Уроки французского Уроки французского Один из лучших рассказов известного русского писателя Валентина Григорьевича Распутина, ставший классикой отечественной литературы. 1948 год. Трудное послевоенное время, разруха, голод. Детям рано приходилось взрослеть, принимать на себя взрослые обязанности. Герой рассказа, одиннадцатилетний мальчик, оторванный от дома, сталкивается с нуждой, голодает. Он в одиночку борется за своё существование, не принимая милостыни и помощи от окружающих. Благодаря молодой учительнице французского Лидии Михайловне мальчик открывает для себя новый мир, где люди могут доверять друг другу, поддерживать и помогать, разделять горе и радость, избавлять от одиночества. Уроки французского оказываются уроками доброты и милосердия. Для среднего школьного возраста. ИД Мещерякова, ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ДОМ МЕЩЕРЯКОВА 978-5-91045-725-0
354 руб.
Russian
Каталог товаров

Уроки французского

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (3)
  • Отзывы ReadRate
Один из лучших рассказов известного русского писателя Валентина Григорьевича Распутина, ставший классикой отечественной литературы.
1948 год. Трудное послевоенное время, разруха, голод. Детям рано приходилось взрослеть, принимать на себя взрослые обязанности. Герой рассказа, одиннадцатилетний мальчик, оторванный от дома, сталкивается с нуждой, голодает. Он в одиночку борется за своё существование, не принимая милостыни и помощи от окружающих.
Благодаря молодой учительнице французского Лидии Михайловне мальчик открывает для себя новый мир, где люди могут доверять друг другу, поддерживать и помогать, разделять горе и радость, избавлять от одиночества. Уроки французского оказываются уроками доброты и милосердия.
Для среднего школьного возраста.
Отрывок из книги «Уроки французского»
Однажды, недели через две после истории с посылкой, Лидия Михайловна, улыбаясь, спросила:
— Ну а на деньги ты больше не играешь? Или где-нибудь собираетесь в сторонке да поигрываете?
— Как же сейчас играть?! — удивился я, показывая взглядом за окно, где лежал снег.
— А что это была за игра? В чем она заключается?
— Зачем вам? — насторожился я.
— Интересно. Мы в детстве когда-то тоже играли, Вот и хочу знать, та это игра или нет. Расскажи, расскажи, не бойся.
Я рассказал, умолчав, конечно, про Вадика, про Птаху и о своих маленьких хитростях, которыми я пользовался в игре.
— Нет, — Лидия Михайловна покачала головой. — Мы играли в "пристенок". Знаешь, что это такое?
— Нет.
— Вот смотри. — Она легко выскочила из-за стола, за которым сидела, отыскала в сумочке монетки и отодвинула от стены стул. Иди сюда, смотри. Я бью монетой о стену. — Лидия Михайловна легонько ударила, и монета, зазвенев, дугой отлетела на пол. Теперь, — Лидия Михайловна сунула мне вторую монету в руку, бьёшь ты. Но имей в виду: бить надо так, чтобы твоя монета оказалась как можно ближе к моей. Чтобы их можно было замерить, достать пальцами одной руки. По-другому игра называется: замеряшки. Достанешь, — значит, выиграл. Бей.
Я ударил — моя монета, попав на ребро, покатилась в угол.
— О-о, — махнула рукой Лидия Михайловна. — Далеко. Сейчас ты начинаешь. Учти: если моя монета заденет твою, хоть чуточку, краешком, — я выигрываю вдвойне. Понимаешь?
— Чего тут непонятного?
— Сыграем?
Я не поверил своим ушам:
— Как же я с вами буду играть?
— А что такое?
— Вы же учительница!
— Ну и что? Учительница — так другой человек, что ли? Иногда надоедает быть только учительницей, учить и учить без конца. Постоянно одёргивать себя: то нельзя, это нельзя, — Лидия Михайловна больше обычного прищурила глаза и задумчиво, отстранённо смотрела в окно. — Иной paз полезно забыть, что ты учительница, — не то такой сделаешься бякой и букой, что живым людям скучно с тобой станет. Для учителя, может быть, самое важное — не принимать себя всерьёз, понимать, что он может научить совсем немногому. — Она встряхнулась и сразу повеселела. — А я в детстве была отчаянной девчонкой, родители со мной натерпелись. Мне и теперь ещё часто хочется прыгать, скакать, куда-нибудь мчаться, что-нибудь делать не по программе, не по расписанию, а по желанию. Я тут, бывает, прыгаю, скачу. Человек стареет не тогда, когда он доживает до старости, а когда перестаёт быть ребёнком. Я бы с удовольствием каждый день прыгала, да за стенкой живет Василий Андреевич. Он очень серьёзный человек. Ни в коем случае нельзя, чтобы он узнал, что мы играем в "замеряшки".
— Но мы не играем ни в какие "замеряшки". Вы только мне показали.
— Мы можем сыграть так просто, как говорят, понарошке. Но ты всё равно не выдавай меня Василию Андреевичу.
Господи, что творится на белом свете! Давно ли я до смерти боялся, что Лидия Михайловна за игру на деньги потащит меня к директору, а теперь она просит, чтобы я не выдавал её. Светопреставление — не иначе. Я озирался, неизвестно чего пугаясь, и растерянно хлопал глазами.
— Ну что — попробуем? Не понравится — бросим.
— Давайте, — нерешительно согласился я.
— Начинай.
Мы взялись за монеты. Видно было, что Лидия Михайловна когда-то действительно играла, а я только-только примеривался к игре, я ещё не выяснил для себя, как бить монетой о стену ребром ли, или плашмя, на какой высоте и с какой силой когда лучше бросать. Мои удары шли вслепую; если бы вели счет, я бы на первых же минутах проиграл довольно много, хотя ничего хитрого в этих "замеряшках" не было. Больше всего меня, разумеется, стесняло и угнетало, не давало мне освоиться то, что я играю с Лидией Михайловной. Ни в одном сне не могло такое присниться, ни в одной дурной мысли подуматься. Я опомнился не сразу и не легко, а когда опомнился и стал понемножку присматриваться к игре, Лидия Михайловна взяла и остановила её.
— Нет, так неинтересно, — сказала она, выпрямляясь и убирая съехавшие на глаза волосы. — Играть — так по-настоящему, а то что мы с тобой как трёхлетние малыши.
— Но тогда это будет игра на деньги, — несмело напомнил я.
— Конечно. А что мы с тобой в руках держим? Игру на деньги ничем другим подменить нельзя. Этим она хороша и плоха одновременно. Мы можем договориться о совсем маленькой ставке, а все равно появится интерес.
Я молчал, не зная, что делать и как быть.
— Неужели боишься? — подзадорила меня Лидия Михайловна.
— Вот ещё! Ничего я не боюсь.
У меня была с собой кой-какая мелочишка. Я отдал монету Лидии Михайловне и достал из кармана свою. Что ж, давайте играть по-настоящему, Лидия Михайловна, если хотите. Мне-то что — не я первый начал. Вадик попервости на меня тоже ноль внимания, а потом опомнился, полез с кулаками. Научился там, научусь и здесь. Это не французский язык, а я и французский скоро к зубам приберу.
Мне пришлось принять одно условие: поскольку рука у Лидии Михайловны больше и пальцы длиннее, она станет замерять большим и средним пальцами, а я, как и положено, большим и мизинцем. Это было справедливо, и я согласился.
Игра началась заново. Мы перебрались из комнаты в прихожую, где было свободнее, и били о ровную дощатую заборку. Били, опускались на колени, ползали но полу, задевая друг друга, растягивали пальцы, замеряя монеты, затем опять поднимаясь на ноги, и Лидия Михайловна объявляла счёт. Играла она шумно: вскрикивала, хлопала в ладоши, поддразнивала меня — одним словом, вела себя как обыкновенная девчонка, а не учительница, мне даже хотелось порой прикрикнуть. Но выигрывала тем не менее она, а я проигрывал. Я не успел опомниться, как на меня набежало восемьдесят копеек, с большим трудом мне удалось скостить этот долг до тридцати, но Лидия Михайловна издали попала своей монетой на мою, и счет сразу подскочил до пятидесяти. Я начал волноваться. Мы договорились расплачиваться по окончании игры, но, если дело и дальше так пойдет, моих денег уже очень скоро не хватит, их у меня чуть больше рубля. Значит, за рубль переваливать нельзя — не то позор, позор и стыд на всю жизнь.
И тут я неожиданно заметил, что Лидия Михайловна и не старается вовсе у меня выигрывать. При замерах её пальцы горбились, не выстилаясь во всю длину, — там, где она якобы не могла дотянуться до монеты, я дотягивался без всякой натуги. Это меня обидело, и я поднялся.
— Нет, — заявил я, — так я не играю. Зачем вы мне подыгрываете? Это нечестно.
— Но я действительно не могу их достать, — стала отказываться она. — У меня пальцы какие-то деревянные.
— Можете.
— Хорошо, хорошо, я буду стараться.
Не знаю, как в математике, а в жизни самое лучшее доказательство — от противного. Когда на следующий день я увидел, что Лидия Михайловна, чтобы коснутся монеты, исподтишка подталкивает её к пальцу, я обомлел. Взглядывая на меня и почему-то не замечая, что я прекрасно вижу её чистой воды мошенничество, она как ни в чём не бывало продолжала двигать монету.
— Что вы делаете? — возмутился я.
— Я? А что я делаю?
— Зачем вы её подвинули?
— Да нет же, она тут и лежала, — самым бессовестным образом, с какой-то даже радостью отперлась Лидия Михайловна ничуть не хуже Вадика или Птахи.
Вот это да! Учительница, называется! Я своими собственными глазами на расстоянии двадцати сантиметров видел, что она трогала монету, а она уверяет меня, что не трогала, да ещё и смеется надо мной. За слепого, что ли, она меня принимает? За маленького? Французский язык преподает, называется. Я тут же напрочь забыл, что всего вчера Лидия Михайловна пыталась подыграть мне, и следил только за тем, чтобы она меня не обманула. Ну и ну! Лидия Михайловна, называется.
В этот день мы занимались французским минут пятнадцать-двадцать, а затем и того меньше. У нас появился другой интерес. Лидия Михайловна заставляла меня прочесть отрывок, делала замечания, по замечаниям выслушивала ещё раз, и мы не мешкая переходили к игре. После двух небольших проигрышей я стал выигрывать. Я быстро приловчился к "замеряшкам", разобрался во всех секретах, знал, как и куда бить, что делать в роли разыгрывающего, чтобы не подставить свою монету под замер.
И опять у меня появились деньги. Опять я бегал на базар и покупал молоко — теперь уже в мороженых кружках. Я осторожно срезал с кружка наплыв сливок, совал рассыпающиеся ледяные ломтики в рот и, ощущая во всем теле их сытую сладость, закрывал от удовольствия глаза. Затем переворачивал кружок вверх дном и долбил ножом сладковатый молочный отстой. Остаткам позволял растаять и выпивал их, заедая куском черного хлеба.
Ничего, жить можно было, а в скором будущем, как залечим раны войны, для всех обещали счастливое время.
Конечно, принимая деньги от Лидии Михайловны, я чувствовал себя неловко, но всякий раз успокаивался тем, что это честный выигрыш. Я никогда не напрашивался на игру, Лидия Михайловна предлагала её сама. Отказываться я не смел. Мне казалось, что игра доставляет ей удовольствие, она веселела, смеялась, тормошила меня.
Знать бы нам, чем это всё кончится…
…Стоя друг против друга на коленях, мы заспорили о счёте. Перед тем тоже, кажется, о чём-то спорили.
— Пойми ты, голова садовая, — наползая на меня и размахивая руками, доказывала Лидия Михайловна, — зачем мне тебя обманывать? Я веду счёт, а не ты, я лучше знаю. Я трижды подряд проиграла, а перед тем была "чика".
— "Чика" не считово.
— Почему это не считово?
Мы кричали, перебивая друг друга, когда до нас донесся удивленный, если не сказать, поражённый, но твёрдый, звенящий голос:
— Лидия Михайловна!
Мы замерли. В дверях стоял Василий Андреевич.
— Лидия Михайловна, что с вами? Что здесь происходит?
Лидия Михайловна очень медленно поднялась с колен, раскрасневшаяся и взлохмаченная, и, пригладив волосы, сказала:
— Я, Василий Андреевич, надеялась, что вы постучите, прежде чем входить сюда.
— Я стучал. Мне никто не ответил. Что здесь происходит? Объясните, пожалуйста. Я имею право знать как директор.
— Играем в "пристенок", — спокойно ответила Лидия Михайловна.
— Вы играете на деньги с этим?.. — Василий Андреевич ткнул в меня пальцем, и я со страху пополз за перегородку, чтобы укрыться в комнате. — Играете с учеником?! Я правильно вас понял?
— Правильно.
— Ну, знаете… — Директор задыхался, ему не хватало воздуха. — Я теряюсь сразу назвать ваш поступок. Это преступление. Растление. Совращение. И ещё, ещё… Я двадцать лет работаю в школе, видывал всякое, но такое…
И он воздел над головой руки.
Через три дня Лидия Михайловна уехала. Накануне она встретила меня после школы и проводила до дому.
— Поеду к себе на Кубань, — сказала она, прощаясь. — А ты учись спокойно, никто тебя за этот дурацкий случай не тронет. Тут виновата я. Учись, — она потрепала меня по голове и ушла.
И больше я её никогда не видел.

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9785910457250
Аудитория:   9-12 лет
Бумага:   Офсет
Масса:   248 г
Размеры:   221x 170x 9 мм
Оформление:   Частичная лакировка
Тираж:   5 000
Литературная форма:   Повесть
Тип иллюстраций:   Черно-белые, Цветные
Художник-иллюстратор:   Гальдяев Владимир
Отзывы Рид.ру — Уроки французского
5 - на основе 3 оценок Написать отзыв
3 покупателя оставили отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
5
29.04.2015 23:21
"Хорошие шрифт и иллюстрации, белоснежный плотный офсет - как раз то, что надо для школьного чтения" помнится подумала я тогда.Рассказ написал замечательный как его называли "деревенский" писатель Распутин Валентин Григорьевич.Герой рассказа (кстати повествование идёт от первого лица, и нигде не упоминается как его зовут) вызвал во мне чувство глубокого уважения своим твёрдым характером, правильным воспитанием и самостоятельностью.
Я считаю очень правильным, что этот рассказ входит в школьную программу. Именно такие произведения закладывают в детях те самые нужные стержни личности, которые необходимы каждому порядочному человеку.Я очень рада, что мои дети будут читать это произведение в таком шикарном исполнении. Хочется сказать спасибо писателю за этот рассказ, спасибо художнику за чудесные иллюстрации, спасибо издательству за качество книги!
Нет 0
Да 1
Полезен ли отзыв?
5
19.04.2015 18:03
"Уроки французского" - это рассказ русского писателя, публициста, общественного деятеля, Героя Социалистического Труда, Лауреата двух Государственных премий СССР, Государственной премии России и Премии Правительства РФ Валентина Григорьевича Распутина (1937 - 2015). Среди множества произведений, посвященных учителям, оно надолго остаётся в памяти, так как впечатляет своего читателя до глубины души. Рассказ по объёму небольшой, но очень глубокий по содержанию. Он, освещая тонкие грани взаимоотношений учителя и ученика, не оставляет своего читателя равнодушным. Этот рассказ - не просто описание послевоенной школьной жизни в райцентре и не просто очерк о небольшом периоде учёбы одиннадцатилетнего Володи, одинокого и диковатого мальчишки из глубинки, которого мать отправляет из родной деревни в райцентр на учёбу. Это история сближения двух абсолютно различных миров, история о человечности, о доброте и милосердии. Являясь представителями различных социальных слоёв: города и деревни, они, тем не менее, преодолевают барьер отчуждённости и открываются навстречу друг другу. Лидия Михайловна - учительница французского, единственного предмета в школе, который никак не освоит главный герой, решает помочь одинокому мальчишке после того, как узнаёт, что он играет на деньги, чтобы иметь возможность купить себе еду. Следует заметить, что она не порицает его, идя на поводу поверхностного суждения. Она проникает в причину подобных действий героя и относится к этому по-человечески, решаясь взять над ним своеобразное шефство. Под предлогом дополнительных занятий учительница пытается накормить мальчика. Гордый Володя отказывается от еды. И тогда учительница прибегает к хитрости: она предлагает ему играть в "пристенок" на деньги и подыгрывает своему ученику. Отчасти это продиктовано одиночеством самой учительницы, в душе которой еще жив дух ребячества, но жёсткие рамки правил её жизни не дают возможности для её реализации. Главный герой, между тем, несмотря на свой постоянный голод и одиночество, не лишен чувства собственного достоинства, что проявляется в отказе от помощи Лидии Михайловны. Его основными добродетелями являются честность, добросовестность и огромное упорство, с которым он преодолевает все новые и новые жизненные барьеры. Его пугает внимание учительницы к собственной персоне и поначалу ему мучительны походы к ней домой на дополнительные занятия, но по мере того, как он узнает её ближе, Лидия Михайловна находит отклик в его душе своей искренностью, добротой и изящной естественностью. Вынужденная уехать из школы, она, тем не менее, навсегда остаётся в сердце главного героя, и воспоминания о ней всегда будут греть душу мальчишке из глубинки.
Качество печати книги на высоте. Она из серии "БИСС" (Большое Иллюстрированное Собрание Сочинений) издательства ИД Мещерякова. Переплёт твердый. Обложка с частичной лакировкой. Бумага офсетная. Иллюстрации красивые, живые. Они чёрно-белые и цветные. Иллюстрировал книгу художник-иллюстратор, Член Союза художников СССР Владимир Леонидович Гальдяев (1938 - 2001). Книга читается легко. Она для детей младшего и среднего школьного возраста. В заключение отмечу, что по данной повести режиссёром Евгением Ташковым и оператором Владимиром Нахабцевым в 1978 году был снят художественный фильм с одноимённым названием. Его премьера состоялась в июле того же года. В роли учительницы снялась замечательная советская, а ныне российская актриса театра и кино Валентина Илларионовна Талызина. Фильм интересный. Смотрела его в детстве, но помню его содержание до сих пор.
Нет 0
Да 1
Полезен ли отзыв?
5
08.07.2014 23:32
Отличная книга и шикарное оформление
Нет 1
Да 1
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 3
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Уроки французского» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить