Шелковая паутина Шелковая паутина Кэтлин Хэйли уволилась с престижной работы, чтобы отправиться на побережье и провести лето в детском лагере в качестве обычного воспитателя. Сотрудник крупной телекомпании, Эрик Гуджонсен, приезжает в тот же лагерь, чтобы снять сюжет о сиротах. Его появление вносит сумбур в жизни Кэтлин и детей. Женщина пытается вырваться из-под влияния нежданного гостя, но чувствует, что привязывается к нему все сильнее. Одно неосторожное слово решает все ее сомнения. Кэтлин узнает об Эрике такое, что ей приходится бежать от него в другой город и надеяться, что судьба больше никогда не сведет с таким неотразимым, но таким опасным мужчиной. Эксмо 978-5-699-67847-1
195 руб.
Russian
Каталог товаров

Шелковая паутина

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (1)
  • Отзывы ReadRate
Кэтлин Хэйли уволилась с престижной работы, чтобы отправиться на побережье и провести лето в детском лагере в качестве обычного воспитателя. Сотрудник крупной телекомпании, Эрик Гуджонсен, приезжает в тот же лагерь, чтобы снять сюжет о сиротах. Его появление вносит сумбур в жизни Кэтлин и детей. Женщина пытается вырваться из-под влияния нежданного гостя, но чувствует, что привязывается к нему все сильнее. Одно неосторожное слово решает все ее сомнения. Кэтлин узнает об Эрике такое, что ей приходится бежать от него в другой город и надеяться, что судьба больше никогда не сведет с таким неотразимым, но таким опасным мужчиной.
Отрывок из книги «Шелковая паутина»
Сандра Браун
Шелковая паутина
1

Воздушный змей резко нырнул вниз, заметался и пошел в глубокий штопор. Дети загалдели, завопили нестройным хором:
— Смотрите!
— Ах, Кэти, нет!
— Падает!
— Нет, не надо!
Глаза Кэти ни на секунду не отрывались от мечущегося змея. До боли закусив нижнюю губу, она удерживала натянутую веревку. Кэти подняла веревку высоко над головой и сделала несколько резких шагов назад, ступая чуть ли не по ногам возбужденных детей.
— Приспускай, детка, приспускай, только потихоньку.
Глубокий мужской голос, прозвучавший откуда-то сзади, испугал ее. Кэти, дернувшись, чуть не сбила с ног незнакомого мужчину, непонятным образом возникшего у нее за спиной.
Растерявшись, Кэти опустила руки, и змей окончательно и бесповоротно стал падать.
Он обрушился прямо на дуб, ветка безжалостно проткнула его насквозь, а хвост запутался в густой листве. Дети стали карабкаться на дерево, каждый предлагал наилучшие варианты и решения, а остальные встречали их дружным фырканьем и насмешками.
Мужчина наблюдал какое-то время за происходящим, потом повернулся к Кэтлин и уставился на нее своими голубыми глазами.
— Прошу прощения, — виновато проговорил он, прижав руку к сердцу. Однако блеск этих голубых глаз заставил Кэти усомниться в искренности его раскаяния. — Я всего лишь хотел помочь.
— Я бы и сама справилась.
— Охотно верю, но дело в том, что я принял вас за одну из беспомощных девчушек и решил, что вы нуждаетесь в моей помощи.
— Вы подумали, что я — ребенок?!
Конский хвост на затылке, никакого макияжа на овальном личике, синие шорты и белая футболка с эмблемой летнего лагеря «Горный». Что ж, он действительно мог ошибиться, признала Кэти.
— Я — Кэтлин Хэйли, одна из директоров лагеря.
Он окинул ее взглядом, недвусмысленно говорившим, что одета она не так, как положено директору.
— По совместительству я еще работаю вожатой, — добавила Кэти, протягивая правую руку.
Высокий блондин с пышными усами пожал ей руку.
— Меня зовут Эрик Гуджонсен. Произносится как Гуд-джонсен — хороший Джонсен.
— Ваше имя должно быть мне знакомо, мистер Гуджонсен?
— Я — оператор, буду снимать документальный фильм для Ю-би-эс. Разве Гаррисоны не говорили вам о моем приезде?
Если и говорили, то это совершенно вылетело у нее из головы.
— Они не сказали, что вы приедете именно сегодня.
Телепрограмма «Люди» должна была сделать передачу про «Горный» — лагерь для детей-сирот. Пытаясь привлечь к лагерю внимание общественности, а следовательно, и столь необходимые пожертвования, Кэтлин обратилась со своей идеей к продюсеру телекомпании. Оживленная переписка и долгие телефонные разговоры с Нью-Йорком в конце концов дали результат. Продюсер пообещал, что в течение лета пришлет оператора снять жизнь детей в лагере.
Кэтлин как-то не задумывалась, как будет выглядеть оператор. Разве они все не похожи один на другого? Потрепанные брюки да экспонометр на шее, выполняющий роль удостоверения личности. В любом случае, ее представлениям о людях этой профессии Эрик Гуджонсен никак не соответствовал.
Внешность его была столь же нордической, сколь и его имя. В его жилах, безусловно, текла кровь древних викингов. От своих воинственных предков он унаследовал мускулистое тело, излучавшее энергию и мужественность. Даже обманчиво расслабленная поза не могла скрыть его огромной силы.
Волосы Эрика Гуджонсена светились на солнце, словно золотой шлем. Они были густыми, блестящими и, небрежно разметавшись, обрамляли его аристократическую голову. Темные усы прибавляли чувственности крупному рту. Крепкие белоснежные зубы эффектно контрастировали с загорелым обветренным лицом.
Джинсы, туго обтягивавшие стройные бедра Эрика, сидели на нем как влитые. Так же плотно облегала тело прекрасно сшитая рубашка. Закатанные рукава открывали жилистые руки. Синяя ткань едва не лопалась на широкой груди, покрытой рыжеватыми волосками. Их трудно было не заметить, так как верхние пуговицы Эрик расстегнул. Его пальцы были сильными и в то же время тонкими, что совершенно необходимо при работе с чувствительной видеоаппаратурой.
Кэтлин почувствовала, что по какой-то необъяснимой причине в груди у нее все сжалось, когда она оглядела мускулистую шею Эрика, гордый, немного упрямый подбородок, чувственный рот и голубые глаза.
И когда ее зеленые глаза встретились с его взглядом, Кэтлин ощутила странное волнение — одновременно радостное и тревожное.
— Вы скорее похожи на репортера из программы новостей.
Он равнодушно пожал плечами.
— Я отправляюсь туда, куда меня посылают.
— Что ж, надеюсь, вы понимаете, что здесь вряд ли можно найти что-нибудь интересное. В противном случае вас ждет разочарование. У нас тут спокойно и безмятежно.
— Я ничего злокозненного не замышляю. К чему этот допрос с пристрастием? Вы не доверяете незнакомцам? — Он наклонился, пряча в усах улыбку, и прошептал: — Или вообще всем мужчинам?
Ледяным тоном она произнесла:
— Поднимитесь на пригорок и сверните направо. Потом въедете в главные ворота. Сразу за воротами, справа, будет здание — это офис. Там вы найдете Эдну или Би Джея.
— Благодарю вас.
Продолжая ухмыляться, он медленно зашагал по направлению к припаркованному «блэйзеру».

Весь оставшийся день Кэтлин не могла понять, почему она так раздражена. Однако с детьми она занималась с обычной своей энергичностью. Из всех вожатых дети больше всех любили Кэти — так они ее называли. Их обожание рождало в ней радостное чувство.
Сегодня, неизвестно почему, после встречи с Эриком Гуджонсеном, по мере того как солнце приближалось к горизонту, она становилась все вспыльчивее и раздражительнее и с нетерпением ждала пяти часов, когда обитатели лагеря обычно расходились отдохнуть перед ужином в огромной шумной столовой.
А сейчас, пока дети кувыркались в огороженной веревкой купальне, Кэти сидела на берегу и нежилась на солнышке. Она не отрывала глаз от своих подопечных, но все же могла позволить себе наслаждаться спокойствием, пока ребята плескались в воде.
Кэтлин глубоко вздохнула и зажмурилась — блики солнечного света на воде слепили глаза. Она любила это место. Каждое лето она приезжала сюда помочь своим друзьям Гаррисонам и поработать вожатой. Эта работа была для нее настоящим отдыхом.
На шестьдесят дней Кэтлин Хэйли, дилер по закупке модной одежды в «Мэйсонс» — большом универмаге в Атланте, как бы меняла кожу. Она вырывалась из безумной гонки, в которой участвовала десять месяцев в году, и возрождалась к жизни — дышала целебным горным воздухом, с аппетитом ела, занималась спортом — словом, вела здоровый образ жизни. Несмотря на строгий распорядок, работа в лагере была для нее отдыхом, отдыхом для тела и для души.
Многие деловые женщины, стремящиеся сделать карьеру, и не подумали бы тратить свое драгоценное время на то, чтобы работать вожатой в детском лагере, но Кэтлин подобное занятие было в радость. Она не понаслышке знала о детях, жаждущих ласки и внимания. Если бы она могла дать им хотя бы частичку той любви, которую сама получила здесь много лет назад, ее время и усилия окупились бы с лихвой.
— Эй, Кэти, а Робби заплыл за веревку! Она открыла глаза и посмотрела на ябеду, который, совершенно уверенный в своей правоте, указывал пальцем на мальчика, нарушившего строжайшее правило.
— Робби! — позвала Кэти. Когда голова провинившегося вынырнула на поверхность, Кэти очень строго взглянула на него. Этого оказалось достаточно, чтобы он немедленно вернулся за ограждение и вытянулся по стойке «смирно» — вода теперь доходила ему до плеч. Изобразив на лице осуждение, она предупредила: — Еще раз окажешься за веревкой, и в воду ты больше не войдешь. Понятно?
— Да, Кэти, — пробурчал нарушитель и опустил голову.
Она про себя улыбнулась, зная, что ее недовольство было вполне достаточным наказанием даже для самых неуправляемых детей.
— Лучше бы потренировался стоять на руках, как в тот раз. Интересно, сколько ты сможешь продержаться?
Поняв, что на него больше не сердятся, Робби заулыбался, глаза его заблестели.
— Ага! Смотри!
— Смотрю.
Кэти помахала ему с берега рукой и снова села, приготовившись к представлению.
— Джейми, спасибо, что обратил мое внимание на Робби, но вообще-то ябедничать некрасиво. Понял?
Худенький мальчик, темноволосый и темноглазый, казался немного растерянным, но, робко улыбнувшись, ответил:
— Да, мэм.
Каждое лето в лагере оказывался кто-нибудь один, кто трогал Кэти больше остальных. Нынешним летом им оказался Джейми. Он был самым младшим, неуклюжим, замкнутым. Занятия спортом давались ему с трудом, и, когда дети делились на команды для состязаний, его обычно выбирали последним. Он был тихим, серьезным и очень застенчивым. Однако Джейми оказался страстным любителем чтения и самым способным художником в группе. Его темные живые глаза в первый же день растопили сердце Кэти, и, хотя она очень старалась этого не показывать, она питала несомненную слабость к Джейми.
Она встала и подошла к воде. Опустившись на песок, она скинула теннисные туфли и носки и шагнула в холодную воду. Набрав пригоршню воды, выплеснула на уставшие мышцы ног. И тут почему-то в голове возник незваный образ Эрика Гуджонсена.
В жизни двадцатипятилетней Кэтлин было много поклонников, иногда она воображала, что влюблена в кого-то, но она никогда не хотела вступать с ними в близкие отношения. А может, она подсознательно избегала этого?
Визг и смех вернули ее в настоящее, и Кэти поспешно взглянула на наручные часы. Десять минут пятого!
Она засвистела в серебряный свисток, висевший у нее на шее на голубом шнурке. С недовольными возгласами дети выбрались на галечную отмель и стали надевать спортивные тапочки. Они переоденут купальники и плавки в кабинках и оставят их сушиться на солнце, а после прогулки заберут с собой. Дети расставались с купанием очень неохотно. Кэти поспешила надеть теннисные туфли и построила свою группу в относительно ровную цепочку, готовую подниматься на гору к лагерю.
Затянув песню с бесконечным количеством куплетов, они начали взбираться по склону. Кэти никогда не уставала восхищаться красотой этих мест. Дорога из красного гравия, ведшая к «Горному», пылила и дышала жаром, но даже это не могло умалить восхитительного очарования здешнего ландшафта. Организаторы лагеря мудро поступили, почти не коснувшись дикой окрестной природы. Для детей, живших в приютах в больших городах, жизнь в лагере была единственной возможностью приобщиться к живой природе, которой они были лишены среди каменных и бетонных джунглей.
В Озарксе все времена года были хороши, но в этом году после необычно дождливой весны в горах дубы, сикаморы, вязы и ели зеленели ярче обычного. Многие деревья были увиты диким виноградом, а землю покрывала поразительно пышная и густая трава.
Кингс-ривер плавно струила свои воды и была такой прозрачной и чистой, что просматривались камешки, лежащие на дне.
Как же Кэти все это любила! Любила горы, деревья, людей, живущих здесь на фермах или ранчо, любила эту сельскую простоту.
Их жизнь совершеннейшим образом отличалась от жизни самой Кэтлин в Атланте, жизни, полной частых стрессов и неослабного напряжения. Будучи дилером модной одежды огромного магазина, молодая женщина должна была постоянно принимать решения. Она закупала товар сразу для нескольких отделов — одежду для подростков, женскую спортивную одежду, вечерние платья, пальто, платья для коктейля, строгие деловые костюмы. Но, хотя Кэтлин безумно уставала, она любила свою работу. Друзья и знакомые были поражены, когда в начале этого лета она подала в отставку.
— Кэти, а что Элисон мне ножку подставляет все время! Она нарочно, я знаю! — Очкастая Грейс обиженно засопела.
Мгновенно очнувшись от раздумий, Кэтлин автоматически произнесла:
— Элисон, а если тебе подставить ножку? Немедленно прекрати.
— Она первая начала, — возразила девочка.
— Тогда почему бы тебе не подать пример и не подставить другую щеку?
— Хорошо.
Солнце нещадно жгло спину Кэти, и, когда вдали показались вытесанные из кедра ворота «Горного», она промокнула футболкой струйку пота, скатившуюся в ложбинке между грудей.
Дети расшалились, и наступило самое время передохнуть. Мальчики и девочки разошлись по своим палатам.
— Прежде чем прозвенит звонок на ужин, каждый должен принять душ. Позже мы снова встретимся. Лэс, перестань толкать Теда.
Кэтлин проследила, чтобы дети спокойно разошлись по местам, а затем направилась к домикам для персонала. Благодаря положению, занимаемому ею в правлении лагеря, она имела право на отдельное помещение. Войдя к себе в комнату через раздвижную дверь, она немедленно включила вентилятор.
Совершенно измученная, она рухнула на кровать и расслабленно замерла, словно тряпичная кукла.
Усилием воли Кэтлин заставила себя глубоко дышать и вскоре почувствовала, как жар и усталость потихоньку начали уходить из ее тела. Она прикрыла глаза и невольно перенеслась мыслями в свой шумный магазин в Атланте.
Мистер Мэйсон, рассерженный и расстроенный, пожелал узнать о причине ее внезапной отставки. Однако сказать ему правду Кэтлин не решилась. Она не призналась в том, что больше не сможет работать с Дэвидом Россом.
Дэвид ведал всей бухгалтерией «Мэйсонс», начиная от закупки электрических лампочек и заканчивая огромными расходными ведомостями. Он строго придерживался субординации, но за пределами офиса вел себя вполне приятно и добродушно. Кэтлин с удовольствием пила с ним кофе в перерывах, они даже несколько раз вместе завтракали — вместе с другими коллегами, а то и вдвоем.
Скоро завтраки стали более интимными, «случайные встречи» более частыми, а нечаянные прикосновения более продолжительными. Вначале Кэтлин казалось, что его увеличивающийся интерес к ней существует только в ее воображении, но потом поняла, чтб Дэвид вполне серьезно настроен, а голодный блеск в его глазах при каждом брошенном на нее взгляде вовсе ей не чудится.
Кэтлин немедленно остудила свою симпатию к Дэвиду и дала ему решительный отпор. Росс был очень умным, очень симпатичным и, увы, очень женатым. У него было трое детишек, английский пудель, привлекательная жена и дом в пригороде Атланты.
Она перевернулась на живот на своей узкой кровати и уткнулась лицом в подушку, вспомнив последнюю вртречу с Дэвидом.
Это произошло в конце долгого утомительного рабочего дня. Кэтлин ужасно устала. Она вскрывала коробки с пришедшим товаром, вынимала и сверяла его с приходными ордерами. Магазин уже час как закрылся, все служащие давно разошлись по домам.
Дэвид вошел в ее кабинет и закрыл за собой дверь. Он ослепительно улыбнулся и, опершись на широко расставленные руки, наклонился над ее столом. Его голова почти касалась ее.
— Поужинаем вместе? — четким, как бухгалтерские книги, голосом спросил он.
— Не сегодня, — улыбнулась она. — Денек еще тот, и я страшно устала. Пойду домой, приму ванну и завалюсь спать.
— Ты должна есть, хотя бы иногда, — настаивал он.
— Кажется, в холодильнике завалялся кусок колбасы.
— Звучит не очень-то аппетитно.
Она весело рассмеялась, пожалуй, даже слишком весело.
— Что ж, значит, такой у меня сегодня ужин.
Кэтлин достала из ящика стола сумочку, встала и направилась к вешалке у двери, где висел ее пиджак. Но ее руку, протянувшуюся к вешалке, остановил Дэвид. Он развернул ее так, что они оказались лицом к лицу, вырвал сумочку, положил ее на стол и обхватил Кэтлин за плечи.
— Причина твоего отказа не в том, что ты устала, верно?
— Да. — Она спокойно смотрела ему прямо в глаза.
— Так я и думал. — Он осторожно коснулся пальцами ее щеки. — Кэтлин, не секрет, что ты мне очень нравишься. Более чем нравишься. Почему же ты не хочешь хотя бы поужинать со мной?
— Ты знаешь почему, Дэвид. Это тоже не секрет. Ты женат.
— Неудачно.
— Сожалею, но меня это не касается.
— Кэтлин, — хрипло проговорил он и привлек ее к себе.
Она отпрянула, но не смогла вырваться из его крепких рук. Решив попробовать по-другому, он спросил:
— Если бы я не был женат, ты согласилась бы встречаться со мной?
— Это спорный вопрос. Ты…
— Знаю, знаю. Но если бы я не был женат, согласилась бы?
Его глаза недвусмысленно требовали ответа, и, как всегда, Кэти предпочла сказать правду.
— Ты очень привлекательный мужчина, Дэвид. Если бы ты не был женат, я согласилась бы…
Не успела она договорить, как он заключил ее в объятия. Он сжал ее, словно клещами, и грубо припал к ее губам.
Целоваться он умел. На мгновение Кэтлин поддалась его мощному натиску, его страстным губам, призывавшим ее ответить на поцелуй. Почти неосознанно она приоткрыла губы, и его настойчивый, жадный язык оказался внутри ее рта. Рука его скользнула по ее спине к бедрам и крепко сжала их.
Кэтлин отчаянно начала отпихивать от себя Дэвида. Сделала несколько тщетных попыток ударить его кулаками по спине. Потом уперлась ладонями ему в плечи и изо всех сил оттолкнула от себя, одновременно ударив его носком туфли по лодыжке. Он отпустил ее.
Глаза его горели похотливым блеском, грудь вздымалась от возбуждения. Он шагнул к ней, но жесткое выражение ее лица и ледяной взгляд зеленых глаз остановили его. Дэвид понял, что зашел слишком далеко.
— Не подходи ко мне, — произнесла она сдавленным голосом. — Если ты еще раз дотронешься до меня, я официально обвиню тебя в сексуальном домогательстве.
— Чушь. Даже если ты осмелишься на такое, кто тебе поверит? Масса людей видели нас вместе. Ты делала мне авансы. Я только сделал ответный шаг. Все очень просто.
— Какое уж тут «просто», если ты не можешь отличить дружескую симпатию от «авансов»! Мы — коллеги. И все.
— Сейчас — коллеги…
— Сейчас и всегда, мистер Росс.
Он фыркнул и поправил сбившийся на сторону галстук.
— Там посмотрим.
Дэвид ушел, но Кэтлин знала, что передышка эта временная. Возможно, он обдумывает план следующей атаки. Она присела за свой стол и закрыла лицо руками. Что же делать?
Черт побери, он прав: она не станет обвинять его в сексуальном домогательстве. Может, ей и удалось бы чего-нибудь добиться, но сколько усилий, времени и энергии для этого потребуется! Даже если Кэтлин победит, ей все равно придется продолжать работать в «Мэйсоне», а она в последнее время стала все острее ощущать, что в работе наметился застой и она превращается в рутину. А Кэтлин хотела идти в ногу с прогрессом и использовать в своей работе новейшие тенденции моды.
Дэвид Росс стал последней каплей, заставившей Кэтлин принять непростое решение: оставить спокойное благополучное существование ради нового и неизведанного.
По крайней мере, так она себе тогда говорила. Вместо того чтобы бороться с трудностями, она предпочла от них бежать. Побег, уход — избранный ею способ самообороны, еще с тех пор, как в детстве она потеряла родителей. Некоторые вещи в этой жизни были так ужасны, что не оставалось ничего другого, как бежать от них.
По необъяснимой причине перед ее глазами вновь возник Эрик Гуджонсен. Его самоуверенное лицо слишком уж напоминало Дэвида Росса. Все мало-мальски симпатичные мужчины ведут себя одинаково. Неужели они полагают, что красивая внешность дает им особые привилегии? Неужели они и вправду считают, что любая женщина мечтает лечь с ними в постель? Отдаться их опытным рукам и губам?..
Кэтлин намеренно не стала обращать внимание на участившийся пульс и легкое покалывание в эрогенных зонах. Мимолетно мелькнула мысль: «Интересно, что чувствуешь, когда целуешься с усатым мужчиной? К дьяволу!» Кэти резко оборвала себя, поднялась с кровати и пошла в ванную.
Приняв прохладный душ с увлажняющим гелем, она вытерлась полотенцем и растерла тело лосьоном. Сняла резинку, державшую хвост, и принялась яростно расчесывать волосы. Сначала Кэти решила оставить их распущенными, но потом передумала. Даже после того как солнце скрылось за горами, все равно было довольно жарко. Кэти собрала волосы в хвост на затылке и перевязала голубой лентой. Влажные после душа локоны, обрамлявшие лицо, соблазнительно оттеняли сиявшую свежестью кожу.
Обычно в лагере она не употребляла много косметики. Веснушки на носу и высокие скулы выгодно подчеркивали абрикосовый цвет ее лица и блеск каштановых волос. Кэти положила немного румян на щеки, зачерпнула мизинцем чуточку блеска для губ с ароматом персика. Потом слегка тронула тушью ресницы и на этом закончила свой макияж.
Она надела кружевные бикини — единственную роскошь, которую позволяла себе во время работы в лагере, поверх натянула форменные шорты. Обычно к ужину она меняла футболку на блузку. «Вот бы хоть раз принарядиться как следует», — уныло подумала она.
Когда раздался звонок, призывающий к ужину, Кэти уже шла по направлению к шумной столовой. Еда была единственной вещью, за которой дети соглашались стоять в очереди. Кэтлин пристроилась в хвост у двери.
— Привет, Кэти, — поприветствовал ее один из вожатых.
Майк Симпсон был крепким жилистым парнем, он учился на преподавателя физкультуры в Арканзасском университете. Его огромный рост ничуть не мешал ему быть весьма обходительным и обращаться с детьми крайне терпеливо.
— Привет, Майк, — ответила Кэтлин, стараясь перекричать галдящих детей, нетерпеливо ожидающих, когда можно будет ворваться в столовую.
— Гаррисоны просили, чтобы перед ужином ты зашла к ним. Они тебя ждут.
— Хорошо, спасибо, — бросила через плечо Кэти, спускаясь по лестнице.
Сзади она услышала, как Майк сказал:
— Очень смешно. Где этот умник, который меня ущипнул?
Вопрос вызвал взрыв хохота.
Все еще улыбаясь, она толкнула дверь домика, где располагался административный офис лагеря «Горный».
— Это ты, Кэтлин? — крикнула Эдна Гаррисон, прежде чем дверь полностью отворилась.
— Да, — отозвалась Кэти.
Она миновала кабинет и вошла в квартиру, где жили Гаррисоны.
— Заходи, дорогая. Мы тебя ждем.
Кэти замерла в дверях, встретившись взглядом с Эриком Гуджонсеном. Он поднялся с дивана, на котором сидел.
— Познакомьтесь: Кэтлин Хэйли, Эрик Гуджонсен, — сказала Эдна. — Эрик — оператор с Ю-би-си. А Кэтлин — один из членов нашего правления. Просто не знаю, что бы мы без нее делали.
— О, мы уже встречались с мисс Хэйли. Сегодня днем мы наткнулись друг на друга.

Оставить заявку на описание
?
Отзывы Рид.ру — Шелковая паутина
5 - на основе 1 оценки Написать отзыв
1 покупатель оставил отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
5
22.02.2015 20:56
Это история любви Кэти и Эрика. Это история о том, как легко совершить нелепую ошибку и сломать жизнь себе и любимому человеку. Кэти, сделав неверный вывод, что Эрик женат, не поговорив с ним, сбегает в неизвестном направлении... Сколько судеб сломала гордость и неумение людей говорить друг с другом... Роман мне понравился, читается он легко. Больше всего мне понравился Сет Кирхоф - такой позитивный и неунывающий мужчина. Не смотря на его трудности со здоровьем, он не озлобился, остался таким же добрым и проницательным человеком. Наверно за его доброту Господь и посла ему встречу с Кэти, которая скрасила его жизнь своей заботой. Кроме того, Сет познал и радость отцовства, полюбив сына Кэти, как своего собственного.
То как Сет, понимая, что не сможет постоянно заботиться о Кэти, старается устроить ее жизнь - вновь свести их с Эриком - растрогало до слез. Всем советую, чтобы зарядиться от Сета его позитивом и широтой души...
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 1
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Шелковая паутина» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить