Морские рассказы Морские рассказы Константин Михайлович Станюкович - потомственный моряк, сын адмирала. Оставил службу в военном флоте и вышел в отставку в чине лейтенанта ради того, чтобы стать писателем. Но море не отпустило моряка - вершиной литературного творчества Станюковича по праву считаются его \"Морские рассказы\", где автор достиг полной власти над материалом. Доскональное знание морского дела и родовая связь со средой моряков позволили ему создать ряд блестящих произведений о жизни флота, которыми уже более ста лет зачитываются все новые и новые поколения читателей. Лениздат 978-5-4453-0225-4
106 руб.
Russian
Каталог товаров

Морские рассказы

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Константин Михайлович Станюкович - потомственный моряк, сын адмирала. Оставил службу в военном флоте и вышел в отставку в чине лейтенанта ради того, чтобы стать писателем. Но море не отпустило моряка - вершиной литературного творчества Станюковича по праву считаются его "Морские рассказы", где автор достиг полной власти над материалом. Доскональное знание морского дела и родовая связь со средой моряков позволили ему создать ряд блестящих произведений о жизни флота, которыми уже более ста лет зачитываются все новые и новые поколения читателей.
Отрывок из книги «Морские рассказы»
Небось в те поры бога-то мы вспомнили, вашескобродие! Еще как
вспомнили-то! Уж на что старший офицер был у нас отчаянный: никакого страха
не имел и только, бывало, ругался да нам зубы полировал, - в старину, сами
изволите знать, полировка была форменная! - а и он на тот раз вдруг в
понятие вошел. "Братцы, мол, голубчики любезные!" Совсем по-другому
заговорил: понял, значит, что смерть не то, что безответного матроса по
зубам съездить: она сама в лучшем виде тебя съездит, сколько ты форцу на
себя ни напускай. И все мы вовсе были обезнадежены тогда; прямо сказать, в
отчаянность пришли; так и полагали, что всем нам будет крышка в этом самом
Немецком море. Довольно даже подлое это море, вашескобродие! Завсегда,
сказывают, на нем погода. Волна какая-то шальная, безо всякой правильности
бросается и мотает судно во все стороны. Оттого и качка там самая что ни на
есть нудная. Крепкого человека - и того обескуражит. И видал я, по своему
матросскому званию, всякие моря и окияны, а хуже этого моря нет морей...
Однако господь внял матросским молитвам - матросская-то молитва шибчее до
бога доходит! - и вызволил. Многие которые и живы остались... Ну, да и
командир-то наш, Левонтий Федорыч Белобородов - может, изволили слышать,
вашескобродие? - башковатый и добрый человек был... Показал тогда себя... Не
стерпел гибели "Ястреба", царство ему небесное!
И Иваныч, с которым мы жарким летним днем сидели в тенистом прохладном
саду в имении моего приятеля, бывшего моряка, где старый матрос был ночным
сторожем, обнажил белую как лунь голову и истово осенил себя крестным
знамением.
- А случилась гибель нашему "Ястребу" в проливе, вашескобродие! -
продолжал Иваныч. - Мелистый пролив... много этих самых мелей да каменьев. И
берега обманные, низкие. Запамятовал, как проливу название... Память-то
старая, вашескобродие! Вроде быдто Рака прозывается...
- Скагерак, - подсказал я.
- Он самый и есть... Шли мы это по нем глубокой осенью под зарифленными
парусами, а день был пасмурный... солнышка и звания не было... и погода
свежая... а к вечеру и последний риф взяли для безопасности, потому как
ветер во всю силу входить начал и волны вовсе освирепели, ровно сбесились...
Воют воем и на "Ястреб" набрасываются. Однако конверт-то наш крепкий был,
летом только что выстроен и отправлен был из Кронштадта в дальнюю на три
года, - поскрипывает себе, мотаясь, как угорелый, на волнах. И ничего они с
ним поделать не могут, как ни стараются. Только брызгами нас обдают... Ну и
то сказать - рулевые были исправные, не зевали... Знали, что за зевки не
похвалят... Хорошо. Просвистали это брать койки... Пошли, значит, мы,
подвахтенные, вниз, подвесили койки и рады были после трудного дня заснуть
до полуночи. Ну, известно, уставший человек лег - и готов. Долго ли спал,
обсказать не могу, вашескобродие, но только вдруг меня подбросило, и я чуть
не вылетел из койки. Слышу страшный треск. "Ястреб" задрожал и остановился.
И тую же минуту все повскакали с коек. А уж боцман сверху кричит в люк не
своим голосом: "Пошел все наверх!" А мы и без того торопимся одеться и
наверх бежать - потому все в страхе. Поняли, что на мель встали. Выскочил
это я, как полоумный, наверх, к своему месту, - я марсовым служил, - гляжу -
одна страсть! Ночь темная, кругом море гудит, а ветер так и ревет в снастях.
А командир сам уж в рупор командует: "Марсовые, к вантам! Паруса крепить!" И
голос у его успокоительный, ровно бы никакой беды и нет... Очень много было
твердости в Левонтье Федорыче, вашескобродие. И дока по флотской части был,
и добер был к матросу. Зря не забижал, и если наказывал, то с рассудком... А
было много и таких, что без всякого рассудка нашего брата в тоску вгоняли...
Было, вашескобродие! - раздумчиво прибавил старик.
Он примолк, вздохнул, словно бы сожалея о тех людях, которые вгоняют в
тоску, и продолжал:
- Полезли мы, марсовые, наверх... Разошлись по реям и изо всех сил
стараемся, чтобы скорей закрепить свой парус... Спустились вниз... А уж из
орудия палят... Сигнал о бедствии, значит, даем. И матросики уже на всех
помпах стоят, воду откачивают из трюмов... А она все больше да больше
прибывает... А "Ястреб" наш так и бьется, так и бьется о каменья... Жутко
было, вашескобродие! Однако все еще надежда есть, что откачаем воду и до
утра продержимся, а там, может, и берег близко, как-нибудь спасемся... Ну, и
налегаем на помпы... И холоду не чувствуем. И капитан подбадривает: "Не
робей, говорит, молодцы!" Так надеялись мы до утра вашескобродие, а как
рассвело, то поняли, что нам крышка. Вода уж под верхнюю палубу подошла, и
через корму ходят волны... А буря не унимается, и кругом ничего не видно...
Одни волны бунтуют, кружатся, и в них - смерть. А из орудий еще палят.
Последние заряды расстреливают, потому вниз, под палубу, уже нет ходу. А
капитан, и вахтенный, и штурман - все стоят на мостике. Левонтий Федорыч
бледный как смерть и за эту ночь совсем постарел... Смотрит с тоской. И все
мы с тоской смотрим. Бросили помпы и стали было готовить на случай к спуску
гребные суда и вязать плот... Куда тебе!.. Вода хлынула из люков и стала
заливать переднюю палубу... Волны захлестывали... Все люди столпились на
носу, потому как "Ястреб" передней частью на камнях сидел, то и выше он был,
а как стало покрывать водой и верхнюю палубу, полезли все на ванты, держимся
друг около дружки, и кои и на марсы забрались, чтобы смерть не достала. А
она тут как тут, из воды смотрит... В отчаянности ждем мы, что вот-вот
"Ястреб" сломается и мы потопнем... И батюшка нам отходную стал читать: к
смерти, значит, готовить... Но не успел он окончить, как его смыло волной, и
он скрылся в море... И многих, кои не успевали забраться на ванты, смывало,
и они на наших глазах погибали. Жутко было смотреть, и всякий думал, что и
ему недолго ждать. И кои молились, кои плакали, кои от страха сидели ровно
ополоумевшие, с выпученными глазами. Два матросика с отчаянности сами в воду
бросились, чтобы не томиться зря... Великое мучение послал тогда господь...
Давно это было, а как вспомнишь, и то вовсе жутко... Иной раз приснится, как
это мы бедовали, так в холодном поту проснешься. Несколько человек хоть и
живы остались, а рассудка навсегда решились. И каких только страстей не
пришлось тогда увидать, вашескобродие!.. Опасная эта флотская служба... Нет
такой другой. На сухой пути ты, по крайности, можешь распорядиться собой, а
ежели кругом вода?.. То ли дело на земле!.. И тебе травка, и тебе лес, и
тебе поле, и тебе цветики... Небось, хорошо! Вот мы с вами тут сидим,
вашескобродие, и чувствуем землю-матушку. Дух-то какой от цветов идет... И
птаха-то как заливается, бога хвалит... И комар жужжит... И вон он
муравей-то, работяга, соломинку несет... Одно слово - благодать! - говорил
Иваныч.
И его маленькие, все еще живые лучистые глаза любовно смотрели вокруг.
И его морщинистое, сухое, отдававшее желтизной лицо было полно умиления...
Он достал из кармана широких парусинных штанов маленькую трубку, набил
ее махоркой и, с наслаждением сделав несколько затяжек, продолжал:
- А взять теперь море?.. Один в нем обман.
- То есть как обман? - спросил я, не совсем понимая, что хотел сказать
Иваныч.
- А так, обман - как бывает в лукавом человеке... вроде здешнего
управляющего! - понижая голос, вдруг добавил старик. - Небось, я его
наскрозь вижу, даром что лукав... Сделай, братец, одолжение!
И только что умиленное лицо Иваныча приняло сердитое выражение, и глаза
заискрились... Видно было, что у Иваныча были какие-то неприятные счеты с
управляющим.
- Иной раз море ласковое такое, льстивое... не шелохнется, - а
поверь-ка ему! И опять же: каждую минуту жди от него, прямо-таки сказать,
подлости, вашескобродие!.. Каждую минуту имей опаску! Еще прежде, в старину,
когда деревянные суда были, все еще обнадеженность могла быть в случае беды;
а теперь, когда пошли эти броненосцы хваленые, попади-ка на камень, так и
выскочить на палубу не успеешь, как уж на дне!
Иваныч еще несколько времени продолжал бранить броненосцы, называя их
неповоротливыми черепахами, и только после моего деликатного напоминания
продолжал свой рассказ.

Оставить заявку на описание
?
Содержание
В. Грушко. Морской волк
МОРСКИЕ РАССКАЗЫ
Первогодок. (Очерк из былой морской жизни)
За щупленького
Отчаянный. (Рассказ из морской жизни)
Смотр. Морской рассказ. (Из далекого прошлого)
Волк. (Из далекого прошлого)
На "Чайке"
Гибель "Ястреба". (Рассказ старого матроса)
Нянька
Пари. (Рассказ)
Миссис Джильда
Дуэль в океане
Матросский линч
Максимка
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить