Фауст Фауст Это - \"Фауст\". Книга, которую - пусть минимально, пусть хотя бы \"цитатно\" - знает каждый. Трагедия, многократно экранизированная и до сих пор не сходящая с театральных подмостков. Пьеса, о скрытом смысле которой написаны сотни книг. Произведение, в котором каждый читатель должен найти - и найдет - свой собственный, уникальный смысл. АСТ 978-5-17-058362-1, 978-5-271-29745-8
257 руб.
Russian
Каталог товаров

Фауст

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (2)
  • Отзывы ReadRate
Это - "Фауст". Книга, которую - пусть минимально, пусть хотя бы "цитатно" - знает каждый. Трагедия, многократно экранизированная и до сих пор не сходящая с театральных подмостков. Пьеса, о скрытом смысле которой написаны сотни книг. Произведение, в котором каждый читатель должен найти - и найдет - свой собственный, уникальный смысл.
Отрывок из книги «Фауст»
ФАУСТ


Трагедия


ПОСВЯЩЕНИЕ


Вы снова здесь, изменчивые тени,
Меня тревожившие с давних пор,
Найдется ль наконец вам воплощенье,
Или остыл мой молодой задор?
Но вы, как дым, надвинулись, виденья,
Туманом мне застлавши кругозор.
Ловлю дыханье ваше грудью всею
И возле вас душою молодею.
Вы воскресили прошлого картины,
Былые дни, былые вечера.
Вдали всплывает сказкою старинной
Любви и дружбы первая пора.
Пронизанный до самой сердцевины
Тоской тех лет и жаждою добра,
Я всех, кто жил в тот полдень лучезарный
Опять припоминаю благодарно.
Им, не услышать следующих песен,
Кому я предыдущие читал.
Распался круг, который был так тесен,
Шум первых одобрений отзвучал.
Непосвященных голос легковесен,
И, признаюсь, мне страшно их похвал,
А прежние ценители и судьи
Рассеялись, кто где, среди безлюдья.

И я прикован силой небывалой
К тем образам, нахлынувшим извне.
Эоловою арфой прорыдало
Начало строф, родившихся вчерне.
Я в трепете, томленье миновало,
Я слезы лью, и тает лед во мне.
Насущное отходит вдаль, а давность,
Приблизившись, приобретает явность.


ТЕАТРАЛЬНОЕ ВСТУПЛЕНИЕ


Директор театра, поэт и комический актер.

Директор

Вы оба, средь несчастий всех
Меня дарившие удачей,
Здесь, с труппою моей бродячей,
Какой мне прочите успех?
Мой зритель в большинстве неименитый,
И нам опора в жизни - большинство.
Столбы помоста врыты, доски сбиты,
И каждый ждет от нас невесть чего.
Все подымают брови в ожиданье,
Заранее готовя дань признанья.
Я всех их знаю и зажечь берусь,
Но в первый раз объят такой тревогой.
Хотя у них не избалован вкус,
Они прочли неисчислимо много.
Чтоб сразу показать липом товар,
Новинку надо ввесть в репертуар,
Что может быть приятней многолюдства,
Когда к театру ломится народ
И, в ревности дойдя до безрассудства,
Как двери райские, штурмует вход?
Нет четырех, а ловкие проныры,
Локтями в давке пробивая путь,
Как к пекарю за хлебом, прут к кассиру
И рады шею за билет свернуть.
Волшебник и виновник их наплыва,
Поэт, сверши сегодня это диво.

Поэт

Не говори мне о толпе, повинной
В том, что пред ней нас оторопь берет.
Она засасывает, как трясина,
Закручивает, как водоворот.
Нет, уведи меня на те вершины,
Куда сосредоточенность зовет,
Туда, где божьей созданы рукою
Обитель грез, святилище покоя.
Что те места твоей душе навеют,
Пускай не рвется сразу на уста.
Мечту тщеславье светское рассеет,
Пятой своей растопчет суета.
Пусть мысль твоя, когда она созреет,
Предстанет нам законченно чиста.
Наружный блеск рассчитан на мгновенье,
А правда переходит в поколенья.

Комический актер

Довольно про потомство мне долбили.
Когда б потомству я дарил усилья,
Кто потешал бы нашу молодежь?
В согласье с веком быть не так уж мелко.
Восторги поколенья - не безделка,
На улице их не найдешь.
Тот, кто к капризам публики не глух,
Относится к ней без предубежденья.
Чем шире наших слушателей круг,
Тем заразительнее впечатленье.
С талантом человеку не пропасть.
Соедините только в каждой роли
Воображенье, чувство, ум и страсть
И юмора достаточную долю.

Директор

А главное, гоните действий ход
Живей, за эпизодом эпизод.
Подробностей побольше в их развитье,
Чтоб завладеть вниманием зевак,
И вы их победили, вы царите,
Вы самый нужный человек, вы маг.
Чтобы хороший сбор доставить пьесе,
Ей требуется сборный и состав.
И всякий, выбрав что-нибудь из смеси,
Уйдет домой, спасибо вам сказав.
Засуйте всякой всячины в кормежку:
Немножко жизни, выдумки немножко,
Вам удается этот вид рагу.
Толпа и так все превратит в окрошку,
Я дать совет вам лучший не могу.

Поэт

Кропанье пошлостей - большое зло.
Вы этого совсем не сознаете.
Бездарных проходимцев ремесло,
Как вижу я, у вас в большом почете.

Директор

Меня упрек ваш, к счастью, миновал.
В расчете на столярный матерьял
Вы подходящий инструмент берете.
Задумались ли вы в своей работе,
Кому предназначается ваш труд?
Одни со скуки на спектакль идут,
Другие, пообедав до отвала,
А третьи, ощущая сильный зуд
Блеснуть сужденьем, взятым из журнала.
Как шляются толпой по маскарадам
Из любопытства, на один момент,
К нам ходят дамы щегольнуть нарядом
Без платы за ангажемент.
Собою упоенный небожитель,
Спуститесь вниз на землю с облаков!
Поближе присмотритесь, кто ваш зритель?
Он равнодушен, груб и бестолков.
Он из театра бросится к рулетке
Или в объятья ветреной кокетки.
А если так, я не шутя дивлюсь,
К чему без пользы мучить бедных муз?
Валите в кучу, поверху скользя,
Что подвернется, для разнообразья.
Избытком мысли поразить нельзя,
Так удивите недостатком связи.
Но что случилось с вами? Вы в экстазе?

Поэт

Ступай, другого поищи раба!
Но над поэтом власть твоя слаба,
Чтоб он свои священные права
Из-за тебя смешал преступно с грязью.
Чем сердце трогают его слова?
Благодаря ли только громкой фразе?
Созвучный миру строй души его -
Вот этой тайной власти существо.
Когда природа крутит жизни пряжу
И вертится времен веретено,
Ей все равно, идет ли нитка глаже,
Или с задоринками волокно.
Кто придает, выравнивая прялку,
Тогда разгон и плавность колесу?
Кто вносит в шум разрозненности жалкой
Аккорда благозвучье и красу?
Кто с бурею сближает чувств смятенье?
Кто грусть роднит с закатом у реки?
Чьей волею цветущее растенье
На любящих роняет лепестки?
Кто подвиги венчает? Кто защита
Богам под сенью олимпийских рощ?
Что это? - Человеческая мощь,
В поэте выступившая открыто.

Комический актер

Воспользуйтесь же ей по назначенью.
Займитесь вашим делом вдохновенья
Так, как ведут любовные дела.
Как их ведут? Случайно, спрохвала.
Дружат, вздыхают, дуются, - минута,
Другая, и готовы путы.
Размолвка, объясненье, - повод дан,
Вам отступленья нет, у вас роман.
Представьте нам такую точно драму.
Из гущи жизни загребайте прямо.
Не каждый сознает, чем он живет.
Кто это схватит, тот нас увлечет.
В заквашенную небылицу
Подбросьте истины крупицу,
И будет дешев и сердит
Напиток ваш и всех прельстит.
Тогда-то цвет отборной молодежи
Придет смотреть на ваше откровенье
И будет черпать с благодарной, дрожью,
Что подойдет ему под настроенье.
Не сможет глаз ничей остаться сух.
Все будут слушать, затаивши дух.
И плакать и смеяться, не замедлив,
Сумеет тот, кто юн и желторот.
Кто вырос, тот угрюм и привередлив,
Кому еще расти, тот все поймет.

Поэт

Тогда верни мне возраст дивный,
Когда все было впереди
И вереницей беспрерывной
Теснились песни из груди.
В тумане мир лежал впервые,
И, чуду радуясь во всем,
Срывал цветы я полевые,
Повсюду, росшие кругом.
Когда я нищ был и богат,
Жив правдой и неправде рад.
Верни мне дух неукрощенный,
Дни муки и блаженства дни,
Жар ненависти, пыл влюбленный,
Дни юности моей верни!

Комический актер

Ах, друг мой, молодость тебе нужна,
Когда ты падаешь в бою, слабея;
Когда спасти не может седина
И вешаются девочки на шею;
Когда на состязанье беговом
Ты должен первым добежать до цели;
Когда на шумном пире молодом
Ты ночь проводишь в танцах и веселье
Но руку в струны лиры запустить,
С которой неразлучен ты все время,
И не утратить изложенья нить
В тобой самим свободно взятой теме,
Как раз тут в пользу зрелые лета,
А изреченье, будто старец хилый
К концу впадает в детство, - клевета,
Но все мы дети до самой могилы.

Директор

Довольно болтовни салонной.
Не нам любезности плести.
Чем зря отвешивать поклоны,
Могли б мы к путному прийти.
Кто ждет в бездействии наитий,
Прождет их до скончанья дней.
В поэзии греметь хотите?
По-свойски расправляйтесь с ней.
Я вам сказал, что нам во благо.
Вы и варите вашу брагу.
Без разговоров за котел!
День проморгали, день прошел, -
Упущенного не вернете.
Ловите на ходу, в работе
Удобный случай за хохол.
Смотрите, на немецкой сцене
Резвятся кто во что горазд.
Скажите, - бутафор вам даст
Все нужные приспособленья.
Потребуется верхний свет, -
Вы жгите сколько вам угодно.
В стихии огненной и водной
И прочих недостатка нет.
В дощатом этом - балагане
Вы можете, как в мирозданье,
Пройдя все ярусы подряд,
Сойти с небес сквозь землю в ад.
Содержание
Посвящение
Театральное преступление
Пролог на небе
Часть первая.
Сон Вальпургиеву ночь, или Золотая свадьба
Обертона и Титании
Часть вторая.
Акт первый
Акт второй
Акт третий
Акт четвертый
Акт пятый
Штрихкод:   9785170583621, 9780009479809, 9785271297458
Аудитория:   Общая аудитория
Бумага:   Газетная
Масса:   360 г
Размеры:   205x 130x 30 мм
Оформление:   Тиснение цветное
Тираж:   3 000
Литературная форма:   Авторский сборник, Пьеса
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Пастернак Борис
Отзывы Рид.ру — Фауст
5 - на основе 3 оценок Написать отзыв
2 покупателя оставили отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
5
20.03.2015 11:00
Великолепная книга, многогранный труд великого автора. Для меня это уже почти настольная книга, могу открыть на любой странице и начать перечитывать.
Очень много символов и для меня это огромный плюс.
Очень много поучительных моментов, много неожиданных поворотов сюжета. Чтение было, мягко говоря, захватывающим – мало того, что от, как бы это сказать, качественности стихов пробирало, так еще и сюжет вызывал массу эмоций.
Весь сюжет заключается в том, что Мефистофелю захотелось поиграть с человеком, и он заключает пари с самим Господом. Мефистофель уверен, что знает все о человеческих страстях.Только вот перевод "Фауста" мне больше нравится у Холодковского, но этот перевод почитала для, так сказать, расширения кругозора. А для библиотеки куплю еще обязательно перевод Холодковского.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
5
25.05.2012 18:39
Гёте писал своего "Фауста" почти шестьдесят лет, Холодковский переводил его же сорок лет, а Борис Леонидович управился меньше чем за два (!!!) года. И это никаким образом не повлияло на качество - просто получилось два разных перевода, предназначенные для разного читателя - простой в понимании и поэтически совершенный "Фауст" Пастернака и сложноватый, но зато поэтически точный "Фауст" Холодковского. Конечно, это дело каждого, но я выбираю и всегда буду выбирать Пастернака, потому что я убеждена в том, что точность - не гарант восторга. Как говорится "В прозе раб, в поэзии соперник!") Думаю, соперничать с Гёте в целях у Бориса Леонидовича не было, но тем не менее, он попал в резонанс с великим поэтом, и в итоге этого сквозь-векового тандема мы имеем перевод, достойный оригинала (а этим мало кто еще может похвалиться, учитывая убогость некоторых языков и многих переводчиков).
Легенда о докторе Иоганне Фаусте (у Гёте переименован в Генриха) восходит к шестнадцатому веку. Согласно первоисточнику, он был бродячим ученым, похвалявшимся знанием тайн жизни и природы (впрочем, тогда это была не редкость). Суждено же ему попасть в анналы истории было после загадочной и трагичной кончины, когда из дома где он жил повалил синий пар, раздался вой и грохот, и его искореженное тело нашли совершенно изуродованным - со сломанными ребрами и выколотым глазом. Скептицизм подсказывает, что это могло быть последствие неудачной химической реакции и воспоследовавшего сильного взрыва, но мрачно-возбужденное средневековое сознание приписало все проискам злых сил, а именно - одному из приспешников Сатаны, с которым доктор Фауст заключил договор на крови.
Позже легенду о Фаусте переписывали и так, и этак, приспосабливая к нуждам современности. Реформаторы кляли его за связь с адским отродьем и дерзновенный пытливый ум; в эпоху Ренессанса Фауст превращается в неугомонного гуманиста, презирающего мещанский покой; церковники трактуют легенду по-своему, уснащая ее необходимыми напоминаниями и превосходными примерами; истинные поэты - по-своему, превознося живую духовность доктора. В общем, в руки великого Гёте легенда о докторе Фаусте попадает уже довольно потрепанная поколениями писак и временем.
Первая задумка трагедии приходит великому поэту еще в ранней юности (что-то около двадцати лет) - в это же время складывается общее представление его о будущем шедевре, которое, несмотря на будущие пертурбации, не подвергнется значительным переменам. Как и следовало ожидать, Гёте переворачивает все с ног на голову (а может и наоборот) - его Фауст - романтик и бродяга, олицетворенная неудовлетворенность бытием. Свобода, жизнь, борьба - его идеал, и, как бы ни бесился Мефистофель, он его достиг.
"Фауст" входит в школьную программу, но это безусловно слишком, слишком рано. В этом творении сюжет занимает далеко не первое место, и сложно получить правильный импульс при прочтении, а значит позже будет сложно понять, что всем этим хотели сказать вообще...Помню, как все пролистывали книгу до конца в нетерпении - недоумевая, неужели не будет продолжения любовной линии? :) В нас слишком засела мысль воспринимать это творение как историю Фауста и Маргариты. Нет, нет, и еще раз нет! Это - история Фауста, и только Фауста.
В начале мы застаем его в запыленной готической келье, заваленной колбами и фолиантами. Он проклинает свою судьбу, потраченные даром годы ("Не нажил чести и добра, и не вкусил, чем жизнь остра"). Он не знает, что за его душу уже началась борьба - ведь силы зла уже в дороге, чтобы совратить его с пути стремления к истине на путь разврата и гедонизма. Здесь кроется первая и роковая ошибка Мефистофеля - ущербный в своем представлении о смысле жизни он будет пытаться вынудить Фауста сказать заветные слова "Мгновение, повремени!" в угаре страсти, или в тумане опьянения, во время бесовских забав и торжества тщеславия. Ему не понять, что клубок человеческой души такой высокой, как душа Фауста, никогда не размотать до конца. Маргарита? Ее падение сознательно, а идеал все так же далеко. Богатство, слава? Все это суета. Оживление мертвых героинь? Идеал красоты чисто декоративной, рассыпающейся в руках. В итоге он замахивается на стихию - стихию моря, которую хочет победить и побеждает, и стихию человеческого общества, которую переломить до конца ему так и не удается, но только лишь по причине смерти. Для того, кто к этому моменту проник в суть его души - уже совершенно ясно, что даже достигни он своего идеала "народ свободный на земле свободной", перед ним тут же замаячил бы еще более высокий, а потом еще, и еще...
За это и прощение, за это и спасение - за честное сердце того, "чья жизнь в стремлениях прошла". Красивый, верный, блистательный финал.
Нет 0
Да 1
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 2
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Фауст» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить