Книга государя.Антология политической мысли Книга государя.Антология политической мысли В антологию вошли замечательные памятники политической мысли, посвященные искусству государственного управления. Среди них - знаменитый трактат Н.Макиавелли \"Князь\" и не менее знаменитый опыт опровержения - \"Анти-Макиавелли\", малоизвестное в России сочинение прусского короля Фридриха Великого. Амфора 978-5-367-01077-0
441 руб.
Russian
Каталог товаров

Книга государя.Антология политической мысли

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
В антологию вошли замечательные памятники политической мысли, посвященные искусству государственного управления. Среди них - знаменитый трактат Н.Макиавелли "Князь" и не менее знаменитый опыт опровержения - "Анти-Макиавелли", малоизвестное в России сочинение прусского короля Фридриха Великого.
Отрывок из книги «Книга государя.Антология политической мысли»
Кефал. Ведь в старости возникает полнейший покой и освобождение от всех
этих вещей; ослабевает и прекращается власть влечений, и во всех отношениях
возникает такое самочувствие, как у Софокла, то есть чувство избавления от
многих неистовствующих владык. А огорчения по поводу этого, как и домашние
неприятности, имеют одну причину, Сократ, - не старость, а самый склад
человека. Кто вел жизнь упорядоченную и был добродушен, тому и старость лишь
в меру трудна. А кто не таков, тому, Сократ, и старость, и молодость в
тягость.
Сократ. Как поэты любят свои творения, а отцы - своих детей, так и
разбогатевшие люди заботливо относятся к деньгам - не только в меру
потребности, как другие люди, а так, словно это их произведение. Общаться с
такими людьми трудно: ничто не вызывает их одобрения, кроме богатства.
Кефал. ...Обладать состоянием - это, конечно, очень хорошо, но не для
всякого, а лишь для порядочного человека.
Сократ. Прекрасно сказано, Кефал, но вот что касается этой самой
справедливости: считать ли нам ее попросту честностью и отдачей взятого в
долг, или же одно и то же действие бывает подчас справедливым, а подчас и
несправедливым?
Полемарх. ...Это будет искусство приносить пользу друзьям, а врагам
причинять вред.
Сократ. Так что, и по-твоему, и по Гомеру, и по Симониду,
справедливость - это нечто воровское, однако направленное на пользу друзьям
и во вред врагам?
...Нужно ли теперь дополнить тем, что справедливо делать добро другу,
если он хороший человек, и зло - врагу, если он человек негодный? ...
Значит, справедливому человеку свойственно наносить вред некоторым
людям? ...
...И они, если им нанесен вред, теряют свои человеческие достоинства?
...
И те из людей, друг мой, кому нанесен вред, обязательно становятся
несправедливыми? ... А справедливые люди посредством справедливости могут
сдeлать кого-либо несправедливыми? Или вообще: могут ли хорошие люди с
помощью своих достоинств сделать других негодными?
Фрасимах. Справедливость, утверждаю я, это то, что пригодно
сильнейшему. ...
...В каждом государстве силу имеет тот, кто у власти. ...
Устанавливает же законы всякая власть в свою пользу: демократия -
демократические законы, тирания - тиранические, так же и в остальных
случаях. Установив законы, объявляют их справедливыми для подвластных - это
и есть как раз то, что полезно властям, а преступающего их карают как
нарушителя законов и справедливости. Так вот я и говорю, почтеннейший
Сократ: во всех государствах справедливостью считается одно и то же, а
именно то, что пригодно существующей власти. А ведь она - сила, вот и
выходит, если кто правильно рассуждает, что справедливость - везде одно и то
же: то, что пригодно для сильнейшего. -
Скажи-ка мне, Сократ, у тебя есть нянька? ... Да пусть твоя нянька не
забывает утирать тебе нос, ты ведь у нее не отличаешь овец от пастуха. ...
Потому что ты думаешь, будто пастухи или волопасы заботятся о благе овец или
волов, когда откармливают их и холят, и что делают они это с какой-то иной
целью, а не ради блага владельцев и своего собственного. Ты полагаешь, будто
и в государствах правители - те, которые по-настоящему правят, - относятся к
своим подданным как-то иначе, чем пастухи к овцам, и будто они днем и ночью
только и думают о чем-то ином, а не о том, откуда бы извлечь для себя
пользу. "Справедливое", "справедливость", "несправедливое",
"несправедливость" - ты так далек от всего этого, что даже не знаешь:
справедливость и справедливое - в сущности это чужое благо, это нечто,
устраивающее сильнейшего, правителя, а для подневольного исполнителя это
чистый вред, тогда как несправедливость - наоборот... Подданные осуществляют
то, что пригодно правителю, так как в его руках сила. Вследствие их
исполнительности он благоденствует, а сами они - ничуть.
Частичное нарушение справедливости, когда его обнаружат, наказывается и
покрывается величайшим позором. Такие частичные нарушители называются,
смотря по виду своих злодеяний, то святотарцами, то похитителями рабов, то
взломщиками, то грабителями, то ворами. Если же кто, мало того что лишит
граждан имущества, еще и самих их поработит, обратив в невольников, его
вместо этих позорных наименований называют преуспевающим и благоденствующим,
и не только его соотечественники, но и чужеземцы, именно потому, что знают:
такой человек сполна осуществил несправедливость. Ведь те, кто порицает
несправедливость, не порицают совершение несправедливых поступков, они
просто боятся за себя, как бы им самим не пострадать. Так вот, Сократ:
достаточно полная несправедливость сильнее справедливости, в ней больше
силы, свободы и властности, а справедливость, как я с самого начала и
говорил, - это то, что пригодно сильнейшему, несправедливость же
целесообразна и пригодна сама по себе.
Сократ. Если бы государство состояло из одних только хороших людей, все
бы, пожалуй, оспаривали друг у друга возможность устраниться от управления,
как теперь оспаривают власть. Отсюда стало бы ясно, что по существу
подлинный правитель имеет в виду не то, что пригодно ему, а то, что пригодно
подвластному, так что всякий понимающий это человек вместо того, чтобы
хлопотать о пользе другого, предпочел бы, чтобы другие позаботились о его
пользе. Я ни в коем случае не уступлю Фрасимаху, будто справедливость - это
то, что пригодно сильнейшему.
- Ну-ка, Фрасимах, отвечай нам с самого начала. Ты утверждаешь, что
совершенная несправедливость полезнее совершенной справедливости?
- Конечно, я это утверждаю, и уже сказал почему. И я говорю, что
несправедливость целесообразна, а справедливость - нет!
- Ну и что же тогда получается? ... Неужели, что справедливость
порочна?
- Нет, но она - весьма благородная тупость.
- Но называешь ли ты несправедливость злоумышленностью?
- Нет, это здравомыслие.
- Разве несправедливые кажутся тебе разумными и хорошими?
- По крайней мере те, кто способен довести несправедливость до
совершенства и в состоянии подчинить себе целые государства и народы. А ты,
вероятно, думал, что я говорю о тех, кто отрезает кошельки? Впрочем, и это
целесообразно, пока не будет обнаружено. Но о них не стоит упоминать; иное
дело то, о чем я сейчас говорил.
- Мне прекрасно известно, что ты этим хочешь сказать, но меня удивляет,
что несправедливость ты относишь к добродетели и мудрости, а справедливость
- к противоположному.
- Конечно, именно так.
- Это уж слишком резко, мой друг, и не всякий найдется, что тебе
сказать. Если бы ты утверждал, что несправедливость целесообразна, но при
этом, подобно другим, признал бы ее порочной и позорной, мы нашлись бы, что
сказать, согласно общепринятым взглядам. А теперь ясно, что ты станешь
утверждать, будто несправедливость - прекрасна и сильна...
...Признаешь ли ты, что государство может быть несправедливым и может
пытаться несправедливым образом поработить другие государства и держать их в
порабощении, причем многие государства бывают порабощены ими?
- А почему бы нет? Это в особенности может быть осуществлено самым
превосходным из государств, наиболее совершенным в своей несправедливости.
- Я понимаю, что таково твое утверждение. Но я вот как его
рассматриваю: государство, становясь сильнее другого государства,
приобретает свою мощь независимо от справедливости или обязательно в
сочетании с нею?
Хотя мы и говорим, что когда-то кое-что было совершено благодаря
энергичным совместным действиям тех, кто несправедлив, однако в этом случае
мы выражаемся не совсем верно. Ведь они не пощадили бы друг друга, будь они
вполне несправедливы, стало быть ясно, что было в них что-то и справедливое,
мешавшее им обижать друг друга так, как тех, против кого они шли.

Оставить заявку на описание
?
Содержание
Р. Светлов. И. Гончаров. Государь жив?
ДРЕВНИЙ ВОСТОК
Р. Светлов. Искусство наказания
Артхашастра
АНТИЧНОСТЬ
Р. Светлов. Честолюбцы и "первые среди равных"
Ксенофонт
Гиерон, или О единовластии
Платон
Государство
ВОЗРОЖДЕНИЕ
И. Гончаров. "Князь" Макиавелли: идеал
целесообразности Никколо Макиавелли
Князь
НОВОЕ ВРЕМЯ
И. Гончаров. Юный "Старый Фриц"
Фридрих Великий
Анти-Макиавелли
И. Гончаров. "Бешеный Бисмарк"
Отто фон Бисмарк
Воспоминания
Штрихкод:   9785367010770
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Газетная
Масса:   500 г
Размеры:   206x 130x 25 мм
Оформление:   Частичная лакировка
Тираж:   4 000
Литературная форма:   Антология
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Ольденбург Сергей, Обермиллер Евгений, Соловьев В., Хорошкевич Я.
Составитель:   Гончаров И.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить