Дело не в размере Дело не в размере В первый день весеннего семестра у помощницы директора студенческого общежития Хизер Уэллс появилось много поводов для беспокойства. Одна из девушек колледжа потеряла голову, причем в буквальном смысле... Тело убитой загадочно исчезло. Перепуганные студенты... Полная неразбериха в личной жизни: бывший жених настаивает, чтобы Хизер присутствовала на его свадьбе... долго отсутствовавший отец намеревается наладить отношения и даже пожить у дочери... любимый мужчина никак не поймет, что она - девушка его мечты... Но хуже всего, что Хизер начинает собственное расследование убийства. Ироничный детектив, продолжение книги \"Я не толстая\". АСТ 978-5-17-054628-2
69 руб.
Russian
Каталог товаров

Дело не в размере

Дело не в размере
  • Автор: Мэг Кэбот
  • Твердый переплет. Плотная бумага или картон
  • Издательство: АСТ
  • Год выпуска: 2008
  • Кол. страниц: 318
  • ISBN: 978-5-17-054628-2
Временно отсутствует
?
  • Описание
  • Характеристики
  • Отзывы о товаре
  • Отзывы ReadRate
В первый день весеннего семестра у помощницы директора студенческого общежития Хизер Уэллс появилось много поводов для беспокойства. Одна из девушек колледжа потеряла голову, причем в буквальном смысле... Тело убитой загадочно исчезло. Перепуганные студенты... Полная неразбериха в личной жизни: бывший жених настаивает, чтобы Хизер присутствовала на его свадьбе... долго отсутствовавший отец намеревается наладить отношения и даже пожить у дочери... любимый мужчина никак не поймет, что она - девушка его мечты... Но хуже всего, что Хизер начинает собственное расследование убийства. Ироничный детектив, продолжение книги "Я не толстая".
Отрывок из книги «Дело не в размере»
Мэг Кэбот Дело не в размере
1

Бармен, детка, сгусток секса,

Не тверди мне: «Что с тобой?»

– Проводи меня домой.
Без названия. Автор Хизер Уэллс

Парень за стойкой внимательно разглядывал меня.

Он ничего. Для двадцатилетнего бармена. Могу поспорить – играет на гитаре, бренчит ночами напролет, как и я. Я поняла это по легким теням, залегшим под длинными ресницами зеленых глаз, и по завиткам светлых волос, торчащих в разные стороны. Такое бывает, только когда нет времени принять перед работой душ, потому что, как обычно, просыпаешься слишком поздно.

– Что будете заказывать? – спрашивает он и пристально смотрит на меня, не скрывая причины такого внимания: «Я изучаю тебя».

Я понимаю, что он разглядывает меня только потому, что я – единственная в очереди.

Впрочем, почему бы и нет? Я хорошо выгляжу. Точнее, та часть меня, которая торчит из объемной зимней одежды. Сегодня утром я тщательно накрасилась (в отличие от юноши-бармена мне приходится замазывать темные круги под глазами тональным кремом), а под курткой совсем не видны те два или, ладно уж, четыре килограмма, которые я прибавила во время каникул. Кто же в Рождество считает калории? Или в Новый год? Или сразу после Нового года, когда в магазинах распродажи рождественских сладостей? Еще полно времени, чтобы к купальному сезону привести себя в форму.

Хорошо, признаюсь, что вот уже пять или шесть лет даю себе слово похудеть, но даже не пытаюсь его сдержать. Хотя кто знает? Может, в этом году? У меня как раз осталось два отгула с октября, когда я была на испытательном сроке. Я могла бы съездить в Канкун. На выходные.

Ну и что из того, что я на пять или даже на шесть лет старше этого юноши-бармена? Я уже это поняла.

– Большой стакан кофе-мокко, – заказала я.

Вообще-то я против пенистых напитков с шапочкой взбитых сливок, но сегодня первый учебный день весеннего семестра (весеннего, заметьте!), а на улице собачий холод, метеорологи предсказывают снежную бурю. Купер с утра исчез (как всегда, в неизвестном направлении), не включив кофеварку, а моя собака Люси отказалась выходить на улицу из-за холода (это означает, что по возвращении меня ждет неприятный сюрприз), И МНЕ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО нужен хоть какой-то допинг, чтобы не чувствовать себя такой несчастной.

По-моему, пять баксов, которые я вбухала в стаканчик кофе, делают его практически золотым.

– Один большой стакан кофе-мокко. Сейчас будет готов, – сказал бармен, направляя в стакан одну из многочисленных трубочек.

Он сделал это так, будто держал в руках пистолет, словно преступник в классическом вестерне.

О, да. Он наверняка играет на гитаре. Интересно, он тоже, как и я, пишет песни, которые никогда не будут исполняться со сцены? И, как я, зарывает в землю свой сочинительский талант?

Нет, скорее всего, он выступает на сцене, перед публикой. С первого взгляда видно.

– Соевое или обезжиренное? – спросил он.

О господи, неужели я должна первый рабочий день после отпуска отметить обезжиренным молоком? Или соей? Соей?!

– Добавьте, пожалуйста, цельного молока, – сказала я.

Чуть позже мне станет лучше, и на обед я возьму куриную грудку с салатом или капельку охлажденного йогурта…

Если только у Магды не найдется батончика «Дав»…

– Знаете, – сказал юноша-бармен, – по-моему, я вас где-то видел.

– О… – ответила я и зарделась от удовольствия.

Он меня помнит! Он ежедневно видит сотни, а может, и тысячи жителей Нью-Йорка, жаждущих получить дозу кофеина, но помнит меня! К счастью, на улице было так холодно, а в кафе так жарко, что мой румянец можно было принять за следствие перегрева.

– Я живу и работаю по соседству, – сказала я. – Все время здесь кручусь. – Это не совсем правда: мой бюджет настолько мал (у меня совсем небольшая зарплата), что в нем не предусмотрено ни одного стаканчика кофе, кроме тех, что я в любое время могу взять бесплатно в столовой колледжа.

Только в кофейных автоматах колледжа нет сиропа мокко. И взбитых сливок. Мы пытались ставить в столовой баллончики со сливками, но студенты предпочитали украшать сливками своих друзей и недругов.

– Нет, – возразил бармен, покачав кудрявой головой. – Не поэтому. Вам не говорили, что вы очень похожи на Хизер Уэллс?

Я взяла у него стакан. Что я должна ответить? «Да, действительно… потому что я и есть Хизер Уэллс». Потом он вцепится в меня как клещ из-за моих якобы обширных связей в музыкальной индустрии. (А у меня их нет. Я боюсь опозориться перед публикой).

Может, лучше рассмеяться и сказать: «С чего вы это взяли?» А позже, когда мы начнем с ним встречаться, он узнает, что я – Хизер Уэллс. Возможно, мне и удастся какое-то время скрывать от него это, но так или иначе он все равно узнает мое настоящее имя. Хотя бы на таможне по дороге из Канкуна. Или даже во время брачной церемонии…

Я решила ответить: «Правда?»

– На сто процентов, если бы вы слегка похудели, – сказал бармен с улыбкой. – Так что у вас есть шанс. Не упускай те его!

Не могу взять в толк, зачем весь город так тщательно готовится к предсказанной снежной буре? Зачем пригонять такое количество грузовиков с солью и песком, под которыми можно полностью похоронить всю Десятую улицу? Зачем скупать в магазинах весь хлеб и все молоко? Зачем показывать по телевизору только репортажи о грядущем буране? Лишь торговцы наркотиками работают в обычном режиме, слоняясь по парку Вашингтон-сквер.

Вот яркое свидетельство того, как много мы, американцы, еще не знаем о тяжелой доле рабочих-иммигрантов.

Вот они стоят вдоль боковой дорожки и перекусывают лепешками, прихваченными из дома. Поскольку в это утро жителям Нью-Йорка было обещано выпадение огромного количества снега, мимо торговцев проходит очень мало людей, но вслед тем, кто все-таки проходит, несутся щедрые обещания райского наслаждения. Впрочем, все их предложения единодушно отклоняются. Когда торговцы увидели, что я направляюсь в их сторону, они специально для меня любезно стали перечислять предлагаемый ассортимент.

Я бы посмеялась, если бы не была так сердита на бармена. Ко всему прочему, эти парни пристают ко мне всякий раз, когда я выхожу из дома. По-видимому, им неважно, что я ни разу у них ничего не купила. Они лишь пожимают плечами, будто я вру, сообщая, что единственным искусственным стимулятором, который я употребляю, является кофеин. Как грустно.

А ведь это правда. Бутылочка пива, выпитая по случаю, – единственное доступное мне приключение.

Светлого пива, разумеется. Девушка должна следить за фигурой.

– Что ты думаешь по поводу всей этой белой гадости, которая должна просыпаться с неба на наши бедные головы, Хизер? – вежливо спросил меня один очень любезный парень-торговец по имени Реджи.

– Все лучше той гадости, которую ты и твоя свора пытаетесь втюхать прохожим, Реджи, – с ужасом услышала я свой грубый ответ.

Господи, да что со мной такое? Обычно я очень вежлива с Реджи и его коллегами. Не стоит враждовать с местными торговцами наркотиками.

Да, но обычно юноша-бармен не обзывает меня толстой.

– Эй, детка, – насупился Реджи. – Почему ты меня оскорбляешь?

Как он прав! Нельзя называть Реджи и его друзей сворой.

– Прости, Реджи, – раскаялась я. – Ты прав. Просто вот уже девять месяцев, как ты каждый день встречаешь меня у дома, и девять месяцев я отвечаю тебе – нет. Или ты рассчитываешь, что я вдруг превращусь в любительницу кокаина?

– Хизер, – вздохнул Реджи, глядя на тяжелые сизые облака над головой, – я – бизнесмен. Какой из меня будет толк, если я позволю пройти мимо молодой женщине, которая переживает не самый простой период в жизни и которой в любой момент может потребоваться доза бодрости?

И в качестве иллюстрации к сказанному Реджи достал последний номер «Нью-Йорк пост» и открыл газету на первой странице. Там огромными четырехсантиметровыми буквами было напечатано: «Все еще на коне». Заголовок шел прямо поперек черно-белой фотографии моего бывшего жениха рука об руку с его «конем», невестой, поп-дивой Таней Трейс.

– Реджи, – сказала я, сделав спасительный глоток кофе.

Но лишь потому, что замерзла. Кофе я больше не хотела, ведь он впитал в себя запах бармена. Или мне все еще хотелось взбитых сливок? Они, вообще-то, полезные, потому что относится к молочным продуктам, а молочные продукты являются важной частью сбалансированного питания в утреннее время.

– Ты что, решил, что я сижу и целыми днями мечтаю, как бы мне вновь воссоединиться с моим бывшим? Это абсолютно не так.

На самом деле, я целыми днями мечтаю, как бы мне соединиться с братом моего бывшего, который оказался невосприимчивым к моим чарам. Но зачем об этом знать местному торговцу наркотиками?

– Прости, Хизер, – сказал Реджи, складывая газету. – Просто я подумал, что ты захочешь узнать. Сегодня по первому каналу сказали, что церемония венчания назначена на субботу и пройдет в соборе Святого Патрика, а после церемонии состоится прием в «Плазе».

– Реджи, – изумилась я, – ты смотришь первый канал?

Реджи слегка оскорбился.

– Только метеопрогноз перед работой, как и любой житель Нью-Йорка.

Ух ты! Как мило! Он смотрит прогноз погоды перед тем, как выйти торговать наркотиками на угол моей улицы!

– Реджи, – сказала я, все еще находясь под впечатлением, – прими мои извинения. Я восхищаюсь твоим призванием. Ты не только не позволяешь силам природы помешать твоей работе, но и находишься в курсе всех местных сплетен. Пожалуйста, продолжай в том же духе и не прекращай своих попыток продать мне наркотики.

Реджи улыбнулся, продемонстрировав все свои зубы, большинство из которых было в нарядных золотых коронках.

– Спасибо, детка, – сказал он так гордо, будто я только что оказала ему королевские почести.

Я улыбнулась ему и потащилась на работу. Хотя, строго говоря, слово «потащилась» тут не совсем подходит. Я живу в двух шагах от работы, что очень здорово, так как я с трудом просыпаюсь по утрам. Если бы я жила на Парк-Слоп или в Верхнем Вест-Сайде, мне ежедневно пришлось бы добираться до работы на подземке, вот ужас-то (хотя, если бы я действительно жила в районе Парк-Слоп или в Верхнем Вест-Сайде, мне бы по закону полагалось иметь детей, так что все к лучшему). По-моему, мне просто повезло. Я с трудом осилила кофе. После праздничных вечеринок, на которые я ходила, я так и не смогла влезть в свои любимые брюки-стрейч двенадцатого размера.

Плевать, что мой бывший женится на красотке, которая входит в список пятидесяти самых красивых людей, по мнению журнала «Пипл», а у мена нет даже собственного автомобиля, не говоря уже о доме.

Зато мне повезло поселиться в бесплатной квартире на верхнем этаже потрясающего особняка и найти работу в самом крутом городе мира.

Ну и пусть я работаю помощницей директора студенческого общежития Нью-Йорк-колледжа, чтобы сдать экзамен на бакалавра.

Пусть у меня возникли некоторые проблемы с поступлением в Школу искусств и науки из-за низких оценок. Настолько низких, что декан отказывается зачислить меня, пока я не сдам курс математики за среднюю школу, хотя я пыталась ей внушить, что вместо арендной платы веду счета одному очень симпатичному частному детективу и еще ни разу, насколько я помню, не сделала ни одной ошибки.

Бесполезно ждать от бездушной бюрократки, что она будет относиться к тебе как к личности.

Вот такая я, двадцати девяти лет от роду, впервые в жизни изучающая методы Фойля (должна сказать, что очень сложно представить ситуацию, в которой они бы мне пригодились!).

Да, я допоздна пишу песни, хотя прекрасно знаю, что при такой жизни мне никогда не найти исполнителя, который споет их со сцены.

И все-таки. Я добираюсь до работы две минуты и частенько вижу хозяина особняка (к которому давно неровно дышу) в одном полотенце, когда он перебегает из ванной в комнату в поисках чистых джинсов.

Так что жизнь не так уж и плоха. Если не брать во внимание юношу-бармена.

Но проживание в непосредственной близости от работы имеет и отрицательные стороны. Мне бесцеремонно звонят домой по самым незначительным поводам, типа засорившегося туалета или шума у соседей. И только потому, что живу в двух шагах от работы, я вынуждена улаживать проблемы, которые находятся в компетенции моего начальника, живущего прямо в здании общежития.

И все-таки мне нравится моя работа. Мне даже нравится мой новый шеф – Том.

Когда я пришла в Фишер-холл, Тома еще не было, и я немного расстроилась, но вовсе не потому, что некому оценить, что я пришла на работу раньше половины десятого. Только охранник Пит висел на телефоне и пытался выяснить, почему одного из его пятерых детей оставили после уроков.

Наша лаборантка-студентка, сидящая за стойкой в приемной, не подняла головы, когда я проходила мимо. Она погрузилась в журнал «Ю-Эс-Уикли», который стащила из чьей-то почты. (На обложке – Джессика Симпсон. Снова. Она и Таня Трейс плечом к плечу специально для этого таблоида.)

Свернув за угол и пройдя лифтовые холлы, я заметила перед кабинетом директора очередь студентов. Ну да, сегодня не только первый учебный день весеннего семестра, но и день возвращения после зимних каникул. Многие приехали только что.

И когда Шерил Хебиг – второкурсница, тщетно пытающаяся поменяться комнатой по причине того, что она – убежденный член команды поддержки, а ее теперешняя соседка – гот, презирающий школьные порядки и частенько ворующий у нее меховое боа, – вскочила с голубого дивана перед дверью в мой кабинет и закричала: «Хизер!» – я поняла, что сегодня утром меня ожидает та еще головная боль.

Хорошо хоть по дороге подкрепилась стаканчиком кофе!

Остальные студенты, каждого из которых я знала по имени, – они частенько приходили ко мне улаживать конфликты с соседями по комнате, – расселись на холодном мрамор ном полу, поскольку диван был двухместным. Я знала, чего они ждут. Я знала, чего они хотят.

И это мне не нравилось.

– Ребята, – обратилась я к ним, доставая из кармана ключи, – я уже сто раз говорила. Никаких переселений, пока не приедут студенты, переведенные в наш колледж. Потом посмотрим, что осталось.

– Это несправедливо, – заныл худенький мальчик с огромными наушниками на голове. – С какой стати все свободные места достанутся этим придуркам? Мы первые приехали.

– Мне очень жаль, – сказала я.

И это была правда, ведь если бы я могла их всех переселить, мне бы больше не пришлось выслушивать возмущенные вопли.

– Но вам нужно подождать, пока они не зарегистрируются. Потом, если останутся свободные места, вы сможете переехать. Подождите до понедельника, и тогда станет ясно, кто зарегистрировался, а кто – нет.

Мои слова заглушил всеобщий стон.

– До следующего понедельника я не доживу, – заверил один студент другого.

– Или не доживет мой сосед, – ответил тот, – потому что до понедельника я его убью.

– Убивать соседей по комнате запрещено, – проговорила я, входя в кабинет и включая свет. – И себя, кстати, тоже. Потерпите до следующей недели.

Большинство, ругаясь, ушло восвояси. Только Шерил нырнула в кабинет за мной следом, притащив с собой похожую на мышку девушку.

– Хизер, – снова сказала она. – Привет. Помнишь, ты говорила: если я найду кого-нибудь, кто согласиться поменяться со мной местами, то смогу переехать? Так вот, я нашла. Это моя подруга, соседка Линдси, Энн. Она сказала, что не возражает против переезда.

Я стащила с себя куртку и повесила ее на ближайший крючок. Опустившись в кресло, я посмотрела на Энн, которая, по всей видимости, была простужена и непрерывно сморкалась в насквозь промокший одноразовый платочек. Я протянула ей коробку с салфетками.

– Ты хочешь поменяться местами с Шерил, Энн? – спросила я, чтобы быть абсолютно уверенной.

Неужели кто-то может добровольно переселиться к человеку, который перекрасил стену над своей кроватью в черный цвет?

Хотя, наверное, и соседку Шерил не могло не раздражать, что часть комнаты украшена бесчисленными анютиными глазками, которые являлись эмблемой школы.

– Наверное, да, – безучастно проговорила Энн.

– Она хочет, – сияя, подтвердила Шерил. – Правда?

Энн пожала плечами и снова повторила:

– Наверное, да.

Я подумала, что Энн заставили согласиться на переезд.

– Энн, – сказала я, – а ты видела соседку Шерил, Карлу? Ты знаешь, что она… любит черный цвет?

– А… – догадалась Энн, – да, конечно. Она помешана на всем готическом. Я в курсе. Все в порядке.

– А… – попыталась я найти правильное слово, – змея?

– Все, что угодно. – Она посмотрела на Шерил. – Не обижайся, но лучше уж жить со змеей, чем с членом команды поддержки.

Шерил, ничуть не обидевшись, подмигнула мне.

– Видите? – сказала она. – Мы можем оформить наш переезд прямо сейчас? Потому что мой папа приехал специально, чтобы мне помочь, он хочет вернуться в Нью-Джерси до того, как начнется буран.

Я достала бланки и невольно пожала плечами, совсем как Энн. Наверное, это заразно.

– Хорошо. – Я протянула им бланки, которые следовало заполнить.

Оставить заявку на описание
?
Штрихкод:   9785170546282
Аудитория:   18 и старше
Бумага:   Газетная
Масса:   320 г
Размеры:   208x 133x 20 мм
Оформление:   Тиснение цветное, Частичная лакировка
Тираж:   4 000
Литературная форма:   Роман
Сведения об издании:   Переводное издание
Тип иллюстраций:   Без иллюстраций
Переводчик:   Кононенко Евгений
Отзывы
Найти пункт
 Выбрать станцию:
жирным выделены станции, где есть пункты самовывоза
Выбрать пункт:
Поиск по названию улиц:
Подписка 
Введите Reader's код или e-mail
Периодичность
При каждом поступлении товара
Не чаще 1 раза в неделю
Не чаще 1 раза в месяц
Мы перезвоним

Возникли сложности с дозвоном? Оформите заявку, и в течение часа мы перезвоним Вам сами!

Captcha
Обновить
Сообщение об ошибке

Обрамите звездочками (*) место ошибки или опишите саму ошибку.

Скриншот ошибки:

Введите код:*

Captcha
Обновить