Мистер Муллинер рассказывает Мистер Муллинер рассказывает Очередной сборник рассказов о семействе Муллинеров продолжает знакомить ценителей творчества Вудхауса с лучшими произведениями великого юмориста. АСТ 978-5-17-047361-8
69 руб.
Russian
Каталог товаров

Мистер Муллинер рассказывает

Мистер Муллинер рассказывает
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (1)
  • Отзывы ReadRate
Очередной сборник рассказов о семействе Муллинеров продолжает знакомить ценителей творчества Вудхауса с лучшими произведениями великого юмориста.
Отрывок из книги «Мистер Муллинер рассказывает»
Пэлем Грэнвил Вудхауз. Благоговейное ухаживание



Беседа в "Привале рыболова", всегда углублявшаяся к закрытию, коснулась
Современной Девушки, и Джин-с-Тоником, сидевший в углу, заметил, что
вымирают целые типы.
-- Помню, -- сказал он, -- каждая вторая, в бальных туфлях, была выше
шести футов, а уж извивались они как игрушечные рельсы. Теперь они футов в
пять, сбоку их вообще не видно. С чего бы это?
Двойное Виски покачал головой.
-- Тайна тайн. Возьмите собак. Вот все кишит мопсами, вот ни единого
мопса, одни болонки и шпицы. Странно...
Пиво и Двойное Виски согласились с тем, что это странно, мало того --
непонятно. Очень может быть, сказали они, что нам и не надо этого знать.

-- Нет, господа, -- сказал мистер Маллинер, отрешенно попивавший виски
с лимоном, и бодро выпрямился, чтобы поделиться мыслью, -- совсем не трудно
понять, почему исчезли величавые, царственные девушки. Так обеспечивает
природа выживание человечества. У особей, которых описывал Мередит и рисовал
дю Морье, ни браков, ни детей быть не может. Нынешний мужчина не решится
сделать предложение.
-- В этом что-то есть, -- признал Двойное Виски.
-- Еще бы! -- откликнулся мистер Маллинер. -- Я знаю, о чем говорю.
Влюбившись в Аврелию Каммарли, племянник мой, Арчибальд, изливал мне душу.
Любил он безумно, но сама мысль о предложении ввергала его в такую слабость,
что только бренди могло ему помочь. Однако... Но не лучше ли рассказать все
это с самого начала?

Те, кто не слишком хорошо знал моего племянника (сказал мистер
Маллинер), считали его обычным недалеким юношей. Узнав его получше, они
обнаруживали свою ошибку: недалеким он был, но далеко не в обычной степени.
Даже в клубе "Трутни", где умственный уровень довольно низок, нередко
замечали, что, будь его мозги матерчатыми, их едва хватило бы на трусы для
канарейки. Безумно и беззаботно шествовал он по жизни и до двадцати пяти лет
испытал сильное чувство лишь однажды, когда на Бонд-стрит в разгар сезона
заметил, что лакей выпустил его в разных гетрах. И тут он встретил Аврелию.

Первая их встреча всегда казалась мне исключительно похожей на
пресловутую встречу Данте и Беатриче. Как вы помните, Данте с Беатриче не
беседовал, как и Арчибальд с Аврелией. Данте вылупил глаза, как и Арчибальд.
Оба они влюбились сразу. Наконец, Данте было девять лет, что же до
Арчибальда, именно на этом возрасте остановился он в своем развитии.
Разница только в том, что Данте шел по мосту, тогда как мой племянник
вдумчиво пил коктейль у окна кафе. Когда он приоткрыл рот, чтоб рассмотреть
улицу получше, в поле его зрения вплыла греческая богиня. Выплыв из
магазина, она остановилась, чтобы схватить такси, и мой племянник влюбился.
Это странно, ибо обычно он влюблялся в девиц иного типа. Как-то взял я
здесь, в "Привале", книжечку, изданную полвека назад и принадлежавшую,
вероятно, нашей очаровательной хозяйке. Называлась она "Тайна сэра Ролфа",
героиня же, леди Элейн, была величава и прекрасна, с породистым носом,
надменным взором и той особой статью, по какой всегда узнаешь дочь графского
рода, уходящего в глубь времен. Вот вам и Аврелия Каммарли.
Однако, увидев ее, Арчибальд пошатнулся, словно пил не первый, а хотя
бы десятый коктейль.
-- Вот это да! -- заметил он.
Чтобы не упасть, он вцепился в подвернувшегося Трутня и увидел, что это
Алджи Уилмондем-Уилмондем, то есть именно тот, в кого и надо вцепляться, ибо
он знает всех на свете.
-- Алджи, -- хрипло и тихо выговорил мой племянник, -- постой-ка
минутку.
Тут он запнулся, припомнив, что Алджи -- первоклассный сплетник, и
продолжал уже в личине:
-- Кто это там, а? Вроде бы встречались...
Проследив за его перстом, Алджи успел заметить, как богиня садится в
такси.
-- Вот это? -- проверил он.
-- Да, -- отвечал Арчибальд, зевая для пущей верности. -- Никак не
вспомню...
-- Аврелия Каммарли.
-- Да? Значит, ошибся. Мы не знакомы.
-- Могу познакомить. Она будет на скачках.
Арчибальд зевнул еще раз.
-- Что ж, -- согласился он, -- разыщу, если не забуду. А есть у нее
какие-нибудь родители?
-- Я знаю тетку. Живет на Парк-стрит. Жуткая зануда.
-- Зануда?! Эта дивная... то есть миловидная девушка?
-- Тетка. Она считает, что Бэкон написал Шекспира.
-- Бэкон? Как это? Кого?
-- Это такой лорд. Ну, про Шекспира ты слышал. Тетка считает, что его
пьесы написал не он, а этот самый лорд. Уступил, что ли.
-- Молодец, -- одобрил Арчибальд, -- хотя кто его знает... Может,
задолжал твоему Шекспиру.
-- Видимо, да.
-- Как его звали?
-- Бэкон.
Арчибальд записал это имя на манжете, приговаривая: "Ага, ага..."
Когда Алджи ушел, он глядел в потолок. Душа его бурлила и кипела, как
тушеный кролик. Через некоторое время он встал и пошел покупать носки.

Носки с серебряной стрелкой утешают, но исцелить не могут. Вернувшись
домой, он снова разволновался. Теперь он мог подумать, а думать -- нелегко.
Беспечные слова друга подтвердили худшее из подозрений. Если ты живешь
вместе с тетей, которая знает всяких Бэконов, ты вряд ли польстишься на
слабоумное созданье. Допустим, они встретятся, допустим, она пригласит его,
допустим, она одарит его своей дружбой, -- ну и что? Он ничего не сможет ей
предложить.
Деньги?
Да, и немало. Но что такое деньги?
Носки?
У него лучшая коллекция в Лондоне, но и носки не все.
Сердце?
На что ей такое сердце?
Нет, думал он, ей нужны, скажем так, свершения. А что он совершил?
Ничего. Конечно, он прекрасно кудахтает. Слава его звенит по всему
Вест-энду. Если речь зайдет о курицах, золотая молодежь тут же заметит:
"Маллинер -- не Спиноза, но кудахтать умеет, да, умеет".
Однако умение это скорее помешает здесь, чем поможет. Такие девушки
гнушаются этим родом искусства. Арчибальд покраснел при одной только мысли,
что кто-нибудь откроет ей постыдную тайну.
Когда их знакомили на скачках, Аврелия спросила:
-- Говорят, вы прекрасно изображаете курицу?
А он вскричал:
-- Какая ложь! Нет, какая бесстыдная ложь! Они за это ответят!
Казалось бы, просто и смело, но убедительно ли? Поверила ли она? Он на
это надеялся, хотя прекрасные глаза глядели как-то слишком пытливо, словно
проникали в тайные низины души.
Тем не менее она его пригласила. Величаво, презрительно, со второго
захода, но пригласила как-нибудь зайти. А он решил показать ей, что под
оболочкой лоботряса таятся истинные сокровища.

Должен признать, что для человека, который ухитрился вылететь из Итона
и верил колонке "Бега", Арчибальд проявил неожиданную сообразительность.
Быть может, любовь просветляет разум, быть может, рано или поздно
сказывается кровь. Арчибальд нашего роду, а Маллинер -- это Маллинер.
-- Мидоус, мой друг, -- сказал он лакею, который был ему и другом.
-- Да, сэр?
-- Говорят, был такой Шекспир. И еще Бэкон. Этот Бэкон писал пьесы, а
Шекспир подписывал.
-- Вот как, сэр?
-- Вроде, правда. По-моему, это непорядочно.
-- Несомненно, сэр.
-- В общем, надо разобраться. Разыщите книжечки две, я полистаю.
Мидоус раздобыл несколько толстых томов, и племянник читал их две
недели. Потом, заменив верный монокль очками в роговой оправе, придавшими
ему сходство с вдумчивой овцой, он отправился к Аврелии.
В первые же минуты он сурово отверг сигарету и осудил коктейль. Жизнь,
сообщил он, дана нам не для того, чтобы мы губили разум и печень. Возьмем, к
примеру, Бэкона. Пил он коктейли? Да что вы!
Тетка, до сей поры достаточно вялая, внезапно ожила и спросила:
-- Вы любите Бэкона, мистер Маллинер?
Получив утвердительный ответ, она протянула щупальце, утащила моего
племянника в угол и 47 минут говорила с ним о криптограммах. Словом, полный
успех. Что вы хотите, Маллинер -- это Маллинер!
Успех был настолько полным, что тетка пригласила его в кассекскую
усадьбу. Сообщая об этом мне, Арчибальд нервно пил виски с содовой, а я
удивлялся, почему у него такой растерянный вид.
-- Ты не радуешься, мой дорогой, -- сказал я.
-- А с чего мне радоваться?
-- Ну как же! Там, в уединенной усадьбе, ты легко найдешь возможность
объясниться.
-- Найти-то найду, -- скорбно признал племянник, -- но толку от этого
мало. Я не решусь. Ты не представляешь, что такое любить Аврелию. Когда я
гляжу в ее чистые, умные глаза, когда созерцаю ее прекрасный профиль, я
ощущаю себя точно так же, как ощущал бы себя кусок рокфора, отвергнутый
санитарным инспектором. Да, я к ним поеду, но ничего у меня не выйдет.
Проживу один, сойду холостяком в могилу. Виски, пожалуйста, и покрепче!

Усадьба Броустид-Тауэрс расположена милях в пятидесяти от Лондона, и,
быстро проехав их в собственной машине, он успел переодеться к обеду. Однако
в столовой обнаружилось, что представители его поколения уехали в сельский
ресторан. Пришлось расходовать на тетю плоды тех 22 минут, в течение которых
он вывязывал галстук. Обед его не обрадовал. Среди особенностей, отличавших
эту трапезу от вавилонских пиршеств, было полное отсутствие горячительных
напитков. Без искусственной стимуляции трудно выдерживать теток с должным
философским спокойствием.
Арчибальд давно убедился, что данной тетке нужна добрая доза клопомора.
За обедом он как-то уворачивался, за кофе не сумел. Она разошлась вовсю,
загнав его в угол кушетки и применяя цифровой алфавит к Мильтоновой
эпитафии.
-- Ну к этой, -- сказала тетка. -- "Так в чем же ты нуждаешься,
Шекспир?"
-- А, к этой! -- сказал Арчибальд.
-- Именно. "Не в том ли, чтоб тебе дивился мир? Иль в том, чтоб
пирамиду возвели, священный прах скрывая от земли?"
Арчибальд, туго разгадывающий загадки, на это не ответил.
-- Как в пьесах и сонетах, -- продолжала тетка, -- мы заменяем буквы
числами.
-- Простите, что мы делаем?
-- Заменяем буквы на числа.
-- Что ж, -- согласился Арчибальд, -- вам виднее.
Тетка набрала воздуху.
-- Обычно, -- сообщила она, -- "А" равняется 1, и так далее. Но при
определенных обстоятельствах все несколько иначе. Скажем, "А" может
равняться 12. Тогда "Б" будет 13, "В" -- 14, пока мы не дойдем до "К",
которое, вообще равняясь десяти, в данном случае 1. Дойдя до "А" равно 33,
начинаем счет в обратном порядке. Теперь, прочитав эпитафию, мы получаем:
"Что нужно Веруламу от Шекспира? Франсис Тюдор, слава, король Англии.
Франсис. Франсис Шекспир. Разлука, личина, могила, Бэкон, Шекспир".
Речь эта, видимо исключительно ясная для бэконианцев, пропала втуне,
если не считать того, что Арчибальд жадно смотрел на боевой топорик. Не будь
он Маллинером и джентльменом, сними с крюка и бей прямо в жемчужное
ожерелье. Подложив под себя дрожащие руки, страдалец просидел до полуночи,
когда благословенный приступ икоты отвлек хозяйку. Под двадцать седьмое "ик"
он добрался до двери и выскочил на лестницу.

Комнату ему отвели в конце коридора -- приятную, просторную, с
балконом. В другое время он бы вышел подышать и помечтать, но после всех
этих Франсисов и Тюдоров даже мысли об Аврелии не могли перебороть
сонливости. Натянув пижаму, он бросился в постель и обнаружил, что простыни
пришиты друг к другу, а внутрь, вместо начинки, положены две щетки и ветка
колючего растения.
Шутки он любил и восхитился бы, будь ему полегче, но, истомившись от
Веруламов, только выругался, после чего довольно долго отрывал друг от друга
простыни. Ветку он бросил в угол. Засыпая, он думал о том, что утром тетке
не удастся его изловить -- слишком тяжела.

Разбудило его что-то вроде сильной грозы. Окончательно проснувшись, он
понял, что это не гром, а храп, тоже сильный. Во всяком случае, стены
дрожали как на океанском лайнере.
Услышав храп, всякий нормальный человек страстно жаждет справедливости.
Арчибальд вылез из кровати, твердо решившись на самые крайние меры. В наше
время полагают, что английская школа не готовит к будущей жизни. Это не так.
Школьник знает, что нужно взять кусок мыла и сунуть храпящему в рот.
Скользнув к умывальнику, Арчибальд вооружился и, мягко ступая, вышел на
балкон. Храпели по соседству. Надеясь, что в теплую ночь дверь открыта и
там, сжимая мыло, племянник подкрался к ней и увидел, что надежда его
оправдалась. За дверью, скрывая комнату, висела тяжелая гардина. Собираясь
ее раздвинуть, Арчибальд услышал голос:
-- Кто там?
Эффект был такой, словно башни и бойницы упали ему на голову. Вопрос
задала Аврелия.

Придется признать, что на долгое, тяжкое мгновение любовь куда-то
исчезла. Ну хорошо, богиня храпит -- но не так же! В звуках было что-то
мерзкое, что-то противное девичьей чистоте.
Но Маллинер -- это Маллинер. Пусть ко сну ее нельзя применить слова
того же Мильтона "как воздух, невесом", пусть он напоминает скорее об
истовой пилке дров, но она, она сама по-прежнему прекрасна.
Когда он пришел к такому выводу, послышался другой голос:
-- Вот что, Аврелия!
Арчибальд понял, что вопрос "Кто там?" относился не к нему, а к некой
барышне, явившейся из каких-то недр.
-- ВОТ ЧТО, -- продолжала незнакомка, -- уйми ты свою собаку. Уснуть
невозможно, штукатурка сыплется.
-- Прости, -- отвечала Аврелия, -- привыкла, не замечаю.
-- В отличие от меня. Накрой его чем-нибудь.
Арчибальд дрожал как желе. Да, любовь устояла, но облегчение было столь
сильным, что на какое-то время он отключился. Но тут он услышал свое имя.
-- Приехал этот Арчи? -- спросила подруга.
-- Наверное, -- отвечала Аврелия. -- Телеграмма была.
-- Между нами, как он тебе?
Чужих разговоров не слушают, но, вынужден признаться, молодой человек
из рода, прославленного рыцарством, не исчез, а припал к занавеске.
Возможность узнать правду из первых рук буквально сковала его.
-- Арчи? -- задумчиво переспросила Аврелия.
-- Он самый. В клубе ставят семь к одному, что ты за него выйдешь.
-- Почему это?
-- Ну, он вокруг тебя скачет. В общем, такой вот счет -- перед моим
отъездом.
-- Ставь на "нет", много выиграешь.
-- Это точно?
-- Куда уж точнее.
Арчибальд издал звук, напоминавший последнее кряканье умирающей утки.
Подруга явственно удивилась.
-- Ты же мне говорила, -- напомнила она, -- что встретила свой идеал.
Ну тогда, на скачках.
Из-за гардины послышался вздох.
-- Я так и думала, -- сказала Аврелия. -- Он мне очень понравился. Уши
такие подвижные... И вообще, все говорят, что он совершеннейший душка --
добрый, веселый, глупый. Алджи Уилмондем-Уилмондем клялся, что он изображает
курицу так, что этого одного хватит для семейного счастья.
-- А он изображает?
-- Нет. Пустые сплетни. Я спросила -- он просто взорвался.
Подозрительно, да? Потом подозрения оправдались. Сноб и зануда.
-- Что ты говоришь!
-- То. Смотрит так это, благоговейно. Наверное, дело в том, что я
величественная. Вроде Клеопатры.
-- Да, нехорошо.
-- Что уж хорошего! Внешность не выбирают. Ладно, я выгляжу так, словно
мечтаю о каком-нибудь шибзике, но это неправда! Мне нужен хороший спортивный
парень, который обхватит меня и взревет: "Ну ты даешь, старушка!" Разыграть
умеет, подстроить чего-нибудь... -- И Аврелия снова вздохнула.
-- Да, кстати, -- сказала подруга, -- если он приехал, он в той
комнате?
-- Вероятно, а что?
-- Я ему простыни зашила.
-- Это хорошо, -- признала Аврелия. -- Жаль, я не додумалась.
-- Теперь поздно.
-- Да. Но я вот что сделаю. Ты говоришь, Лизандр храпит. Суну его в то
окно.
-- Замечательно, -- одобрила подруга. -- Спокойной ночи.
-- Спокойной ночи.
Судя по звуку, там, внутри закрылась дверь.
Как я уже говорил, у племянника моего было не много ума, но весь, какой
был, кипел. Человек, которому надо изменить всю систему ценностей, чувствует
себя так, словно взобрался на Эйфелеву башню, а ее выдернули. Вернувшись к
себе, Арчибальд положил мыло в мыльницу и сел на кровать, чтобы все
обдумать.
Аврелия напоминала Клеопатру. И мы не преувеличим, если сравним его
чувства с чувствами, которые испытал бы Марк Антоний, увидев, что царица
исполняет танец под названием "Черный Зад".
Отрезвил его легкий звук шагов и недовольное ворчание, которое издает
всякий бульдог с устоявшимися привычками, когда его вынут из корзины в
предутренний час.
Арчибальд встал и постоял в нерешительности. Потом снизошло
вдохновение. Он знал, что ему делать.
Да, друзья мои, в этот высший миг своей жизни, когда судьба его, можно
сказать, висела на волоске, Арчибальд Маллинер начал свой неподражаемый
номер "Курица и яйцо".

Подражание это отличали свобода и особое тепло. В нем не было яркости,
свойственной Сальвини в "Отелло", пронзительностью своей оно могло напомнить
Сару Сиддонс в последней сцене леди Макбет. Вначале звук мягок и слаб, в нем
слышится робкая радость матери, которая поверить боится, что союз ее
благословен и она, именно она, произвела на свет этот дивный эллипс,
белеющий сквозь солому.
Так и слышишь:
-- Вылитое яйцо... И на ощупь гладкое такое... Да это яйцо и есть!
Сомнения позади, звук набирает силу. Он крепнет, взмывает вверх,
переходит в радостную песнь, в "куд-куд-кудах" такой силы, что многие
отирают слезы. Обычно, завершения ради, племянник мой обегал комнату, хлопая
полами пиджака, и прыгал на диван или на кресло, где застывал, расставив
руки под прямым углом, кудахтая до посинения.
Много раз проделывал он это в "Трутнях", чтобы развлечь друзей, но
никогда еще с таким пылом, с таким неподражаемым блеском. Скромный, как все
Маллинеры, он поневоле ощущал, что превзошел самого себя. Художник узнает
свой звездный час. Музой его была любовь и так его вдохновила, что обегал
комнату не один раз, а все три.
После этого он взглянул в окно и увидел прекраснейший на свете лик.
Аврелия смотрела на него, как смотрит первый ряд на Крейслера, когда он,
опустив скрипку, отирает рукой лоб. Такое выражение обычно называют
"благоговейным".
Они долго молчали, потом она сказала:
-- А можно еще?
Арчибальд выступил на "бис". Он воплотил курицу четыре раза и, как
признавался мне позже, был готов на пятый, но вместо этого, легко спрыгнув с
кресла, направился к ней.
-- Старушка, -- сказал он ясно и твердо, -- ну ты даешь!
Аврелия таяла в его объятиях, подняв к нему дивное лицо. Было тихо,
только бились сердца, да сипел бульдог, видимо, страдавший бронхами.
-- Порядок, -- сказал Арчибальд. -- Закурить бы!
Аврелия удивилась.
-- Ты же не куришь!
-- Еще как курю.
-- И пьешь?
-- Будь здоров. Да, кстати.
-- Да, дорогой?
-- Вот скажи. Если тетя нас навестит, можно дать ей по черепушке чулком
с камнями?
-- Какая прекрасная мысль! -- нежно сказала Аврелия.
-- Близнецы! -- вскричал Арчибальд. -- Духовное родство, в чистом виде!
Так я и думал. Знаешь, старушка, пойдем отнесем собачку дворецкому.
Проснется, а она тут. Очень полезно, курорта не надо. Шокотерапия. Как ты,
за?
-- Еще бы! -- прошептала Аврелия. -- О, еще бы! И, рука в руке, они
направились к парадной лестнице.

Оставить заявку на описание
?
Содержание
Благоговейное ухаживание Арчибальда
Человек, который бросил курить
История Седрика
Тяжкое испытание Осберта Муллинера
Неприятности в Кровавль-Корте
Тяжкие страдания на поле для гольфа
Нечто скользкое и шуршащее
Жуткая радость мамаши
Амброз выходит из игры
Штрихкод:   9785170473618
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Газетная
Масса:   130 г
Размеры:   165x 103x 15 мм
Тираж:   8 000
Литературная форма:   Авторский сборник, Рассказ
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Гурова Ирина
Отзывы Рид.ру — Мистер Муллинер рассказывает
5 - на основе 1 оценки Написать отзыв
1 покупатель оставил отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
5
24.12.2010 19:50
Еще один сборник рассказов великого английского юмориста.
Мистер Муллинер рассказывает своим друзьям, завсегдатаям бара "Отдых удильщика", истории из жизни своих бесчисленных родственников. Время действия - Англия и Америка начала века (еще 20-го). Место действия - самые различные слои общества, самые разные жизненные ситуации...
Увлекательно, остроумно и весело.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 1
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Мистер Муллинер рассказывает» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить