Легенда об ангеле. Книга 3. Эдем Легенда об ангеле. Книга 3. Эдем Она повидала неописуемое. Она познала необъяснимое. А теперь ей предстоит схватка с неодолимым. Джаред Райел не тот мужчина, за которого Нине Грей сле довало бы выйти замуж и от которого следовало бы зачать ребенка. Задача отразить натиск ада и предотвратить исполнение пророчества даже ему, наполовину ангелу, едва ли по силам; малейшая ошибка будет стоить жизни его семье. Поэтому необходимо во что бы то ни стало добраться до храма Гроба Господня, куда нет доступа демонам, и там дождаться появления на свет ангельского младенца — в надежде, что он спасет и своих родителей, и весь мир. Азбука 978-5-389-07368-5
137 руб.
Russian
Каталог товаров

Легенда об ангеле. Книга 3. Эдем

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
Она повидала неописуемое. Она познала необъяснимое. А теперь ей предстоит схватка с неодолимым.

Джаред Райел не тот мужчина, за которого Нине Грей сле довало бы выйти замуж и от которого следовало бы зачать ребенка. Задача отразить натиск ада и предотвратить исполнение пророчества даже ему, наполовину ангелу, едва ли по силам; малейшая ошибка будет стоить жизни его семье. Поэтому необходимо во что бы то ни стало добраться до храма Гроба Господня, куда нет доступа демонам, и там дождаться появления на свет ангельского младенца — в надежде, что он спасет и своих родителей, и весь мир.
Отрывок из книги «Легенда об ангеле. Книга 3. Эдем»
ГЛАВА 1

ЗАВТРА

И жили они долго и счастливо. Так должен звучать хороший конец, верно? Трудные времена остались позади, теперь влюбленные безмятежно плывут по течению жизни.

Я лежала в постели, рядом - мой прекрасный принц, небесное очарование. Сквозь тростниковые шторки в карибскую хижину проникал морской ветерок. Когда взойдет солнце, я встану, и будет день моей свадьбы.

Забавно, что «жили они долго и счастливо» — это еще не окончательный финал... По крайней мере, не в том случае, когда ад пытается тебя убить.

Такой пустяк легко забыть под стук теплого дождя по металлической крыше, под тpение пальмовых листьев o стенки домика, под мягкий шелест ветра среди деревьев.

На потолке нашей каситы заиграли отблески зари, как рябь теплого прибоя. Эти дрожащие светлые пятна —первое, что я заметила, открыв глаза. Вторым был Джаред Райел. Он улыбался и ждал, когда мой взгляд прояснится.

— Вот и завтра, — шепнул Джаред.

Сквозь окна пробились сполохи розового и лилового, дождь переместился на большой остров, осталась только капёль c листьев. Меркнущие багряные пятна на лбу, щеках и подбородке Джареда вызывали воспоминания o недавно минувших днях.

Мы c ним пережили невозможное — встречу лицом к лицу c одним из самых ужасных созданий ада и не сколькими сотнями его прислужников, людей и демонов. Для радости хватало уже того, что мы видим свет нового дня. Когда я вдруг прочувствовала это, в глазах Джареда заплясали озорные огоньки — его веселило как меняется выражение моей заспанной физиономии.

— Сегодня? — тихо спросила я, протянула руку и прикоснулась к лицу Джареда, погладила пaльцами отметины, оставшиеся на коже после схватки с Шахом.

Джаред оперся на локти и нагнул голову к моему животy.

— Доброе утро, Горошинка.

— Горошинка? — спросила я, удивленно вскинув бровь.

— Да, она не больше горошины. Так сказано в книге.

— B книге?

Джаред поднял c пола толстый том: обложка в ужасных пастельных тонах и как будто изрисована детскими каракулями.

— Думаю, мне надо быть готовым ко всему.

Джаред пролистал страницы, после чего воззрился на меня, ожидая одобрения.

— Там есть что-нибудь o нарушающих Равновесие детях ангелов? — спросила я, c ухмылкой наблюдая, как брови Джареда сползаются к переносице.

Он швырнул книгу на пол и пристроился рядом co мной, игриво тычась носом мне в шею.

— Джaред! — взвизгнула я, предпринимая безуспешные попытки оттолкнуть его. — Прекрати!

— Я прекращу, если ты скажешь, — не переставая щекотать меня, приглушенным голосом произнес Джаред.

— Что скажу? — извиваясь, хохотaла я.

Джаред поднял голову и повторил:

— Горошинка.

В голубовато-серых глазах застыла нежность.

Я сжала губы, изображая суровость, но, когда он снова поводил носом по моей шее, не выдержала.

—Ладно! Лaдно! — молила яо пощаде. — Горошинка!

Джаред широко улыбнулся.

— Почему я три года назад не знал, как хорошо срабатывает эта тактика убеждения! Жизнь была бы намного легче.

Я шлепнула его, зная, что он увернется.

— Это нечестно.

Джаред поцеловал меня в губы. Тепло поцелуя впиталось в кожу — ощущение было не таким ярким, как обычно, но я приписала это тропической жаре.

— Знаешь, что действительно нечестно? Я не увижу тебя до вечера.

Джаред оставил меня одну в кровати и натянул белую футболку.

— Ты o чем это? — спросила я, приподнимаясь на локтях.

— Лучше бы ты оделась, дорогая. Через пять минут у нас будут гости.

— Гости?

Джаред бросил на кровать светло-коричневое летнее платье, и я, не вставая, начала надевать его, потому что знала лучше других: Джаред никогда не ошибается в том, что касается времени. Я кое-как завязала волосы в хвост и неуклюже выбралась из постели, a Джаред уже открывал металлическую дверь. K домику приближалась процессия жителей деревни во главе с измученной жарой и тяжкой ношей Бет. Она держала в руках белый чехол для одежды. Встретившись со мной взглядом, носильщица улыбнулась своей самой широкой улыбкой.

— Бет! — радостно крикнула я и бросилась ей на встречу вниз по ступенькам.

Под босыми ногами хлюпнула грязь, и вот я уже заключила подругу в объятия. Ее темно-рыжиe волосы намокли и прилипли ко лбу и щекам. Она раскраснелась и вспотела. Чед забрал y нее чехол, a она все не могла отдышаться.

— Бет никому не позволяла нести его.

Он покачал головой и передал ношу Джареду. Однако Бет быстро забрала чехол обратно, шлепком отетра_ нив уже протянутую было руку, и сказала:

— Джаред не должен это видеть!

Бет подняла руку c чехлом, чтобы не запачкать бесценный груз, и закинула ношу на спину, дабы уберечь от Джареда. Моего жениха это позабавило:

— Я не буду смотреть, Бет. Мы c Чедом сейчас пойдем в церковь. У вас c Ниной впереди целый день.

Мне не стоило удивляться — Джаред мог организовать что угодно, и все же я онемела. Бет c Чедом приехали всего через восемь часов после нас!

— Как вы?.. — начала я.

Джаред улыбнулся шире:

— Мы обо всем позаботились. Я не хотел, чтобы ты волновалась.

— Мы?

Я нахмурилась, приходя в еще большее замешательство.

— Мама ждет меня в церкви. Увидимся там.

Мой жених улыбнулся от уха до уха. Никогда еще я не видела его таким счастливым. Он наклонился и поцеловал меня в щеку, а потом сделал знак Чеду, чтобы тот шел за ним.

— Ты раньше ездил на мотоцикле?

Чед помедлил:

— Да. А что? Там управляться-то не c чем.

Джаред похлопал Чеда по плечу, побуждая идти. Бедняга Чед оказался не в своей тарелке. Хотя мужчины не были особенно были близки, я не сомневалась, что мой будущий супруг сумеет успокоить Чеда. Эта дополнительная ответственность поможет и Джареду: больше дел — меньше времени на переживания.

— Жди, пока не увидишь платье, — крикнула Бет и затолкала меня в домик.

Она повесила чехол на переклалдину в шкафу и потерла натрyженное плечо:

— Ну и прогулка была — грязи по колено.

— Да уж, понимаю, — кивнула я.

— Хочешь, приложу тебе лед к плечу?

Глаза Бет засверкали. Она расстегнyла молнию на чехле и повернулась ко мне.

Я недоуменно моргала:

— Это... мм... От возбуждения Бет дико вытаращилась:

— Платье из журнала, который ты смотрела два года назад? Да!

— Но... откуда оно здесь? Как он сумел...

Бет не дала мне договорить:

— Оно хранилось у меня целую вечность! Можешь в это поверить? Лиллиан принесла его к нам на квартиру, Джаред купил, и они заставили меня молчать об этом два года! Кошмар! Ты думаешь, почему я тебе прохода не давала с вопросами, когда свадьба?
— Но... почему?

— Мне все известно, — заявила Бет.

— Я же тебе говорю. Мать Джареда сказала, что он страшно хочет сделать тебе сюрприз и все такое прочее. Лично я думаю, он не просто хотел помучить меня, потому что это был ад.

Я не могла оторвать глаз от белого шелкового чуда, которое слегка колыхалось передо мной. Я вспомнила, как сидела на диване в нашем лофте, когда выздоравливала после ранения, листала журналы c Лиллиaн и зависла на одной картинке, не в силах перевернуть страницу. Прошло всего несколько дней с момента выписки из больницы. Клер тогда отправилась расправляться с людьми, которые нам угрожали. И вот точно такое же платье, как то, которое я втайне хотела надеть на свадьбу, висело на вешалке у меня в комнате.

— Бет, — сказала я.

— Да?

— Ты немного сбавь обороты, a то я не могу прийти в себя.

Бет закивала, а потом села в уголке. Глубоко вздохнув, она взялась за свое:

— Оно прекрасно.

Я едва не спросила, почему Лиллиaн не оставила платье у себя дома, но это был глупый вопрос. Никто не стал бы вламываться в квартиру Бет через окно посреди ночи, а у Джареда появлялся еще один сообщник в подготовке свадьбы.

— Он неподражаем, — восхищенно произнесла я.

— Что?

— Ничего.

Бет обхватила руками колени и закусила тубу, каждая секунда ожидания была для нее мучением:

— Ну что, ты успокоилась?

— Да, мне уже лучше.

Бет подалась вперед, ей недолго удавалось сохранять невозмутимый вид:

— Я притащила две полные сумки косметики, лаков для волос и у и щипцов для завивки. Думаю, у меня есть все известные миру типы и размеры. Могу сделать тебе крупные кудри или мелкие спиральки. Если не хочешь завиваться, у меня есть утюжок для pраспрямления волос...

— Бет?

— Прости.

— Прими валиум. А я схожу в душ… Погоди. Разве не странно, что я не знаю, когда начнется моя свадьба?

— В час. У нас уйма времени.

Я взяла халат и полотенце. Трудно представить, каких усилий стоило Бет ожидание. Ее нетерпение и умиляло, и раздражало.

Под теплыми струями простенького душа в скромном домишке нетрудно было избавиться от всякого недовольства. B ветвях пальм перекликались птицы, шум прибоя не давал забыть o близости океана. Чувствовать раздражение в Раю — удивительно, до чего это невероятно.

— A хочешь, уберем все волосы назад? — крикнула Бет. — У меня есть шпильки и невидимки!

— Не слышу! — отозвалась я.

Намыливая волосы шампунем, я размышляла про себя: наверное, Бет любопытно узнать, откуда на лице Джареда следы синяков и ссадин. Кстати, заметила ли она их? Чед-то наверняка обратит внимание. Они все утро проведут вместе, как тут не разглядеть друг друга во всех подробностях. Джаред, конечно, придумает объяснение, но если меня спросит Бет и я расскажу ей другую историю, это может все запутать. Убедить ее в том, что мне был нужен телохранитель, не составит труда — она сама видела мою стычку с мистером Доусоном. Можно, конечно, соврать, мол, синяки Джаред набил на тренировке, но, вообше-то, они выдавали, что я подвергалась опасности. Двухлетний опыт общения с Бет подсказывал: мою подругу больше всего волнует свадьба, поэтому я задвинула беспокойство по поводу возможных расспросов в дальний угол сознания.

Размышления о следах ссадин на лице любимого вызвали в воображении весь его облик, и меня вдруг охватила досада как долго мне еще ждать встречи с ним?

Завернувшись в полотенце, я забежала в каситу. С волос текла вода. Я сунула руки в рукава халата.

— Что ты делаешь?

— Собираюсь прогуляться, — ответила я, обувая сандалии.

— O нет. Сегодня такой день, когда стоит потратить время на наряд и прическу, а у нас всего пара часов. Так что садитесь-ка на стул, юная леди!

— Скоро вернусь, — бросила я, отмахиваясь от подруги, распахнула двери и обнаружила стоящего на пути Бекса.

— Доброе утро, — улыбнулся он. — Куда ты собралась?

— Пройтись, — пожала плечами я.

— A тебе разве не нужно заняться кое-какими девчачьими делами? Ты выходишь замуж через пару часов.

Я сдвинула брови:

— Ты явился сюда, чтобы держать меня пленницей?

Бекс повторил мою мимику:

— Нет. Параноидальная шизофреничка. Твой изрезанный вдоль и поперек муж-телохранитель на другой стороне острова, а за тобой и твоим нерожденным ребёнком охотятся все силы ада. Я здесь, чтобы защищать тебя. Если хочешь идти —иди, проваливай. Хотя мне придется пойти с тобой.

— Ох, — вздохнула я, чувствуя себя глупо. — Ну ладно. Я все-таки пойду.

Бет, держа в одной руке фен, другой схватила меня за запястье.

— Я прыгнула в самолет по первому требованию, переплыла на лодке морскую пучину под проливным дождем. У меня грязь под ногтями, а я ведь их только что накрасила, и птичка наделала мне на голову, пока я шла сюда. Я вынесла все это ради того, чтобы помочь тебе подготовиться к свадьбе, которую два года держала в секрете. Можешь ты уделить мне два часа времени?!

— Хорошо! Ты права, прости меня, — сказала я и вместе с Бет вернулась в каситу, где я села на стул, который моя подруга поставила перед столиком нашего импровизированного салона красоты.

— Ну и ну! — воскликнул Бекс, садясь на кровать. — Все девчонки какие-то чокнутые.

Столик был покрыт сетью спутанных проводов, которые тянулись ко всяким утюжкам, щипцам, завивалкам, электрощеткам, расческам и прочим приспособлениям для укладки волос. Черные вилки были воткнуты в оранжевый удлинитель, который соединялся c генератором на солнечной батарее. Его установил во дворе Джаред. Смотреть на эту паутину проводов было неприятно, но зато y нас имелось электричество без раздражающего гула газового генератора. Бет принесла несколько ламп, чтобы компенсировать недостаток естественного освещения, a также наборы для маникюра и педикюра. Посреди всего этого хаоса на столе стоял еще и фотоаппарат c двумя упаковками чистых карт памяти.

— Спасибо, Бет, — сказала я. — Только продумывание всего этого заняло, должно быть, массу времени.

— Именно так и поступают настоящие друзья. Несколько часов она меня причесывала, оттирала скрабами, пудрила, полировала мне ногги, и вот наконец я была готова облачиться в подвенечное платье.

— Я выйду наружу, — сказал Беке, —мне нужно глотнуть свежего воздуха.

— Отличная идея, — улыбнулась я. — Неизвестно что может случиться c легкими юного существа от такого количества лака.

Бет подождала, пока Бекс выйдет, a потом вздохнула,

— Нам придется повременить c надеванием платья, сказала она, переминаясь c ноги на ногу.

— Ты шyтишь?

Я не поверила своим ушам и сделала шаг по направлению к платью. Однако Бет обежала меня и остановилась, вытянув руки вверх и вперед, будто защищая наряд:

— Нет. Я не шучу. Мы подождем. Я нахмурилась и сказала, тяжело опускаясь на стул:

— И ты туда же, Бет.

— Выглядишь просто ослепительно, — улыбнулась Бет.

— Я привыкла держаться в тени, но в день свадьбы хочу, чтобы все узнали, какова я на самом деле.

— Понимаю, — сказала Бет, полная сочувствия. — Просто..

Тут раздался стук в дверь, и настроение моей подруги момeнтaльно изменилось.

— Входите! — крикнула она с видимым облегчением. На пороге стояла Синтия. Лицо ее было, как обычно, бесстрастным.

—Даё— произнесла она, обращаясь к кому-то у себя за спиной. — Отнесите мои вещи в соседний дом. Благодарю вас.

Тон, каким это было сказано, противоречил словам, впрочем, тоже как обычно.

— Мама, — выпалила я.

Вот так сюрприз.

Синтия была в облегающем платье цвета шампанского. Даже после прогулки под тропическим ливнем, по грязи, на высоченных каблуках ее одежда и обувь выглядели безупречно. Волосы, как всегда, зачесаны назад и закручены в кичку, отчего глаза Синтии, когда она сияла солнцезащитные очки и стала отдуваться, показались мне еще более строгими.

— Нина, дорогая, прости, что я опоздала. Мне слишком поздно сообщили, что мое присутствие здесь необходимо, так что пришлось даже отложить несколько важных дел.
— Мне очень жаль, — сказали мы c Бет в один голос.

— Ну что ж, — вздохнула Синтия. — Ты моя единственная дочь. Мы делаем то, что обязаны. Я улыбнулась, a Синтия подошла ко мне, развела руки и холодно обняла меня. Кроме этого неловкого жеста, она ничего не могла мне предложить. Я это очень хорошо понимала и оценила по достоинству, чего, вероятно, не могли сделать посторонние. Синтия поспешила разнять руки и вежливо улыбнулась:

— Ты выглядишь великолепно, дорогая.

— Спасибо. Я как раз собиралась надеть платье...

— О. Тогда ладно. Я удаляюсь.

Я замялась:

— Ты не откажешься помочь мне?

Синтия колебалась c ответом:

— Э-э-э... Разве не для этого здесь Бет?

— Нет, — с улыбкой отметила Бет. - Мы ждали вас.

Синтия окинула быстрым взглядом ворох белого платье, и ее глаза затуманились слезами.

— О боже, — шепнула она, доставая из сумочки носовой платок.

Я онемела. Cинтия редко плакала. Точнее говоря, за всю мою жизнь она нашла всего два повода для слез, причем оба были связаны, скорее, с моим отцом.

— Мама, все хорошо.

Я не знала, как при коснуться к ней, чтобы вырази. сочувствие. В результате я положила руку ей на плечо и неуверенно похлопала по нему.

Синтия всхлипнула, приподнимая подбородок, чтобы оградить себя от нежданных эмоций:

— Знаешь, шелк-шармез так легко мнется.

— Знаю, - кивнула я.

Промокнув глаза салфеткой напоследок, Синтия отвернулась:

— Бет лучше справится, дорогая. Позови меня, когда оденешься. C этими словами она закрыла за собой дверь.

— Прости меня, — шепнyла Бет.

— Я думала... Я ждала ее, потому что думала, она захочет поyчаcтвовaть. Надо было раньше догадаться. A то вы обе почувствовали себя неловко.

— Стоило попробовать. Никогда не знаешь, как поведет себя Синтия. Она могла обидеться, если бы я ей не предложила, так что ты все сделала правильно.

—Да?

Я Улыбнулась:

— Да. А теперь помоги мне надеть эту штуку так, чтобы ничего не помялось. Не хочу расстраивать маму.

Бет осторожно снялa платье с вешалки:

— Я тоже.

ГЛАВА 2

ОБЕТЫ

– Она была права, – сказала Бет со слезами на глазах. – Ткань мнется.

Я кивнула, глядя на себя в высокое зеркало, которое для этого случая принесла моя подруга. С зеркальной поверхности на меня смотрела взрослая женщина, очень нежная, окруженная мягким сиянием шелка и шифона. Бет – настоящая волшебница: только магия могла превратить меня в это элегантное, грациозное создание.

Мягкие светлые завитки едва касались плеч, а о том, что я накрашена, напоминал только летний румянец на щеках и блеск на губах. Бет потратила несколько часов на то, чтобы я выглядела естественной и как будто вне времени.

Бет хлопнула в ладоши и прижала руки к груди. Собственные страдания впечатляли ее не меньше, чем меня.

– Джаред точно обделается!

Я засмеялась:

– Я знала, что рано или поздно Оклахома пробьется сквозь профессионального стилиста с Восточного побережья, которого ты из себя разыгрывала!

Бет собрала инструменты, с помощью которых производила мое преображение, смотала провода и распихала косметички по коробкам, их принесли в каситу жители деревни. И тут меня поразила мысль: ведь церковь далеко, и идти до нее надо по джунглям, а я вся в белом.

– О господи. Синтия будет в ярости, если я запачкаю платье до свадьбы.

– Если она сама сумела добраться сюда без пятнышка грязи даже на обуви, уверена, она сможет и тебя доставить в церковь в полном порядке.

– Возможно, ты права.

Я постаралась расслабиться.

– Хотелось бы мне, чтобы тут была Ким, – сказала Бет, качая головой. – Я ей звонила, но ее не было в городе.

Понимаю. Все случилось так внезапно. Противно врать Бет, тем более что она всегда была образцовой подругой, таких только для рекламы снимать, но я уже знала, что Ким не приедет на мою свадьбу. Она лежала в больнице, через палату от Райана, – залечивала раны, которые получила, когда Айзек отшвырнул ее и она пролетела через весь собор Святой Анны. Это нечестно: Ким спасла мне жизнь, а я, вместо того чтобы сидеть у ее больничного одра, наряжаюсь тут в тропическом раю.

– Она просила передать, чтобы ты за нее не беспокоилась. Сказала, что с ней все в порядке и она хочет, чтобы ты насладилась этим днем… А почему ты должна о ней беспокоиться? – спросила Бет.

Казалось, эта мысль только сейчас пришла ей в голову.

– А когда я за нее не переживала? – ответила я вопросом на вопрос, возясь с платьем.

Бет немного подумала и согласилась:

– Верно.

Она продолжала наводить порядок в комнате.

– Ладно, пойду приведу твою маму, а потом сама соберусь. Если тебе что-нибудь понадобится, я в соседнем домике.

– Бет? – позвала я.

– Да? – отозвалась она и обернулась.

– Спасибо тебе, – улыбнулась я. – За все.

Бет ответила мне улыбкой:

– Не за что.

– И, Бет…

– Да?

Было видно, что ей не терпится уйти к себе.

– Как думаешь, я могу немного посидеть?

– Ох! – воскликнула подруга и быстро принесла мне стул. – Вот. У этого есть спинка, и ты можешь расслабиться. Хочешь пить?

– Пока нет. Ты лучшая на свете подружка невесты.

– Еще бы, – лучась от удовольствия, сказала Бет.

Она вышла, пятясь задом, и за дверью скрылись ее широкая улыбка и невероятно довольная физиономия.

Бет ушла, и в комнате стало как-то слишком тихо, но я не чувствовала себя одиноко. Я посмотрела на живот. Горошинка была невидимой, она спряталась под складками платья, которое я надела, чтобы выйти замуж за ее отца. Положив на живот обе руки, я улыбнулась. Знает ли Горошинка, он или она, что будет гостем на свадьбе? От мысли о маленьком человечке внутри меня, одетом в волшебное платьице или смокинг, я захихикала.

– Чему ты смеешься? – спросила Синтия, входя в комнату. – Конечно не тому, как выглядишь. Ты как прекрасное видение.

Я улыбнулась и встала, чтобы мама могла лучше рассмотреть меня.

– Я договорилась насчет машины. Ну, это не совсем машина, скорее обшарпанный грузовик, но он отвезет нас в церковь.

– Я беспокоилась, как смогу забраться туда и не запачкать платье.

Синтия нахмурилась:

– Разве я говорила, что это будет просто? Я даже раздумывала, не обернуть ли тебя пленкой. Это потребует от всех нас концентрации усилий, но сделать можно.

– Спасибо тебе, – улыбнулась я. – Я так рада, что ты здесь.

И вновь наплыв чувств застал Синтию врасплох; она сердито порылась в сумочке в поисках салфетки. Не успела первая слезинка скатиться с ресниц, как она уже стерла ее.

– Я никогда еще… – раздраженно сказала Синтия. – Надеюсь, это не будет продолжаться весь день.

Я опустилась на стул, а Синтия присела на кровать. Видно было, что ей не по себе, и все же она сохраняла спокойствие и обычную ледяную вежливость. Она заговорила о таком безопасном предмете, как погода, и старалась держаться подальше от всего, что могло вызвать новый приступ слезливости. Мы несколько раз вместе вежливо посмеялись, а я про себя молилась, чтобы поскорее вернулась Бет.

– Дин-дон! – произнес Бекс, открывая дверь. – Грузовик меньше чем в миле отсюда. Ты готова?

– Вроде того, – вздохнула я.

Следом за Бексом в комнату влезла Бет. От ее улыбки в домике стало светлее. Обалдеть, как она выглядела в голубом платье для коктейля. Впервые с тех пор, как я познакомилась с Бет, она оправдывала звание королевы красоты, каковой на самом деле являлась. Губы накрашены помадой цвета вина, а короткие рыжие волосы уложены мягкими волнами, а не торчат во все стороны.

– Отлично! – воскликнула Бет, услышав шум мотора приближающегося грузовика. – Он похож на «форд-бронко»! У него есть задние сиденья!

– Это здорово, – сказала я, подбирая юбки и одновременно следя за выражением лица матери.

Путь от стула до двери я проделала без приключений, приготовления к выходу наружу – в мокрые джунгли – строго контролировала моя мать. Синтия отдавала приказания Бексу, Бет и водителю. Бекс поднял меня и держал на вытянутых руках, подальше от своего тела – по требованию Синтии, – чтобы платье не мялось больше, чем уже смято. Бет и Синтия придерживали все свисающие части, пока Бекс шел к грузовику, а потом, когда он усаживал меня на заднее сиденье, помогали расправлять ткань. Тактика Синтии сработала. Меня усадили на чистое одеяло, джунгли не прикоснулись к моему платью.
Бекс ехал на грязном мотоцикле и указывал нам путь к церкви, Синтия заняла командный пост на переднем пассажирском сиденье, а Бет вжалась в дверцу справа от меня, чтобы оставить больше простора платью.

– Вся эта возня вокруг платья выглядит довольно нелепо, – сказала я. – Как только я вылезу из грузовика, складки сами расправятся.

– Возможно. Но что ты будешь делать, если запачкаешься грязью? – спросила Синтия. – Ты присмотрела на острове химчистку?

– Это верно.

Через полчаса грузовик уже трясся по знакомым, вымощенным булыжником улочкам. Сердце у меня в груди заколотилось – над кронами пальм показалась колокольня церкви. Я едва удержалась от того, чтобы не выскочить из машины и не побежать туда. Но тут я увидела фонтан и двойные деревянные двери. За ними скрывался Джаред; ожидание стало суровой проверкой моего терпения на прочность.

Бет легко коснулась моей руки, и только тут я заметила, что барабаню пальцами по ее коленке.

– Мы на месте, – сказала она и взялась за ручку дверцы.

На дорожке, ведущей к церкви, стоял Бекс и широко улыбался:

– Выглядишь хорошо.

– Спасибо, – сказала я, тронутая его чуткостью.

– Ну, хватит болтать, – прервала нас Синтия. – Мы еще не в церкви.

Организуя следующий этап перевозки, она подобрала с одной стороны мои юбки, а Бет приказала сделать то же самое с другой стороны платья. Таким манером мы втроем поднялись по лестнице.

Там нас дожидалась Лиллиан. Увидев меня, она всплеснула руками и быстро поднесла их ко рту.

– О боже мой, – сказала она, и у нее на глаза навернулись слезы. – Ты еще прекраснее, чем я думала.

Лиллиан взглянула на Синтию:

– Как хорошо, что ты приехала.

С этими словами она обняла свою давнюю подругу.

– Я тоже рада тебя видеть, – ответила Синтия с теплой, но сдержанной улыбкой.

Лиллиан мазнула по глазам платком и покачала головой, глядя на меня с обожанием. Она всегда относилась ко мне с любовью, которой я никогда не могла понять до конца, но сейчас в ее глазах появилось какое-то новое выражение.

– Могу я проводить вас на место? – обратился Бекс к Синтии, предлагая ей руку.

– Да, благодарю, – ответила она и пошла с Бексом в церковь.

Лиллиан подождала, пока они скроются за дверями, а потом наклонилась ко мне и шепнула на ухо:

– Ты не представляешь, как долго я ждала этого момента. Ты всегда была частью нашей семьи, Нина. Я не могу этого объяснить.

У нее вырвался тихий невинный смешок.

– Иногда по вечерам, когда Джек и Синтия забирали тебя домой после ужина, я едва не плакала.

Мои брови скакнули вверх. Лиллиан всегда была откровенна в выражении своих чувств ко мне. Но я все равно удивилась.

– Гейб, бывало, только головой качал. Он всегда считал, что я теряю рассудок, когда дело касается тебя. Но всякий раз, когда ты уходила из моего дома, я чувствовала себя так, будто отпускаю родную дочь к чужим людям. Должно быть, это напоминает бред сумасшедшего. Глупо говорить такое вслух. Я… просто хочу сказать тебе, какое это для меня счастье, что после сегодняшнего дня я смогу называть тебя доченькой.

Я прижала Лиллиан к себе. Эмоции переполняли меня. Нет, это не бред сумасшедшего. Слова Лиллиан были выражением настоящей любви.

– Нет, нет, нет, нет… – вмешалась Бет, вытаскивая из сумочки платок. – Только не плач. Тушь, конечно, водостойкая, но не волшебная. Может размазаться.

И подруга осторожно промокнула мне глаза.

– Ты всего лишь выходишь замуж за мужчину своей мечты. О чем тут плакать?

Я улыбнулась.

– Один-ноль!

Зазвучала музыка. Бет протянула мне изысканный букет розовых и белых тюльпанов, подмигнула и скрылась за двойными дверями. Я стояла в вестибюле совсем одна, в прекрасном платье и держала в руках любимые цветы – такие же подарил мне Джаред в день нашего первого свидания. Тогда это совпадение меня восхищало, сейчас – вызвало лишь легкую улыбку. Загадка, почему Джаред сомневался, влюбилась ли я в него. Из всех, кого я знала, он был самым внимательным, самозабвенно преданным и любящим человеком, мало того, ему было известно все о моих предпочтениях и о том, что мне не нравится. Он был во всеоружии, чтобы завоевать меня, и имел больше шансов, чем любой другой мужчина по отношению к любой другой женщине. Тюльпаны были великолепны. Джаред присылал мне такие букеты много раз, пока длились наши отношения. Только сейчас я сообразила, что такие же цветы я получала и раньше – на дни рождения, окончание школы; помнится, и в день похорон отца стало как-то легче на душе, когда я увидела в одном из траурных венков белые и розовые тюльпаны. Джаред никогда не упоминал об этом, но я знала, что те цветы были от него. От этой мысли я улыбнулась. Джаред так давно любил меня, и вот сейчас я войду в нашу церковь на нашем острове, чтобы поклясться ему в вечной любви. Никогда еще жизнь не казалась мне такой правильной.

Я подумала об отце: хотелось бы, чтобы он был рядом. Я представила его в смокинге и со слезами на глазах, как он восхищается моим платьем и тем, какой красавицей я выросла. Когда я была маленькой, то воображала, как папа будет вести меня к алтарю на свадьбе, а теперь ему придется делать это с небес.

– Знаю, ты меня видишь, папочка, – прошептала я и закрыла глаза.

И вдруг мое одиночество было нарушено. Кто-то появился у меня за спиной и взял под локоть:

– Надеюсь, ты не станешь возражать против случайного гостя на свадьбе? Меня послал Джек.

Эли подмигнул и крепче сжал мою руку.

– Н-нет, – ответила я и покачала головой. – Конечно нет.

– Мне всегда хотелось это сделать. – Эли вытянул шею и расправил плечи. – Похоже, будет весело.

– Спасибо тебе, – сказала я под первые аккорды свадебного марша, которые раздались из церкви.

– Готова, малышка?

Я улыбнулась и сделала глубокий вздох:

– Готова.

Двое местных мальчуганов открыли двери, немногочисленная публика встала с мест.

Эли склонился к моему уху:

– Между прочим, ты выглядишь потрясающе.

Он двинулся вперед, я последовала за ним. Мы медленно шли по проходу.

В церкви было сумрачно; солнечные лучи проникали сквозь окна и выхватывали из темноты лица друзей и родных. Пылинки парили в потоках света, изящно вплывая в солнечные полоски и улетая из них. Раньше других я увидела Люка, дядю Джареда, и удивилась. Наверное, это было заметно, потому что он и его жена Марис тихонько хмыкнули. Приятно было смотреть на Чеда, сидящего с моей матерью, хотя она сама, похоже, ничего такого не чувствовала. Что ж, просто мне не хотелось, чтобы мама была одна. Лиллиан, Люк и Марис сидели на первой из тяжелых деревянных церковных скамей, по другую сторону от Синтии с Чедом, Люк шепнул что-то на ухо сестре, и Лиллиан, удовлетворенно вздохнув, кивнула.

А потом я увидела его. В глубине церкви, рядом со ступеньками, которые вели к кафедре священника и алтарному возвышению, стоял Джаред, а сбоку от него – Бекс. Эли, почувствовав, что я остановилась, немного помедлил, прежде чем сделать следующий шаг. Джаред был одет в костюм цвета хаки и белую рубашку. Верхняя пуговица расстегнута, галстук не повязан. Он выглядел бесподобно. Взгляд блестящих серо-голубых глаз прикован ко мне, на губах – улыбка, правда немного нервная.

Я машинально сделала шаг вперед – больше, чем когда-либо, мне хотелось оказаться рядом с Джаредом. Ноги сами несли меня к человеку, которого я любила больше жизни, и Эли пошел быстрее. Любовь в Джареду пересилила стремление к нормальному существованию, ее хватило, чтобы одолеть судьбу, победить саму смерть. В тот момент я не могла постичь, почему так долго откладывала, мне хотелось ничего иного, кроме как, находясь в этой церкви, принести обет вечной любви Джареду.

Священник был маленького роста. Облачение скрывало его почти целиком загорелое, но матовое, все в морщинках лицо освещала добрая улыбка.

– Здравствуй, Нина. Я – отец Джуллиан.

Глядя на Джареда, я кивнула.
– Мы собрались здесь, перед лицом господа и людей, чтобы Джаред и Нина сочетались священными узами брака. Мы присутствуем здесь, чтобы стать свидетелями и соучастниками славного деяния, которое готов совершить Господь, – превращение их взаимной любви в освященный Богом брачный союз. Брачные отношения почетны и святы; они установлены Создателем ради благополучия и счастья людей. Апостол Павел одобрил их как наилучшие для всех представителей рода человеческого. Они привязаны объединить приязнь и надежды двух душ в единое целое и покоятся на обоюдном доверии и преданности мужа и жены. Отношения, в которые вы готовитесь вступить, не могут исполниться без глубокого уважения, обдуманности и упования на небесное водительство.

Джаред не сводил с меня глаз. Отец Джулиан подошел ко мне, посмотрел на Эли и произнес с сильным акцентом:

– Будучи уверен в том, что ваша любовь взаимна, что вы выбрали друг друга в качестве спутников жизни по воле Божьей и что родные благословили ваш союз, я

теперь спрашиваю: кто отдает эту женщину в супруги этому мужчине?

– Мы, — уверенно ответил Эли за моего отца и за Синтию.

Он, вероятно, мог бы ответить и за Гейба, но это уже вызвало бы улыбку кое у кого на небесах.

Эли поднес мою руку к губам и поцеловал костяшки пальцев, а потом соединил наши с Джаредом ладони. Слегка сжав наши руки, Эли оставил нас одних у под­ножия лестницы, а сам скрылся за двойными дверями, через которые только что ввел меня в церковь.

Джаред удивленно вскинул бровь; с его лица не сходила улыбка.

– Не ожидал.

– Его послал Джек, – шепнула я и почувствовала, как на глаза навернулись слезы.

Джаред погладил меня по щеке, и тут снова заговорил священник. На этот раз его речь звучала неразборчиво, как фон, а я неотрывно смотрела в глаза Джареда – в них вспыхивали голубые и серые искорки, каких я никогда не видела прежде. Лицо было спокойным и напряженным, счастливым и озабоченным одновременно. Противоречивые чувства сталкивались в душе Джареда, и это чудесным образом отражалось в том, как едва заметно подрагивала кожа вокруг глаз и рта. Никто, кроме меня, этого не замечал, а я могла прочесть за каждым из этих мельчайших мимических движений всю его жизнь, полную борьбы и тяжелого труда, а так же предвкушение облегчения, которое он испытает, когда я поклянусь ему в верности.

– Джаред Райел, — произнес отец Джулиан, — готов ли ты вступить в брак с Ниной Грей, уверен ли, что ваша любовь и вера друг в друга способны вынести любые испытания?

– Да, — просто ответил Джаред.

– Нина Грей?

– Да!

Немногочисленная публика засмеялась моей поспешности. Джаред тоже хохотнул.Отец Джулиан выдержал паузу, после чего закончил свою партию:

– Готова ли ты вступить в брак с Ниной Грей, увере­на ли, что ваша любовь и вера друг в друга способны вынести любые испытания?

Я подождала, пока священник исправит свою ошиб­ку, но он этого не сделал.

Я отрывисто кивнула.

– С Джарсдом Райелом. Да. Я готова

Отец Джулиан нимало не смутился.

– Нина, берешь ли ты в мужья Джареда? Обещаешь ли любить его, уважать и заботится о нем в радости и в печали, болезни и здравии и быть для него хорошей и верной женой, что бы с вами не происходило, пока вы оба живы?

– Да.

Отец Джулиан повторил обеты Джареду. Чем ближе подступал конец церемонии, тем крепче Джаред сжимал мои пальцы. Когда настало его время отвечать, он не колебался.

– Да, и, кроме того... — сказал Джаред, — тысячу лет и еще одну… я буду любить тебя.

Я засияла улыбкой. Рука Джареда снимала мою уж слишком крепко, он тянулся ко мне всем телом. Он так долго ждал этого момента и как будто хотел вобрать его в себя целиком и одновременно проскочить побыстрее, чтобы нас больше ничто не сдерживало. Этот миг во вре­мени был как свет, включенный в темной комнате, как дверь из страшного лабиринта — спасительный исход для всех и каждого.

Отец Джулиан закрыл глаза:

— Отец Небесный, Ты установил брачный союз для своих детей, Ты даровал нам любовь. Вот перед Тобой стоят Джаред и Нина, они пришли сюда сегодня, чтобы вступить в брак. Пусть этот договор любви будет бла­гословлен истинной преданностью и исполнен духовно­сти. Мы просим Тебя, Господи, чтобы Ты дал им сил исполнить соглашение, которое они заключили. Когда проявится себялюбие, даруй им щедрость души; когда возникнет искушение недоверием, исполни их мораль­ной силы; когда появится непонимание, награди терпе­нием и смирением; если страдание станет частью их жиз­ни, укрепи их веру и любовь. Аминь.

Я открыла глаза и увидела Джареда. Он смотрел на меня со всепоглощающей любовью и преданностью; даже во взгляде моего отца, гордившегося своей дочерью, эти чувства проявлялись не так сильно.

– Какой залог выполнения обетов ты дашь?

Бекс раскрыл ладонь, и Джаред взял с нее кольцо из белого золота.

– Нина, – тихо произнес он, на мгновение прикрыл глаза и задумался, а потом поймал мой взгляд. – Что нового я могу сказать тебе? Что могу дать, чего еще не дал? Разве у меня есть еще что-нибудь, кроме того, что уже принадлежит тебе? Мое тело, сердце, разум, даже моя душа – все, что составляет мое существо, отдано тебе задолго до этого дня и будет принадлежать вечно. Я последую за тобой, куда бы ты меня ни повела. Я буду защищать тебя и тех, кто будет создан нашей любовью, от всех зол. С этого дня и навеки я беру тебя, любимая, себе в жены, чтобы жить с тобой и радоваться, всегда быть рядом и засыпать в твоих объятиях, выявлять в тебе лучшее и самому становиться лучше. Я обещаю смеяться вместе с тобой в хорошие времена и бороться с напастями в плохие, утирать твои слезы, утешать тебя словами, жить с тобой душа в душу и наслаждаться каждым мигом, радостным или печальным, нашей совместной жизни до конца дней и дальше.

Последовала долгая пауза. Никто не шевелился. В церкви стояла полная тишина; публика была ошеломлена этим захватывающим дух обещанием. Джаред взял мою руку и надел кольцо на палец. Оно скользнуло по коже и устроилось рядом с украшенным бриллиантами кольцом, подаренным в честь помолвки, как будто всегда там и было.

– А т-ты, – запинаясь, произнес отец Джуллиан, – Нина. У тебя есть залог исполнения обетов?

Я повернулась к Бет, тушь у нее под глазами размазалась. Подруга раскрыла ладонь – на ней лежало простое обручальное кольцо для Джареда. Я взяла кольцо и посмотрела на любимого.

Он улыбался в ожидании моих обетов. Я много думала о том, что скажу, после того как мы решили составить собственные клятвы. Наши отношения всегда были особенными, поэтому мы предпочли и обеты друг другу дать особые. Я сделала глубокий вздох. Мои слова не будут так прекрасны и выразительны, как речь Джареда, что бы я ни сказала, но я точно знала: ему понравится каждый слог.

– Джаред, – шепотом начала я, взяла его за руку и надела кольцо на кончик пальца. – Я выбрала тебя как лучшего друга и любимого мужчину на всю жизнь. Я обещаю любить тебя самой глубокой любовью и посвятить тебе всю жизнь, заботиться о тебе со всей возможной нежностью… несмотря на сложности в настоящем и неизвестность в будущем, я обещаю хранить верность тебе. Только сейчас я наконец поняла: это не случайное совпадение и не тяжелая борьба. Мы всегда были предназначены друг для друга. Любовь послана нам небом, и я клянусь, что буду чтить этот дар вечно. Отныне и навсегда ты не останешься один. Мое сердце будет прибежищем для тебя, а мои объятия – домом.

На лице Джареда теперь отражалось только одно чувство – бесконечное счастье. Сомнений не осталось. Я протащила кольцо через сустав пальца, и Джаред сжал мою руку.

Отец Джулиан накрыл ладонью наши сплетенные руки.

– То, что соединил Господь, да не разведет в стороны ни один человек. Джаред и Нина дали обоюдное согласие на вступление в брак, засвидетельствовали это перед Богом и людьми, поклялись в любви и верности друг другу и подтвердили это, обменявшись кольцами. От имени штата я объявляю их мужем и женой.

Оставить заявку на описание
?
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить