Меня удочерила Горилла Меня удочерила Горилла Шведская писательница Фрида Нильссон рассказала в книге \"Меня удочерила горилла\" необыкновенную историю дружбы и любви. Может ли девочка сирота всей душой полюбить приемную маму-гориллу? Нет, совсем не просто сентиментальная сказка! Иронии и захватывающего, почти детективного действия здесь тоже много! Фрида Нильсон с явным удовольствием рассказывает эту странную и в то же время нежную историю о невозможной (как кажется на первый взгляд) дружбе, снабжая ее множеством неожиданных поворотов и необычных деталей. А внимательные читатели вместе с Йонной с новой стороны увидят, насколько мало значит внешнее, когда речь идет о доверии и любви. Самокат 978-5-91759-253-4
336 руб.
Russian
Каталог товаров

Меня удочерила Горилла

Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре (7)
  • Отзывы ReadRate
Шведская писательница Фрида Нильссон рассказала в книге "Меня удочерила горилла" необыкновенную историю дружбы и любви. Может ли девочка сирота всей душой полюбить приемную маму-гориллу? Нет, совсем не просто сентиментальная сказка! Иронии и захватывающего, почти детективного действия здесь тоже много! Фрида Нильсон с явным удовольствием рассказывает эту странную и в то же время нежную историю о невозможной (как кажется на первый
взгляд) дружбе, снабжая ее множеством неожиданных поворотов и необычных деталей. А внимательные читатели вместе с Йонной с новой стороны увидят, насколько мало значит внешнее, когда речь идет о доверии и любви.
Отрывок из книги «Меня удочерила Горилла»
Моя мама - горилла!


Когда мне исполнилось девять лет, меня удочерила горилла. Я не просила об этом.
Дело было в сентябре. Нас – детей из сиротского приюта «Лютик» – выгнали во двор погулять, так как был день генеральной уборки. Ветер плясал по улице, разгоняя листву, сложенную в аккуратные кучки. Воспитательница Герда распорядилась, чтобы мы вытрясли и вынесли проветриться простыни, полотенца, подушки и одеяла. Сама она прогуливалась рядом с нами, наблюдая за тем, как мы трудимся, но не подходя слишком близко, чтобы не запачкаться пылью.
– Дождитесь, пока уляжется пыль, прежде чем вытряхивать следующую подушку! – кричала она. – Иначе у вас начнутся хрипы в горле, только этого мне не хватало.
Мы с Ароном взялись за простыню с двух сторон.
– Осторожно! – сказала я. – Ты слишком сильно трясешь.
Арон затряс еще сильнее.
– А мне некуда силу девать! – и тряхнул так, что его лицо побагровело. Мои белобрысые косички подскакивали на голове. В «Лютике» все девочки с длинными волосами должны были носить косички. «Тогда вшам будет сложнее пробраться под прическу и зажить сладкой жизнью», – говорила Герда.
– Прекрати! – крикнула я, рванув простыню так, что она выскочила у Арона из рук. Он вытер рукой под носом, смачно втянув в себя соплю. Лицо у Арона было все в веснушках, как будто колбаса в точечках жира.
– Тогда тряси сама, – сказал он, поднимая с земли подушку. Он затряс ее так, будто хотел выбить из нее душу.
– Чем лучше трясешь, тем быстрее закончишь! – кричала Герда. На ней был светло-зеленый рабочий халат, в ушах сияли маленькие золотые сережки.
Никто и не думал поторапливаться. Быстрее закончить – значит, раньше начать драить полы и окна, чистить картошку, мыть посуду, сгребать в кучи сухую листву. О свободном времени можно было не мечтать. Герда считала, что его у нас вполне хватает по ночам, когда мы спим.
Вообще-то генеральную уборку затеяли не просто так. В приюте ожидали гостей. Кто-то хотел приехать сюда, чтобы выбрать себе ребенка. Герда очень волновалась, как обычно в такие дни. С самого раннего утра она носилась повсюду, как бешеная курица, осматривая детей и комнаты. Беспощадно уничтожались комки пыли, на дыры накладывались заплатки, начисто мылись уши.
– Хорошо хоть, что постричь успели, – бормотала она, глядя на нас. Всех детей недавно постригли, потому что в «Лютик» приезжал фотограф. Приезжал он каждый год, а за неделю до этого Герда доставала большие кухонные ножницы и стригла нас. Когда надо было сделать снимок, мы выстраивались перед домом и улыбались изо всех сил. Мы любили эти дни, ведь для нас это был перерыв посреди нескончаемого мытья полов и другой тяжелой работы. В этом было что-то торжественное – фотограф приезжал к нам каждый год, начиная с самого основания «Лютика». На стене в коридоре висели черно-белые фотографии всех, кто когда-либо жил в нашем приюте. Герда была почти на всех снимках. Она работала здесь воспитательницей с незапамятных времен.
– Смотрите-ка, – сказала она, вытянув шею. – А вот и почта пожаловала.
Из ельника как раз вынырнул черный автомобиль с эмблемой в виде желтых почтовых рожков. Герда бросилась к калитке, замахав руками, как дирижер.
– Стоп! – крикнула она почтальону, опустившему стекло. – Здесь только что разровняли гравий! Только что! – Она протянула пухлую руку к конверту, который почтальон собирался опустить в ящик. – Дайте мне.
Автомобиль снова исчез за поворотом. Герда напевая вскрыла конверт, но песня застряла в горле после первых же строк.
– К нам пожалует проверка из муниципалитета, – пробормотала она, окидывая нас обеспокоенным взглядом, словно подсчитывая количество голов. Вообще-то считать ей было незачем, это я точно знала. Еще ни дня не прошло без напоминания о том, что в приюте живет пятьдесят один ребенок, а это на одного человека больше, чем положено по закону. «Лютик» рассчитан ровно на пятьдесят детей.
– Ха-ха, запахло жареным, – прошептал Арон, строя гримасы.
Я закончила вытряхивать простыню и вытерла пот со лба. Вообще-то на улице было не жарко, но поневоле вспотеешь, когда приходится махать руками изо всех сил.
– Это ты о чем? – спросила я.
Арон выпучил глаза и стал похож на большую яичницу-глазунью:
– А ты разве не знаешь, что Герда избавляется от тех, кто ей не угоден?
– Избавляется? – в животе неприятно екнуло. – Как так? Убивает?
Арон не торопясь кивнул.
– Не совсем. Неужели ты не слыхала истории о том, как она разделалась с ребенком, который ей мешал?
Я покачала головой. Арон подошел ближе.
– Однажды давным-давно, – прошептал он, покосившись на Герду. – Был тут один ребенок, которого она терпеть не могла. И вот как-то раз ночью, села она на велик, посадила ребенка в багажник и покатила. Герда бросила ребенка в какой-то заброшенной хибаре, где не было ни души и нечего было есть. Ребенок был такой маленький, что сопротивляться не мог. Герда уехала восвояси и больше никогда туда не возвращалась. А ребенок тот так и умер.
Я уставилась на него во все глаза. Арон кивнул, растянув рот до ушей.
– Враки! – крикнула я.
Арон пожал плечами.
– Может, враки. А может, и нет. Со мной у нее этот номер не пройдет, я слишком сильный. – сказал Арон и смачно шмякнул подушкой об землю.
Герда продолжала изучать письмо.
– Во вторник через две недели, – бормотала она. – Группа инспекторов в плановом порядке проконтролирует соблюдение санитарных условий и пересчитает детей. С уважением, Орд Фьюрдмарк. – сглотнув, Герда прикусила губу. Затем подняла взгляд и заметила, что мы за ней наблюдаем. – Ну что ж, – сказала она с наигранным спокойствием. – К этому времени мы как следует здесь уберем. И приведем ногти в порядок. Юнна!
Я вздрогнула оттого, что она так резко и неожиданно произнесла мое имя. Ничего хорошего это не предвещало. Герда вразвалочку подошла ко мне, скорчив злобную мину, и нависла надо мной всеми своими двойными подбородками.
– Думаешь, простыня будет чище оттого, что ты трешь ее своими грязными руками?!
Я опустила взгляд: опять я забыла помыть руки. Белая ткань перепачкалась.
Герда выдернула у меня простыню.
– Ничего удивительного, что здесь такая грязища! Будете жить тут, пока вам не исполнится по шестьдесят лет. Вот тогда мне придется переименовать детдом в дом престарелых.
О том, что она в эти времена будет лежать в земле, мертвая, как маринованная селедка, Герда, конечно, не думала. Я вздрогнула при мысли о том, что мне придется остаться в «Лютике» навсегда. Не то чтобы Герда была такой ужасной, просто она ведь нам не настоящая мама. Такое впечатление, будто мы ей совершенно безразличны. Если у кого-то из нас был грипп или воспаление легких, она очень расстраивалась, потому что для нее это означало лишние хлопоты. Если кто-то до крови разбивал коленку, она прежде всего думала о том, чтобы не запачкать ковры. Настоящая мама пожалела бы своего ребенка, а Герда жалела только саму себя. Вот и вся разница.
Герда повернулась ко мне.
– Ты здесь уже девять лет! Неужели ты до сих пор не запомнила, что прежде чем браться за чистые вещи, надо мыть руки?
Щеки у меня запылали. Некоторые дети ухмылялись, так было всегда, когда Герда на меня кричала, а случалось это нередко. Я вечно забывала помыть руки.
Происходило это вовсе не потому, что я была грязнуля. Это просто улетучивалось из головы, сколько бы Герда меня ни отчитывала. Может, мои мозги устроены таким образом, что мысли о мыле в них надолго не задерживаются? Может , они созданы для мыслей о других вещах? Пока что у меня не было возможности это проверить, все силы ушли на защиту от мыльных упреков Герды.
Иногда мне казалось, что мыться так часто вовсе не обязательно. Хоть ты сто лет простоишь под душем, оттирая грязь, все равно не успеешь оглянуться, как сразу опять испачкаешься. Только высказать это Герде я никогда не решалась. Она всегда повторяла, что «по иронии судьбы» у нее на шее оказалась такая неисправимая свинья, как я. Что за ирония такая, я не очень понимаю, но любому ясно: хорошего в этом мало.
– Ну? – вопрошала она. – Неужели ты настолько глупа, что руки забыла помыть?
Я отвела взгляд, сказать было нечего.
Герда приложила руку к уху, будто не расслышала мой ответ.
– Что ты сказала, Юнна? Может, ты глупее всех остальных?
Все уставились на нас. Я прикусила губу и крепче вцепилась в простыню.
– Нет, – прошептала я.
– Э-эй! – заорала Герда, как будто она оглохла. – Мы не слышим тебя. Говори громко и четко, чтобы всем было ясно. Ты у нас дурочка?
– Нет!
– Вот это другое дело. Тогда иди, вымой руки.
Она развернулась и прокричала еще громче:
– Остальные собираются в быстром темпе! Что, весь день будете здесь трясти простынями? Толку от вас никакого!
Некоторые начали собирать простыни и подушки, чтобы занести в дом. И тут из ельника послышался тихий звук мотора. Автомобиль приближался. Дети вытянули шеи, словно охотничьи собаки, почуявшие дичь.
– А ну успокоились! – завопила Герда, но никто не посмотрел в ее сторону. Всякий раз, когда в приют приезжала машина, дети окружали ее. Все пихались и расталкивали друг друга локтями, стремясь пробраться поближе и показать себя, чтобы навсегда покинуть «Лютик». Как же мы об этом мечтали! Как нам хотелось обрести настоящий дом, настоящую маму, такую красивую, с волосами, зачесанными в пучок, и ароматом духов. Маму, которая будет волноваться из-за наших ссадин, которая крикнет: «малыш мой любимый!» и помчится за пластырем. Как мы мечтали о папе в блестящих ботинках, который побежит покупать комиксы, если ты заболеешь гриппом. Да уж, все мы хотели покинуть «Лютик», и раз у нас один лишний ребенок в приюте, то шансы становятся как никогда велики. Поэтому неудивительно, что все здорово работали локтями в те немногие разы, когда в приют кто-нибудь приезжал.
Я побежала к воротам вместе с остальными. Звук мотора становился все громче, еще немного и автомобиль будет здесь. Я встала на цыпочки, чтобы получше рассмотреть его за стрижеными головами детей…
Из леса, сделав крутой вираж, вынырнул потрепанный старенький «вольво». Он несся на дикой скорости. Еще мгновение, и машина подъехала к воротам и завернула на гравиевую дорожку. Машина с ревом объехала пару раз вокруг большого дуба, рванулась вправо, затем влево, словно никак не могла определиться, где бросить якорь. В конце концов, она затормозила, потом, сделав еще полкруга, замерла прямо перед нами.
Теперь уже не только у Арона лицо походило на яичницу-глазунью. Такое впечатление, что эта машина только что спаслась от преследований кровожадных металлоломщиков. Сзади бессильно болталась выхлопная труба, от мотора пахло гарью, а стекла были покрыты картинками и наклейками. Кузов был испещрен рыжей чешуей ржавчины, но кое-где виднелись остатки старой зеленой краски.
Я наморщила нос. Не хотелось бы мне попасть в дом к тому, кто сидел в машине – кем бы они ни был. Похоже, та же мысль вертелась в головах у остальных.
– Вот это развалюха! – крикнул Арон. – Ни за что в жизни в такую не сяду!
Герда как завороженная смотрела на свою испорченную гравиевую дорожку. Затем она перевела взгляд на машину. Дверца распахнулась.
Наружу показалась черная волосатая нога, обутая в перепачканный глиной башмак с драным шнурком. За ней тотчас показалась и другая нога, такая же толстая и косматая. Сглотнув от волнения, я вытянула шею. Не пойму, чего мне хотелось больше – остаться и посмотреть, кто же сидит внутри, или убежать отсюда подальше и спрятаться. Было что-то жуткое в этом автомобиле, такие гости у нас впервые. К нам всегда приезжали красивенькие машины.
Ручища оперлась на дверцу «вольво» и ее обладательница вывалилась наружу, пыхтя и стеная. Казалось, сердце мое на несколько мгновений остановилось в груди. Воцарилась мертвая тишина.
Это была горилла! Двухметрового роста, с животом, круглым, как бочка, черной бугристой головой, походившей на гигантскую грушу. Она была без рубашки, зато в поношенных панталонах – голубых и мятых под коленями. Горилла наклонилась и одернула штанины, так что они немного прикрыли ботинки.
Затем она скрестила лапы на груди и окинула взглядом «Лютик»: окошки на верхнем этаже, где располагалась большая спальня; земляной погреб, где хранились картошка и маринованные огурцы, вход в кухню, через который можно было пройти, если ты весь перепачканный возвращался из сада. Позади всего – кромка леса, уходящая вдаль, ели, черневшие тревожной стеной. Горилла еще немного постояла, созерцая этот пейзаж, затем перевела на нас откровенный взгляд потенциального покупателя.
Дети гурьбой хлынули к главному входу. А Герда так и осталась стоять, уставившись на Гориллу, словно на привидение. Я развернулась, чтобы помчаться следом за всеми. Сердце бешено колотилось в груди, гравий хрустел под ногами. Прочь отсюда, скорее!
Но вдруг произошло нечто странное. Я остановилась – сама не знаю, почему. Помню, как, не поворачиваясь, я подумала: «Надо срочно уйти и спрятаться подальше, как все остальные».
Но я не могла двинуться с места. Спиной я чувствовала чужой взгляд – такой долгий и пристальный, что сопротивляться было невозможно. Сама того не желая, я медленно обернулась.
И встретилась взглядом с карими глазами Гориллы. Она улыбнулась. Огромные зубы теснились во рту чуть ли не в два ряда. Она подошла ближе. Я словно окаменела.
И тут Герда грохнулась в обморок. Тихо простонав, она повалилась на спину и осталась лежать. Горилла наклонилась над ней и помахала лапами у нее над лицом. Герда тут же очнулась, вскочила и стояла пошатываясь, словно больной зяблик. Я пулей сорвалась с места и кинулась к дверям.
В большом коридоре лежали горой ботинки и сапоги. Я сбросила свою обувку и сломя голову полетела вверх по лестнице. На стенах аккуратными рядами висели старые черно-белые фотографии. В спальне стоял переполох, как в курятнике. Дети носились по комнате и орали.
Я села на свою кровать, внутри заскрипели ржавые пружины. От страха сосало под ложечкой. До чего же отвратительный взгляд у этой гориллы!
«Герда никогда не позволит ей взять ребенка, – думала я. – Никогда она не отдаст ребенка этой противной горилле».
– Ну что, Юнна, ты с ней разговаривала? – крикнул Арон из другого угла. Рядом с ним на кровати сидели двое мальчишек – два брата, которые повсюду ходили за Ароном хвостом.
– Ты что, дурак?! – крикнула я в ответ.
– Нет, – сказал Арон. – Мало ли, вдруг ты решила, что вы друг другу подходите.
Черноволосые братья заржали, глядя на него с восхищением. Одному было пять, другому шесть лет, а наглости уже хоть отбавляй.
– Заткнитесь! – проворчала я и легла, отвернувшись к стене.
Арон тотчас подбежал к моей кровати.
– Думаешь, откуда у нее такое огромное пузо? – прошептал он.
Я обернулась:
– Откуда же?
– Хи-хи! – он с довольным видом вздернул свои белесые брови. – Я о том, с чего эта горилла так растолстела.
– Понятия не имею! – ответила я. – Лучше скажи, с чего ты такой идиот?
Арон перестал лыбиться. Он задрал подбородок и вытаращился на меня:
– Уж я-то не дурак – понимаю, зачем эта мартышка сюда приехала, – многозначительно сказал он, похлопав себя по животу. – Поэтому она так разжирела. Ей нужны дети!
– Что-о? – спросила я, почувствовав, что у меня дико испуганный голос, хотя я изо всех сил пыталась это скрыть.
– Ясно, как дважды два, – сказал Арон, пожав плечами. – Представляешь, сколько денег у такой толстухи ушло бы на мясо? – Он покачал головой. – Гораздо дешевле взять ребенка из приюта.
У меня душа ушла в пятки. Но я тотчас опомнилась и хорошенько пихнула Арона в плечо.
– Кончай врать!
Арон затаил дыхание.
– Смотри, Юнна! – шепнул он. – Вон она!
– Хватит, – сказала я, и тут же заметила, что все молча смотрят в сторону двери.
Я повернулась и увидела гориллу.. Она подтянула свои застиранные панталоны. За ее спиной появилась Герда, лицо ее было красным, как помидор, а глаза метали молнии.
– Скажи спасибо, что мы с тобой тощие, – прошептал Арон. – Наверняка она выберет кого-то потолще…
– Так, – рявкнула Герда. – Почему все простыни лежат кучей во дворе, как в свинарнике? Что здесь за галдеж?
Никто не ответил. Герда перевела дух:
– Стройся! – скомандовала она.
Дети нехотя и с опаской выстроились в шеренгу. Я встала с самого края, втянула голову в плечи и попыталась выглядеть маленькой и недовольной. Коротышки с кислыми минами никому не нужны.
Герда шагнула вперед.
– А теперь улыбочка! – рявкнула она. – И будьте повежливее, когда Горил… гм, когда дама к вам обращается.
Она испуганно взглянула на Гориллу. Та смерила ее ледяным взглядом, а затем повернулась к нам. У меня колени дрожали от страха. Некоторые дети попятились, когда Горилла подошла ближе. Она была такая огромная! Лицо ее было изборождено складками, как у бывалых моряков. Шерсть поблескивала, будто ее намазали маслом.
– А ну смирно! – зашипела Герда. – Ведите себя прилично!
Она страшно нервничала. Казалось, она готова предложить Горилле себя, если никто из детей ее не устроит.
Горилла прогуливалась перед нами туда-сюда. Дойдя до меня, она остановилась. Я уставилась в пол и сгорбилась так, что спина чуть не треснула. Горилла не двинулась с места. Минуты тянулись, как вечность, стояла гробовая тишина.
– Юнна! – Герда наконец осмелилась открыть рот. Прежде чем подойти ко мне, она заискивающе посмотрела на Гориллу. – Руки у тебя грязные, как у свиньи, я же просила тебя их помыть! Может быть, у нас в «Лютике» объявили неделю свинства, а я об этом не знаю?
Горилла внимательно наблюдала за ней. Заметив это, Герда приободрилась.
– Как, по-твоему, чувствует себя дама, которая приехала нас навестить и наткнулась на такую замарашку, как ты? – рявкнула она. – Приятного мало!
Взгляд Гориллы стал озабоченным, и Герда, решившая, что та на ее стороне, продолжала выговаривать:
– Знаешь что! Придется прикрыть тебя покрывалом от греха подальше, когда к нам в следующий раз кто-нибудь приедет. Эй, а ну-ка сюда, что здесь за тряпка? Фу!
Я не знала, куда деваться. Слезы обжигали глаза, все таращились на меня, как обычно.
Герда вздохнула и подбоченилась.
– Простите великодушно, милая дамочка, – сказала она Горилле. – Между нами говоря, этот ребенок абсолютно безнадежен. Она из тех, так сказать, от кого никогда не отделаешься. Живет здесь с тех пор, как ее младенцем подбросили к нам на лестницу. За девять лет я так и не смогла ее никому всучить.
Она нагнулась ко мне:
– Слышишь? Теперь ты понимаешь, почему тебе никогда отсюда не выбраться? Ты просто упрямая грязнуля!
Герда посмотрела на Гориллу с улыбочкой, которая говорила о том, что уж они-то друг друга поняли: речь идет о безнадежно тупом ребенке. Горилла скрестила руки на своем огромном животе, затем кивнула в мою сторону:
– Я хочу ее взять, – сказала она.

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9785917592534
Аудитория:   6-8 лет
Бумага:   Офсет
Масса:   300 г
Литературная форма:   Сказочная повесть
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Черно-белые
Переводчик:   Коваленко Ксения
Отзывы Рид.ру — Меня удочерила Горилла
4.75 - на основе 8 оценок Написать отзыв
7 покупателей оставили отзыв
По полезности
  • По полезности
  • По дате публикации
  • По рейтингу
5
24.10.2015 15:20
"Меня удочерила горилла" - это повесть-сказка о приёмном родительстве для младших школьников.

"Когда мне исполнилось девять лет, меня удочерила горилла. Я не просила об этом". Так начинается повесть-сказка о том, как Юнна, девочка из приюта "Лютик" стала дочкой большой неряшливой женщины, то есть натурально гориллы. И хотя каждый раз, когда приезжает любая машина с потенциальным родителем, все 50 воспитанников всей толпой окружают машину в надежде стать тем самым счастливчиком - приемным ребёнком, от гориллы убегают все... кроме Юнны. И это решает исход дела - она отправляется жить на окраину города в грязную захламлённую дыру с разбитыми окнами, но именно там она становится счастливой и любимой дочерью, а не 51ой, а потому лишней человеко-единицей, от которой сплошные проблемы.

И сразу по ходу чтения можно много о чем с ребёнком поговорить (а книга именно для семейного чтения вслух): что такое детский приют и почему там оказываются дети, хорошо ли им там с чистоплотной, дотошной, вечно ворчащей воспитательницей Гердой, почему им так хочется найти себе новых родителей и насколько велик шанс быть усыновленным у подросшего ребёнка (а 9 лет шанс совсем невелик, особенно в нашей стране) и, конечно, стоит ли судить о людях по первому впечатлению.

А ещё надо попытаться объяснить, почему система и власть так калечат людей, что для них соответствие уставу и правилом становится важнее человеческого отношения, что ради денег и достижения своих целей они готовы на обман и подлость, почему воспитательница детского дома позволяет себе публично унижать детей и даже безнаказанно выкинуть ребёнка на свалку и об этом никогда никто не узнает (разве что обрастёт слухами и превратится в страшилку для других воспитанников "Лютика").

“— Юнна! — Герда наконец осмелилась открыть рот. Прежде чем подойти ко мне, она заискивающе посмотрела на Гориллу. — Руки у тебя грязные, как у свиньи, я же просила помыть! Может быть, у нас в «Лютике» объявили неделю свинства, а я об этом не знаю?
Горилла внимательно наблюдала за ней. Заметив это, Герда приободрилась.
— Как, по-твоему, чувствует себя дама, которая приехала навестить нас и наткнулась на такую замарашку, как ты? — рявкнула она. — Приятного мало!
Взгляд Гориллы стал озабоченным, и Герда, решив, что та на её стороне, продолжала выговаривать:
— Знаешь что? Придётся прикрыть тебя покрывалом от греха подальше, когда к нам в следующий раз кто-нибудь приедет. Ну что за кислая мина? Фу!
Я не знала, куда деваться. Слёзы обжигали глаза, все таращились на меня, как обычно.
Герда вздохнула и подбоченилась.
— Простите великодушно, милая дамочка, — сказала она Горилле. — Между нами говоря, этот ребёнок абсолютно безнадёжен. Она из тех, так сказать, от кого никогда не отделаешься. Живёт здесь с тех пор, как её младенцем подбросили к нам на лестницу. За девять лет я так и не смогла её никому всучить.”

А вообще это добрая, трогательная, немного хулиганская книга, пусть не литературный шедевр, зато с правильным терапевтическим посылом (и пропагандой книг и чтения!) и обязательно счастливым концом.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
5
11.09.2015 11:09
Самокатовская серия «Лучшая новая книжка» - это не просто гарантировано качественное издание, увлекательное чтение и приятные эмоции. Это действительно ЛУЧШАЯ НОВАЯ книжка! Издательство «Самокат» я очень люблю, уважаю и всегда с нетерпением жду новых книг. И вот такой подарок – такая здоровская история вышла на радость нам, читателям! Книга… серьезная. Не по-детски прямо серьезная, но так по – детски наивная, добрая и трогательная, что удовольствие от прочтения получат как дети, так и взрослые! Это всегда нравится мне больше – когда книги можно читать сообща, всей семьей, обсуждая прочитанное. Так от хороших книжек пользы еще больше. Так что – во всех отношениях умное, нужное и социально- полезное чтение! Которое еще и очень захватывающее, интересное, местами смешное.
Сначала пару слов об оформлении. Что ж – типично «самокатовское», одним словом! Аппетитный томик с замечательно крупным четким шрифтом, очень плотной, совершенно не просвечивающей бумагой. И с иллюстрациями…. Да – да, все те же странноватые черно – белые картинки, которыми славится большинство книг издательства. Они совершенно не из разряда тех, которыми будешь с умилением любоваться, рассматривать их по десять раз после прочтения и наслаждаться увиденным. Нет, это просто забавные картинки, немного даже страшненькие и некрасивенькие. Но очень это вписывается сюда, именно в эту книжку! Даже сложно представить этот текст с цветными красочными иллюстрациями… Так что все очень гармонично!)

Итак, это история приемной девочки. Ее удочерила Горилла. Девочка Юнна живет в детском доме. Это унылое место, где дети живут, учатся, занимаются уборкой в доме и разравниванием гравийных дорожек на улице. А еще они мечтают о доме. Очень – очень мечтают. Так, что каждое посещение приюта взрослыми расценивается как большая надежда, ради которой стоит жить, прихорашиваться и хорошо себя вести. Вот и в этот раз дети готовятся к визиту, Юнна наравне со всеми надеется, что вот сейчас все случится, вот сейчас должна измениться ее жизнь! Даааа…. Жизнь девочки изменится. Только вот совсем не так, как ей того хотелось бы. Ее удочерила Горилла. Страшная волосатая женщина, огромная, с кривыми зубами вызвала волну ужаса в приюте, все дети разбегаются в страхе перед таким монстром. И монстр делает выбор – Юнна!
Вот так вот девочка попадает на свалку. В прямом смысле – на свалку! Именно там живет Горилла. Грязноватый дом, где валяется одежда, где посуда стоит немытой, где не соблюдаются никакие приличия – можно неделями не чистить зубы и громогласно рыгать. Свалка – это бизнес Гориллы, она продает хлам, который тоннами сваливают в это место. Продажа утиля – выгодный, как оказывается, бизнес, особенно когда на помощь Горилле приходит Юнна (Не по доброй воле, разумеется!). Юнна страдает. Ей стыдно находиться рядом с Гориллой – в магазинах, в кафе, когда все рассматривают ее приемную мать с отвращением, а ее саму – с жалостью. Как же это тяжело – стесняться родительницу, пытаться ее изменить и сделать более… человечной.
Ох, много всего будет дальше. Даже рассказывать не хочется, настолько все будет интересно и закручено. И злобный дядька, пытающийся отобрать дом Гориллы, и пикник в лесу, и новые наряды, и книги – много-много книг, ведь больше всего Горилла любит читать…

Сюжет очень динамичный, язык прекрасный – простой, но не банальный. И какой важный посыл – не стоит судить людей по внешности, она – далеко не самое главное! И под волосатым, страшным обликом Гориллы может скрываться любящая, добрая душа, способная на тепло куда больше, чем порой красивые люди. Да, все это важно и нужно, учит толерантности и умению видеть большее, нежели картинка внешности. Детям нужно об этом читать, об этом нужно говорить. В этом отношении книжка понравилась мне безоговорочно и ничего, кроме восторга не вызвала. Но… Есть все же небольшое «но», которое не смогла я не заметить! Возможно, потому что воспринимала эту книжку с позиции взрослого, а не ребенка. Но, послушайте… НЕ могу понять, как можно привести усыновленного ребенка в заср… ГРЯЗНЫЙ дом, где стопы немытой посуды, где зубная щетка у девочки покрывается пылью в тумбочке и вообще…антисанитария и сплошное беее…. Ну да! В книге это совсем не важно! Или наоборот – важно, чтобы подчеркнуть первостепенность души и внутреннего прекрасного мира над обыденностью и бытом. Но это, тем не менее, бросается в глаза и вызывает недоумение. У взрослого человека, по крайней мере, точно вызовет!=) Я нисколечки не придираюсь, это так… пару слов об уведенном. Скандинавская литература всегда нас удивляет, впрочем. Но за это я и люблю ее больше всего – поразительная, порою шокирующая, равнодушным она точно не оставит! По видимому, «Самокат» считает также – больше половины авторов серии «Лучшая новая книжка» - скандинавы! Так что – ждем новых имен и новых лучших книжек!;)
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
5
15.07.2015 11:53
Только что закончили читать: прочитала сначала моя девятилетняя дочь, потом я. Книга просто влюбила в себя! Сначала я с недоверием отнеслась к персонажу мама-горилла, думала, что это сказка. А всё оказалось намного тоньше, любопытнее (горилла – это просто метафора на самого обычного человека, с которым ты только познакомился и пока ничего о нем не знаешь, он для тебя – горилла гориллой). Книжка оказалась ужасно озорная и трогательная! Не могу не отметить качество перевода. Дочь сказала: отличная история, отнесу почитать друзьям (это ее лучшая похвала для книги). После чтения с интересом обсудили с ней темы внешности и души, сближения, значение мнения окружающих. Спасибо издательству «Самокат» за таких прекрасных новых авторов!
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
5
11.07.2015 00:03
"Когда мне исполнилось девять лет, меня удочерила горилла. Я не просила об этом" - так начинается удивительная история о девочке Юнне, которой, как снег на голову, свалилась новая мама. Казалось бы, надо радоваться - ведь когда твоя болезнь - это лишь новые траты и хлопоты, а косички тебе плетут вовсе не для красоты, а чтобы вши не забрались, желание оказаться дома с любящей семьей становится самой заветной мечтой. Но что делать и как быть, если твоя новая мама не ходит в идеально выглаженном платье с красивой прической, источая аромат фиалок, а жуткая на вид лохматая Горилла, разгуливающая в одних панталонах. И еще не ясно, может, она вообще людоедка какая-нибудь, и бедная сиротка ее интересует исключительно в гастрономических целях.
Но верно говорят, что с лица воду не пить. Внешность обманчива, и за устрашающим обликом у Гориллы скрыто горячее сердце, полное материнской любви и заботы. И маленькая Юнна поймет это, а читатель проследит за тем, как стыду, страху и отвращению на смену придут нежность и любовь.
"Меня удочерила Горилла" - невероятная трогательная история, сюжет которой интригует не хуже любого детектива.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
5
09.07.2015 20:37
Захватывающая,отчасти детективная, и вместе с тем трогательная и наполненная нежностью и любовью история необыкновенных отношений между маленькой девочкой Юнной и Гориллой. Эта книга поистине удивительна своим форматом - она напоминает детскую фантазию, которая разрослась в целую повесть. Ребенок родился и вырос в приюте, его желание - уйти из этого жуткого царства чистоты,но главное - попасть к хорошим родителям, к маме "с высоким пучком и ароматом духов" и к папе "в блестящих ботинках". Страх ребенка, выросшего без родителей - остаться в детском доме "пока не исполнится шестьдесят лет" или попасть в плохую семью. На первый взгляд кажется, что Горилла - образ той самой "нехорошей" семьи,страшный, неопрятный и злой родитель, который съедает детей. Но чем дальше, тем яснее становится, что детские страхи о родителе-чудовище развенчиваются, и на замену приходит ощущение счастья и уюта жизни маленькой семьи девочки и Гориллы. История их жизни наполнена трудными испытаниями, среди которых главным становится непринятие их как семьи - страшная горилла и чумазая девочка вызывают неприязнь у всех, от прохожих до проверочной комиссии по усыновлению.
Можно сказать, что это книжка о тех самых "других семьях", но вместо ребенка-инвалида или однополой пары здесь Горилла, фантастическое, более близкий сознанию ребенка образ, и история, лучше слов показывающая судьбу таких семей. А вместе с увлекательным сюжетом и счастливым концом получается очень приятное и полезное чтиво!
Нет 0
Да 1
Полезен ли отзыв?
5
08.07.2015 19:55
Приют с говорящим названием «Лютик», наверное, можно было бы переименовать в Королевство Чистоты или Чистоплюйства, но воспитательница Герда — вот забавно! — скорее напоминает о Царстве Снежной королевы.
Все в приюте должно быть чисто и правильно. Никто не должен болеть (столько хлопот с больными детьми!), всегда нужно мыть руки (грязными руками за простыни — как можно!), да еще и детей в приюте 51 человек вместо положенных пятидесяти.
А еще грядет проверка, и что делать? Кто окажется тем самым лишним ребенком?
Впрочем, от такого потрясения и Герду, и Юнну спасает Горилла. Настоящая такая Горилла в одним панталонах, разъезжающая на стареньком «Вольво». Спасает ли? Юнна в ужасе, остальные дети в ужасе, и Герда — тоже, что характерно.
На самом деле, я всю книгу гадала: правда ли это Горилла, или автор просто взял образ, который ярко отличает Гориллу от всех остальных? Впрочем, в любом случае, перед нами история... даже не столько девочки, которая вынуждена жить с кем-то, совершенно непохожим на других «нормальных» людей, но история о том, что мы очень часто отвергаем тех, кто не похож на нас, не берясь присмотреться к таким Гориллам. Конечно, Юнна ребенок, она проще и легче все воспринимает и принимает новую маму-подружку, наверное, вопреки всему — в итоге, но окружающая действительность вмешивается в сказку беспардонно, грохоча тяжелыми сапогами.
Впрочем, это все-таки сказка, а в сказках добро всегда побеждает зло... Даже если эта победа для кого-то будет похожа на вынужденное отступление. Но иногда оно и к лучшему.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
5
07.07.2015 11:58
В приюте «Лютик» всё идеально – простыни чисты, выровнена гравийная дорожка, сверкают стены и пол. Изо дня в день воспитанники наводят этот лоск, но жизнь их от этого не становится ни более уютной, ни менее одинокой. Когда для директрисы болезнь одного из них значить лишь новые траты и хлопоты, а пораненная нога в первую очередь представляет угрозу опрятности ковра, желание найти семью многократно увеличивается. И Юнне везёт, однако совершенно невозможно представить, чтобы Горилла могла быть хорошим родителем, да и отдают-то девочку наспех, накануне проверки, как «лишнего» ребёнка, превышающего норму для приютов. Для окружающих Горилла - чудовище, совершенный людоед, а если и личность, то маргинальная, опасная, а она оказывается человечнее многих. Пусть у неё разваливающийся «Вольво», огромный бардак в доме, но кто знает, что она больше всего любит читать? Что её дом хотят снести для постройки крупнейшего бассейна в Северной Европе? С детства её стыдятся и прогоняют, потому что она «не такая», но не от людей, а от Гориллы Юнна узнаёт, что такое забота, уважение, благородство, верность слову. Это яркая, глубокая и остроумная книга, отлично переведённая помимо прочего.
Нет 0
Да 0
Полезен ли отзыв?
Отзывов на странице: 20. Всего: 7
Ваша оценка
Ваша рецензия
Проверить орфографию
0 / 3 000
Как Вас зовут?
 
Откуда Вы?
 
E-mail
?
 
Reader's код
?
 
Введите код
с картинки
 
Принять пользовательское соглашение
Ваш отзыв опубликован!
Ваш отзыв на товар «Меня удочерила Горилла» опубликован. Редактировать его и проследить за оценкой Вы можете
в Вашем Профиле во вкладке Отзывы


Ваш Reader's код: (отправлен на указанный Вами e-mail)
Сохраните его и используйте для авторизации на сайте, подписок, рецензий и при заказах для получения скидки.
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить