Ложится мгла на старые ступени Ложится мгла на старые ступени Роман \"Ложится мгла на старые ступени\" решением жюри конкурса \"Русский Букер\" признан лучшим русским романом первого десятилетия нового века. Выдающийся российский филолог Александр Чудаков (1938—2005) написал книгу, которую и многие литературоведы, и читатели посчитали автобиографической — настолько высока в ней концентрация исторической правды и настолько достоверны чувства и мысли героев. Но это не биография — это образ подлинной России в ее тяжелейшие годы, \"книга гомерически смешная и невероятно грустная, жуткая и жизнеутверждающая, эпическая и лирическая. Интеллигентская робинзонада, роман воспитания, \"человеческий документ\"\" (\"Новая газета\"). Время 978-5-9691-1353-4, 978-5-9691-1417-3
463 руб.
Russian
Каталог товаров

Ложится мгла на старые ступени

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (2)
  • Отзывы ReadRate
Роман "Ложится мгла на старые ступени" решением жюри конкурса "Русский Букер" признан лучшим русским романом первого десятилетия нового века. Выдающийся российский филолог Александр Чудаков (1938—2005) написал книгу, которую и многие литературоведы, и читатели посчитали автобиографической — настолько высока в ней концентрация исторической правды и настолько достоверны чувства и мысли героев. Но это не биография — это образ подлинной России в ее тяжелейшие годы, "книга гомерически смешная и невероятно грустная, жуткая и жизнеутверждающая, эпическая и лирическая. Интеллигентская робинзонада, роман воспитания, "человеческий документ"" ("Новая газета").
Отрывок из книги «Ложится мгла на старые ступени»
1. Армреслинг в Чебачинске.
Дед был очень силён. Когда он, в своей выгоревшей, с высоко подвёрнутыми рукавами рубахе, работал на огороде или строгал черенок для лопаты (отдыхая он всегда строгал черенки, в углу сарая был их запас на десятилетия), Антон говорил про себя что-нибудь вроде: "Шары мышц катались у него под кожей" (Антон любил выразиться книжно). Но и теперь, когда деду перевалило за девяносто, когда он с трудом потянулся с постели взять стакан с тумбочки, под закатанный рукав нижней рубашки знакомо покатился круглый шар, и Антон усмехнулся.
— Смеёшься? — сказал дед. — Слаб я стал? Стал стар, однако был он прежде млад. Почему ты не говоришь мне, как герой вашего босяцкого писателя: "Что, умираешь?" И я бы ответил: "Да, умираю!" А перед глазами Антона всплывала та, из прошлого, дедова рука, когда он пальцами разгибал гвозди или кровельное железо. И ещё отчётливей — эта рука на краю праздничного стола со скатертью и сдвинутою посудой — неужели это было больше тридцати лет назад? Да, это было на свадьбе сына Переплёткина, только что вернувшегося с войны. С одной стороны стола сидел сам кузнец Кузьма Переплёткин, и от него, улыбаясь смущённо, но не удивлённо, отходил боец скотобойни Бондаренко, руку которого только что припечатал к скатерти кузнец в состязании, которое теперь именуют армреслинг, а тогда не называли никак. Удивляться не приходилось: в городке Чебачинске не было человека, чью руку не мог положить Переплёткин. Говорили, что раньше то же мог сделать ещё его погибший в лагерях младший брат, работавший у него в кузне молотобойцем. Дед аккуратно повесил на спинку стула чёрный пиджак английского бостона, оставшийся от тройки, сшитой ещё перед первой войной, дважды лицованный, но всё ещё смотревшийся, и закатал рукав белой батистовой рубашки, последней из двух дюжин, вывезенных в пятнадцатом году из Вильны. Твёрдо поставил локоть на стол, сомкнул с ладонью соперника свою, и она сразу потонула в огромной разлапой кисти кузнеца.
Одна рука — чёрная, с въевшейся окалиной, вся переплетённая не человечьими, а какими-то воловьими жилами ("Жилы канатами вздулись на его руках", — привычно подумал Антон). Другая — вдвое тоньше, белая, а что под кожей в глубине чуть просвечивали голубоватые вены, знал один Антон, помнивший эти руки лучше, чем материнские. И один Антон знал железную твёрдость этой руки, её пальцев, без ключа отворачивающих гайки с тележных колес. Такие же сильные пальцы были ещё только у одного человека — второй дедовой дочери, тёти Тани. Оказавшись в войну в ссылке (как ЧСИР — член семьи изменника родины) в глухой деревне с тремя малолетними детьми, она работала на ферме дояркой. Об электродойке тогда не слыхивали, и бывали месяцы, когда она выдаивала вручную двадцать коров в день — по два раза каждую. Московский приятель Антона, специалист по мясо-молоку, говорил, что это всё сказки, такое невозможно, но это было правда. Пальцы у тёти Тани были все искривлены, но хватка у них осталась стальная; когда сосед, здороваясь, в шутку сжал ей сильно руку, она в ответ так сдавила ему кисть, что та вспухла и с неделю болела.
Гости выпили уже первые батареи бутылок самогона, стоял шум.
— А ну, пролетарий на интеллигенцию!
— Это Переплёткин-то пролетарий? Переплёткин — это Антон знал — был из семьи высланных кулаков.
— Ну, а Львович — тоже нашел советскую интеллигенцию.
— Это бабка у них из дворян. А он — из попов.
Судья-доброволец проверил, на одной ли линии установлены локти. Начали.
Шар от дедова локтя откатился сначала куда-то в глубь засученного рукава, потом чуть прикатился обратно и остановился. Канаты кузнеца выступили из-под кожи. Шар деда чуть-чуть вытянулся и стал похож на огромное яйцо ("страусиное", подумал образованный мальчик Антон). Канаты кузнеца выступили сильнее, стало видно, что они узловаты. Рука деда стала медленно клониться к столу. Для тех, кто, как Антон, стоял справа от Переплёткина, его рука совсем закрыла дедову руку.
— Кузьма, Кузьма! — кричали оттуда.
— Восторги преждевременны, — Антон узнал скрипучий голос профессора Резенкампфа.
Рука деда клониться перестала. Переплёткин посмотрел удивлённо. Видно, он наддал, потому что вспух ещё один канат — на лбу.
Ладонь деда стала медленно подыматься — ещё, ещё, и вот обе руки опять стоят вертикально, как будто и не было этих минут, этой вздувшейся жилы на лбу кузнеца, этой испарины на лбу деда.

Оставить заявку на описание
?
Содержание
1. Армреслинг в Чебачинске.
2. Претенденты на наследство. 3. Воспитанница института благородных девиц.
4. Четвёртая сибирская волна.
5. Клава и Валя.
6. Ты можешь ли Левиафана удою вытащить на брег?
7. Кавалер Большой золотой медали Великого Князя.
8. Гений орфографии Васька Восемьдесят.
9. В бане и около.
10. Кооперативный конь. Мальчик, или Черепаха Наполеона.
11. Бычаги.
12. Натуральное хозяйство XX века.
13. Человек, Который не ест.
14. Землекопы и матросы.
15. Вдовий угол.
16. ООН.
17. Гимн Советского Союза.
18. Невеста графа Строганова.
19. Два горных инженера.
20. Отважный пилот Гастелло.
21. Вечерний звон.
22. Озеро.
23. Другие песни.
24. Гибель "Титаника".
25. Пельмени Ильича.
26. Приобретённые признаки наследуются.
27. Вольф Мессинг, граф Шереметьев, барон Унгерн и прочие.
28. Прекрасное есть революция.
29. Псы.
30. В Москве.
31. Встреча друзей.
32. Кондитер Федерау и профессор Резенкампф, печник.
33. Носить не сносить.
34. Стекольщик Кажека.
35. Караси из архиерейского пруда.
36. Мама.
37. Отец.
38. И все они умерли.
ПРИЛОЖЕНИЕ.
А. П. Чудаков. Из дневников, записных книжек, писем.
Штрихкод:   9785969113534, 9785969114173
Аудитория:   16 и старше
Бумага:   Офсет
Масса:   600 г
Размеры:   205x 135x 32 мм
Оформление:   Частичная лакировка
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   11-е издание
Художник-иллюстратор:   Калныньш Валерий
Составитель:   Тимакова Татьяна
Отзывы Рид.ру — Ложится мгла на старые ступени
3.88 - на основе 8 оценок Написать отзыв
2 покупателя оставили отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
5
18.07.2016 15:09
Замечательная книга.
Правда, кого-то может отпугнуть рваное повествование, без чёткой хронологии событий. А здесь почти всё - это воспоминания. Но написано очень хорошим языком, каждая глава может читаться вполне самостоятельно. В общем получился некий учебник жизни.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
5
08.12.2015 23:57
"Ложится мгла на старые ступени" - умная и добрая книга из серии "Самое время!" издательства Время. Её автор - выдающийся филолог, автор сотен статей по истории русской литературы Александр Павлович Чудаков (1938–2005). Сам он определил свою книгу, как роман-илиллия. В этом слове вся любовь Александра Павловича к своей земле, к своей семье и своей Родине. Книга стала для меня удивительным открытием. Я давно не читала такой книги. Читаешь и как будто слушаешь рассказ о прошлом родного человека. И жанр кажется не романом, а воспоминаниями. Книга написана прекрасным русским языком. Она читается легко. Написано очень интересно. Оторваться от книги невозможно. Роман удивительный. Хочется читать его снова и снова. Книга толстая. В ней 640 страниц. Обложка твёрдая, с частичной лакировкой. Листы - качественный офсет. Формат стандартный. Книгу иллюстрировал художник Валерий Калныньш. Повествование плотное. На каждой странице много информации. Книга насквозь автобиографична. В ней история семьи автора и история людей, с которыми он провёл свое детство и юность. Время - военное и послевоенное. Городок Чебачинск в Казахстане, в котором местное, практически деревенское, население смешалось со ссыльной интеллигенцией из столицы. В результате чего в местной школе могли преподавать московские профессора и учёные. Люди, занимавшиеся всю жизнь умственным трудом, привыкшие к уважению и почету, поставлены в условия, когда нужно тупо выживать. Хвататься за любую работу, далекую от призвания. Добывать еду. Откуда - то брать одежду, обувь, посуду. Как - то не помереть с голоду. Как - то не сломаться и растить своих детей. В книге очень много подробностей тогдашней жизни: от изготовления мыла, свечей и верёвок в домашних условиях до подробностей убийства царской семьи из уст одного из участников этого мероприятия. Там столько людей, столько исторических фактов, которые можно узнать только живя в то время и в тех условиях, от тех людей,которые все это знали, видели и помнили. Книга одновременно смешная и печальная. Она заставляет глубоко задуматься о жизненных ценностях, о семье, о том уже практически исчезнувшем поколении. Прекрасная и очень полезная книга об истории нашей страны для вдумчивого читателя, для тех, кто изучает историю не только по учебникам. Эта книга способствует связи поколений. Дети конца восьмидесятых-девяностых годов уже не знают, что был Советский Союз. Поэтому они могут приоткрыть завесу того, как жили наши деды и прадеды, что их волновало, каковы были их труд, их жизнь и их надежды, а так же узнать много нового из истории нашей страны. Книга своевременная. В рамки романа уместилась история России двадцатого века. Роман напоминает биографический или мемуарный, но это полноценная художественная проза. Автор от имени мальчика Антона, рассказывает историю своей большой семьи: дед был священником, и все его братья тоже, бабушка – выпускница Смольного института, из дворян, с примесью польской дворянской крови. Многодетная семья, вынужденно мигрировавшая ещё до революции в Сибирь, в Северный Казахстан, недалеко от нынешнего города Омска. И вот описание в тысячах подробностей того, как семья выживала вместе с ссыльными поселенцами. Как вели хозяйство и гордились своими знаниями, умениями и стойкостью. Работали учителями, освоили по необходимости не один десяток профессий. Стали настоящими здоровыми сибиряками. Несмотря на тяготы быта и тяжелый труд, воспитывали детей в любви и радости, сохранили свободный ум, глубокую интеллигентность и веру.
Роман имеет значение человеческого документа. Он запечатлел массу исторических реалий прошлого столетия. Впервые роман появился в 2000 году в журнале "Знамя", затем отдельной книгой вышел в издательстве ОЛМА-Пресс в 2001 году. Через десять лет жюри конкурса премии "Русский Букер" назвало его лучшим русским романом первого десятилетия нового века. По сути, это классика российской литературы. К несчастью, автор не дожил до момента славы. Он трагически погиб в 2005 году, но успел сотворить главное дело жизни. Этот единственный роман Александра Чудакова стал его замечательной лебединой песней.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 2
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Ложится мгла на старые ступени» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить