Корабль дураков Корабль дураков Картина Иеронима Босха оживает. Символы становятся реальностью, а стилизованные образы - живыми людьми. В гениальности романа Грегори Норминтона - \"золотого мальчика\" британского постмодернизма - каждый из обитателей \"Корабля дураков\" получает душу и разум, судьбу - и историю... АСТ 5-17-032091-4
87 руб.
Russian
Каталог товаров

Корабль дураков

  • Автор: Грегори Норминтон
  • Мягкий переплет. Крепление скрепкой или клеем
  • Издательство: АСТ
  • Серия: The Bestseller
  • Год выпуска: 2005
  • Кол. страниц: 352
  • ISBN: 5-17-032091-4
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (2)
  • Отзывы ReadRate
Картина Иеронима Босха оживает.
Символы становятся реальностью, а стилизованные образы - живыми людьми.
В гениальности романа Грегори Норминтона - "золотого мальчика" британского постмодернизма - каждый из обитателей "Корабля дураков" получает душу и разум, судьбу - и историю...
Отрывок из книги «Корабль дураков»
Аббатиса Хильдегард продолжает рассказывать о монастырской жизни, о здешнем укладе и распорядке. (У нас тут есть человек, кто знаком с этим не понаслышке.) Монашки встают в три часа утра и отправляются в церковь на всенощное бдение, после заутрени приходит черед Lectio Divina, чтения Священного Писания и молитвенных размышлений, после Лауд, Хвалений, монахини завтракают в трапезной. Разговоры за завтраком запрещены. Послушания и труды начинаются в восемь и прерываются лишь на молитву Шестого часа. В полдень – обед, который также проходит в молчании. После обеда – молитвы в уединении кельи, и снова труды и работы до Вечерни. За ужином также положено молчать. После ужина – молитва перед сном и сон. Сестры Бессрочного Самоотречения, объясняет она, приносят обет Смирения – они забывают о себе и полностью отдают себя Господу, что находит конкретное выражение в безоговорочном послушании их аббатисе, Хильдегард. Вступив в монастырь, Белкула останется там навсегда. Монахини занимаются земледелием и производством Далборгского ликера – самого дурманного из всех пьяных напитков, – от употребления которого им надлежит воздерживаться, ибо в жизни монахини есть только три удовольствия: молитва, покаяние и смирение.

Колпачок наблюдает за этой строгой и неприступной дамой и дивится про себя тому, как за прошедшие двадцать лет она подавила в себе все физические инстинкты. Ее сердце молчит, хотя должно было ей подсказать, что перед ней – ее дочь, плоть от плоти ее. Даже когда аббатиса осматривает Белкулу, мнет и щупает, словно какой-нибудь овощ на рынке, она глуха к голосу крови.

– Как вы нас разыскали? – спрашивает аббатиса. (Ибо в последнее время, а именно с той поры, как Хильдегард приняла на себя руководство аббатством, очень немногие приезжали сюда, чтобы вступить в их орден; однако же Хильдегард умело скрывает свою подозрительность и слушает объяснения Колпачка с непроницаемым видом, и только когда Колпачок начинает превозносить добродетели и достоинства короля Коммодуса, она позволяет себе фыркнуть.) – Культурный человек?! Философ?! Этот гомункулус, господин хороший, извращенец и педераст. Мой визит к ним на остров происходил исключительно из уважения к соседям, которые также являются деловыми партнерами – мы продаем наш ликер по торговым путям через Северное море. Однако же это… похотливое… животное (не знаю, стоит ли говорить об этом, поскольку речь пойдет о вещах отвратительных и богохульных) осмелилось обратиться ко мне – ко мне, монахине и девственнице! – с предложением (прости, Господи) непристойного, плотского свойства.

Колпачок нисколько не удивлен, хотя, глядя на аббатису, трудно представить, что кто-то мог обратиться к ней с предложением «непристойного свойства»; его также не удивляет, что у Короля-Философа есть гарем и коллекция гермафродитов. Однако же он замечает не без интереса, что аббатиса как-то уж слишком усердно и рьяно обличает Коммодуса. Как говорится, с пеной у рта. Хотя с чего бы ей так распаляться? Хильдегард, видимо, понимает, что в запале хватила лишку, поэтому обрывает себя на полуслове и прижимает Белкулу к груди. Добро пожаловать к нам в общину.

– Но прежде чем ты принесешь обеты, дитя мое, открой предо мной свою душу, ибо у тебя не должно быть секретов от своей аббатисы.

И вот настает Момент Истины. Мировая история знает немало примеров трагических откровений, неожиданных разоблачений и воссоединений детей и родителей, разлученных и потерявших друг друга из виду – что тут можно добавить еще, чтобы душа у вас затрепетала, а на глаза навернулись слезы? Колпачок и Белкула признаются в своем притворстве. Аббатиса Хильдегард, задыхаясь под градом слов и поцелуев, быстро справляется с потрясением и все отрицает. Заикаясь на каждом слове, она защищает свое целомудрие, не желая признать очевидное. Но где-то среди этих жарких протестов ей вспоминается та канава в снегу – и она явственно слышит истошные вопли младенца. Ее сердце сжимается в тугой комок, руки тянутся обнять дочь, но суровая аббатиса все-таки побеждает в ней нежную мать.

– Я посвятила себя Господу, – говорит она. – То, что было до Далборга, все забыто. Этого не было. Признать в тебе свою дочь? Это решительно невозможно. Ты – либо бесовское наваждение, посланное мне в искушение, либо безвкусная шутка талопского нечестивца. Умоляю тебя, УХОДИ!

Она скрывается за воротами монастыря, оставив наших друзей в растерянности и смятении под дождем.
Очередная глава, в которой, кажется, все потеряно, и скорее всего так и есть

Белкула с Колпачком сидят в хижине свинопаса, на самой окраине острова. Оба продрогли, промокли до нитки, у обоих на сердце – камень. Колпачок, как может, пытается успокоить свою подругу, но она безутешна. Слезы текут в три ручья. Если бы Колпачок мог предвидеть, что самое худшее еще впереди, он бы немедленно увез Белкулу с Далборга, чтобы избавить себя от лишнего беспокойства.


Ибо Безумная Грета – пока мы рыдали в печали – все-таки нас догнала. Прошла по морю, как буря, оставляя за собой дымящиеся руины. Гедон пал первым, за ним – Тощей со Скеллетом. Талоп, единственный из четырех островов, пытался сопротивляться; но пифагорейские механизмы не смогли выстоять против алчности Греты, так что свергнутый король Коммодус горюет теперь над утерянным достоянием, сиречь своим детородным достоинством, каковое Безумная Грета отхватила зубами напрочь и скушала без гарнира. Бывшие советники бывшего короля, все эти чванливые честолюбивые Лено, роются в мусоре на руинах дворца, враз позабыв о своей философии.

Вот он, решающий момент, которого вы так ждали. Пиратский корабль Безумной Греты – его черные паруса подобны крыльям зловещей летучей мыши – с разгону подходит к «Барышу». Абордажные крюки, словно длинные пальцы, вонзаются в борт. Разъяренные домохозяйки из воинства Греты похожи на бешеных ведьм. Они занимают «Барыш» за считанные секунды. Голландская кровь и датские мозги раскрасили палубу в красный и серый. Первый помощник даже перед лицом неминуемой смерти помнит о тех, кто на берегу, и пытается подать им сигнал, но Безумная Грета настигает его до того, как он успевает ударить в колокол, и перерубает ему хребет мощным ударом меча. Когда же становится ясно, что на палубе среди досок и щепок Белкулы нет, пиратки спускаются в трюм. Часть остается на палубе ворошить трупы и собирать добычу. Все, что имеет хотя бы какую-то ценность, немедленно отправляется в карманы передников.

С капера спускают весельные лодки. Безумная Грета стоит прямая, как палка, на носу первой лодки из этой армады, плывущей к берегу. У нее за спиной верный «Барыш» идет ко дну. Ветер запутался в раздутых парусах. И вот уже из морской пены торчит только нос корабля, подобный клюву гигантской птицы, но вскоре пучина заглатывает и его.

А теперь, господа хорошие, пожалуйте вместе со мной (образно выражаясь) в толпу ражих женщин из армии Безумной Греты. Они идут плотной толпой, сметая все на своем пути: жуки и букашки, ящерицы и птицы – все втоптано в грязь.

Но смотрите (только поберегитесь!): ноздри у Греты раздулись. След взят. Она швыряет свою корзину и бежит сломя голову – бежит, как какой-нибудь древний кошмарный ящер, который есть оскорбление Творцу и Творению.

В хижине свинопаса на дальней окраине острова Белкула вдруг прекращает лить слезы. Как ее мать-кабаниха когда-то давно, она чует опасность и слышит лай разъяренной своры.

– Не выходи туда! – умоляет Колпачок, тщетно пытаясь ее удержать. – Я не знаю, что там происходит, но нам в это лучше не ввязываться!

Но Белкула не слушает мудрых советов, она бежит к северному утесу, откуда ей хорошо видна армия, осадившая остров. В первый раз видит Белкула врага: эту черную тень, что простиралась над нашим рассказом уже столько времени. Страшное зрелище, тошнотворное – как нашествие паразитов, заражающих все вокруг. Далборгскому аббатству не устоять перед этим натиском.
Перевод заглавия:   The Ship of Fools
Штрихкод:   9785170320912, 5170320914
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Газетная
Масса:   155 г
Размеры:   166x 107x 15 мм
Тираж:   4 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Покидаева Татьяна
Негабаритный груз:  Нет
Срок годности:  Нет
Отзывы Рид.ру — Корабль дураков
Оцените первым!
Написать отзыв
2 покупателя оставили отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
3
26.07.2012 21:41
"Корабль дураков" - книга-эксперимент, герои которой, как было заведено ещё в "Декамероне" и "Кентерберийских рассказах", один за другим рассказывают истории. Оригинальности ради повествователями сделаны безымянные герои картины Иеронима Босха, название которой нетрудно угадать.

Но поскольку корабль "застыл на лужайке моря", а пассажиры свыклись с безвременьем, то сюжеты будут только у вставных новелл. На корабле дураков всё статично: Спящий Пьяница постоянно спит, Пловец остаётся за бортом, не пытаясь подняться наверх, а Раскаявшегося Пропойцу всё время рвёт (за исключением того времени, когда он рассказывает историю). Даже если и происходит какое-то изменение, в итоге всё возвращается на круги своя.

Несмотря на стремление автора к детальности описаний, с героями картины он обошёлся достаточно небрежно. К примеру, глаза "Спящего Пьяницы" на картине открыты, красноносый монах не похож на "мужа превеликой учёности", а про монашку, которая не то во всё горло распевает песню, не то пытается откусить кусок от висящего перед ней сыра или хлеба, не скажешь, что она "истово молится за мирян".

Истории, рассказанные героями, сильно различаются как по стилю, так и по длине - приключения молочницы Белкулы, исполненные раблезианских мотивов, составляют целую повесть, в то время как рассказ обжоры укладывается в несколько звуков: "Ффф. Оо. Ппррпффппррффф".

Некоторые из рассказов выдержаны в духе литературы позднего средневековья - Возрождения, к примеру, вышеупомянутые похождения Белкулы, история Пловца о трёх влюблённых юношах или легенда о Деве Чуме, поведанная монахиней. Но в последующих новеллах всё сильней проявляется постмодернизм, и в рассказах об ордене изобретателей или чудесном саде от средних веков остались только некоторые образы, а история спящего пьяницы, снабжённая комментариями для недогадливых, открывает читателю окно в современность.

На мой предвзятый взгляд, самыми удачными вставными историями стали уже упомянутый рассказ монахини, романтичный и красивый не в последнюю очередь по причине простоты сюжета и образов, а также байка Певцов-горлопанов, постоянно перебивающих друг друга в ходе повествования.

Книга получилась словно лоскутное одеяло - пёстрая и неоднородная. Но за обилием историй - лаконичных и затянутых, высоких и низких - не видно смысла, так что "Корабль дураков" получился книгой по большому счёту ни о чём, своего рода насмешкой автора над читателем, вздумавшим искать в этом развлекательном романе что-то глубокомысленное или по крайней мере поучительное.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
3
28.11.2011 11:39
Умом я понимаю, что это пародия. Качественная такая пародия. И тема книги - Босх. И неоднократно встречала сравнения Норминтона с Рабле. Но... такого количества физиологии душа не принимает. Сплошные гениталии, фекалии, кровища, рвота - этого можно и на привокзальных площадях насмотреться. А в книгу всё-таки приходишь за прекрасным.

Переводчику выговор за ужасное слово - "вылазит".
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 2
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Корабль дураков» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить