Мистерия убийства Мистерия убийства Серия дерзких похищений близнецов потрясла Америку. Чудовищно искалеченные тела некоторых из них уже обнаружены. Дело рук очередного маньяка-убийцы? Кровавый ритуал обезумевшего жреца вуду? Или... что-то еще? Знаменитый тележурналист Алекс Каллахан, чьи сыновья-близнецы тоже стали жертвами таинственного похитителя, начинает собственное расследование. Он обязан спасти своих детей любой ценой. Но... как найти нить, которая тянется к убийце?! АСТ 978-5-17-037477-9
69 руб.
Russian
Каталог товаров

Мистерия убийства

  • Автор: Джон Кейз
  • Твердый переплет. Плотная бумага или картон
  • Издательство: АСТ
  • Серия: The International Bestseller
  • Год выпуска: 2007
  • Кол. страниц: 445
  • ISBN: 978-5-17-037477-9
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (1)
  • Отзывы ReadRate
Серия дерзких похищений близнецов потрясла Америку.
Чудовищно искалеченные тела некоторых из них уже обнаружены.
Дело рук очередного маньяка-убийцы?
Кровавый ритуал обезумевшего жреца вуду? Или... что-то еще?
Знаменитый тележурналист Алекс Каллахан, чьи сыновья-близнецы тоже стали жертвами таинственного похитителя, начинает собственное расследование.
Он обязан спасти своих детей любой ценой.
Но... как найти нить, которая тянется к убийце?!
Отрывок из книги «Мистерия убийства»
Глава 1
Четыре часа сна. Я протёр глаза, вышел из дома и присел, чтобы извлечь из-под куста азалии скатанный в трубку свежий номер «Вашингтон пост». Я никогда не знаю, откуда придётся выцарапывать газету следующим утром. Кто бы её ни метал, она никогда не долетала до места.

— Доброе утро. Отличный денёк! — крикнула с противоположной стороны улицы моя соседка Жасмин Зигель. Жасмин перевалило за восемьдесят, и старушку сопровождал чёрный лабрадор по кличке Куки.

— Похоже, — ответил я, вытягивая газету из пластиковой обёртки.

— Я вполне серьёзно, Алекс. Чтобы такой день, да в Вашингтоне, округ Колумбия?! Невероятно! — продолжила она, тряся от изумления головой. — Это поистине дар небес. Ведь сейчас всего лишь конец мая. То-то вы с мальчишками насладитесь погодой, — фальцетом закончила Жасмин, ткнув в мою сторону иссохшим перстом.

— А я так рассчитывал на дождь, — взглянул я на голубое безоблачное небо.

— Ясно. О'кей, Куки, я все поняла, — фыркнула Жасмин и, весело махнув рукой, двинулась в сторону парка.

Я действительно очень надеялся на дождь и поэтому отыскал карту погоды, напечатанную в городском разделе газеты. Так, на всякий случай.

Нет, я не увидел надвигающегося со стороны Канады или океана грозового фронта, готового обрушить ливень на округ Колумбия.

Прекрасный денёк.

Вернувшись в дом, я включил кофеварку. Пока машина трудилась, я поставил миски, разложил ложки и налил для парней два стакана апельсинового сока. Оторвав от связки пару бананов, я швырнул их на стол и достал из буфета гигантскую упаковку кукурузных хлопьев.

Проблема «прекрасного дня» состояла в том, что у меня была масса срочной работы. Позарез требовалось сократить запись, которой уже этим вечером предстояло пойти в эфир. Но я обещал своим шестилетним близнецам-мальчишкам каждую субботу устраивать какую-нибудь экскурсию. На сей раз парни круто настроились на «Праздник Ренессанса», проводившийся, естественно, в дьявольской дали, где-то в районе Аннаполиса. Езда только в одну сторону занимала по меньшей мере час. А на все мероприятие, видимо, придётся угробить целый день.

Но поскольку это был первый визит мальчишек в мой дом с самого Рождества — и второй после нашего с Лиз разъезда, — от экскурсии было не отвертеться.

Я попытался убедить себя, что не происходит ничего особенного и из сложившегося положения имеется выход. Надо просто отредактировать материал до отъезда и отправить его в студию по пути из города.

Я неплохо уживался с мальчишками, хотя уже через шесть дней ощущал себя выжатым лимоном, а в студии мне постоянно приходилось играть в догонялки. Если бы Лиз узнала, как после проведённой с детьми недели я страдаю от недосыпа и заваливаю работу, она бы рыдала от счастья. Договариваясь об условиях визита, Лиз оговорила определённые ограничения. Я, например, не имел права брать мальчишек с собой в поездки. Пусть даже ненадолго. «Как я могу с тобой конкурировать, — заявила она, — если каждое посещение превратится для них в весёлые каникулы?» (На Рождество, получив четыре дня отпуска, я взял ребят в Юту кататься на горных лыжах.)

Лиз хотела для детей месяц, как она выразилась, «самой обычной жизни». Лиз трудится полный рабочий день в «Детском музее» Портленда и мечтает, чтобы я лучше познал жизнь, понял, что значит иметь детей и работу. Ей хотелось, чтобы я узнал все прелести доставки детей из школы, стирки, отхода деток ко сну, их отвратительного поведения за столом, общения с малолетними друзьями и с родителями этих самых малолетних друзей. Если я рассчитываю получить шанс на примирение, то должен осознать, что такое иметь жену и детей. С помощью телефонных звонков, сказала она, я ничего не сумею добиться. Пребывание целый месяц в роли одинокого папаши должно было научить меня ставить семью на первое место.

Вместо работы. Согласно составленному на студии жизнеописанию вашего покорного слуги я являюсь парнем, готовым «в любой момент отправиться в горячие точки, чтобы раздобыть там убойный материал». Это занятие принесло мне несколько премий, но угрожало концом моему браку. И естественно, семье. Когда близнецы делали первые шаги, я был в Москве. Когда Кев сломал руку, я находился в Косово, а великий день похода в детский сад я провёл в Мазар-аль-Шарифе.

«За месяц, — сказала Лиз, — ты будешь видеть парней больше, чем за два последних года. И не исключено, что тебе это даже понравится».

Кофе сварился. Я плеснул в него молока и вознамерился было оставить пластиковую бутылку на столе. Однако вовремя вспомнив, что Кев не притронется к молоку, если оно хоть чуть-чуть согрелось, вернул бутылку в холодильник.

Самое забавное заключается в том, что мне действительно нравится жить с парнишками. Несмотря на все связанные с этим неудобства, я всегда считал, что большую часть «родительского бремени» (кажется, это так называется) должна возложить на свои плечи Лиз. Оказалось, что настоящая жизнь начинается лишь после того, как вы лучше узнаете своих детей. Я успел забыть, какими забавными они бывают, на сколь неожиданные озарения способны и как сосредоточенно решают свои задачи. Я только сейчас понял, как много потерял и как мне их не хватало.

Однако, возвращаясь к «Ренессансу», могу сказать, что ничего хорошего я от него не ждал. Я догадывался, что после долгой езды по забитой машинами дороге мы окажемся в фальшивом парке развлечений, якобы времён королевы Елизаветы. Облачённые в театральные наряды рыцари и их дамы. Поединки и имитация сражения на мечах. Жонглёры и маги. Заоблачные цены. Одним словом, полный бред.

Я сделал попытку поторговаться, предлагая зоопарк или кино с пиццей в придачу. Но парни не дрогнули. Они отчаянно рвались на «Праздник Ренессанса» с того момента, как увидели рекламу на ТВ.

Познакомился с этой рекламой и я, поскольку детки записали ролик и заставили папу его просмотреть. Реклама была что надо. На заднем плане галопом проносился рыцарь в сияющих доспехах. За его спиной виднелся фасад замка, украшенного развевающимися на ветру вымпелами и стягами. Вооружённый длиннющим копьём рыцарь осаживал коня, поднимал забрало и на чистейшем английском языке «елизаветинских времён» сердечно призывал всех и каждого «оказать своим посещением великую честь штату Мэриленд».

Все это, на мой взгляд, выглядело довольно убого, и я совершил ошибку, поделившись в телефонном разговоре своим мнением с Лиз. Мои надежды на добродушное ворчание по поводу «родительского бремени» потерпели полный крах.

Вместо жалости супруга одарила меня произнесённой ледяным тоном лекцией. Неужели я так и не понял, сказала она, что детям нравится то, что нравится их родителям? Да она сама без ума от «Цирка Барни»! Неужели я, отец таких милых крошек, предпочитаю какое-нибудь «Возвращение клонов» или иную телевизионную чушь? «Я поздравляю тебя — ты нашёл развлечение, полностью соответствующее программе внешкольного образования. Жаль, что я ничего не знала об этом празднике», — закончила свой спич супруга.

Я понятия не имел о программе внешкольного образования. Лиз, к сожалению, это мгновенно усекла и разъяснила, что мальчики очарованы легендами о короле Артуре.

Когда Лиз упомянула об Артуре, все сразу встало на свои места. Я припомнил, что ребята непрерывно болтали о Круглом столе и о Мерлине. Они часами торчали на заднем дворе, сражаясь на пластиковых мечах. А пластиковые мечи, кстати, парни привезли в своих чемоданах.

Стало быть, я не продемонстрировал должного любопытства в связи с пластиковыми мечами. Что в этом плохого? Но, если взглянуть объективно, возможно, Лиз и права, а я действительно являюсь самым эгоистичным папашей на планете Земля. В отличие от постоянно настроенной на волну своих детишек мамы в штате Мэн.

Мэн. Я плюхнулся в кресло перед компьютером «Макинтош», стоящим в моём кабинете. А не могла ли она укатить куда-нибудь подальше? Без права экспатриации? Ответ был, естественно, однозначным — да, могла. На Аляску, например. На Гавайи. В Лос-Анджелес. Она могла уехать в кучу мест. Однако…

Я стукнул по клавише и стал ждать, когда замерцает, выйдя из режима ожидания, экран монитора. Мой раздел, именуемый «Афганская свадьба», был полностью готов к девяти часам прошлого вечера. Однако я получил сообщение о включении в программу ещё одного рекламного ролика, и это означало, что материал придётся сократить на две минуты. Все более или менее логические сокращения мне удалось сделать вечером, но требовалось вырезать ещё сорок пять секунд. Материал теперь занимал всего семь минут, и сокращать по живому было очень сложно. Всё, что теперь приходилось вырубать, очень хотелось оставить.

Первоначально «Афганская свадьба» целиком входила в часовую передачу, приуроченную к визиту Дональда Рамсфельда в эту несчастную страну. Это был один из тех визитов, которые иронично называют «мы о вас помним». Я провёл подробное интервью с министром обороны о ходе послевоенного восстановления. Мне удалось побеседовать с самим Карзаем. Мы сделали прекрасный видеосюжет о работе ребят, восстанавливающих дорогу Кандагар — Кабул. В программу был включён оптимистический монтаж о прекрасной жизни обитателей Кабула и Кандагара, освобождённых от господства талибов. Идущие в школу девочки. Открытие салона красоты для женщин. Афганцы, с восторгом слушающие музыку. Танцы. Картины счастливой жизни завершала свадьба. Парочка милых аборигенов отмечала вступление в брак, который уже много раз откладывался.

Празднество должно было состояться в селении вблизи Кандагара. В безопасной зоне, как нас уведомили военные. Съёмочная группа со своим оборудованием и я добрались до места без всяких проблем. Несмотря на многочисленные камеры, церемония началась в назначенное время. Но это радостное событие превратилось в подлинный кошмар, когда экипаж «Ф-16», разыскивающий талибов, сбился с курса и принял свадебное торжество за скопление врагов.

Четверо убитых, пятнадцать раненых.

В итоге этот фрагмент из часового репортажа изъяли. И вот теперь свадебные кадры попадали в передачу о так называемых побочных потерях. Первая война в Заливе (Саддам и курды). Мостар (события на мосту). Афганистан (моя афганская свадьба). Либерия (отрубленные руки и ноги). Вторая война в заливе (жертвы «дружественного» огня). Программа заканчивалась сюжетом об апогее всех, если можно так выразиться, побочных потерь — катастрофе одиннадцатого сентября. Большой Дейв очень рассчитывал получить за эту передачу «Эмми».

Я вывел свой материал на монитор. Кошмар ещё не начался. Оператор запечатлел сияющие лица жениха и невесты, а затем дал крупным планом крошечные американские флажки, прикреплённые к их пышным свадебным нарядам.

— Па, можно мы позавтракаем в телевизионной комнате? Охота мультики посмотреть.

От неожиданности я подпрыгнул в кресле. Лиз с детишками отбыла почти шесть месяцев назад, и за неделю их пребывания в моём доме я не привык к их способности неожиданно материализоваться.

— Да, парни, похоже, мне придётся привязать вам колокольчики.

Кевин рассмеялся.

— Так можно или нет? — спросил Шон.

— Что?

— Позавтракать перед телевизором.

— Почему бы и нет? — пожал я плечами.

— Здорово! Пошли, Кев.

Однако Кевин не сдвинулся с места.

— Когда мы едем на «Праздник Ренессанса»?

Интересно, а нельзя ли этого вообще избежать?

— Думаю… в полдень.

— Ни за что! — возопил Кев. — Мы все пропустим.

— Кевин, там до одиннадцати ничего не начнётся. А закончится все в семь, — произнёс Шон и, поскольку только-только начал разбираться во времени, гордо добавил: — Пополудни.

— Точно. Пополудни, — сказал Кевин, сурово глянул на брата, перевёл взгляд на меня и спросил: — Обещаешь? В полдень?

— Не-ет… Ничего не могу обещать, — задумчиво протянул я.

Кев подавился смешком, и оба завопили дуэтом:

— Па-а-а-п!!!

За неделю парни по крайней мере научились понимать, когда я шучу. Первые дни они то и дело бросали на меня тревожные взгляды. Сказать, что они забыли о моём чувстве юмора, значит, не сказать ничего. Они вообще забыли, что я собой представляю. Это служило печальным напоминанием о том, что пяти месяцев вполне хватило, чтобы стать для своих сыновей чужим человеком.

Когда дети ушли, я нашёл кадры, которые наметил убрать ещё прошлым вечером. Выключив звук и откинувшись на спинку кресла, я начал просматривать различные варианты. И в конце концов решил вырезать занимавшие тридцать восемь секунд кадры со смуглым человеком. Избавившись от него, я обрету свободу.

Итак, последний взгляд.

Смуглый человек — один из братьев невесты. Церемония окончилась, и он стоит, держа в вытянутой руке автомат Калашникова. С безумной улыбкой на физиономии, он в экстазе выпускает в небо несколько коротких очередей. Вообще-то мне эта сцена нравится. Пальба, по иронии судьбы, служит выражением восторга в стране, где звуки войны никогда не умолкают. В ту секунду, когда камера показывает крупным планом его радостное лицо, картинка скачет вверх.

Камера дёрнулась от взрыва первой сброшенной с «Ф-16» бомбы.

Молодой человек мгновенно перестаёт улыбаться, а его нижняя челюсть буквально отваливается от изумления. Он с удивлением смотрит на своё оружие, словно оно виновато в том, что произошло. Юноша все ещё пытается разобраться в случившемся, когда взрывается вторая бомба. Взрыв происходит настолько близко от камеры, что весь экран заполняется пылью и летящими обломками. Виден лишь силуэт. Смуглый парень взлетает, и его тело нелепо вращается в воздухе. Затем он падает на скалу. Его глаза остекленели, а из уха струится кровь.

Теперь камера смотрит на меня. Я, весь покрытый пылью, стою у выступа скалы, что-то говорю в микрофон. После этого мы видим группу воющих женщин. Они показывают на небо. На экране снова я. Меня сменяет невеста, не отрывающая взгляда от лица смертельно раненного жениха.

Я отмотал всю сцену назад и проверил счётчик кадров. Отрывок бесспорно хорош, но всё же находится на периферии действия. Сейчас я нажму несколько клавишей, и он… исчезнет.

Просмотрев вчерашнюю правку и вырезав несколько секунд, я прогнал весь материал с самого начала. Но прогон пришлось остановить, когда на экране снова промелькнул смуглый брат невесты. Каким-то непостижимым образом я ухитрился его прозевать. Удалив эти кадры, я прокрутил материал до конца, проверяя, все ли смонтировано без сбоев. Я окаменел, когда в кабинет снова ворвались детки, в десятый раз решив напомнить папе, что пора ехать.

— Время отъезда прошло, — объявил Кев. — Почти половина первого.

— По-оехали!

— Итак, в путь! — произнёс Кев театрально напыщенным тоном.

Я догадался, что таким образом, видимо, изъясняются рыцари.

— Да, твои верные слуги Кевин и Шон умоляют тебя об этом.

Я вдруг почувствовал, что начинаю увлекаться игрой этой пары: светловолосого лорда Кевина и его зеркального отражения сэра Шона. Они тянули меня за рукава, переминаясь с ноги на ногу с таким видом, словно очень хотели писать.

— Позвольте мне только…

— Ну, по-ожа-алуйста!!!

— О'кей, — вздохнул я, потянувшись к мыши.

— Кто это? — показал на монитор Шон.

Я бросил взгляд на экран и увидел запрокинутое лицо жениха. Глаза у бедняги вылезли из орбит, а всё лицо было залито кровью.

— Просто один парень, — ответил я.

— Что это с ним? — спросил Кевин, когда искалеченный умирающий жених исчез с экрана.

Хорошо, что мальчики не увидели, что у парня оторвало обе ноги. Лишь искажённое ужасом лицо.

Я закрыл файл, извлёк дискету и пояснил:

— Он очень испугался.

— Почему?

— Потому что был на войне, его там ранили, и это… это — страшно.

— Я хочу ещё раз посмотреть, — заявил Шон.

— Нет.

— Почему?

— Потому что нам пора ехать, — сказал я, вставая из-за стола.

Шон кинулся к дверям, а Кевин остался.

— Этот человек умрёт? — спросил он, глядя на меня своими большими голубыми глазами.

— Да, — немного поколебавшись, ответил я, положил руку ему на плечо и попытался повернуть к двери.

Однако Кевин продолжал стоять на месте.

— Пап?

— Да?

— Ты был там… с этим человеком?

— Да.

— И ты не смог ему помочь?

— Нет, — похолодел я, — ему уже никто не мог помочь.

Это была сущая правда. Парень умер через три минуты. Но вопрос Кевина почему-то меня смутил. Да, жениха ничто не могло спасти. Но другим-то я мог помочь. Однако мы не прекращали съёмку.

Кевин кивнул, немного помолчал и продолжил:

— Пап…

— Слушаю.

— Мне кажется, что этот человек не хотел бы, чтобы его снимали.

Я присел на корточки, чтобы мои глаза оказались на уровне глаз моего сына.

— Когда ты показываешь ужасные вещи — например, войну, — люди во всём мире, увидев, насколько это страшная вещь, могут её остановить. Я думаю, что этот человек…

— Где вы, парни, застряли?! — ворвался в кабинет Шон и, бросив на нас нетерпеливый взгляд, побежал к дверям, крикнув на бегу: — Пошли!

— Да, — сказал Кев, двинувшись за братом. — Вперёд!

Я был благодарен Шону за то, что он прервал беседу, поскольку сомневался в убедительности своей аргументации. Однако каков материал! Бьющий точно в цель, откровенный репортаж. И как удачно использован момент!

По возращении в Кандагар группа взбунтовалась, и лишь благодаря моим усилиям съёмки всё же успешно завершились. Но и меня эти события сильно зацепили. Иногда я чувствую себя так, словно в чём-то виноват. Видимо, дело в том, что мне приходится зарабатывать свой хлеб на страданиях и смертях. Да о чём, чёрт побери, здесь толковать! Я даже иногда получаю за это награды.

— Па-а-апа! — орали из прихожей, когда я клал дискету в пластиковый футляр. — Пошли!

«Слезы — это хорошо, — любил говаривать мой первый продюсер Джерри Тумоло. — Слезы хорошо, но кровь гораздо лучше. Немного крови, и все внимание публики принадлежит тебе».

Оставить заявку на описание
?
Отзывы Рид.ру — Мистерия убийства
5 - на основе 1 оценки Написать отзыв
1 покупатель оставил отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
5
03.12.2009 20:57
Новый бестселлер от супругов Джима и Кэролин Хуганов, пишущих под собирательным псевдонимом: Джон Кейз.
Главный герой романа - Алекс Каллахан и его дети близнецы: Шон и Кевин.
Он - разошедшийся с супругой известный журналист. График его работы достаточно напряженный. У него поджимают сроки сдачи материалов из горящих точек, таких как Афганистан и Босния.
С детьми приходится видеться отдельно от их матери. Но дети есть дети, а работа может и подождать.
Итак, одним чудесным утром, отложив все дела, он берет сыновей и они едут на костюмированный Праздник эпохи Рождества. Обилие актеров и аттракционов завораживают не только детей, но и его самого. До начала аттракциона "ристалище", где должны биться средневековые рыцари, все дети делятся на команды, чтобы голосовать за рыцаря своего цвета. Шон и Кевин попадают в команду "зеленых" и подходят к арене. Начинается турнир. Алекс отвлекается на бой рыцарей, и в этот момент его дети просто исчезают.
Огромный парк, большое количество народу. Но никто из посетителей не может припомнить сыновей-близнецов.
Мало того, первое, о чем думают работающие над пропажей детей детективы, сводится к тому, что за похищением собственных детей может стоять сам Алекс.
Но, благодаря всем проверкам, вплоть до "детектора лжи", подозрения с Алекса снимают.
За то время пока его проверяли, был упущен момент и взять преступника по горячим следам не удалось.
Но кто он, этот преступник? Первое, и не без основания правильное, мнение - это то, что похититель, кем бы он не был - один из лицедеев на празднике.
Последнее, что помнил Алекс это то, как его дети, возле арены, обступили лицедея в костюме средневекового Дудочника с собакой.
Почему на нем был такой костюм? Это послание или вызов? Ведь в легенде именно Дудочник вывел детей из средневекового города, где жители не захотели платить за чистоту! Да и почему звонок похитителя отразился в мобильном Алекса так, что он звонил из дома самого Алекса.
Алекс находит в доме монеты выложенные в ряд, зайца-оригами, очень искусно сделанного, а так же банку с водой на верхней полке детского шкафа.
Все эти атрибуты указывают на культ "вуду".
Кем же является похититель: просто похитителем, который намерен объявить выкуп, маньяком-педофилом, ненормальным доктором, проводящим, подобно "Доктору Менгелю", садистские эксперименты с детьми, оккультистом "вуду"?
Нить расследования, которую раскручивают Алекс и помогающие ему детективы Рей Шофлером из Колумбии и Пинки из Нового Орлеана, приводит в психушку возле Нового Орлеана, в которой содержался преступник.
В психушке он оттачивал мастерство фокусника, к которому был склонен еще с детства, и слыл искусным знатоком оригами. Этим преступником оказывается ненормальный, который убил своего 4 летнего брата и своего отца-инвалида.
Согласно расследованию, которое предпринимает журналист Каллахан, все указывает на то, что преступник, тесным образом связан с магией и культом "вуду". И в прямом и в переносном значении: преступник сочетает как сценическую магию, так и реальную.
Близнецы, согласно "вуду" являются охранниками реальной магии.
Дудочник пробует реальную магию на живых людях и возрождает древние магические ритуалы с жертвоприношением.
Некоторый закрытый клуб, очень богатых людей, любителей наблюдать за убийствами других, с удовольствием смотрит на представления Дудочника (он же Доктор Курфур или Брайон Бодро). Его фокусы, основанные на древней магии. Согласно этой магии ассистентами фокусника могут быть либо дети , либо девушки, но непременно близняшки. Фокусы построены так, что один из близнецов обязательно зверски убивается во время представления, а второй близнец появляется на публике, как ни в чем не бывало.
Именно "близнецы" и служат той разгадкой, тем ключом к тайне поведения Дудочника.
Журналистские расследования кровавых убийств близнецов приводят главного героя в различные штаты США.
Ему доведется побывать во Флориде и в Вегасе, в Новом Олеане и Калифорнии. В погоне за призраком Дудочника, он будет раскрывать нераскрытые преступления прошлых лет: убийство близняшек Габлер, похищение близнецов Сэдлинг, зверское убийство близнецов Рамирес.
Роман читается на одном дыхании, держит в напряжении с первых страниц и до конца. По праву этот роман может занять свое почетное место на книжной полке, рядом с другими произведениями автора, такими как: "Синдром", "Код бытия", "Первый всадник","Восьмой день".
Рекомендую к прочтению.
Очень интересно будет прочесть и новую книгу Джона Кейза "Танец духов", но о ней напишу в следующей рецензии.
Нет 3
Да 0
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 1
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Мистерия убийства» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить