти вам занятие, - несколько туманно пояснил я, так ничего и не придумав. - Например... будете следить за состоянием л,хассов и приводов к ним.
Вообще-то на таких небольших кораблях как 'Небесный странник' это обязанность навигатора, но Рианель согласно кивнул. Но не потому, что ему удастся избавиться от части своей работы, он не таков.
- А как же... - тут Аднер посмотрел на край стола, где все это время продолжали находиться л'хассы в замызганных холщовых мешках.
- У нас будет время поговорить и об этом, - пришлось мне его обнадежить.
- Ну, не знаю, - протянул он, все еще сомневаясь.
- Давайте сделаем так, - снова вступил в разговор навигатор Брендос. - Вы с нами совершите небольшой полет, а там уже все решите для себя окончательно. Вас ведь никто не ждет? - На что Аднер отрицательно покачал головой.
- Ну вот и прекрасно, - заявил Брендос, как будто вопрос уже решен окончательно.
- Господин Эмметт, - обратился он к корабельному коку, вошедшему, чтобы убрать со стола. - Проводите, пожалуйста, господина Аднера в его каюту.
И тот послушно пошел вслед за Амбруазом, даже не взглянув на л'хассы - главное свое сокровище.
Едва дверь за ними закрылось, Брендос задумчиво произнес:
- Умнейший человек. И глубоко несчастный.
- С чего вы это взяли?
- А вам самому так не показалось? - вопросом на вопрос ответил он.
Подумав, я согласно кивнул.
- А в чем суть самого предложения? - перевел он взгляд на мешочки с камнями.
- Аднер утверждает, что с помощью л'хассов можно не только заставить корабль подниматься вверх, но и двигаться без помощи ветра и парусов.
- Вы считаете, что это невозможно? - Рианель смотрел на меня очень внимательно.
- Конечно, считаю, - уверено заявил я. - Судите сами. Небесные корабли существуют без малого три сотни лет, но за все это время никому даже в голову не пришло подобное.
- А как же тот корабль Древних, что вы видели в подземелья Гаруда? Ведь вы сами рассказывали, что на нем нет ни единой мачты, и даже намеков на то, что они там когда-то имелись.
Навигатор Брендос был единственным человеком, которому я, несмотря на строжайший запрет Коллегии, рассказал обо всем увиденном на Гаруде.
Да, действительно, видел я там такой корабль, без малейших признаков мачт и парусов, ну и что? Быть может, мачты у него снизу выдвигались, днища-то мне разглядеть не удалось. Но в любом случае, рисковать своим кораблем я не собираюсь. Правда, дело до этого еще не дошло, так есть ли смысл беспокоиться заранее?
По лицу Рианеля, можно было предположить, что это еще не конец разговора. Потому я удивляться не стал, услышав:
- Господин Сорингер, у меня к вам есть предложение. Вернее, не у меня лично, но не суть.

Глава 2
ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Вошел Амбруаз Эмметт, чтобы уже окончательно навести на столе порядок, и Рианель не стал озвучивать предложение до тех пор, пока мы не остались с ним наедине.
Некоторое время он молчал и после того, как Амбруаз, убрав со стола, оставив на нем лишь вазу с фруктами и бутылку вина с двумя бокалами, исчез за дверью. Навигатор оглядел мою каюту, как будто находился в ней впервые, не задерживаясь взглядом ни на чем и, наконец, начал:
- Господин Сорингер, ко мне обратился один человек, и я дал ему слово, что переговорю с вами о его предложении.
Вообще-то со всяческого рода предложениями обращаются напрямую ко мне - владельцу и капитану 'Небесного странника', но, в связи с тем, что в последнее время мне было совсем не до них, слова Брендоса меня нисколько не задели. Единственное, предложение предложению рознь, и очень надеюсь, что навигатор не давал слова, что я его приму, иначе он может попасть в неловкое положение.
- Слушаю вас, господин Брендос, - произнес я, глядя на бутылку с вином и считая ее на столе лишним предметом.
Рианель, вероятно так не считал, потому что наполнил бокал, полюбовался на цвет вина, понюхал, сделал несколько глотков и неожиданно заявил:
- Весьма неплохое вино производят на вашей родине, господин Сорингер. Такое вино сделает честь любому столу.
Я кивнул: мне оно и самому очень нравится. Брендосу доверять в этом вопросе стоит: он столько вин перепробовал, что с одного глотка может определить и сорт, и место происхождения, а затем перечислить все их достоинства и недостатки.
- Так вот, обратившийся ко мне господин, Каилюайль Фамагосечесийт, выразил желание нанять 'Небесный странник' для того чтобы мы доставили его вместе с грузом на Острова.
Произнести в уме имя человека, выразившего желание нанять мой корабль, я бросил со второй попытки, подумав: 'Вот же наградят родители свое чадо таким имечком, а потом всем приходится мучиться, пытаясь его выговорить!'
Что же касается места, куда этот человек с труднопроизносимым именем желает попасть, с этим значительно легче - Острова, они и есть Острова, их все так и называют. Находятся они в Коралловом море, лететь к ним не менее двух недель, а то и вдвое дольше. В зависимости от того, на какой именно господину Кайлюаилю, (или как там его?) необходимо попасть - острова гряды вытянуты с севера на юг, и всего их около двух десятков, больших и малых.
Что сказать о них еще? По большей части они заселены, по крайней мере, те, на которых есть источники питьевой воды. Можно еще добавить, что попасть на Острова морским путем невозможно: название 'Коралловое' море вблизи них полностью себя оправдывает.
Славятся Острова пряностями, драгоценной древесиной, и жемчугом, коего в местных лагунах видимо-невидимо. И еще добродушием туземцев, людей, абсолютно не воинственных.
- А какие там девушки, Люкануэль! - вспомнились мне горящие восторгом глаза навигатора 'Барракуды', летучего корабля, на котором я пробыл несколько лет. - Веселые, улыбчивые, а уж красавицы!.. Высокие, стройные, смотришь на них, и не всегда понятно, одеты ли они вообще! А как они обожают небесных парителей!
Понять его восторги несложно, видел я его жену. Со сжатыми в куриную гузку губами, вечно злую и недовольную. С взглядом, от которого вино в уксус превращается. Ладно, хоть немного привлекательна была бы, а так!..
Да мне и самому, чего уж там, не так давно хотелось попасть на Острова. Наверное, хочется и сейчас, я еще не понял, только цель теперь другая: убежать от самого себя.
Бывать на Островах мне ни разу еще не приходилось, но путь туда я представлял себе хорошо. Есть у меня карта, причем очень подробная. Не морская, нет, летучим кораблям они без надобности. С воздушными течениями, меняющимися в различные времена года. И с обозначенными опасными местами, где л'хассы могут потерять свое волшебное свойство держать корабль в небе, встречаются и такие.
Существование карты я хранил в полном секрете. Попала она мне в руки случайно, когда я рылся в кипе таких же старых карт в лавке одного из торговцев всякими древними манускриптами.
Пойдя к изголовью постели, для чего мне пришлось сделать целых полтора шага - мал мой 'Небесный странник', чего уж тут, я решительно открыл крышку сундука. Покопавшись в нем, извлек свернутую в трубку карту, перевязанную красной шелковой тесемкой. Затем положил карту перед Рианелем, дернул за один из концов двойного рифового узла, отчего она развернулась, заняв чуть ли не всю столешницу.
- Куда именно, господин Брендос, этому Кайлюлиалю необходимо попасть? - поинтересовался я.
- Каилюайлю Фамагосечесийту? - переспросил навигатор, с легкостью выговорив недоступное для меня имя, после чего взглянул на карту и указал на один из островов. - Вот сюда.
Затем посмотрел на нее более внимательно и надолго припал к ней взглядом. Еще бы она его не заинтересовала, моя карта, Брендос - навигатор, а такой картой мне впору гордиться.
Указанный остров находился примерно посередине архипелага, носящего имя Иоахима Габстела - знаменитого путешественника, первым обогнувшим земной шар на летучем корабле. Удивительно, но архипелаг все называют просто Острова, и спроси - 'острова Габстела', немногие и поймут о чем идет речь.
Нужный нам остров назывался Багряным. Да там половина островов в архипелаге называются подобным образом: помимо Багряного есть Амарантовый, Селадоновый, Пюсовый и так далее. Ну и для разнообразия, на самом юге гряды, я нашел остров с названием Жемчужный. Но тут уж, наверное, не цвет, а сам жемчуг его и дал, Острова славятся им издревле.
И какой дурак называл клочки суши оттенками цветов? Уж не сам ли Иоахим Габстел, первооткрыватель? Как я слышал, архипелаг был открыт им уже на обратном пути, когда он возвращался в герцогство.
'Вероятно, по дороге он их столько наоткрывал, что на эти у него фантазии попросту уже не хватило', - размышлял я, наблюдая за увлеченно рассматривающим карту навигатором Брендосом.
Наконец, Рианель оторвался от созерцания, и его взгляд показался мне слегка затуманенным. Нет, ну надо же, как она на него подействовала! Одно время я считал, что мой навигатор вообще не способен испытывать какие-либо эмоции, настолько он всегда невозмутим. Потом убедился, что это не совсем так. Но в тех случаях всех нас от гибели отделял буквально волосок, а тут всего лишь карта и такой взгляд. У меня он таким бывал, когда я вспоминал о знакомых девушках, а в последнее время при воспоминании о Николь.
'До ее пропажи', - сжал зубы я.
Скрипеть ими на этот раз я не стал, а быстренько поинтересовался, чтобы отвлечься:
- Этот господин желает попасть на Багряный остров один, в компании, или ему необходимо доставить туда груз?
- Ему необходимо доставить груз. Причем не товар, а свой собственный. Как он мне объяснил, груз в основном будет состоять из металлических изделий. С металлом, как вы, наверное, сами знаете, дела на Островах обстоят крайне неважно. Нет на них плавилен, ни медных, ни любых других, поскольку нет и самой руды. Оплату он обещал весьма приличную, причем половину вперед. Самого Фамагосечесийта в Дигране сейчас тоже нет, дела срочно призвали его в Твендон, где он и будет ждать нас в течение недели.
Закончив говорить, Брендос посмотрел на меня с вопросом во взоре: что, мол, я думаю по поводу услышанного предложения? Затем, не удержавшись, снова припал к карте.
И действительно, что по поводу услышанного думаю я? Не так давно жизнь казалась мне простой и понятной. Если Николь примет мое предложение, в чем я почти не сомневался, все будет зависеть только от нее. Вернее, от того, сможем ли мы убедить друг друга в своей точке зрения. Конечно, дом нужен, желательно где-нибудь в Дигране - столице герцогства. Иначе, без семейного очага, что же это за семья? Но этот вопрос можно отложить и на потом, когда мы скопим на него достаточно денег. А пока, 'Небесный странник', чем он не дом? Ведь я точно знал, как Николь нравится плыть над землей, встречая в небе рассветы, и провожая взглядом уходящее за горизонт солнце. Сколько раз мы стояли с ней на мостике, любуясь красотами, недоступными взору с земли.
Но что мне делать теперь, когда она бесследно исчезла? Наверное, чтобы забыть обо всем, самым мудрым решением будет отправиться куда подальше.
Там, вдали, я перестану вздрагивать при виде любой стройной фигурки, чувствуя, как начинает бешено биться сердце, чтобы приглядевшись, в очередной раз горько разочароваться - это не Николь. И уж не поэтому ли Брендос ухватился за предложение человека, чье имя мне ни разу так и не удалось выговорить?
Кроме того, следовало бы на некоторое время покинуть герцогство, скрываясь от Ордена Спасения. Мессир Анвигрест при последней нашей встрече об этом намекнул достаточно ясно. Но вдруг Николь объявится в тот самый момент, когда 'Небесный странник' поднимется высоко в небеса, и ей только и останется, что проводить его взглядом? Ведь я об этом даже не узнаю.
'Ну-ну! Ты сам-то в это веришь, Люкануэль? - наверное, голос, прозвучавший в моей голове, и был тем самым, что называют голосом рассудка. - Если бы Николь хотела объявиться, она давно бы уже это сделала. Все говорит о том, что ее не похитили, она исчезла сама, по своей воле'.
- Скажите, господин Брендос, а не может случиться так, что наш предполагаемый заказчик (выговорить его имя на этот раз я даже не стал пытаться) к моменту прибытия 'Небесного странника' в Твендон успеет договориться с владельцем другого летучего корабля?
- Это исключено, господин Сорингер, - отрицательно покачал головой навигатор. - Фамагосечесийт будет ждать нас ровно неделю.
'До Твендона три дня пути, - размышлял я, разглядывая в иллюминатор вид на недалекий Дигран. - Два дня, ровно два мы еще пробудем здесь. Полет на Острова предстоит долгий, и потому необходимо подготовиться. Ну а утром третьего отправимся в Твендон. И, даже если задержимся в пути, у нас останется достаточно времени на подстраховку'.
Откровенно говоря, двух дней на подготовку не требовалось, и я думал лишь о том, что вдруг Николь все же объявится. Ну бывают же чудеса на свете.

* * *

Волшебное чувство, когда стоишь на палубе летучего корабля, парящего высоко над землей. Ну, может быть и не совсем высоко: отчетливо видны фигурки людей, окна домов, их трубы. Если подняться выше, все они исчезнут, и лишь дома останутся крохотными коробочками. Реки же будут казаться такими узкими, что их можно перешагнуть.
Но там, на высоте, холодно. Удивительно, но это так. А на той высоте, куда могут подняться грифы, вообще мороз, и так высоко не забираются даже корабли 'Ост-Зейндской Торговой Компании'. Хотя у этих гигантов порой имеется по три, а то и четыре мачты. А уж л'хассов на них не менее двух десятков.
Теперь, когда на 'Небесном страннике' их целых пять, при желании мы сможем подняться туда. И там, на высоте, развить куда большую скорость. Но смысла нет, повторюсь - очень холодно. И самая подходящая для нас высота, когда можно различить у идущих по земле людей движение рук и ног.
'Небесный странник' шел курсом на Твендон, унося меня все дальше от Диграна и от Николь. Недалеко от Твендона, всего в дне полета, на побережье Кораллового моря, находится крохотное рыбачье селение Гволсуоль, где я и родился. Времени вполне хватит на то, чтобы заглянуть в него, навестить отца, мать, родного брата и, конечно же, похвастать тем, как все хорошо у меня сложилось в жизни. Но туда я не полечу. Очень трудно будет сделать счастливое лицо, когда на душе скребутся кошки. Потом, при возвращении с Островов, я обязательно туда наведаюсь. Но не сейчас.

* * *

Душа радовалась, когда я глядел на то, как после установки двух дополнительных л'хассов, 'Небесный странник' буквально преобразился. Теперь он значительно легче набирал высоту, и, кроме того, и послушно слушался руля, чего за ним раньше не наблюдалось. Но имелась причина и для дурного настроения: корабль по-прежнему шел с креном на левый борт. Не очень большим - когда ветер задувает в борт, крен бывает и больше, но сейчас ветер имел самое что ни на есть попутное направление. Причем, на мой взгляд, крен слегка увеличился.
И это говорило об одном: настройки л'хассов сбились еще больше. Будь он на правый борт, крен причинял бы меньше неудобств, по крайней мере, мне лично.
Дело в том, что постель в каюте расположена справа от входа, сплю я головой по направлению движения корабля, и потому, вместо того чтобы прижимать меня к переборке, он грозился свалить с постели. Но даже развернись в другую сторону, не изменится ничего. И это помимо всех прочих неудобств. Потому по прилету в Твендон, придется обратиться в отделение Гильдии, чтобы его устранить. А это лишние расходы, причем немалые, что всегда не вызывает оптимизма. Стоявший за рулем Гвенаэль Джори, весельчак и балагур, и вообще человек с неунывающим характером, видя мое состояние, молчал.
На мостик поднялся навигатор Брендос, должный в скором времени сменить меня вахте, время - обед. Он поприветствовал меня учтивым кивком, я ответил ему тем же.
- Крен увеличился, - явно констатируя факт, заявил навигатор.
- В Твендоне обратимся в Гильдию, - пожал я плечами, успев приучить себя к мысли, что траты не избежать. Если, конечно, не получится решить проблему по-другому.
И я уж совсем было собрался передать ему вахту, когда на палубе, сытно отдуваясь, и всем своим видом показывая только что пережитое им немыслимое удовольствие, появился Берни Аднер. Ничего удивительного, Амбруаз готовит так вкусно, что стоило бы удивиться, если бы Аднер вел себя иначе. Тем более, при нашей встрече он выглядел так, как будто длительное время недоедал.
На мое предложение отправиться вместе с нами на Острова, Аднер согласился незамедлительно. Причем я сразу же изменил к нему свое отношение, едва заглянул в его глаза.
- Вы действительно предлагаете отправиться мне вместе с вами? - опешил он, и голос у него, честное слово, дрогнул.
- Ну, если у вас в герцогстве нет никаких неотложных дел... - протянул я. -
Дело в том, что за месяц мы вряд ли обернемся. Возможно, потребуется больший срок.
Убедившись, что услышанное им не шутка, Аднер настолько заторопился в город за своими вещами, что я даже не успел озвучить ему вслух его предполагаемое жалование.
Глядя вслед его торопливо удаляющейся фигуре, я лишь пожал плечами. Нет в них ничего особенного, в этих Островах. И люди там живут самые обычные, разве что добродушные и очень свободные в нравах. Справедливости ради должен заметить, что и в нашем герцогстве они не особенно строгие. В сравнении с тем же Эгастером, расположенным на другом берегу Срединного моря. Но разве дело в нравах? Аднеру уже за тридцать, но, когда он услышал предложение, глаза у него стали самыми что ни на есть мальчишескими: как же, такое путешествие, полное возможных приключений. Вот после этого Аднер и начал мне нравиться, сам такой.
Увидев его на палубе, мы с Брендосом переглянулись. Этот человек утверждает, что умеет регулировать л'хассы. Собственно, и предложение отправиться вместе с нами, не в последнюю очередь ему было сделано именно поэтому. Приятно иметь на борту собственного настройщика, как например, имеют его корабли 'Ост-Зейндской Торговой Компании'. Правда, у нее заключен договор с Гильдией.
Если же у Аднера ничего не получится, что ж, проблему решим в Твендоне, а лишний человек в команде не помешает, полет на Острова обещает быть долгим.
- Господин Аднер, - окликнул его навигатор.
И надо же, тот как заправский матрос бросился на зов Брендоса едва ли не со всех ног. За спиной скептически буркнул Гвенаэль, что-то вроде того: 'Из Аднера матрос летучего корабля, как из навоза катапульта'.
- Слушаю вас, господин капитан, - Берни обратился почему-то ко мне, хотя на мостик позвал его навигатор.
- Аднер, вы утверждаете, что умеете настраивать л'хассы, - произнес Рианель с изрядной долей скепсиса, на мой взгляд, явно нарочитой.
- И продолжаю это утверждать! - довольно запальчиво ответил тот, глядя при этом на меня.
Риск, конечно, имелся немалый. И заключался он в том, что, если Аднер окончательно собьет настройки камней, то мастеров Гильдии придется везти туда, где окажется мой корабль. С большим креном пониматься высоко вверх никто не будет, а над самой землей, чтобы сдвинуть корабль с места, не хватит даже самого свежего ветра. Помнится, в бытность мою матросом на 'Орегано', корабль попал в такую ситуацию, когда не мог подняться в небо высоко. Так
нам пришлось впрясть в него дюжину лошадей, чтобы оттащить его в сторону от проклятого места, где л'хассы отказывались работать на полную силу. Хотя между днищем корабля и землей расстояние было - человек не пригибаясь пройдет.
И все же я решился, сэкономленные деньги будут того стоить:
- Аднер, что вам понадобится, чтобы убрать крен у 'Небесного странника'?
- Два ватерпаса, достаточное количество каната и помощь, - мгновенно отозвался он.
Положим, канатов на корабле, пусть и небесном, с избытком, помощь мы ему обеспечим, что же касается ватерпасов... Плотником, боцманом, шкипером, и к тому же еще при необходимости несет вахты за штурвалом, на 'Небесном страннике' один и тот же человек - Родриг Брис. Сам Родриг - высоченный здоровяк с роскошной черной бородой - предметом его гордости и постоянных ухаживаний. Так вот, однажды 'Небесный странник' нам пришлось откапывать, (подумать только - откапывать летучий корабль!) и у Родрига нашлось целых четыре лопаты. Ну вот зачем, спрашивается, на летучем корабле лопаты? И, тем не менее, они на 'Небесном страннике' оказались, благодаря, конечно же, ему. Думаю, и ватерпасы у Рода найдутся, по крайней мере, один точно.
Один и нашелся. Поразмыслив, я вздохнул с облегчением - сама судьба распорядилась, чтобы не доверять такое ответственное дело, как настройка л'хассов, практически незнакомцу. Не тут-то было. Пообедав, я обнаружил Родрига и Аднера увлеченно собирающими какую-то конструкцию, представляющую собой треугольник из сосновых плашек. Затем к треугольнику прибавились два гвоздика и шнур с отвесом.
- Все, господин Сорингер, можно начинать, - указав пальцем на треугольник с веревочкой, поведал Аднер. - К тому же мы как раз пролетаем над подходящим местечком.
Под нами находилась свежая вырубка с множеством пеньков.
'Ну да, - скривился я, лихорадочно соображая над тем, как бы мне отказаться от своего намерения, и не потерять при этом лицо. - То, за что я плачу Гильдии солидной такой горстью золотых ноблей, оказывается, можно сделать и при помощи планок, гвоздиков, веревок и пней'.
Затем, ярко представив, какова она именно - горсть золотых монет, которую придется отдать Гильдии, я даже вес ее в ладони почувствовал, отдал команду:
- Энди - на кабестан! Спустить паруса!
Нет, я не жадный на деньги. Но когда долгое время откладываешь на постройку собственного корабля, а потом, не удержавшись от соблазна получить его сразу, берешь их в долг, рассчитывая при очень благоприятном стечении обстоятельств рассчитаться с займом за лет семь-восемь, привычка экономить впитывается кровь.
Кабестан, он только называется так - кабестан. На самом деле на летучих кораблях его задача не выбирать на борт якорный канат, нет. По сути, это та же самая лебедка, и от нее уходят под палубу привода, идущие к л'хассам.
Крутишь кабестан вправо - камни заставляют корабль подниматься в небеса, крутишь влево - опускаться вниз. Ничего сложного, но нельзя крутить кабестан слишком быстро, особенно на подъем - л'хассы ужасно не любят, когда их заставляют выполнять непосильную для них работу, грозя рассыпаться в серую пыль.
Мы зависли над землей на высоте половины человеческого роста. Пусть днища у летучих кораблей плоские и железные, но такой вот пень, что оказался как раз под нами, вполне способен продавить его под весом 'Небесного странника'.
Дальше все выглядело следующим образом. С каждого борта спустили вниз по два каната, концы которых привязали к пням. Аднер через открытую лючину скрылся в трюме, поставив наверху Родрига, чтобы тот дублировал его команды. Затем он попросил поднять корабль так, чтобы канаты натянулись.
Следующий час, если не больше, мы выслушивали команды Аднера, подаваемые им из трюма, и повторяемые Родом:
- Левый борт, нос - чуть ниже! Или: правый борт, корма - немного ослабьте!
Стоя на мостике рядом с навигатором Брендосом, я недовольно морщился: слишком уж у Аднера приказной тон, но приходилось терпеть. Когда мне надоело окончательно, Аднер неожиданно затребовал кувалду, да потяжелее. Кувалды не нашлось, но Родриг подал ему вниз здоровенный молоток.
Я едва себя сдерживал: 'Если сейчас из трюма раздадутся удары металла по металлу, то спрыгну туда, отберу у него молоток и приложусь им по самому Аднеру. Если уж не по голове, то по спине точно. Ишь ты, чего надумал - настраивать привода л'хассов кувалдой'. Но обошлось - она ему не понадобилась.
Наконец, Аднер на некоторое время затих, после чего 'Небесный странник' неожиданно начал заваливаться на правый борт. Сначала медленно, а затем все быстрее и быстрее. Истошно визжала испуганная Мирра, из камбуза донесся крик ошпаренного Амбруаза, гневно рычал я, Гвенаэль едва успел подхватить летевшую на палубу зрительную трубу... Словом дело нашлось всем.
Палуба кренилась все больше, но я успел бросить гневный взгляд на навигатора Брендоса. Именно он привел на корабль этого шарлатана, благодаря которому все и случилось. И еще подумать о том, что из-за своей скупости точно останусь без корабля. Убиться с такой высоты мы не убьёмся, даже в том случае, если 'Небесный странник' рухнет на землю, главное - не оказаться под его бортом, но починить корабль уже не удастся.
Корабль внезапно застыл, и через несколько мгновений, показавшихся мне вечностью, вернулся на ровный киль. Мы все стояли, держась кто за что, ожидая нового подвоха. Но нет, из лючины трюма показалось перепачканное чем-то черным лицо Аднера.
Выбравшись из трюма, он оглядел команду 'Небесного странника', неподвижную как статуи и глядевшую на него кто с яростью, кто с опасением, а кое-кто и с явным страхом, провел ладонью по лицу, сделав его еще грязнее и прямиком направился на мостик.
- Все готово, капитан, - как ни в чем не бывало, заявил он, - можно лететь дальше.
Первым желанием в тот миг у меня было отправить лететь его одного, причем вниз, за борт, но я в очередной раз сдержался. Наверное, потому, что высота неподходящая - слишком низко.
- Вы уверены, господин Аднер, что действительно все готово?
В ответ настройщик посмотрел на меня с явной обидой: как же, недоверие выражают не кому-нибудь, а самому ему!
- Абсолютно, господин капитан!
- А что это там произошло... - я не договорил, но он понял меня отлично.
- Нос, спасу нет, зачесался вдруг, и я не смог удержаться, - ответил он несколько смущенно.
Ответил почти шепотом, с явной опаской взглянув на Амбруаза, стоявшего в дверь камбуза с огромным поварским тесаком в руке, таким и человека оставить без головы запросто. Штанина на правой ноге у нашего повара была закатана до колена, а кожа на ней краснела так, как не краснеют юные невинные красотки, когда им на ухо шепнут кое-что из эротических фантазий, обычно посещающих мужчин перед сном.
'И правильно сделал, что понизил голос, - решил я. - Если Амбруаз узнает подробности, он тебе нос кулаком так почешет!.. Представляю себе, как жжется у него нога'.
Освободив канатов от пней, удерживающих корабль, мы попытались подняться вверх.
- Энди, - подал я команду на кабестан, - пол-оборота вправо, поднимаемся. И не спеши, крути осторожно.
Последнюю команду можно было и не озвучивать: Энди обращался с кабестаном так, как обращаются с горячей сковородкой, пытаясь сдвинуть ее на край плиты голыми руками. Мы поднялись на высоту мачты 'Небесного странника'. Корабль стоял ровно, лишь чуть покачиваясь с борта на борт. Но покачивания - явление обычное, все летучие корабли в небе ведут себя именно так. Энди взглянул на меня, и я показал ему два пальца - давай еще на два оборота. Теперь Ансельм действовал уже смелее. Поднялись еще.
Высота оказалась уже достаточной для того, чтобы отправить Аднера в самостоятельный полет, но былой запал уже пропал и потому я скомандовал.
- Поднять парус!
Вначале я хотел приказать поднять парус до половины, но 'Небесный странник' вел себя отлично, я его поведение кожей чувствую. Поймав ветер полным парусом, корабль начал набирать ход.
'Что ж, - переглянулись мы с Брендосом, - как бы там ни было, Аднер справился со своей задачей на отлично, и оставалось решить один маленький, но щекотливый вопрос - расплатиться с ним'.
Заранее плату мы не оговаривали, и теперь мы оба можем попасть в неловкое положение, затребуй он ту же сумму, что берет за настройку Гильдия.
- Сколько я вам должен, Аднер, за столь качественно выполненную работу? - поинтересовался я, окончательно убедившись в том, что корабль даже не думает крениться.
Тот на мгновение замялся, что и понятно. С одной стороны, надо было видеть, как горели глаза Аднера, когда ему предложили отправиться вместе с нами на Острова. И вот он здесь, на борту 'Небесного странника', чувствуя свою никчемность. Наконец, подвернулась возможность подать себя так, чтобы за его спиной исчезли иронические взгляды, а он не мог не обратить на них внимание.
Но с другой стороны ему предлагают гонорар за выполненную работу, деньги - это всегда деньги, и как от них откажешься?
- Ну... Я думаю... - лицо Аднера выражало мучительное раздумье, и мне пришлось ему помочь.
- Вот вам, господин Аднер, вместе с благодарностью от всей команды 'Небесного странника'.
На моей ладони ярко сверкали на солнце два нобля. Новенькие золотые монеты, еще не побывавшие во множестве рук, не поцарапанные и не имеющие следов от укусов, проверяющих их подлинность. А они подлинные, я получил их в банке не далее как вчера. Если, конечно, монеты не чеканят в подвале самого банка.
'На его месте первым долгом я приобрел бы себе новое платье, - подумал я, скептически глянул я на его потрепанную одежду. - А уже потом все остальное'.
Должен заметить, что, не смотря на блеск в глазах смотревшего на деньги Аднера, едва не затмевающих сияние самих ноблей, меня немного мучила совесть. Дело в том, что за ту же самую работу Гильдия взяла бы платы в три раза больше, и это как минимум.
- Спасибо, капитан! - произнес настройщик приводов, осторожно забирая монеты с моей руки.
'Не понимаю - думал я, глядя на изрядно смущенного Аднера, неловко зажавшего золото в руке. - Только что он легко сделал то, что у Гильдии занимает много больше времени. А уж сколько таинственности они себе при этом напускают! Так почему же Аднер стоит передо мной такой, каков он есть: одетый в тряпье и имеющий вид человека, долгое время недоедавшего?'
- Капитан! - отвлек меня от раздумий его голос. - Может быть, теперь мы поговорим и о моем предложении? - и глаза у него смотрели с такой надеждой.
Понятно, о чем он завел разговор, и момент выбрал самый подходящий. Но смогу ли я на него решиться? С одной стороны, теперь словам Аднера доверять можно. Я сам, собственными глазами видел летучий корабль Древних в подземелье на острове Гаруд, и у него не было даже намеков на мачты с парусами. Конечно, я не видел его в полете, но то, что это именно небесный корабль, сомнений нет никаких. Но как тут не сомневаться: летучие корабли, не Древних, нет, такие же, как и 'Небесный странник' поднимаются в небеса уже которое столетие, так почему никому раньше не пришло в голову заставить их двигаться без помощи парусов?
- Что для этого понадобится? - осторожно поинтересовался я.
У Аднера имелся уже готовый ответ:
- Кузнец, прежде всего. Вернее, не сам он, а некоторые детали, которые невозможно изготовить без его участия. Пожалуй, и все.
- А в деньгах это будет сколько стоить?
Если слишком много, разговор на этом и закончится. Нет у меня лишних денег разбрасываться на всевозможные сомнительного рода прожекты.
Аднер не задержался с ответом и тут.
- Думаю, все расходы уместятся в один нобль. Может быть, чуть больше.
Рука моя сама потянулась к кошелю и извлекла на свет еще два золотых.
- Возьмите, Аднер, а если не хватит, скажете, и я добавлю. Ну и оплату за ваш труд мы оговорим отдельно, главное, чтобы все удалось.
Однажды я проиграл в кости целых пять золотых ноблей, все, что у меня было. И две монеты - это так мало, чтобы не зависеть от воли ветра в небесах. Конечно, в том случае, если у Аднера все получится.
Отзывы Рид.ру — Путь на Багряный остров
5 - на основе 2 оценок Написать отзыв
1 покупатель оставил отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
5
11.04.2014 23:39
Книга очень понравилась. Написана очень живо и хорошим языком. Читается легко и с удовольствием. Порадовала проработка характеров героев. Вполне себе натуральные жизненные лица.
Теперь придется ждать третьей части. Уж очень интересно, чем дело кончится.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 1
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Путь на Багряный остров» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить