Подпоручик Киже Подпоручик Киже В сборнике представлены знаменитая сатирическая повесть \"Подпоручик Киже\" и роман \"Смерть Вазир-Мухтара\", повествующий о трагической судьбе одного из самых удивительных и талантливых людей России Александра Грибоедова. АСТ 978-5-17-041920-3
313 руб.
Russian
Каталог товаров

Подпоручик Киже

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
В сборнике представлены знаменитая сатирическая повесть "Подпоручик Киже" и роман "Смерть Вазир-Мухтара", повествующий о трагической судьбе одного из самых удивительных и талантливых людей России Александра Грибоедова.
Отрывок из книги «Подпоручик Киже»
Император Павел дремал у открытого окна. В послеобеденный час, когда
пища медленно борется с телом, были запрещены какие-либо беспокойства. Он
дремал, сидя на высоком кресле, заставленный сзади и с боков стеклянною
ширмою. Павлу Петровичу снился обычный послеобеденный сон.
Он сидел в Гатчине, в своем стриженом садике, и округлый купидон в углу
смотрел на него, как он обедает с семьей. Потом издали пошел скрип. Он шел
по ухабам, однообразно и подпрыгивая. Павел Петрович увидел вдали треуголку,
конский скок, оглобли одноколки, пыль. Он спрятался под стол, так как
треуголка была - фельдъегерь. За ним скакали из Петербурга.
- Nous sommes perdus... [Мы погибли (франц.)] - закричал он хрипло жене
из-под стола, чтобы она тоже спряталась.
Под столом не хватало воздуха, и скрип уже был там, одноколка оглоблями
лезла на него.
Фельдъегерь заглянул под стол, нашел там Павла Петровича и сказал ему:
- Ваше величество. Ее величество матушка ваша скончалась.
Но как только Павел Петрович стал вылезать из-под стола, фельдъегерь
щелкнул его по лбу и крикнул:
- Караул!
Павел Петрович отмахнулся и поймал муху.
Так он сидел, выкатив серые глаза в окно Павловского дворца, задыхаясь
от пищи и тоски, с жужжащей мухой в руке, и прислушивался.
Кто-то кричал под окном "караул".


2


В канцелярии Преображенского полка военный писарь был сослан в Сибирь,
по наказании.
Новый писарь, молодой еще мальчик, сидел за столом и писал. Его рука
дрожала, потому что он запоздал.
Нужно было кончить перепиской приказ по полку ровно к шести часам, для
того чтобы дежурный адъютант отвез его во дворец, и там адъютант его
величества, присоединив приказ к другим таким же, представил императору в
девять. Опоздание было преступлением. Полковой писарь встал раньше времени,
но испортил приказ и теперь делал другой список. В первом списке сделал он
две ошибки: поручика Синюхаева написал умершим, так как Синюхаев шел сразу
же после умершего майора Соколова, и допустил нелепое написание: вместо
"Подпоручики же Стивен, Рыбин и Азанчеев назначаются" написал: "Подпоручик
Киже, Стивен, Рыбин и Азанчеев назначаются". Когда он писал слово
"Подпоручики", вошел офицер, и он вытянулся перед ним, остановясь на к, а
потом, сев снова за приказ, напутал и написал: "Подпоручик Киже".
Он знал, что, если к шести часам приказ не поспеет, адъютант крикнет:
"взять", и его возьмут. Поэтому рука его не шла, он писал все медленнее и
медленнее и вдруг брызнул большую, красивую, как фонтан, кляксу на приказ.
Оставалось всего десять минут.
Откинувшись назад, писарь посмотрел на часы, как на живого человека,
потом пальцами, как бы отделенными от тела и ходившими по своей воле, он
стал рыться в бумагах за чистым листом, хотя здесь чистых листов вовсе не
было, а они лежали в шкапу, в большом аккурате сложенные в стопку.
Но так, уже в отчаянии и только для последнего приличия перед самим
собою роясь, он вторично остолбенел.
Другая, не менее важная бумага была написана тоже неправильно.
Согласно императорского приложения за N 940 о неупотреблении слов в
донесениях, следовало не употреблять слова "обозреть", но осмотреть, не
употреблять слова "выполнить", но исполнить, не писать "стража", но караул,
и ни в коем случае не писать "отряд", но деташемент.
Для гражданских установлений было еще прибавлено, чтобы не писать
"степень", но класс, и не "общество", но собрание, а вместо "гражданин"
употреблять: купец или мещанин.
Но это уже было написано мелким почерком, внизу распоряжения N 940,
висящего тут же на стене, перед глазами писаря, и этого он не читал, но о
словах "обозреть" и прочая он выучил в первый же день и хорошо помнил.
В бумаге же, приготовленной для подписания командиру полка и
направляемой барону Аракчееву, было написано:
Обозрев, по поручению вашего превосходительства, отряды стражи,
собственно для несения пригородной при Санктпетербурге и выездной служб
назначенные, донесть имею честь, что все сие выполнено...
И это еще не все.
Первая строка им же самим давеча переписанного донесения изображена
была:
Ваше превосходительство Милостивый Государь.
Для малого ребенка уже было небезызвестно, что обращение, в одну строку
написанное, означало приказание, а в донесениях лица подчиненного, и в
особенности такому лицу, как барон Аракчеев, можно было писать только в двух
строках:
Ваше превосходительство
Милостивый Государь,
что означало подчинение и вежливость.
И если за обозрев и прочая могло быть ему поставлено в вину, что он не
заметил и вовремя не обратил внимание, то с Милостивым Государем напутал при
переписке именно он сам.
И, уж более не сознавая, что делает, писарь сел исправить эту бумагу.
Переписывая ее, он мгновенно забыл о приказе, хотя тот был много спешнее.
Когда же от адъютанта прибыл за приказом вестовой, писарь посмотрел на
часы и на вестового и вдруг протянул ему лист с умершим поручиком
Синюхаевым.
Потом сел и, все еще дрожа, писал: превосходительства, деташементы,
караула.


3




Ровно в девять часов прозвонил во дворце колокольчик, император дернул
за шнурок. Адъютант его величества ровно в девять часов вошел с докладом к
Павлу Петровичу. Павел Петрович сидел во вчерашнем положении, у окна,
заставленный стеклянною ширмою.
Между тем он не спал, не дремал, и выражение его лица было также
другое.
Адъютант знал, как и все во дворце, что император гневен. Но он равным
образом знал, что гнев ищет причин, и чем более их находит, тем более
воспламеняется. Итак, доклад ни в коем случае не мог быть пропущен.
Он вытянулся перед стеклянной ширмой и императорской спиной и
отрапортовал.
Павел Петрович не повернулся к адъютанту. Он тяжело и редко дышал.
Весь вчерашний день не могли доискаться, кто кричал под его окном
"караул", и ночью он два раза просыпался в тоске.
"Караул" был крик нелепый, и вначале у Павла Петровича был гнев
небольшой, как у всякого, кто видит дурной сон и которому помешали
досмотреть его до конца. Потому что благополучный конец сна все же означает
благополучие. Потом было любопытство: кто и зачем кричал "караул" у самого
окна. Но когда во всем дворце, метавшемся в большом страхе, не могли сыскать
того человека, гнев стал большой. Дело оборачивалось так: в самом дворце, в
послеобеденное время, человек мог причинить беспокойство и остаться
неразысканным. Притом же никто не мог знать, с какою целью было крикнуто:
"караул". Может быть, это было предостережение раскаявшегося злоумыслителя.
Или, может быть, там, в кустах, уже трижды обысканных, сунули человеку
глухой кляп в глотку и удушили его. Он точно провалился сквозь землю.
Надлежало... Но что надлежало, если тот человек не разыскан.
Надлежало увеличить караулы. И не только здесь.
Павел Петрович, не оборачиваясь, смотрел на четырехугольные зеленые
кусты, такие же почти, как в Трианоне. Они были стриженые. И, однакоже,
неизвестно, кто в них был.
И, не глядя на адъютанта, он закинул назад правую руку. Адъютант знал,
что это означает: во времена большого гнева император не оборачивается. Он
ловко всунул в руку приказ по гвардии Преображенскому полку, и Павел
Петрович стал внимательно читать. Потом рука опять откинулась назад, а
адъютант, изловчившись, без шума поднял перо с рабочего столика, обмакнул в
чернильницу, стряхнул и легко положил на руку, замарав себя чернилами. Все у
него заняло мгновение. Вскоре подписанный лист полетел в адъютанта. Так
адъютант стал подавать листы, и подписанные или просто читанные листы летели
один за другим в адъютанта. Он стал уже привыкать к этому делу и надеялся,
что так сойдет, когда император соскочил с возвышенного кресла.
Маленькими шагами он подбежал к адъютанту. Лицо его было красно, и
глаза темны.
Он приблизился вплотную и понюхал адъютанта. Так делал император, когда
бывал подозрителен. Потом он двумя пальцами крепко ухватил адъютанта за
рукав и ущипнул.
Адъютант стоял прямо и держал в руке листы.
- Службы не знаешь, сударь, - сипло сказал Павел, - сзади заходишь.
Он щипнул его еще разок.
- Потемкинский дух вышибу, ступай.
И адъютант задом удалился в дверь.
Как только дверь неслышно затворилась, Павел Петрович быстро размотал
шейный платок и стал тихонько раздирать на груди рубашку, рот его
перекосился, и губы задрожали.
Начинался великий гнев.


4




Приказ по гвардии Преображенскому полку, подписанный императором, был
им сердито исправлен. Слова: Подпоручик Киже, Стивен, Рыбин и Азанчеев
назначаются император исправил: после первого к вставил преогромный ер,
несколько следующих букв похерил и сверху надписал: Подпоручик Киже в
караул. Остальное не встретило возражений.
Приказ был передан.
Когда командир его получил, он долго вспоминал, кто таков подпоручик со
странной фамилией Киже. Он тотчас взял список всех офицеров Преображенского
полка, но офицер с такой фамилией не значился. Не было его даже и в рядовых
списках. Непонятно, что это было такое. Во всем мире понимал это верно один
писарь, но его никто не спросил, а он никому не сказал. Однако же приказ
императора должен был быть исполнен. И все же он не мог быть исполнен,
потому что нигде в полку не было подпоручика Киже.
Командир подумал, не обратиться ли к барону Аракчееву. Но тотчас махнул
рукой. Барон Аракчеев проживал в Гатчине, да и исход был сомнителен.
А как всегда в беде было принято бросаться к родне, то командир быстро
счелся родней с адъютантом его величества Саблуковым и поскакал в
Павловское.
В Павловском было большое смятение, и адъютант сначала вовсе не хотел
принять командира.
Потом он брезгливо выслушал его и уже хотел сказать ему черта, и без
того дел довольно, как вдруг насупился, метнул взгляд на командира, и взгляд
этот внезапно изменился: он стал азартным.
Адъютант медленно сказал:
- Императору не доносить. Считать подпоручика Киже в живых. Назначить в
караул.
Не глядя на обмякшего командира, он бросил его на произвол судеб,
подтянулся и зашагал прочь.


5


Поручик Синюхаев был захудалый поручик. Отец его был лекарь при бароне
Аракчееве, и барон, в награждение за пилюли, восстановившие его силы, тишком
сунул лекарского сына в полк. Прямолинейный и неумный вид сына понравился
барону. В полку он ни с кем не был на короткой ноге, но и не бегал от
товарищей. Он был неразговорчив, любил табак, не махался с женщинами и, что
было не вовсе бравым офицерским делом, с удовольствием играл на "гобое
любви".
Амуниция его была всегда начищена.
Когда читался приказ по полку, Синюхаев стоял и, как обычно,
вытянувшись в струнку, ни о чем не думал.
Внезапно он услышал свое имя и дрогнул ушами, как то случается с
задумавшимися лошадьми от неожиданного кнута.
"Поручика Синюхаева, как умершего горячкою, считать по службе
выбывшим".
Тут случилось, что командир, читавший приказ, невольно посмотрел на то
место, где всегда стоял Синюхаев, и рука его с бумажным листом опустилась.



Синюхаев стоял, как всегда, на своем месте. Однако вскоре командир
снова стал читать приказ, - правда, уже не столь отчетливо, - прочел о
Стивене, Азанчееве, Киже и дочитал до конца. Начался развод, и Синюхаеву
должно было вместе со всеми двигаться в фигурных упражнениях. Но вместо того
он остался стоять.
Он привык внимать словам приказов как особым словам, непохожим на
человеческую речь. Они имели не смысл, не значение, а собственную жизнь и
власть. Дело было не в том, исполнен приказ или не исполнен. Приказ как-то
изменял полки, улицы и людей, если даже его и не исполняли.
Когда он услышал слова приказа, он сначала остался стоять на месте, как
недослышавший человек. Он тянулся за словами. Потом перестал сомневаться.
Это о нем читали. И, когда двинулась его колонна, он начал сомневаться, жив
ли он.
Ощущая руку, лежащую на эфесе, некоторое стеснение от туго стянутых
портупейных ремней, тяжесть сегодня утром насаленной косы, он как будто и
был жив, но вместе с тем он знал, что здесь что-то неладно, что-то
непоправимо испорчено. Он ни разу не подумал, что в приказе ошибка.
Напротив, ему показалось, что он по ошибке, по оплошности жив. По
небрежности он чего-то не заметил и не сообщил никому.
Во всяком случае он портил все фигуры развода, стоя столбиком на
площади. Он даже не подумал шелохнуться.
Как только кончился развод, командир налетел на поручика. Он был
красен. Было настоящим счастьем, что на разводе не было по случаю жаркого
времени императора, отдыхавшего в Павловском. Командир хотел рявкнуть: на
гауптвахту, - но для исхода гнева нужен был более раскатистый звук, и он уже
хотел пустить на рр: под аррест, - как вдруг рот его замкнулся, словно
командир случайно поймал им муху. И так он стоял перед поручиком Синюхаевым
минуты две.
Потом, отшатнувшись, как от зачумленного, он пошел своим путем.
Он вспомнил, что поручик Синюхаев, как умерший, отчислен от службы, и
сдержался, потому что не знал, как говорить с таким человеком.

Оставить заявку на описание
?
Содержание
Подпоручик Киже Повесть c. 5-38
Смерть Вазир-Мухтара Роман c. 39-508
Штрихкод:   9785170419203
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Офсет
Масса:   455 г
Размеры:   207x 135x 23 мм
Тираж:   5 000
Литературная форма:   Авторский сборник, Роман, Повесть
Сведения об издании:   2-е издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить