Танец духов Танец духов Никола Тесла. Гениальный физик, которого часто называли Леонардо да Винчи XX века. Его уникальный архив считался бесследно исчезнувшим. Но... теперь все больше оснований полагать, что это не так. Научное наследие Теслы не просто найдено, но оказалось в руках талантливого ученого, одержимого жаждой мести всему человечеству. У него достаточно таланта, чтобы расшифровать эти записи, - и достаточно энергии, чтобы использовать полученные знания во вред... Его необходимо остановить! АСТ 978-5-17-051134-1
69 руб.
Russian
Каталог товаров

Танец духов

  • Автор: Джон Кейз
  • Мягкий переплет. Крепление скрепкой или клеем
  • Издательство: АСТ
  • Серия: The International Bestseller
  • Год выпуска: 2008
  • Кол. страниц: 384
  • ISBN: 978-5-17-051134-1
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (1)
  • Отзывы ReadRate
Никола Тесла.
Гениальный физик, которого часто называли Леонардо да Винчи XX века.
Его уникальный архив считался бесследно исчезнувшим.
Но... теперь все больше оснований полагать, что это не так.
Научное наследие Теслы не просто найдено, но оказалось в руках талантливого ученого, одержимого жаждой мести всему человечеству.
У него достаточно таланта, чтобы расшифровать эти записи, - и достаточно энергии, чтобы использовать полученные знания во вред...
Его необходимо остановить!
Отрывок из книги «Танец духов»
Пролог
Либерия
Сентябрь 2002 года
Сзади, где-то в конце фюзеляжа, вдруг… дзинькнуло.

Быстрый такой, одиночный звук — чистая нота до. Дзинк! — и все. Майклу Берку невольно вспомнилась свадьба брата. Призывая всех к тишине перед тостом, их отец стучал металлической ложечкой по бокалу: дзиньк! дзиньк! дзиньк!

В общем-то забавный звук.

Но сейчас было не до смеха. Даром что вертолетик произведен галантными французами, высокими бокалами для шампанского он вряд ли оборудован. Поэтому куда вероятнее, что хвостовой ротор звонко поцеловала пуля — не иначе как одна лопасть пополам и ее куски уже летят к земле.

Берк нервно покосился на пилота, новозеландца по фамилии Рубини.

— Ты слышал?..

Красавец Рубини сверкнул улыбкой:

— Не робей, прорвемся!

Однако вертолет неожиданно завалило вправо, и он тут же круто пошел вниз, выписывая отчаянные кренделя. Рубини, бледный как смерть, судорожно пытался выправить машину.

Берк вцепился руками в кресло и не дышал.

Вся его жизнь — вся! — успела пронестись перед ним за те пять-десять секунд, что вертолет кувырком скатывался с неба по пятисотфутовой невидимой лестнице — прямиком на стену деревьев.

Перед мысленным взглядом мелькнули все собаки, которых он трепал за ушами, все женщины, которых он целовал, все места, где он бывал, и все люди, которых он так много перевидал на своем коротком веку. Прянуло веселыми рождественскими запахами, потом вспомнилось, как пахла Сена ранними утрами, когда он прогуливался у самой воды. Ах, сколько всего было — хорошего и плохого, чудесного и глупого… За все спасибо, Господи!

А вертолет все падал, и падал, и падал.

Словно за стеной дождя, но очень явно, перед Берком возникло лицо матери. И всплыли, казалось, давно забытые строки. В кабине вертолета запахло гардениями — теми самыми, про которые было стихотворение…

Пилот орал. Нет, визжал. «Зачем он, дурачок, тратит последнее время на страх?» — мимоходом подумал Берк, не отвлекаясь от главных мыслей.

Только чудо могло их спасти. А Берк в чудеса не верил. И поэтому в его голове кто-то уже бубнил некролог:

Майкл Ли Берк…

двадцатисемилетний уроженец Виргинии…

отмеченный наградами фотограф…

в результате вертолетной катастрофы…

обгорелый труп…

в пятидесяти милях от границы со Сьерра-Леоне…

будет его не хватать…

Когда шасси вертолета чиркнуло по первым веткам, настал черед самых свежих воспоминаний.

Как они накануне надрались с Рубини и кончили тем, что пели караоке в отеле «Мамба пойнт». Ооновцы хохотали, но Майкл, видать, был не совсем плох, потому что в номер он поднялся не один, а с агрономшей Урсулой, миловидной грудастой славянкой, — знатоки считали ее единственной натуральной блондинкой во всей Монровии. Урсула, возможно, еще дрыхнет в его комнате — он не стал ее будить, тихо собрался и ушел.

В момент, когда зеленый ураган начал крошить стекло кабины, Берку было откровение: не глупая пуля угробила его, а дурная карма, накопленная за годы фотографирования людей в крайних ситуациях. При всех его добрых намерениях — показывать правду, способствовать пониманию, вызывать сочувствие и так далее — никуда не деться от того простого факта, что он зарабатывал деньги на чужом горе и отчаянии.

Чем жутче была картинка, тем лучше она продавалась. Он фотографировал несчастных в нищих кварталах Рио-де-Жанейро, полудетей-полузверей в непотребных сиротских приютах Бухареста, проституток на калькуттских улицах красных фонарей. Эта профессия мало-помалу исподволь разрушает человека. Незаметно подмешивает дерьмо в его карму. Берк искренне верил, что служит человечеству, а на самом деле был чем-то вроде благонамеренного подглядывателя в щелочку.

Сейчас, за неделю до своего двадцативосьмилетия, он направлялся в лагерь беженцев — снимать детишек с ампутированными конечностями, дабы показать всему цивилизованному миру плоды очередной войны за алмазные копи.

«Все, дружок, отснимался.

Господи, не спасешь, так хоть помилуй!»

Что-то большое звездануло через остатки ветрового стекла и расплескало голову Рубини по всей кабине.

А окончательный удар все не наступал. Вертолет прошел сквозь ветви и лениво грохнулся в болото.

Боли было так много, что Берк уже ничего не понимал. «Вот она какая — смерть, — думал он. — Но что это за смерть такая, если я ее чувствую? Кто же после смерти — чувствует?!» Рот был полон крови. В теле, похоже, не осталось ни единой целой косточки. И в послесмертном аду его крутило как на карусели. Берк заставил себя очнуться и открыть глаза.

Вертолет, наполовину вбитый в болото, но с еще живым двигателем, вертелся, как навозная муха в агонии. Верхний ротор то ветки рубил, то кочки резал — разбрасывая мох и поднимая фонтаны воды. Наконец винт ударил о что-то по-настоящему твердое — и разлетелся на куски.

Двигатель упрямо выл дальше — пристанывая и расплевывая искры по кабине.

Берк, весь в крови, утыканный осколками стекла и металла, возился с застежкой ремней безопасности. Малейшее движение доставляло дикую боль. Тело ощущалось как мешок раздробленных костей. Кровь текла и по лицу. Даже плечи были совершенно мокрые от… Нет, это не кровь, черт возьми! Берк потянул носом, и его замутило.

Вертолетное топливо!

Сейчас бабахнет!

Почти теряя сознание от боли, он расстегнул-таки ремни безопасности. Но поздно, поздно… Тихий пых возвестил — случилось. Через секунду уже вся кабина была в огне. Сорочка на Берке полыхала. Он заметался и через какую-то дыру вывалился наконец из кабины, на лету срывая с себя горящие ошмотья.

Внизу он куда-то полз, полузахлебываясь в воде, пока его не остановил поваленный ствол. Там он и остался лежать — в неглубоком озерце.

И лежать ему было в этом озерце — часы и часы, дни и дни. На короткие мгновения он приходил в сознание. Как ни странно, на раны слетелись не мухи, а пчелы. Целый рой смаковал прозрачную жидкость, которая выступала из ожогов. Однако боль, едва ли не к счастью, торопливо утаскивала Берка обратно во тьму.

«Ну это ли не дурная карма? Имеете желание возразить?»

1
Два года спустя
Западный Бейрут, 2004 год
Они сидели на вращающихся стульях за столом из пластика — как раз под большой фотографией хмурого полковника Сандерса, владельца заведения. Солнце лупило через огромные окна. За извивами набережной золотились пляжи и посверкивало Средиземное море.

Ладони Аамм Хакима, старшего из двоих, лежали на столешнице — словно это была парта, а он — готовый к уроку первоклассник. Но лицо было строгое, как у учителя. А руки — на загляденье: длинные пальцы дивной формы, ухоженные ногти.

— Слишком много! — сказал Хаким, неодобрительно кивая в сторону окон.

Его собеседник, Бободжон Симони, скопировал его мину и поддакнул:

— Ага. Солнца через меру.

Хаким отрицательно мотнул головой:

— Я про стекло. Неразумно много. Если поблизости рванет бомба в автомобиле…

Бободжон догрыз цыплячью ножку, неспешно вытер руки бумажной салфеткой и сказал:

— Дела давно минувших дней. Нынче никто не воюет. Другое время.

Он скомкал салфетку и бросил ее на поднос.

Хаким, его дядя, насмешливо фыркнул:

— У нас всегда «другое время»! Только отчего-то регулярно кого-нибудь разносит на куски.

Бободжон вежливо хохотнул. Ему бы сейчас что-то умное ввернуть, но он и в лучших условиях не больно находчив, а тут уши набиты шумом: в середине зала орет грудничок, поблизости, у стойки, управляющий ресторанчиком во все горло разносит кассира, а из колонок наяривает громкая музыка.

Хаким, задрав подбородок, приглядывался к полковнику Сандерсу в простой деревянной рамке.

— А он, часом, не еврей?

Племянник растерянно заводил глазами по посетителям.

— Ты про кого, дядя?

Хаким кивнул в сторону фотографии на стене:

— Владелец заведения. Подозрительно жидовские губищи.

Бободжон равнодушно пожал плечами. На нем была черная тенниска и аккуратно отглаженные джинсы с лейблом «Лакки брэнд». Кроссовки «Мефисто» и часы «Патек Филипп» на запястье он недавно купил в торговом центре неподалеку от новой берлинской квартиры.

— Если этот самый, то и еда тут с жидовскими вывертами — настоящему человеку только грех!

«Будто тебя это колышет!» — подумал Бободжон, а вслух вежливо согласился:

— Наверное.

Бободжон, если по совести, ничего толком про евреев не знал — кроме того, что их положено ненавидеть. Сокамерник в Алленвуде говорил, что среди заключенных есть несколько евреев, но Бободжон не горел желанием с ними знакомиться…

— Пошли-ка погуляем, — вдруг сказал Хаким.

На улице Зеро и Халид покуривали в «БМВ». Увидев, что Аамм Хаким вместе с племянником вышли из ресторана, телохранители выскочили из машины и последовали за ними на расстоянии десяти шагов. Зеро и Халид были одинаково молоды и кучерявы, одного роста и комплекции, в одинаковых рубашках с коротким рукавом, одинаковых джинсах и одинаковых кроссовках. Зеро нес в руке коричневый бумажный пакет с масляным пятном на боку. На плече Халида висела продолговатая спортивная сумка. Бободжону было нетрудно догадаться, что масляное пятно на пакете не от бутерброда, а от ружейной смазки. Да и в сумке Халида вовсе не спортивный костюм.

День стоял чудесный. Впрочем, в Бейруте других практически не бывает. Море спокойно, на небе ни облачка. Вдали, почти у самой курортной зоны Саммерленд, по волнам скользили виндсерфингисты.

Дядя и племянник, углубленные в беседу, медленно двигались под ручку в сторону исполинского чертова колеса. Справа и слева торговцы в маленьких киосках продавали кокосовое молоко и початки вареной кукурузы. На набережной, как всегда по воскресеньям, было многолюдно. Мамаши с детьми, влюбленные парочки, джоггеры в спортивной форме. Одни девушки были в мини-юбках, другие — закутаны в черное с головы до ног, порой и с вуалью, прикрывающей лицо. На гребне волнолома прохаживались или отдыхали на корточках сирийские автоматчики.

— Нравится тебе Берлин? — спросил Хаким.

Бободжон кивнул:

— Да, чудесный город.

Дядя улыбнулся:

— А что тебе в нем нравится больше всего?

— Работа.

— Ну, хорошая работа — это замечательно. А помимо?

Бободжон пожал плечами. Наконец выдавил из себя:

— Эта самая… архитектура.

— Да ну?

— Угу. Симпатичная. У нас не такая.

Дядя задумчиво хмурился и шел, не поднимая глаз от асфальта.

— Ну а как по женской части? — спросил он после долгой паузы.

Бободжон только захихикал.

Хаким остановился и взял племянника за руку.

— Мне говорили, — сказал он с неожиданной сальной улыбкой, — что в Берлине женщины слабы на передок — будто с цепи сорвались!

Бободжон никак не предполагал, что дядя заговорит на такую неприличную тему. Он густо покраснел и отвернулся, бормоча какую-то невнятицу.

Хаким расхохотался. Затем притянул племянника к себе еще ближе, посерьезнел и сказал тоном приказа:

— Ты вот что — ты себе подружку там найди! Ну там немку, голландку или другую какую непотребную. И ходи с ней по ресторанам. Чтоб тебя с ней видели. А бороду — сбрей!

Бободжон растерялся.

— Как же? Это ведь… против воли Аллаха!

Дядя сердито мотнул головой:

— Ты меня слушай. Делай, что я велю. И держись подальше от мечетей. Там полно стукачей.

Бободжону понадобилась добрая минута, чтобы переварить совет. Потом он энергично закивал головой:

— Понял, понял.

— Твой друг… этот Длинный… ты мне, помнится, говорил, что он совершенный варвар, так?

Бободжон не стал прекословить. Хотя то, что Уилсон не мусульманин, можно было сформулировать и менее грубо.

— И ты — такому! — доверяешь?

— Да.

Дядя скептически пожевал губы.

— Христианин?

— Нет. Не христианин. Вообще никто.

Дядя нахмурился:

— Чтоб никто — такого не бывает.

Бободжон набрался мужества и возразил:

— Длинный — другой. Ему вообще на религию наплевать.

— Человек без Бога в душе… разве это человек?

Бободжон крепко задумался.

— Верно. Длинный не человек. Длинный — ходячая бомба.

Хаким улыбнулся. Он любил мелодраматические повороты в разговоре.

— Какого рода ходячая бомба?

— Умная бомба.

Ответ так понравился дяде, что он остановился у киоска мороженщика и купил племяннику и себе по эскимо.

Когда они двинулись дальше, Хаким спросил:

— А эта твоя умная бомба — с какой стати она нам помогает?

— Он сердит.

Хаким насмешливо хмыкнул.

— А кто не сердит в этом мире?

— Знаю. Только Длинный сердит в правильном направлении. Хочет того же, что и мы.

Дядя недоверчиво покачал головой:

— Мне даже думать противно, что ты доверяешь американцу!

— Он совсем не американец. То есть, конечно, американец, но как бы и нет. Люди вроде Длинного… они очень похожи на нас.

— То есть тоже голь перекатная?

— Не в деньгах дело…

Оба разом заметили самолет в небе и проводили его глазами. Израильский. Вне пределов досягаемости для зениток, которые спрятаны в самых бедных жилых кварталах.

Племянник перевел рассеянный взгляд на старушку, кормившую голубей.

— Длинный похож на нас, какими мы были раньше. Герои пустынных горизонтов!

Дядя презрительно фыркнул.

— Его предки тоже жили в палатках… то есть в вигвамах! — продолжал Бободжон.

— Ты, похоже, вестернов нагляделся!

Но тут племянник заартачился:

— Хотя это было давно, они помнят. Ведь и мы не забываем, откуда мы пошли.

Тут он заметно передергивал. Если кто из его семьи и жил по-бедуински, в палатке, то разве что в палаточном городке для беженцев под эгидой Красного Креста. Отец Бободжона вырос в квартирке на окраине Каира, был чернорабочим. После войны шестьдесят седьмого эмигрировал в Албанию. Араб, конечно. Да только не из тех, кто скакал на коне и охотился с соколом. А мать Бободжона — пятая дочь албанского крестьянина. Мусульманка, конечно. Да только не арабка.

Впрочем, что тут спорить — может, кровь и помнит… что-то.

Дядя вздохнул:

— Расскажи-ка ты мне лучше еще раз, давно ли ты с ним знаком.

— Четыре года, восемь месяцев, три дня. Вместе срок мотали.

— Стало быть, ты знаешь его всего ничего.

Бободжон рассмеялся. Не без горечи.

— А кажется — сто лет! Ведь мы были вместе круглые сутки, семь дней в неделю. Хуже, чем супруги.

— Подумаешь! Все равно я не могу сотрудничать с непроверенным человеком. И нет у меня охоты брать в дело сумасшедшего.

— Он не сумасшедший.

Хаким заглянул племяннику в глаза:

— Совсем-совсем не сумасшедший?

Бободжон ухмыльнулся:

— Ну разве что слегка чокнутый…

— И в чем это проявляется?

— Да так, в разных мелочах. Ничего особенного.

— А конкретней?

— В общении он как бы совершенно нормальный. Только люто надменный. Но когда мы близко сдружились, я узнал, что втайне он считает себя героем из книжки.

Дядя озадаченно уставился на него:

— Героем из книжки?

Бободжон кивнул.

— Ну, велико ли дело! Кому не случалось фантазировать…

— Тут хуже, дядя. Длинный не фантазирует. Он на полном серьезе воображает себя вторичным земным воплощением индейского мессии.
Перевод заглавия:   ghost Dancer
Штрихкод:   9785170511341
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Газетная
Масса:   265 г
Размеры:   199x 126x 20 мм
Оформление:   Тиснение серебром, Частичная лакировка
Тираж:   5 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Задорожный Владислав
Отзывы Рид.ру — Танец духов
2 - на основе 1 оценки Написать отзыв
1 покупатель оставил отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
2
25.10.2012 21:53
Ой, что-то я второй раз подряд супругами Кейз разочарован. Ну, во-первых про заявленного в аннотации Николу Тесла, здесь всего пару абзацев и всё. Новый главный герой очень похож на парнишку из "Восьмого дня" - и так же, как и Денни не вызывает никаких эмоций. Всё повествование, если разобрать его на отдельные части, где-то уже было - ничего нового авторы не предлагают. Главный злодей - бедняжка - опять вырос без родителей и в результате этого, обозлился на весь мир. И снова я сидел и знал, что всё закончится хорошо, потому что хэппи-энд, он с первых страниц чувствовался.
Ещё я заметил у Кейза, кто бы что не задумал, будь ты герой или антагонист, у тебя непременно всё очень легко получится - хоть в Пентагон проникнуть, хоть на станцию "Мир" пробраться. Было бы написано - автор Р. Желязны, ну, тогда всё понятно - фантастика, а тут заявлено всё как "интеллектуальный бестселлер" - выглядящий как ширпотреб, написанный человеком узнавшим всё из статей в интернете.
А когда маньяк, некоторое время назад заживо спаливший заживо ребёнка, через сто страниц влюбляется и сам останавливает процесс разрушения, лелеемый им десятилетия - это вызывает, лично у меня, только улыбку. О, ЛЮБОВЬ!!!
Нет 0
Да 2
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 1
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Танец духов» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить