История пикировщика История пикировщика История пикирующего бомбардировщика занимает всего 20 лет - с 1925 по 1945 год. Но именно этот класс самолетов оказал решающее влияние на ход Второй мировой войны. Исследования английского военного историка Питера Ч. Смита посвящены боевому применению пикирующих бомбардировщиков на европейском и тихоокеанском театрах военных действий. АСТ 5-17-030319-X
163 руб.
Russian
Каталог товаров

История пикировщика

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
История пикирующего бомбардировщика занимает всего 20 лет - с 1925 по 1945 год. Но именно этот класс самолетов оказал решающее влияние на ход Второй мировой войны.
Исследования английского военного историка Питера Ч. Смита посвящены боевому применению пикирующих бомбардировщиков на европейском и тихоокеанском театрах военных действий.
Отрывок из книги «История пикировщика»
Пэт, Полю и Даун. Эта книга, как и все остальное, посвящается вам.
Глава 1.
Я спикировал прямо на баржу
Единственное, что можно совершенно точно сказать о происхождении такого вида воздушной атаки, которая известна под названием бомбометания с пикирования, так это то, что нельзя найти человека, впервые применившего его. Часть историков сходится во мнении, что летчики корпуса морской пехоты США, действовавшие в Центральной Америке, превратили этот метод в настоящее искусство.

Я ни в коей мере не желаю оспаривать действительно огромный вклад, который внесли эти люди в развитие бомбометания с пикирования, но мои собственные исследования привели меня к твердому убеждению, что первые такие атаки были проведены гораздо раньше. Это произошло в последние годы Первой Мировой войны. Точно зафиксирована атака, которую выполнил пилот 84-й эскадрильи Королевских ВВС Гарри Браун на Западном фронте.

Самую большую путаницу и сомнения в этом вопросе вызывают попытки четко определить угол атаки, который можно назвать пикированием в отличие от бомбометания с планирования. В результате бомбометанием с планирования было решено назвать те случаи, когда самолет снижается под углом менее 20 градусов. Пологое пикирование [17] (оно же крутое планирование) имеет место при угле снижения от 20 до 60 градусов. Поэтому большинство экспертов считает, что истинным пикированием следует называть заход на цель под углом 60 градусов и более.

Такие правила можно принять в качестве основы, хотя, конечно, не следует считать абсолютными. В те давние дни приборы были самыми примитивными, и не делалось никаких особых записей относительно углов, под которыми была выполнена атака. Просто оценивали на глазок и говорили: «Крутое пике». В дальнейшем, уже после создания специализированных пикирующих бомбардировщиков, многие важнейшие атаки проводились под углами менее 60 градусов, и все-таки они являются классическими атаками с пикирования, даже по самым строгим меркам. На заре развития военной авиации трудно было различить атаки с пикирования и атаки с планирования, если это вообще возможно.

Еще перед началом Великой Войны в Европе один из первых авиаторов Соединенных Штатов стал пионером нового метода. Это был Леонард У. Бонни. Во время Гражданской войны в Мексике в 1913–15 годах Бонни действовал в качестве воздушного разведчика, на своем крошечном «Муассане» разыскивая вражеские силы. Но, кроме ведения разведки, он занимался и другим. Бонни брал с собой специальные динамитные бомбы, изготовленные мексиканскими инженерами. Это были сферические снаряды, которые выстреливались с помощью винтовочного патрона. Он проводил свои атаки с малой высоты, и один из современников оставил довольно любопытное описание его метода. «Бонни лично сбрасывал свои бомбы в конце пике, прежде чем выравниваться, и не использовал никаких прицелов».

Другим примером, относящимся к этому же времени, является французская атака ангаров немецких цеппелинов в Меце в 1914 году. Один из пилотов прилетел к цели на высоте 8000 футов, но тут у него отказал мотор. «Не желая падать, не выполнив задание, он начал снижаться [18] скольжением и в это время сбросил бомбу, проявив замечательное хладнокровие».

Сохранился аналогичный рапорт с описанием английской атаки ангаров цеппелинов в Дюссельдорфе, проведенной 8 октября 1914 года лейтенантом звена Р. Л.Г. Мариксом из Королевской Морской Летной Службы (КМЛС) на самолете Сопвич «Таблоид». Погода была туманной, и пилот доложил, что ему пришлось спикировать до высоты всего 600 футов, прежде чем сбросить свои 20-фн бомбы, чтобы добиться прямых попаданий. Марикс отметил, что в таких условиях для повышения точности самолет должен спуститься до высоты, где действовать уже опасно.

21 ноября 1914 года три летчика КМЛС атаковали ангары цеппелинов такими же бомбами, и снова они были вынуждены пикировать с высоты 1200 футов до 700 футов для того, чтобы сбросить бомбы. Атаки с бреющего полета, которые в ходе последующих операций стали называть «обстрелами», имели очень большое значение во время боев не только на Западном фронте, но и на других театрах. Эти атаки широко применялись на Сомме в 1916 году, особенно 43-й эскадрильей, а потом на Ипре и под Камбре в 1917 году. Немцы сформировали специальные «Schlachtstaffeln» — штурмовые эскадрильи — для аналогичных атак с бреющего. Два самых наглядных примера использования этой тактики дали англичане в сентябре 1918 года. Под Наблусом они атаковали турецкие войска, а в проходе Кастурино — болгарские. Хотя эти атаки были эффектными и эффективными, это ни в коем случае не было бомбометанием с пикирования. При этом атакующие самолеты понесли тяжелые потери от огня с земли, что вынудило Королевские ВВС отказаться от использования подобных методов, а заодно и от бомбометания с пикирования на весь межвоенный период.

В течение всей войны то здесь, то там имели место отдельные атаки конкретных целей, проведенные с пикирования. Упоминания об этом встречаются в официальных [19] рапортах и мемуарах летчиков. Почти всюду говорится: «Если авиатор пикирует на цель, точность повышается и целиться можно без применения специальных приспособлений».

Один британский журнал того времени посвятил этому методу атаки специальную статью. Ее автор говорит:

«Тактически шансы на прямое попадание значительно возрастают при пикировании носом на цель. Однако имеющееся время вероятно помешает спокойно использовать инструменты во время стремительного снижения, и пилот будет вынужден полагаться исключительно на свой глазомер».
Артур Гулд Ли, пилот 46-й эскадрильи, базировавшейся в Изель-ла-Гамо западнее Арраса, в конце ноября 1917 года, дал красочное описание такого рода атаки и связанного с ней риска. 30 ноября он взлетел, имея на борту четыре 20-фн бомбы для атаки одного здания в деревне Бурлон. Он имел приказ выполнить 4 захода и сбрасывать во время каждого из них по одной бомбе. Вместо этого он приказал своему ведомому сразу сбросить все 4 бомбы. Сам Ли сбросил первую бомбу, а потом ушел к точке сбора над лесом Гавринкур. С высоты 4000 футов он повторил атаку.

«Мы начали круто пикировать, и я снизился до высоты 200 футов. Наверное, это была действительно важная цель, потому что по нам начали стрелять чертовски много пулеметов. Когда я выходил из пике с разворотом, я мельком увидел Дасгейта, который тоже набирал высоту, но тут же потерял его. Я увидел дымы от разрывов бомб. Моя упала мимо, но его легла совсем рядом. Однако дом уцелел. Я должен был попытаться еще раз.
Честно говоря, мне это совершенно не нравилось. Я чувствовал, что у меня просто не хватит духа пикировать еще 3 раза на это пулеметное гнездо. Они были [20] настороже и ждали меня. Я сказал себе, что должен сделать это, но только один раз. И я это сделал с каким-то странным равнодушием. Я спикировал еще ниже, до 100 футов, и сбросил 3 оставшиеся бомбы. Вокруг свистели пули. Я резко бросил самолет вправо и заскользил в 20 футах над землей так, чтобы они не могли целиться. Попал ли я в этот проклятый дом — не знаю. Это меня не интересовало. К счастью, они в меня не попали. Но одна пуля сломала ручку контроля газа, а другая угодила в обойму сигнальных ракет. Они просто должны были взорваться и поджечь самолет, но почему-то всё обошлось».

Не приходится удивляться тому, что во время подобных атак потери были очень высокими. Сам Ли был сбит в тот же день, уже в третий раз за время службы, когда вылетел для обстрела немецких войск, наступающих под Камбре.

Неофициальных претензий на первенство в изобретении атак с пикирования так много, что выбирать есть из чего. Но, по моему личному мнению, наиболее обоснованным является отчет о первой «официальной» атаке, проведенной вторым лейтенантом Уильямом Генри Брауном, служившим в 84-й эскадрилье Королевского Летного Корпуса (КЛК) во Франции. Это произошло в марте 1918 года. Разумеется, эта детально описанная атака может быть примером первых, пока еще не слишком уверенных действий. Однако она примечательна тем, что, во-первых, была успешной, а во-вторых, была направлена против корабля.

До этого 84-я эскадрилья воевала во Франции уже несколько месяцев, в основном она занималась разведкой, либо ее самолеты действовали в качестве истребителей. С августа 1917 года ею командовал майор У. С. Шолто Дуглас, который еще войдет в историю КВВС. Мы не раз встретим его имя на страницах этой книги. [21]

Подразделение постоянно меняло аэродромы, хотя линия фронта в это время оставалась неподвижной. 29 декабря 1917 года эскадрилья прибыла во Флез, находящийся недалеко от Сен-Кантена. Она была укомплектована самолетами SE-5a, вооруженными только пулеметами Виккерса и Льюиса.

Хотя истребитель SE-5a по своим данным мало подходил на роль первого настоящего пикирующего бомбардировщика, следует помнить, что он был оснащен коллиматорным прицелом, а под фюзеляжем имелись замки для подвески 4 бомб. Кроме того, он был исключительно маневренной и живучей машиной. Один историк так характеризует его: «SE-5a заслужил репутацию очень прочного. Пилоты были готовы бросать его в крутое пике и выходить из него по малому радиусу, не опасаясь, что крылья отвалятся».

84-я эскадрилья уже приобрела большой опыт обстрела вражеских позиций с малой высоты и специально проводила такой обстрел 3 мая 1917 года во время боев под Аррасом. Но эта операция должна была стать совсем иной.

Выдержки из неопубликованных мемуаров лейтенанта Брауна показывают проблемы, с которыми сталкивались пилоты SE-5a, когда атаковали случайные цели, обнаруженные во время свободной охоты. Именно такие вылеты являлись основой их боевой деятельности в последнее время, однако слишком часто пилоты обнаруживали на земле цели слишком большие для пулеметного огня, но в то же время слишком маленькие для обычных бомбардировщиков. Браун пишет в своих мемуарах:

«Мы прекрасно знали, что подвешивать бомбы к нашим самолетам — все равно что заставлять маленькую птичку летать с подвешенным грецким орехом. Она просто не поднимется с земли, как и мы».
И все-таки было решено проверить, на что способен SE-5a в роли бомбардировщика. В качестве «добровольца [22] « был выбран Браун, потому что был самым легким из пилотов 84-й эскадрильи. Ему дали потренироваться всего несколько дней, перед тем как начались испытания в бою. Он вспоминает:

«На следующее утро к самодельным бомбодержателям были подвешены четыре деревянные 25-фн бомбы. Мои товарищи нарисовали на земле круг диаметром 100 футов рядом с аэродромом. Я должен был лететь на высоте 1000 футов и сбрасывать бомбы по одной в каждом заходе. Так как у меня не было никаких специальных прицелов, кроме собственных глаз, я все четыре раза промахнулся мимо круга».
Проблема точного попадания в мишень была решена после того, как один из пилотов задал вопрос: «Мы пикируем, чтобы обстреливать их, так почему бы не сбрасывать бомбу в конце пике?» После этого предложения лейтенант Браун совершил еще один вылет с 4 учебными бомбами. На этот раз были зарегистрированы 4 попадания.

Последовали новые испытания, и 14 марта 1918 года была проведена первая боевая атака. Ее целью были баржи с боеприпасами на канале возле Берно. Цель была достаточно трудной, но если атака будет удачной, сразу же будет получено зрелищное подтверждение успеха!

Атака с пикирования, проведенная вторым лейтенантом Брауном, описана в журнале боевых действий 84-й эскадрильи как «Специальное задание (бомбардировка с малой высоты)». Собственно, такой она и была. Единственный вылет на бомбежку среди множества рутинных разведывательных полетов.

Его SE-5a (№ 5384) был вооружен 4 бомбами и подготовлен к вылету. Однако на рассвете все вокруг затянул густой, как кисель, туман, поэтому взлететь оказалось невозможно. Лишь к полудню туман поредел, и Браун, сумел подняться в воздух и полетел к цели, то и дело [23] попадая в полосы тумана. Он был вынужден действовать самостоятельно, и туман оказался достаточно густым, чтобы вынудить его сначала лететь ниже 1000 футов. Но в любом случае, через 12 минут после старта он оказался над целью. Далее Браун так описывает происходившее:

«Покинув аэродром, я долетел до Буа-де-Сави в тумане. Там я начал подниматься и набрал высоту 5000 футов. На этой высоте я с трудом различал дорогу Сен-Кантен — Монт д'Ориньи, вдоль которой я и полетел. Однако я проскочил мимо аэродрома Монт д'Ориньи и начал поиски канала. В Берно я обнаружил 4 баржи».
В своих мемуарах Браун вспоминает, что его целью стали 3 баржи, однако он не заметил четвертую, которую, скорее всего, уже оттащили на середину канала. Он немедленно снизился и выполнил первую атаку, но не смог пикировать прямо на баржи, как планировалось, из-за тумана. «Я проклинал туман, который помешал мне набрать достаточную высоту для нормального пике», — писал он.

Первая и вторая бомбы Брауна упали мимо. Когда он выполнил третий заход, одна бомба попала в берег канала, а две другие безвредно шлепнулись в воду.

«Туман слегка приподнялся. Я спикировал прямо на баржу. Когда я взял ручку на себя, то оглянулся назад и увидел результат взрыва. Я попал прямо в самую середину баржи».
В этом последнем заходе Браун сбросил бомбу с высоты 500 футов. Не удовлетворенный этим успехом, он решил продолжить.

«Затем я набрал высоту, развернулся и спикировал на баржи, расстреляв весь магазин Льюиса и сделав 50 выстрелов из Виккерса. Мой Виккерс заклинило. На обратном [24] пути я видел на дороге 3 или 4 автомобиля, которые тоже обстрелял, сделав еще 30 выстрелов. Не было никаких солдат и никакого движения на дороге».
Так закончился исторический вылет. Была ли это первая настоящая атака с пикирования? По крайней мере, один из авторитетов считает, что это так и было. «Аэроспейс Хисториэн» пишет: «В течение недели разведчики SE-5 этой эскадрильи были переоборудованы для несения бомб, и в словаре воздушной войны появилось новое выражение — бомбометание с пикирования».

В последующем Королевские ВВС вообще постарались объявить пикировщик как бы несуществующим, поэтому об историческом событии довольно быстро забыли. В 1936 году Оливер Стюарт решил напомнить британским читателям, что «бомбометание с пикирования считают недавним изобретением. Однако на самом деле этот метод применялся «Кэмелами» еще в 1917 году».

Но Сопвич «Кэмел» был не единственным самолетом, который использовался в роли пикировщика. Лейтенант Браун в марте 1917 года провел, может быть, и не первую «настоящую» атаку на SE-5a, но его опыты по использованию этого разведчика для бомбометания с пикирования на несколько недель опередили боевое использование импровизированного пикировщика.

Впрочем, что бы там ни говорили, но эта атака принесла реальные плоды. Командование КВВС обратило внимание на новый метод и решило изучить его всерьез. В начале 1918 года для испытаний был выделен тщательно оборудованный артиллерийский полигон в Орфорднессе, графство Саффолк.

Эксперименты обещали быть опасными. Летчики плохо представляли себе новый метод атаки, зато они прекрасно знали, что их аэропланы являются более чем хрупкими конструкциями, и совершенно неизвестно, выдержат ли они возникающие в процессе пикирования нагрузки и напряжения. Поэтому для опытов были отобраны опытные [25] офицеры. Впрочем, их боевой опыт и часы налета различались довольно заметно, потому что комендант полигона подполковник А. К. Боддэм-Уитэм сознательно постарался подобрать такую группу, чтобы опыты дали более достоверные результаты.

Для экспериментов были выбраны самолеты SE-5a и «Кэмел». Сначала была проведена серия одиночных атак по маленькому желтому флажку, нарисованному на дощатой мишени. Пикирование начиналось на высоте примерно 1500 футов, и сбрасывались бомбы с высоты от 800 до 1000 футов. Как гласит официальный отчет: «Вскоре выяснилось, что очень сложно выработать общие правила, так как каждый пилот использовал свой собственный способ решения задачи. Но после небольшой практики четыре пилота смогли показать хорошие результаты в стрельбе».

В отношении SE-5a все было почти ясно. В отчете говорится: «Чем ниже спускалась машина перед сбросом бомб, тем более точным был удар». Однако общее заключение оказалось неблагоприятным. «Предложенный метод пикирования на «Кэмеле» со скоростью 160 миль/час и сброса бомб на малой высоте является крайне небезопасным для среднего пилота. Показанные результаты совершенно не оправдывают возможной гибели самолетов и подготовленных летчиков».

В таких условиях и началось формирование официальной линии КВВС в отношении пикировщиков, причем это негативное отношение не изменилось ни на йоту в течение последующих 30 лет. Хотя, как мы увидим, эксперименты с пикировщиками продолжались, предубеждение против самого метода уже зародилось и со временем стало только еще крепче.

* * *
На другой стороне Атлантики столкнулись две противоположные точки зрения. Флот выступал за пикировщики, [26] ВВС — против. Однако их позиция сформировалась не столь быстро, как это произошло в Англии. В Соединенных Штатах именно армейские ВВС высекли искру, из которой возгорелось пикировочное пламя. Во Франции события катились по тем же рельсам, хотя в первые послевоенные годы именно эта страна шла впереди других в области использования пикировщиков против военных кораблей. Из остальных крупных держав можно упомянуть Советскую Россию, которая предпочла развивать штурмовую авиацию, а не пикировочную. Польша последовала этому примеру. Япония и Германия медлили, хотя последняя обладала огромным военным опытом.

В Великобритании эстафету подхватил Королевский Флот. Опыты с пикированием продолжались с участием истребителей Воздушных Сил Флота (ВСФ), но эта обязанность считалась дополнением к их обычным функциям. Атаки с пикирования против крупных кораблей с использованием мелких бомб были составной частью подготовки пилотов. Однако они должны были в лучшем случае уничтожить несколько зенитных орудий, после чего главный удар наносили все-таки торпедоносцы. Королевский Флот в 1920-х годах баловался с различными истребителями-бипланами, но все-таки создал тактику звездного налета, хотя ни о чем реальном говорить не следовало, ведь эти «пикировщики» несли под крыльями по четыре 20-фн бомбы. Маневры 1928 года на Средиземном море показали, что естественной целью атак легких пикировщиков могут быть авианосцы вражеского флота. Эта точка зрения преобладала в 1930-х годах.

Франция, вместе с Соединенными Штатами и Великобританией, была единственной страной, которая в этот период занималась пикировщиками, хотя недостаток денег не позволил ей сделать что-либо серьезное. Эксперименты французского флота являются по-настоящему интересными. Хотя французы и заявляют, что создали [27] настоящие пикировщики, это совершенная неправда. Однако они все-таки первыми использовали метод бомбометания с пикирования против военных кораблей в море, опередив в этом американцев.

Заслуги проведения первых экспериментов принадлежат лейтенанту Пьеру Анри-Клеману Ла Бурте, который в 1918 году служил артиллерийским наблюдателем в эскадрилье армейской авиации F50 в Дюнкерке. Он предложил атаковать с пикирования, чтобы повысить меткость и «класть бомбу на цель, как рукой».

Идею Ла Бурте приняли, хотя и значительно изменили. Энтузиастом выступил лейтенант флота Тест, который в 1920–21 годах провел серию опытов по бомбометанию с пикирования. Это было опасное занятие, что показали эксперименты в Орфорднессе и подтвердили опыты Теста. В письме начальнику школы Сен-Рафаэль он так описал свои действия:

«Согласно приказу № 33, как только я вернулся на базу, я взлетел на самолете HDR-39, чтобы провести эксперимент по скоростному бомбометанию с использованием подводных бомб. В качестве цели служил линкор «Бретань».
Я набрал высоту 1600 метров по левому борту корабля и спикировал под углом 30 градусов. После горизонтального полета на высоте 100 метров над водой я сбросил бомбу. Она упала в 30 метрах от диаметральной плоскости корабля. Я считаю свой заход на цель не слишком продолжительным».

Как можно видеть из отчета, Тест не использовал настоящее пикирование. Он просто резко снижался, чтобы побыстрее выйти к цели, и сбрасывал бомбу с горизонтального полета. Однако потом он продолжил эксперименты при больших углах пикирования. «Я начал свою атаку под углом 70 градусов и снижался до 600 метров. Однако я не сумел сбросить бомбу или открыть огонь». [28]

Во время третьего захода он снова атаковал под углом 30 градусов с высоты 600 метров.

«Выровнявшись над водой, я дал полный газ, однако мотор не отреагировал. Я провалился до высоты 50 метров, развернувшись по ветру. Я приводнился примерно в 200 метрах от «Бретани». Самолет перевернулся и затонул через несколько минут».
К счастью, сам Тест был спасен, и этот инцидент не умерил его энтузиазм. Он сделал вывод, что:

«С точки зрения сброса маневрирование крайне простое. Можно уверенно сказать, что после подготовки средний пилот добьется высокой меткости, и что зона падения бомб не превысит размеров линкора в 23000 тонн. Эксперименты следует продолжать».
Его главнокомандующий адмирал Салан согласился, написав: «Использованные методы атаки представляются интересными. Несмотря на недостаток тренировок, лейтенант добился успеха. С первого же раза он получил интересные результаты, которые могут быть улучшены».

Далее опыты проводились в Сен-Клоде на экспериментальном полигоне ВВС. Новый метод описывался так:

«Скоростной самолет нес бомбы с взрывателем замедленного действия. Пролетая на большой высоте, он пикировал перед кораблем-целью и сбрасывал бомбы, проходя горизонтально над водой перед самым кораблем. Взрыватель срабатывал при ударе о воду, и через 4 секунды бомба взрывалась под днищем корабля».
Для этой цели был сконструирован специальный самолет, но его так и не построили. Поэтому французский флот был вынужден продолжать эксперименты на древних [29] самолетах Левассёр PL-7, пока в конце 1930-х годов ситуация не изменилась.

Летчики американской армии, вернувшиеся с Западного фронта, находились под влиянием британских методов, и одной из идей, которые они завезли с собой в Америку, было бомбометание с пикирования. В конце 1919 года лейтенант Лестер Б. Суили провел специальный эксперимент по вертикальному бомбометанию на полигоне в Абердине. Потом эксперимент был повторен в сентябре. Он использовал самолет DH-4, несущий 300-фн бомбу, и пикировал с высоты 4000 футов, сбрасывая бомбу с 1000 футов.

Более продолжительные и обширные эксперименты проводились в 3-й ударной авиагруппе, патрулировавшей на мексиканской границе в 1919–21 годах. Тогда ею командовал майор (позднее генерал-лейтенант) Льюис Г. Бреретон. Пилоты летали все на тех же старых DH-4 и использовали метод, который позднее лейтенант Туртеллот описал пилоту морской пехоты «Расти» Роуэллу.

«Хотя никто не верил в то, что крылья самолета этого типа могут выдержать напряжения при пикировании, они использовали DH-4B. Нам удалось избежать превышения скорости, и, насколько мне известно, не был потерян ни один DH. Они установили кнопку сброса бомб прямо в кабине пилота, что было новинкой на двухместных самолетах. Были использованы последние модели бомбодержателей, созданные уже после окончания Первой Мировой войны. Это была американская модель А-3. Самолет нес под крыльями по 10 бомб на такой подвеске.
Атаки с пикирования стали совершенно стандартными. Прицеливание велось поверх капота мотора. Голова пилота располагалась на своей высоте над сиденьем (в зависимости от роста), и каждый пилот выбирал свою траекторию пикирования, мысленно протягивая прямую линию от оси мотора к цели. Пикировали они под углом [30] 60–70 градусов и сбрасывали бомбы на глазок. Точность бомбометания произвела на меня впечатление, и я немедленно решил опробовать эту тактику на море против мелких движущихся целей».

Американский корпус морской пехоты тоже двигался в аналогичном направлении, хотя первые шаги были довольно робкими. С марта 1919 года 4-я воздушная эскадрилья{1} капитана Гарви Б. Мимса была переброшена на Гаити, чтобы начать действия против мятежников. Эскадрилья была оснащена самолетами DH-4B, которые не имели бомбовых прицелов. Естественно, что точность бомбометания оказалась совершенно неудовлетворительной, и лейтенант С. Г. Сандерсон придумал собственный метод повышения меткости. Он пикировал на цель и сбрасывал бомбу с помощью специального приспособления, которое выглядело, скажем прямо, несколько странно.

«Большой парусиновый мешок для почты, достаточно прочный, чтобы выдержать бомбу, был надежно подвешен под брюхом фюзеляжа. В мешок укладывалась тяжелая бомба, а потом задний конец мешка затягивался петлей, и мешок поднимался в горизонтальное положение. Затем мешок на веревках крепился под задней кабиной так, чтобы его можно было освободить, находясь в воздухе.
При следующем полете над территорией, занятой противником, самолет пошел в пике. В нужный момент веревки были распущены, и мешок подался вниз. Бомба вылетела из него. Сила тяжести и инерция пикирования изогнули траекторию бомбы так, что она пролетела мимо пропеллера «Де Хэвилленда». [31]

В этом случае угол пикирования составил 45 градусов, и с помощью такого метода Сандерсом добился необходимой меткости, хотя для этого ему пришлось спуститься до высоты 250 футов. Такой метод мог хорошо сработать только против почти невооруженных мятежников, но не против регулярной армии. Хотя впоследствии некоторые историки всерьез утверждали, что в этот день родилось истинное бомбометание с пикирования!

Весной и летом 1921 года у берегов Вирджинии генерал Митчелл провел серию испытаний воздействия авиабомб на корабли. Эти эксперименты получили, как сегодня говорят, широкую прессу. Почти все атаки были выполнены со средних или больших высот, но один эксперимент все-таки заслуживает упоминания. В нем участвовал тот самый Туртеллот, и он заявил «Расти» Роуэллу, что это и было настоящее пикирование.

«Он сказал, что атаковал корабль 25-фн бомбами, которые висели на бомбодержателях под фюзеляжем английского истребителя SE-5. Он детально описал мне использованный метод, сообщив, что бомбы сбрасывались из кабины, и он использовал систему, похожую на ту, что я применял в ударной авиагруппе на авиабазе Келли».
На «Расти» Роуэлла произвело впечатление то, что он лично увидел, и когда в конце лета 1924 года он принял командование эскадрильей морской пехоты VO-1-M, базирующейся в Сан-Диего, он решил обучить своих пилотов новому методу. Самолет DH-4B для этого подходил, а полученные результаты могли оказаться просто неоценимыми при борьбе с инсургентами.

«Для предварительного обучения мы установили под фюзеляжем бомбодержатели морского типа и связали их с ручкой сброса бомб в кабине пилота. Позднее мы получили бомбодержатели модели А-3 и провели несколько [32] экспериментов со стандартными бомбами, которые в то время использовал флот.
Мы организовали представление, состоящее из демонстрации группового полета и показательного бомбометания с использованием дымовых бомб. С этой программой мы выступали на праздниках по случаю открытия нескольких аэропортов. Мое личное мнение, что на некоторых морских офицеров, которые видели показательное бомбометание с пикирования, оно произвело глубокое впечатление. Они поняли, что его можно использовать на морских маневрах. И вскоре после этого морская авиация начала обучать бомбометанию с пикирования почти все свои эскадрильи берегового базирования».

Судя по всему, это похоже на правду. Однако флот и сам шел буквально по пятам вслед за морской пехотой, проводя аналогичные эксперименты. Имеется крайне ценное свидетельство из первых рук о событиях этого периода. Это воспоминания контр-адмирала Ф. Д. Вагнера, одного из пионеров морской авиации. Он рассказывает, что в 1925 году капитан 1 ранга Джозеф Мэзон Ривз принял командование авиацией Линейных Сил и летом 1926 года получил разрешение сосредоточить все самолеты Тихоокеанского флота на острове Норт в Сан-Диего. Он намеревался отработать новую тактику. Лейтенант Ф. У. Уид, служивший в штабе Ривза, провел опрос представителей различных эскадрилий, чтобы выяснить, как они намерены выполнять те или иные задания. В результате родился огромный талмуд, отпечатанный на мимеографе и названный «Тысяча и один вопрос Ривза». В июне 1926 года адмирал Вагнер командовал истребительной эскадрильей VF-2, оснащенной истребителями Кертисс F6C. Одним из вопросов было: как он намерен отражать высадку вражеских войск на побережье? Обстреливать их было опасно, к тому же это не принесло бы серьезных результатов. Вагнер предложил следующее: [33]

«Решение проблемы заключалось в выходе на цель на большой высоте (около 10000 футов) и внезапной атаке, что позволяло избежать зенитного огня. Для этого следовало пикировать под большим углом (более 70 градусов) и набирать высокую скорость. Это также позволяло максимально повысить меткость и перенести упор с пулеметов на бомбы.
Эскадрилья знала, что создала исключительно важный метод атаки, который будет эффективным против самых сложных целей. Это ничуть не напоминало применявшиеся ранее обстрелы с бреющего полета. Мы также считали, что такую атаку совсем не обязательно проводить с одного направления. Поэтому строй самолетов приобретал гибкость, которая позволяла пикировать, как только будет замечена цель. Для этого был предложен глубоко эшелонированный строй».

Полные энтузиазма пилоты гордились своим «изобретением» и решили проверить его в ходе длительных испытаний и маневров в окрестностях Сан-Диего, которые проводились тем летом. Они были полностью удовлетворены результатами. Молодые пилоты рвались продемонстрировать свое искусство начальству, чтобы убедить его. Во время учебных заходов они убедили капитана 1 ранга Ривза занять место в центре зоны атаки и самому изобразить «цель». Последовавшие показательные выступления произвели на Ривза неизгладимое впечатление, равно как и на тех, кто был рядом с ним, включая вице-адмирала Феликса Стампа. В результате Ривз без малейших колебаний и сомнений дал своим эскадрильям разрешение использовать новую тактику перед более широкой аудиторией, а именно — перед всем Тихоокеанским флотом. 22 октября 1926 года F6C перелетели в Калифорнию, в Лонг-Бич. Флот должен был выйти в море из Сан-Педро на тактические маневры, и пилоты намеревались поучаствовать в них. Адмирал Вагнер описывает результат: [34]

«Атака была проведена с высоты 12000 футов, целью были линкоры. Атака началась точно в назначенное время, о котором линкоры были проинформированы заранее. Подход эскадрильи не был обнаружен, пока самолеты не были замечены на последнем участке почти вертикального пике. Эскадрилья вышла из пике на малой высоте и приземлилась в Лонг-Биче в то время, когда на линкорах все еще играли боевую тревогу».
Успех был оглушительным. Вагнер добавляет:

«Это был первый случай настоящего бомбометания с пикирования, о котором мы слышали. Самой интересной оказалась реакция командиров линкоров. Если отыскать в архивах эти бумаги, то вы сможете прочитать, что все они были совершенно единодушны, заявив, что против такой атаки защиты нет!»
В то время мало кто знал, что тактику эскадрилий Тихоокеанского флота повторили на Восточном Побережье контр-адмирал Э. К. Дэвис и лейтенант Джордж Каддиби с помощью эскадрильи VF-2. Они отправили свой собственный отчет о бомбометании с пикирования против эсминца, приложив кинопленку, снятую с самолета, с примерным подсчетом вероятного количества попаданий. Эти атаки проводились под руководством лейтенанта О. Б. Хардисона. Капитан-лейтенант Дэвис из Бюро Аэронавтики внес свой вклад, подготовив наставления для артиллеристов и настояв на приобретении усовершенствованных бомбодержателей и новых приборов для самолетов, участвовавших в экспериментах.

Итак, с шумом и громом появился пикировщик, и многие старые правила пришлось вышвырнуть за борт. Снова процитируем адмирала Вагнера: «До 1926 года не возникал вопрос о сбрасывании бомб с истребителей, которые до этого занимались только учебными стрельбами. Но на маневрах 1926–27 годов при сравнении атак с [35] пикирования и планирования были получены очень высокие результаты». В своем классическом труде по довоенной истории американских пикировщиков Ли М. Парсон пишет:

«Первые же опыты показали, что этот метод дает неслыханную меткость как при пулеметном обстреле, так и при бомбежке. Если раньше никто не хотел ломать отработанную программу учений для освоения нового метода, то теперь все пылали энтузиазмом. Преимущества бомбометания с пикирования по эсминцам и авианосцам с использованием газовых, фугасных и осколочных бомб весом до 100 фунтов стали ясны немедленно. Появились даже предложения бомбить с пикирования самолеты противника».
Новорожденная доктрина была изложена на лекции в Военно-морском колледже, которую прочитал в 1928 году капитан-лейтенант Б. Г. Лейтон, который заявил:

«При атаках с пикирования отныне будут использоваться более тяжелые бомбы, весом до 500 фунтов. Мы принимаем на вооружение флота новые типы двухместных самолетов, чтобы заменить старые самолеты-наблюдатели».
Занималась заря новой эры. [36]

Оставить заявку на описание
?
Содержание
Содержание
Глава 1. Я спикировал прямо на баржу
Глава 2. Каждый создавал свой собственный метод
Глава 3. Случилось нечто ужасное
Глава 4. Мы просто наклонили нос вниз
Глава 5. Атака была проведена очень отважно
Глава 6. И пикировал почти вертикально
Глава 7. Мощная и блестяще исполненная атака
Глава 8. Этот самолет ускоряется очень быстро
Глава 9. Требовался большой опыт (и отвага)
Глава 10. Я сделал мертвую петлю
Глава 11. Задирать нос самолета вверх и сбрасывать эти бомбы
Глава 12. Самолет дергался, как в лихорадке
Глава 13. Огромный корабль представлял собой прекрасную мишень
Глава 14. Пилоты ухитрялись загнать бомбу в тоннель
Примечания
Список иллюстраций
Штрихкод:   9785170303199
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Офсет
Масса:   300 г
Размеры:   207x 135x 18 мм
Тираж:   3 000
Литературная форма:   Научно-популярное издание
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Фотографии черно-белые, Схемы
Переводчик:   Больных Александр
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить